Библиографическое описание:

Палатурьян Г. Г. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон — проблемы применения на практике [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 109-113.

Примирение с потерпевшим — существующий в уголовном праве многих государств мира институт, предполагающий освобождение от ответственности либо значительное смягчение наказания преступнику, достигнувшему с потерпевшим соглашения о примирении (как правило, предполагающего возмещение причинённого вреда). Соответствующие положения могут содержаться как в уголовном, так и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Согласно словарю Даля В. И. слово «примирять» означает прекратить ссору или тяжбу, согласить обе стороны, подружить; мириться взаимно, заключать мир.

Данный вид освобождения от уголовной ответственности известен с глубоких времен. О нем указывалось в Псковской Судной грамоте, Соборном Уложении 1649г., Воинских артикулах Петра I и других нормативно-правовых актах. Не во все исторические эпохи гражданское и уголовное законодательство дифференцировали понятие примирения сторон.

В Русской Правде институт примирения выражался в ситуации, когда виновный за причинение смерти другому лицу платил виру (штраф), а также возмещал ущерб родственникам убитого, тем самым избавляя себя от кровной мести. Имелись и другие случаи примирения с потерпевшим при наличии воли последнего, однако его формы законом не регламентировались. Поскольку преступление рассматривалось как «обида» (причинение физического, материального или морального вреда); с «обидой» сливались соответственно обязательства из причинения вреда.

В дальнейшем законы предусматривали ситуации, когда сторона конфликта «возьмет прощение», или стороны «у поля не стояв помирятся», т. е. примирения сторон до обращения в суд. Возможность примирения в результате конфликта на пиру предусмотрена, к примеру, Двинской уставной грамотой (1397–1398 гг.): «А учинится в бои пиру, а возмути прощение не выйдя из пиру, и наместником и дворянам не взяти ничего; а вышедши с пиру возьмут прощение, и не наместником дадут по кунице шерстью».

Псковская судная грамота в ст. 80 также предусматривает возможность решить дело миром в случае драки: "...а только приставом не позовутся, а промеж себя прощенье возьмут». Статья 37 грамоты, где речь идет о поединке («поле»), который рассматривается как завершающаяся стадия процесса, примирение сторон называет одним из возможных исходов дела. В таком случае судебные пошлины уплачиваются в половинном размере.

Примирение упоминается и в тех нормах судебников, где установлены правила уплаты пошлин за организацию и проведение судебного поединка (Судебник 1497 г., Судебник 1550 г.). Эта тема развивалась и в Судебниках 1589 г. и 1606–1607 гг. (Сводном), которые иногда рассматриваются в литературе как не введенные в действие проекты. Уплата судебных пошлин в случае примирения сторон предусматривалась и в Соборном уложении 1649 г.

В узаконениях Петра I, строившего «регулярное государство», последовательно укреплялись следственные начала процесса. Следственный процесс «делается исключительной формой судопроизводства не только по уголовным, но и по гражданским делам», и даже Указ 1723 г. «О форме суда» не восстановил в полной мере древнего обвинительного (состязательного) начала. Примирение в эту эпоху стало исключением, основанием для него были деяния, осуждение за которые возможно было лишь по частному обвинению.

Институт примирения сторон известен и англосаксонскому праву, и американскому судопроизводству. В странах англосаксонского права государство поощряло применение института мирового соглашения спорящими сторонами. Так, кодекс Этельреда (начало XI века) устанавливал: «Если у человека есть выбор между примирением и правом (то есть мировым соглашением и судебным решением) и он выберет мировое соглашение, то оно будет иметь ту же обязательную силу, что и судебное решение». Важность этого положения связана с тем, что, как считалось и как часто было в действительности, судебное решение может оставить одну из сторон неудовлетворенной и замышляющей насильственный реванш. Многие споры в Англии и в континентальной Европе в X и XI веках оканчивались формально заключением мирового соглашения. Его заключение сопровождалось обменом подарками, который был свидетельством мира и взаимного доверия. Такие мировые соглашения часто достигались благодаря содействию посредников. Ими обычно были общие друзья и соседи.

В судах многих европейских государств (включая Англию) в XII—XIV веках регулярно проводились так называемые dies amori (дни примирения). Эти дни суды полностью посвящали принятию мер по примирению сторон. Такая практика, будучи в целом положительной для сторон, также нередко приводила к принуждению к примирению.

Следует отметить, что институт освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон нельзя отнести сугубо к уголовному праву, так как в нем существенное значение имеет процессуальная сторона — правильнее будет говорить о комплексном правовом институте.

Уголовное преследование в классической модели осуществляется независимо от того, желает ли потерпевший привлечения виновного к уголовной ответственности. В последнее время наблюдается отход от данной модели и признание за потерпевшим более активной роли в уголовном судопроизводстве, а также большая диспозитивность уголовно-правовых отношений. Появляются такие альтернативы традиционной репрессивной уголовной политике, как «восстановительное правосудие» и уголовно-правовая медиация (посредничество). Их смысл заключается в смещении акцентов с наказания преступника на восстановление нарушенных преступлением общественных отношений.

Подобные процедуры внедрены во многих странах: Австралии, Бельгии, Великобритании, Германии, Канаде, Нидерландах, Новой Зеландии, Польше, США, Франции, Чехии и других.

Актуальность темы прекращения уголовных дел или освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон на сегодняшний день не только не теряет рейтинг, но и все больше привлекает к себе внимание. По мнению автора настоящей статьи, это обусловлено тем, что имеющиеся в законе формулировки не совершенны и не прописывают процедуру примирения сторон достаточно детально.

На сегодняшний день, процедура освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон в Российской Федерации регламентируется ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ. Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. В ст. 25 УПК РФ сказано, что суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (ред. от 9 февраля 2012 г.) указал, что в соответствии с положениями ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести обязательными условиями для прекращения уголовного дела являются совершение обвиняемым преступления впервые, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым, а также то, что причиненный вред был заглажен. Исходя из этого, суду надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела. Принимая решение, необходимо оценить, соответствует ли это целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, отвечает ли требованиям справедливости и целям правосудия.

Относительно недавно в УК РФ (и соответственно в УПК РФ) были внесены изменения, которые существенно расширили возможности освобождения обвиняемых от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Так, Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в ст. 15 УК РФ введена ч. 6, согласно которой суд с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления, при условии, что за совершение преступления, средней тяжести, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение тяжкого преступления, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение особо тяжкого преступления, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

В «Ответах на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27.06.2012г., отвечая на вопрос о том, влечет ли изменение судом категории преступления юридические последствия, в частности, исчисление сроков давности, определение вида рецидива, изменение режима отбывания наказания, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, Президиум Верховного суда отвечает, что изменение судом категории совершенного преступления в обязательном порядке влечет за собой все указанные уголовно-правовые последствия.

По сути это означает, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно и по тяжким преступлениям, таким как ст. 161 ч. 2 «Грабеж» УК РФ, санкция статьи предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет; ст. 162 ч.1 «Разбой» УК РФ санкция статьи предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 8 лет, ст. 286 «Превышение должностных полномочий» УК РФ, а также по ряду других преступлений.

Отход от карательной и репрессивной уголовной политики, придание большей диспозитивности уголовно-правовым отношениям, можно считать, безусловно, положительной тенденцией, но любые реформы следует оценивать по результатам, к которым они приводят. Что происходит на практике?

Формулировка положений статьи 25 УПК РФ и как следствие применение ее на практике представляется автору статьи не совсем корректной и вызывающей споры в практике применения положений названной статьи. По смыслу статьи 25 УПК РФ, прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон является правом, а не обязанностью судьи, следователя, дознавателя. То же самое касается и возможности изменения категории преступления в сторону смягчения. Законодатель закрепляет за судом такое право, но не обязанность.

Не точность формулировки, отсутствие жестких требований в зависимости от которых дело либо может быть прекращено, либо нет приводит к тому, что принимаемое правоприменителем решение зависит от его «настроения». Освобождение от уголовной ответственности органами предварительного расследования и судом в связи с примирением с потерпевшим также может быть связно с определенными коррупционными рисками, так как освобождение от уголовной ответственности в указанных случаях — это право, а не обязанность правоприменителя.

Автор настоящей статьи, являясь практикующим адвокатом, зачастую сталкивается с тем, что в следственных органах уголовное дело в связи с примирением сторон прекращают только «по праздникам». Не усложняя себе жизнь, следователи и дознаватели, получив заявление от потерпевшего с просьбой о прекращении уголовного дела, отказывают в прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, не мотивируя свое решение, а лишь ссылаются на то, что законом предусмотрено право прекращать дело в связи с примирением сторон, но не обязанность. Эту позицию, в случае обжалования заинтересованной стороной решения об отказе в прекращении уголовного дела, поддерживают прокуроры разных уровней, суды, как районные, так и субъекта федерации. Следственные органы не имеют возможности самостоятельно принимать решения о прекращении дела в связи с примирением сторон. Они связаны пресловутой системой статистической отчетности, так называемой «карточной системой». Если в прошлом году следственным отделом было принято пять решений о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон, то в нынешнем году их не должно быть больше или меньше. Их должно быть столько же, иначе следователя «заподозрят» в коррупционных махинациях или обвинят в личной заинтересованности при принятии процессуального решения.

Значительно проще обстоит дело у мировых судей, они охотно прекращают дела в связи с примирением сторон, возможно, это объясняется тем, что они в основном рассматривают дела о преступлениях небольшой тяжести и подсудимые редко содержатся под стражей.

Районные суды тоже прекращают уголовные дела по указанному основанию, но тут многое зависит от судьи и района, в котором рассматривается уголовное дело.

В законе нет запрета на прекращение уголовного дела по причине того, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести и загладившее причиненный вред потерпевшему содержится под стражей. Тем не менее, суды очень неохотно и крайне редко принимают решения о прекращении дела в связи с примирением сторон в отношении лица содержащегося под стражей. Причиной избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц совершивших преступление небольшой или средней тяжести может быть отсутствие регистрации или российского гражданства, что наводит правоприменителей на мысль о том, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования, а в дальнейшем и от суда. Но разве избранная мера пресечения каким-либо образом мешает виновному лицу возместить ущерб и получить возможность вернуться на свободу после выполнения всех требований закона о возмещении причиненного ущерба, заглаживании причиненного вреда и полном раскаянии в совершенном деянии.

Что касается органов предварительного расследования, то они в ситуациях когда обвиняемый содержится под стражей, прекращают уголовные дела только в случае, если имеются проблемы с доказательственной базой и имеется понимание того, что в суде дело «не пройдет». И тут уже следственные органы сами принимают меры к тому, чтобы потерпевший написал заявление о прекращении уголовного дела, чтобы дело было прекращено по не реабилитирующим основаниям. Безусловно, использование положений закона в данном аспекте искажает до безобразия весь смысл института освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон. Но такова сегодняшняя реальность.

Действующий сегодня уголовный закон и процессуальное законодательство допускают ситуацию, при которой в рамках одного города один районный суд рассматривая уголовное дело по обвинению лица в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ (преступление средней тяжести) и содержащегося под стражей, отказывает в удовлетворении заявленного потерпевшей ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим и назначает наказание в виде реального лишения свободы. При том, что все требования ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ соблюдены, свое решение суд мотивирует тем, что прекращение уголовного дела это его право, но не обязанность и все.

В другом районе того же самого города суд рассматривая уголовное дело по обвинению лица в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 161 УК РФ (тяжкое преступление) и содержащегося под стражей, меняет категорию преступления, руководствуясь ч.6 ст. 15 УК РФ на преступление средней тяжести и прекращает уголовное дело по ходатайству потерпевшего, в связи с примирением сторон, освобождая виновного из под стражи в зале суда.

Такая ситуация на сегодняшний день возможна только лишь благодаря неточности в формулировке закона и отсутствии четко прописанной процедуры прекращения уголовного дела.

Хотя в зарубежном законодательстве нет прямого указания на обязанность компетентных органов прекращать дело в случае примирения сторон, тем не менее, в случае достижения сторонами договоренности по всем вопросам, связанным с возмещением вреда, и заключении ими мирового соглашения принятие такого решения мыслится как вполне естественный вариант реагирования на преступление и устранения его негативных последствий.

На мой взгляд, процессуальная норма о прекращении уголовного преследования в связи с примирением сторон требует более детального закрепления оснований, при наличии которых возможно освобождение от уголовной ответственности. Данная норма должна в большей степени зависеть от волеизъявления потерпевшего, а не от права суда, следователя и дознавателя.

С учетом всего сказанного считаю необходимым:

1.                 Закрепить в законе обязанность органов уголовного преследования и суда прекратить уголовное дело в случае, если соблюдены все предусмотренные для этого законом условия.

2.                 Определить и закрепить на законодательном уровне критерии, в соответствии с которыми компетентными органами решается вопрос о целесообразности или нецелесообразности дальнейшего уголовного преследования и наказания подозреваемого, обвиняемого после его примирения с потерпевшим.

В условиях российской действительности только при таком подходе права потерпевшего и интересы лица впервые оступившегося и совершившего противоправное деяние будут защищены наиболее полно.

Литература:

1.                 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г.

2.                 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996г.

3.                 «Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» утверждены Президиумом Верховного Суда РФ 27.06.2012г.

4.                 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (ред. от 9 февраля 2012 г.)

5.                 Федеральный закон РФ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

6.                 Таганцев Н. С. Русское уголовное право/Лекции. Часть общая: в 2 т. Москва, 1994г. Т.2.

7.                 John Bossy. Disputes and Settlements Law and Human Relations in the West. Cambridge, 1987

8.                 Сергеевский И. Д. Наказание в русском праве XVII века. СПб, 1888г.

9.                 Исаев И. А. История государства и права России. Москва, 1996 г.

10.             Беляев И. Д. История русского законодательства. СПб, 1999 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle