Библиографическое описание:

Морозова С. Д. Проблемы признания сделки недействительной [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, январь 2014 г.). — Пермь: Меркурий, 2014. — С. 56-58.

Проблема последствий недействительности сделок всегда остается актуальной, поскольку с развитием технологий и производственных отраслей сделки переходят в новые сферы деятельности. Следует обратить внимание на защищенность граждан в этом вопросе. В период перехода к рыночным отношениям резко увеличилось количество исков о признании сделок недействительными.

Практика рассмотрения дел, связанных с недействительностью сделок, показывает, что эти дела возникают зачастую не в связи с желанием восстановить законное положение, а с целью получения каких-либо имущественных выгод. Не смотря на то, что сам институт недействительности сделок направлен на защиту прав и законных интересов граждан. Признание сделки недействительной, совершенной ребенком, совершенной недееспособным гражданином, а также лицами, которые не понимали значения своих действий в момент совершения сделки. Закон тем самым защищает имущественные права детей и других членов семьи от негативных последствий этих сделок.

Анализируя положения ГК можно сказать, законодатель предоставляет право предъявления исков о признании недействительной только оспоримой, но не ничтожной сделки. Поскольку ничтожная сделка не имеет юридической силы вне зависимости от судебного признания, то и смысла подобный иск не имеет. Если ничтожная сделка была исполнена, можно предъявить другой иск: с требованием о применении последствий ее недействительности. Сам институт недействительности сделок направлен в первую очередь на защиту прав и законных интересов граждан. Тут возникает логическое противоречие, ведь сделка это выражение воли, желания на создание определенных правовых последствий. Следует отметить, что недействительность сделок защищает имущественные интересы членов семьи. Это относится и к сделкам малолетних, и к сделкам ограниченно дееспособных людей.

Сделки являются центральным институтом правового регулирования. Необходимость применения государственного принуждения во многих случаях отсутствует. По данным одной из юридических компаний, ежегодно в Москве судами различных инстанций расторгается более двух тысяч сделок с недвижимостью. Однако следует учесть, что лицо, оказывающие принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения подлежит уголовной ответственности в рамках уголовного законодательства (Ст.179 УК РФ). Договор представляет собой элементарную систему волеизъявлений. [1, с.5]. Одна из самых сложных ситуаций, полагаю, в гражданско-правовых отношениях, когда приходится сталкиваться с тем, что гражданин в момент совершения сделки был на самом деле либо недееспособным, либо не понимал значений своих действий, совершая сделку, например, при составлении завещания. По делам в связи с попытками оспаривания данной сделки, чтобы признать ее недействительной, обычно назначается судебно-психиатрическая экспертиза, которая, к сожалению, не всегда дает точные показания, а также не всегда есть возможность ее проведения, например, при смерти наследодателя. Часто совершаются сделки лицами, которые на момент совершения сделки были еще дееспособны, но уже страдали психическими расстройствами и не могли принимать адекватных решений, понимать значение своих действий, руководствоваться ими.

Практика показывает, когда наследники оспаривают договор дарения земельного участка в связи с подделкой подписи, в связи с этим необходимо повести почерковедческие экспертизы. Однако бывают случаи, когда нет возможности найти образцы почерка, и дарителя нет в живых. Здесь мы сталкиваемся с проблемой. Ведь, по сути, сделка по дарению имущества исполнена, одаряемый принял дар, но если заинтересованное лицо обратилось в органы прокуратуры, как в нашем случае, или в суд, который установит поддельность подписи в договоре дарения, то сделка будет признана оспоримой, а в отношении лица, совершившего подделку подписи будет возбуждено уголовное дело ст. 159 УК РФ. На практике часто ничтожные сделки становятся оспоримыми, например, ненадлежащего субъекта она уже ничтожна, но если она исполнена, выполнены сторонами все обязательства, то она становится оспоримой в суде лицами, заинтересованными в подаче иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Майдан Р. Н., Усачева И. И. к обществу с ограниченной ответственностью «Центр-Гарантия» о признании недействительным договора пожизненной ренты по надзорной жалобе Майдан Р. Н. на решение Лефортовского районного суда г. Москвы. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что Майдан Р. Н. и Усачев И. И. не представили доказательства того, что в момент заключения договора пожизненной ренты Б. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Из материалов дела следует, что согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов к моменту подписания договора ренты Б. страдала психическим расстройством, обусловленным дисфункцией головного мозга в связи с сосудистыми заболеваниями. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла решение о признании недействительным договора.

Однако не каждое психическое расстройство может повлечь заболевание или то состояние, при котором человек не понимает значения своих действий и не может руководствоваться ими. Идет спор о том, признавать ли сделку недействительной в случае, когда одна из сторон находилась в момент подписания в состоянии алкогольного опьянения. Очень часто на практике возникает вопрос, хотело ли лицо именно этих правовых последствий, подписывая договор. Причины, по которым лицо при совершении сделки находилось в невменяемом состоянии, юридического значения не имеют [2, c.447]. Так вот законодатель не дает ответа на данный вопрос, следовательно, создается «лазейка» для противоправных действий со стороны лиц, желающих заключить сделку в своих интересах.

Формой обмана может быть намеренное умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение для сделки, о которых одна сторона договора должна была информировать другую. Таким образом, обман может состоять и в утверждении об определенных обстоятельствах, и в умолчании, умышленном сокрытии фактов и обстоятельств, достоверная информация о которых предотвратила бы заключение субъектом сделки. В связи с этим очень насущна проблема разрешения гражданских дел по признанию сделок недействительными именно по этому основанию. В гражданском законодательстве существует четыре основания порочности сделок. Одним из самых сложных в доказывании является сделка, совершенная под влиянием обмана. В этом случае обман рассматривается, как умолчание или предоставление неполной информации, неполных сведений, из-за которых сторона ставится в невыгодное для нее положение и терпит существенный материальный ущерб. Данное основание тесно сопряжено с уголовной ответственностью. В последние десятилетия по данному основанию участились обращения граждан с исками. Но, не смотря на это, суд не может защитить права граждан должным образом, признать сделки недействительными из-за недостаточной доказательственной базы. Так, гражданка Л. Обратилась в суд с иском к Компании QIT о признании договора купли-продажи недействительным и признании недействительными ряда договор об оказании услуг по сетевому маркетингу. Районный суд г.Москвы, рассмотрел заявленные требования, сослался на норму Гражданского процессуального Кодекса, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Истица сослалась на показания свидетелей, которые присутствовали при подписании договоров купли-продажи товаров на сумму свыше 30 тыс. рублей. Однако свидетели в судебное заседание не явились и показания не давали. В исковых требованиях гражданка указала, что ответчик является представителем компании QIT, путем злоупотребления доверием и обмана заставили подписать договоры, приобрести товары, подписать договоры по оказанию маркетинговых услуг. Гражданка Л. пояснила, что компании QIT, прикрываясь фирмой занимающейся сетевым маркетингом, вовлекала ее в «финансовую пирамиду». Ответчик возражал против предъявленных требований, сославшись на принцип свободы договора. Согласно ст. 421 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Таковым являлся договор купли-продажи, который истец заключил, выбрав сама товар по своему усмотрению. Что касается договора об оказании маркетинговых услуг, то согласно п.3 ст.421 ГК стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, а п.4 условия договора определяются по усмотрению сторон. Ответчик предъявил встречный иск о защите деловой репутации компании QIT, а также компенсации морального вреда, нанесенного судебным разбирательством. В данном деле суд принял решение не в пользу истца постольку, поскольку истица не имела достаточных обоснований своих требований. А ведь фактически это уголовное дело, которое необходимо расследовать органами дознания и предварительного следствия и подлежит рассматривать в уголовном судопроизводстве. В наши дни зачастую, так называемые финансовые пирамиды привлекают граждан для трудоустройства, получить выгодные предложения путем обмана. А граждане в свою очередь совершают ряд юридических действий, в том числе сделок на абсолютно законных основаниях.

На практике довольно широко распространены случаи, когда договором гражданско-правового характера регулируются фактически иные отношения, например, трудовые. Исследователи указывают на наличие политических, производственных и бытовых неправовых договоров [3, c.54–56]. Возникает вопрос, как же поступить в такой ситуации: признавать ли такого рода договор недействительным. Хотя, несмотря на это, в ГК прямо предусмотрена свобода договора, как одно из основополагающих начал гражданского права. То есть, мы можем заключить договор абсолютно на любых условиях, любой формы, любого содержания. [4, c.22].Только с условием, если это не противоречит закону.

Далеко не преодолено несоответствие нормативного регулирования и сложившейся практики по разрешению гражданско-правовых конфликтов в отношении недействительных сделок. Субъекты гражданских правоотношений часто злоупотребляют институтом недействительности сделок в целях незаконного получения благ, а именно заключая незаконные сделки, требуя обязательности исполнения их от других лиц. Часто недействительные сделки исполняются, как законные и юридически они являются законными. Например, такова природа притворных сделок. Они очень часто совершаются на практике и их трудно найти законодательный механизм для их предотвращения. Однако с другой стороны, если такие договоры соответствуют условиям действительности сделок, если надлежащий субъект, форма, содержание и волеизъявление, то они вполне законны и к тому же соответствуют основному началу гражданского права, как свобода договора. При заключении договора следует учитывать все обстоятельства сделки, обговаривать соглашение по всем условиям. При заключении сделки не станет лишним спросить сторону о справке из ПНД о несостоянии на учете. На практике очень часто заключаются сделки с пороком в субъекте. Вместе с тем противоправность действий, совершенных в виде ничтожных сделок, может быть неочевидной в силу различных причин: противоречивость законодательства, сложный, запутанный характер фактических отношений участников сделки, возможность неоднозначного толкования положений закона. Встречаются случаи, когда цель и правовой результат не могут совпасть, когда в виде сделки совершаются неправомерные действия.

Подводя итог, следует сказать, что в рамках гражданского оборота возникает множество вопросов, связанных с недействительностью сделок, с вопросами применения той или иной нормы, которая будет регулировать данное правоотношение. Вопросы признания сделок недействительными весьма насущны, так как огромное количество юридических лиц, компаний и граждан заключают различные виды сделок. Среди них немалое количество сделок неправомерных, с нарушением закона и причинении значительного вреда одной из сторон. Причины этого не только в низкой правовой культуры граждан и незнание норм гражданского права, а также низкого сознания людей, стремление их к удовлетворению своих материальных потребностей любыми способы, к сожалению, часто нарушающие права других граждан.

Литература:

1.                  Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. Москва,1958г.с.5

2.                  Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание пятое, переработанное и дополненное./ Под ред.Сергеева А. П.-Москва:РГ-Пресс,2011.

3.                  Казанцев М. Ф. Договорное регулирование: Цивилистическая концепция. Екатеринбург,2005.с.54–56

4.                  Гражданское право. Том 2. Ред. Степанова С. А.- Москва, — Проспект, 2012.с.22

5.                  Гражданский кодекс РФ от 30.11.1994 № 21-ФЗ

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle