Библиографическое описание:

Неваров А. А. Особенности исследования религиозного синкретизма древнего Египта в отечественной исторической науке в нач. ХХ в. [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 11-12.

Специфика изучения религии древнего Египта в России в нач. ХХ в., состоит в том, что отечественные историки обращали основное внимание на изучение культов отдельно взятых древнеегипетских богов, таких как: Тот, Себек, Амон – Ра и др. Традицию в данном направлении заложил основатель египтологии в России – проф. Б.А. Тураев. В своей магистерской диссертации, которая была посвящена изучению бога Тота [Cм. 1], ученый решительно отвергал взгляды, существовавшие в кон. ХIX в. в египтологии, на древнеегипетскую культуру и религию как нечто неподвижное, закостеневшее в своих формах и не знающего развития.

Религиозный синкретизм древнего Египта в своих работах в нач. ХХ в. рассматривал отечественный историк И.Г. Франк – Каменецкий. Он придерживался, в своих исследованиях позиции Б.А. Тураева, о динамическом характере развития религии древнего Египта. Одним из таких периодов развития религии и культуры древнего Египта является Фиванский период, в который происходило отождествление двух древнеегипетских богов – Амона и Ра. На примере такого отождествления Франк – Каменецкий показывает феномен религиозного синкретизма в древнем Египте.

Среди многочисленных богов египетского пантеона, Амон-Ра является одной из наиболее замечательных фигур и история его культа, без сомнения, заслуживала всестороннего изучения в отечественной египтологии.

«Имя этого бога, указывает в своей работе И.Г. Франк – Каменецкий, вызывает в памяти одну из наиболее ярких эпох египетской истории, когда целый ряд могущественных и деятельных фараонов, шаг за шагом создавая мировое государство, пользовался в то же время притоком в страну огромных богатств для воздвижения бессмертного памятника богу, под эгидой которого совершены были обширные завоевания. В этом отношении каждый из фараонов этой эпохи стремился превзойти своего предшественника, и грандиозные развалины созданных в эту эпоху храмов и в настоящее время вызывают заслуженное восхищение всего мира. Сооруженные усилиями многих поколений верных подданных фараонов, руководимых подчас гениальными художниками, они, с бесчисленными изображениями и надписями, украшающими их стены и колонны, служат красноречивым свидетельством глубокого чувства признательности, каким были проникнуты эти фараоны в отношении к своему богу покровителю».[2. c 3-4].

В описанную эпоху Амон-Ра был не только покровителем царствующей династии, но был в истинном значении слова национальным богом, вокруг которого сосредоточились все чаяния народа, впервые сбросившего оковы тысячелетней замкнутости и выступившего по воле судеб на путь мировой истории. На нем преимущественно сконцентрировалось религиозное сознание эпохи, смутно предугадывая в его образе воплощенного в национальные черты единого творца и вседержителя мира.

«Достигший наивысшего развития в Фивах в эпоху Нового царства космический монотеизм не является оригинальным продуктом религиозного творчества этой эпохи, а представляет собой лишь дальнейшее развитие и углубление религиозных воззрений, в корне своем восходящих к глубокой древности. Несмотря на огромную роль, какую во все времена играли в Египте такие явления, как фетишизм, колдовство, культ мертвых и обоготворение фараонов, несмотря на все многообразие созданных ею причудливых образов, египетская религия с древнейших времен таила в себе стремление к постижению единого бога. Первым толчком к этому послужило, по-видимому, объединение страны под властью фараонов Древнего царства; уже тогда Пта, местный бог Мемфиса, резиденции фараонов, постепенно приобретает характер высшего божества для всего Египта. С другой стороны, олицетворявшие силы природы космические божества с самого начала имеют значение универсальных богов и при посредстве созданных народной фантазией мифов получают широкое распространение по всей стране. На почве слияния обоих культов, местного и космического, в Илиополе в древнейшее время положено было начало религии солнечного монотеизма, который, начиная с 5-й династии, становится официальным культом. С распадом Египта на множество мелких государств в эпоху Среднего царства, снова начинает усиливаться культ местных богов… но только одному из них, фиванскому Амону, суждено было стать новым центром космического монотеизма, который в эпоху Нового царства достиг небывалого до тех пор расцвета. [2. с. 5- 6].

В противоположность укоренившемуся в египтологии взгляду на синкретизм, как на признак упадка религиозной мысли, Франк - Каменецкий, признавая правильность этого взгляда лишь для поздней стадии египетского богословия, подчеркивает, что синкре­тизм, присущий египетской религии во все периоды, начиная с древнейшего, неодно­кратно служил источником исключительно плодотворных религиозных идей. Отсюда вытекает необходимость установления различных форм синкретизма, как он применялся в отдельные периоды и в разных религиозных школах, и вместе с тем возникает вопрос о психологических предпосылках синкретизма. Последние отечественный ученый ищет в своеобразной теории познания египтян, согласно которой явления окружающего мира представляют собой результат главной деятельности невидимых духов, рассматриваемых как их первопричина. Присущая этим духам способность перевоплощения делает воз­можным отожествление друг с другом самых разнородных богов, несмотря на все различие приписываемых последним внешних проявлений. На этой почве неодно­кратно устанавливалось тожество местных богов с космическими, что вело далее к сопоставлению между собой как местных, так и космических богов, при чем в зави­симости внешних условий, послуживших поводом к данному сопоставлению, полу­ченное в результате новое божество оказывалось в большей или меньшей степени жизнеспособным, таким образом, все это вело к созданию новых религиозных идей. Древнейшим случаем применения синкретизма Франк - Каменецкий считает сопоставление местных богов с соответ­ствующими животными или фетишами.

Во второй части своей работы, посвященной культу Амон – Ра в Фиванский период [Cм. 3], автор показывает ход развития религиозной мысли в Египте, он приходит к выводу, что в отдельных случаях результатом синкретизма является ценный синтез религиозных идей, нередко объединяющий в одном образе всю сумму воззрений, концентрирующихся первоначально вокруг основных типов египетских богов (местного, национального, космического), отмечая, что именно на почве синкретизма египетская религия пришла к высшим обобщениям религиозной мысли — монотеизму и пантеизму. Лишь в период культурного упадка Египта синкре­тизм, в связи с общим застоем духовной жизни, постепенно вырождается в бесплодную игру ума, — что послужило поводом к установившемуся взгляду на него, как на симптом упадка религиозной мысли. Также в приведенных работах ученый делает обзор сопоставлений Фиванского Амона с целым рядом богов, как солнечных, так и других, на основании подлинных иероглифических цитат, заимствованных из гимнов Амону. Перенесение на Амона черт, присущих первоначально другим богам, имеет своим последствием то, что в ука­занных гимнах ярко отразились как религиозные идеи Гелиополя, так и религиозная мысль Мемфиса, а также своеобразные космогонические представления, возникшие на почве культа Мина. Таким образом, гимны Амону могут служить источником для изу­чения важнейших моментов религиозной истории Египта, давая материал для обоб­щений, выводящих далеко за пределы культа Фиванского бога.


Литература:

  1. Тураев Б.А. Бог Тот. Опыт исследования в области древнеегипетской культуры. М., 2002.

  2. Франк – Каменецкий И.Г. Памятники египетской религии в Фиванский период // Культурно – исторические памятники древнего Востока. Выпуск 5./ Под. общ. ред. Б.А. Тураева М., 1918.

  3. Франк – Каменецкий И.Г. Памятники египетской религии в Фиванский период // Культурно – исторические памятники древнего Востока. Выпуск 6./ Под. общ. ред. Б.А. Тураева М., 1918.



Обсуждение

Социальные комментарии Cackle