Библиографическое описание:

Саламатова Е. И., Сидорова Н. В. Понятие и правовая природа уголовно-процессуального иммунитета [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 74-76.

Легальное определение термина «иммунитет» в российском законодательстве отсутствует, что вызывает много вопросов о сущности и природе данного понятия. Усложняется это тем, что и ученые-юристы не пришли к единому мнению относительно трактовки данного правового феномена.

Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 27.12.2012 № 34-П «По делу о проверке конституционности положений пункта «в« части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» затрагивает понятие «иммунитет», однако толкования ему не дает, а отождествляет его с термином «неприкосновенность».

Термин «иммунитет» происходит от латинского слова «immunitas» — освобождение от чего-либо, и означает исключительное право не подчиняться некоторым общим законам, предоставленное лицам, занимающим особое положение в государстве [11, с. 244].

Кузнецов В. В. дает следующее определение иммунитету: это общеправовой термин, означающий освобождение определенного круга субъектов права из-под действия общих норм [6, с. 111].

Красильников А. В. определяет иммунитет как специальные нормы права, устанавливающие требование об изъятии отдельных категорий лиц, обладающих достаточной праводееспособностью для реализации общей отраслевой право-субъектности, из сферы действия соответствующей отрасли права и прекращении (разрыве) конкретного правоотношения возникшего в связи с юридическим фак-том при участии указанных лиц [5, с. 5]. Он также поясняет, что реализация иммунитета не улучшает правовое положение субъекта правоотношения, а прекращает (разрывает) конкретное правоотношение, возникшее по поводу юридического факта, и изымает лицо из сферы действия соответствующей отрасли права либо юрисдикции государства в целом [5, с. 11]. С данной точкой зрения нельзя согласиться по следующей причине. К примеру, свидетель, реализуя свой иммунитет, отказывается от дачи показаний против близкого родственника, но данный отказ не влечет за собой прекращения уголовно-процессуальных отношений, лицо продолжает оставаться в статусе свидетеля по уголовному делу, а значит, уголовно-процессуальные нормы по-прежнему распространяют своё действие на данные отношения.

Полагаем, что некоторые авторы, например, В. Е. Чиркин, Ю. А. Юдин, в своих трудах [10, с. 564] ошибочно отождествляют понятие «иммунитет» с правовой неприкосновенностью. К примеру, обвиняемый по уголовному делу не обладает таким свойством как правовая неприкосновенность (в отношении него не установлено особых правил привлечения к уголовной ответственности и проведения определенных следственных действий), но он вправе не свидетельствовать против себя, то есть отказаться от дачи показаний на законных основаниях. Ввиду этого, иммунитет и правовая неприкосновенность не являются эквивалентными понятиями, иммунитет включает в себя неприкосновенность как один из его элементов.

Чтобы раскрыть правовую природу уголовно-процессуального иммунитета, необходимо, в первую очередь, соотнести его с такими понятиями, как «льгота» и «привилегия». Являются ли данные понятия тождественными, или они различны, или же одно из них включает другое? Юридическая литература не дает нам однозначного ответа на данный вопрос. Так, Ф. А. Агаев, В. Н. Галузо в своей работе утверждают, что под иммунитетом (они приводят пример дипломатического иммунитета) необходимо понимать освобождение от юрисдикции государства, в то время как привилегии есть дополнительные льготы и преимущества [2, с. 10–11]. При этом они указывают, что допустимо определять иммунитет как включающее в себя и привилегии.

Малько А. В., наоборот, считает, что иммунитет есть разновидность привилегий, которые в свою очередь являются разновидностью льгот, причем привилегии имеют воплощение в положительных льготах, тогда как иммунитет проявляет себя в виде отрицательных льгот [3, с. 65]. В данном определении автор противоречит сам себе, если иммунитеты являются отрицательными льготами, как они могут быть разновидностью положительных льгот (привилегий)?

Согласно Толковому словарю русского языка, привилегия происходит от латинского слова «privilegium», что означает преимущественное право, льгота [8, с. 588]. Привилегии всегда связаны с предоставлением лицу дополнительных преимуществ, они создают режим наибольшего благоприятствования, тогда как иммунитет освобождает лицо от определенных обязанностей или предоставляет право не подчиняться общим законам государства. С нашей точки зрения, главное отличие иммунитета от привилегии заключается в том, что иммунитет есть исключение из общих правил, тогда как привилегия, не изменяя общего правила, предоставляет дополнительные преимущества отдельным категориям лиц. Также необходимо отметить, что иммунитет устанавливает определённые изъятия только в сфере реализации юридической ответственности, тогда как привилегии могут подразумевать и иные материальные и социальные блага.

Становление и развитие института уголовно-процессуального иммунитета было обусловлено многими социально-историческими детерминантами. Предпосылками установления процессуального иммунитета, является, во-первых, существовании в обществе таких социальных норм, как норм морали, которые обеспечивают охрану института семьи и определенные личные отношения между субъектами, во-вторых, признание общепризнанных принципов и норм между-народного права составной частью правовой системы Российской Федерации, и в-третьих, необходимость обеспечить некоторым категориям лиц возможность эффективно выполнять возложенные на них полномочия, обеспечить повышенную охрану законом соответствующего субъекта.

Иммунитет является сложным правовым феноменом и включает в себя такие категории как правовая неприкосновенность и неответственность [9, с. 26]. Правовая неприкосновенность подразумевает под собой усложненный порядок привлечения к ответственности (например, особый порядок возбуждения дела, заключения под стражу в отношении судьи). «Неответственность» включает в себя освобождение определенных лиц от выполнения юридических обязанностей (свидетельский иммунитет) или от ответственности (индемнитет).

Устанавливая процессуальный иммунитет, законодатель делает некое отступление от общеправового принципа равенства всех перед законом и судом, но данное отступление нельзя расценивать как дискриминацию, так как, во-первых, данное отступление предусматривается Конституцией РФ, нормами международного права, федеральными конституционными законами, федеральными закона-ми, во-вторых, иммунитет характеризует специальный статус лица, а не носит персонифицированный характер, и, в-третьих, установление иммунитета служит публичным интересам, обеспечивает возможность выполнять указанными лицами надлежащим образом свои обязанности [7, с. 38–39].

Дементьев И. Д. высказывает мысль, что уголовно-процессуальный иммунитет следует отграничивать от других исключений, схожих с них. К ним он относит производство по делам несовершеннолетних и применение принудительных мер медицинского характера. Главным отличием И. Д. Дементьев называет то, что «исключительные производства либо связаны с психофизиологическими особенностями человека (несовершеннолетних, душевнобольных), либо требуют ускоренного, упрощенного судопроизводства в случаях совершения малозначительных преступлений». В то время как иммунитет «имеет место тогда, когда исключения из общего порядка уголовного судопроизводства не вытекают из рассмотренных обстоятельств и не зависят от психофизиологических аспектов личности» [4, с. 13–14].

На основании вышеизложенного можно дать следующее определение уголовно-процессуальному иммунитету. Иммунитет в уголовном процессе — это самостоятельный правовой институт, представляющий собой совокупность процессуальных норм, связанных с установлением определенных изъятий из общего порядка уголовного судопроизводства в отношении отдельных категорий лиц, указанных в законах или международных актах.

Иммунитет ни в коем случае нельзя рассматривать как препятствие для привлечения лица к установленной законом ответственности или как возможность избежать ее. Закон, практически в отношении всех категорий лиц, обладающих иммунитетом, предусматривает механизм преодоления «барьеров», препятствующих привлечению лица к уголовной ответственности, то есть, иммунитет является преодолимой преградой для применения к лицу мер, ограничивающих права личности.

Литература:

1.                  По делу о проверке конституционности положений пункта «в« части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы: постановление Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2012 г. № 34-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 1. Ст. 78.

2.                  Агаев Ф. А. Иммунитеты в российском уголовном процессе: Монография / Ф. А. Агаев, В. Н. Галузо. — М.: ТЕИС, 1998. — 135 с.

3.                  Большой юридический словарь / под ред. А. В. Малько, М.: Проспект, 2009. — 502 с.

4.                  Дементьев И. Д. К вопросу о понятии уголовно-процессуальных иммунитетов / И. Д. Дементьев // Российский следователь. — 2008. — № 10. — С. 11–14.

5.                  Красильников А. В. Уголовно-процессуальные привилегии отдельных категорий лиц: автореф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.09 / А. В. Красильников. — Академия управления МВД России. — М., 2006. — 22 с.

6.                  Кузнецов В. В. Юридический словарь / В. В. Кузнецов. — 2-е изд. — Ростов на Дону: Феникс, 2010. — 314 с.

7.                  Мельников В. Ю. Гарантии прав личности в уголовном процессе / В. Ю. Мельников // Российский судья. — 2008. — № 3. — С. 36–39.

8.                  Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1999. — 944 с.

9.                  Сопельцева Н. С. Понятие правового иммунитета в российском законодательстве / Н. С. Сопельцева // Вестник Челябинского университета. Сер. 9. Право. — 2003. — № 2. — С. 22–28.

10.              Сравнительное конституционное право / В. Е. Чиркин [и др.]. — М.: Манускрипт, 1996. — 729 с.

11.              Юридический словарь / под ред. А. Н. Азрилияна. — 2-е изд. — М.: Институт новой экономики, 2009. — 1152 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle