Автор: Простакишина Надежда Павловна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «История и археология» (Санкт-Петербург, ноябрь 2012)

Библиографическое описание:

Простакишина Н. П. Особенности переселенческой политики на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. – начале XX в. [Текст] // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 54-58.

Обобщение исторического опыта переселенческого движения на российский Дальний Восток является актуальной задачей общероссийской и региональной истории. Важность изучения переселения на восточную окраину России определяется огромным практическим значением этого региона в прошлом и настоящем. Сегодняшний Дальний Восток, образующий Дальневосточный Федеральный округ Российской Федерации, в демографическом отношении представляет проблемную территорию. За последнее десятилетие его население уменьшилось более чем на миллион человек.

Дальневосточная колонизация имела коренные отличия от аналогичных процессов, происходивших в других регионах страны: она осуществлялась в самые поздние сроки и в самом отдаленном регионе (следовательно, была самой затратной); ее формы и методы были обусловлены факторами внутреннего развития России во второй половине XIX в. и внешнеполитическими отношениями с восточными соседями, причем последнее имело превалирующее значение.

После заключения Айгуньского (1858) и Пекинского (1860) договоров Российская империя и Китай разграничили свои владения, что способствовало завершению административно-территориального деления восточной окраины России в XIX в. После воссоединения Приамурья и Приморья с Россией важнейшее значение приобрело заселение и хозяйственное освоение богатейших районов Дальнего Востока.

Переселенческое движение получило достаточно широкое освещение в работах исследователей. Особенности переселенческого движения на Дальний Восток отражены в трудах Ф.Ф. Шперка [1], О.И. Сергеева [2], Н.В. Слюнина [3]. Работы этих авторов содержат информацию о заселении восточной окраины, о социальном, национальном и численном составе переселенцев, об особенностях адаптации новоселов в регионе, о видах и размерах помощи переселенцам.

Некоторые сведения о переселении крестьян на Дальний Восток можно найти в работе А.П. Георгиевского «Русские на Дальнем Востоке». Автор использовал фонды Приморского губернского архивного бюро, что позволило указать на следующие причины переселения: малоземелье, (главная), широкие льготы, предоставлявшиеся переселенцам правительством, легенды о богатстве дальневосточного края, а также жажда обогащения и наживы. Исследователь выделяет три этапа заселения Дальнего Востока:

I этап - 1859-1882 гг.;

II этап - 1883-1899 гг.;

III этап - 1900-1917 гг. [4, с. 20].

А.П. Георгиевский отмечает, что при выборе места поселения крестьяне руководствовались опытом и знаниями, принесенными и усвоенными ими на родине, что позволило жителям северных губерний быстрее приспособиться к природно-климатическим условиям нового края.

Так же следует отметить работу А.Г. Коровина «Очерки заселения Приморья», в которой автор разделил все переселение на Дальний Восток России на два периода: до 1862г. – принудительное, осуществлявшееся путем водворения в крае казаков и штрафных солдат, и после 1862г. – добровольное [5, с. 168].

История заселения Дальнего Востока получила отражение в трудах Н.И. Рябова и М.Г. Штейна. Исследователи отмечают, что первые крестьяне-переселенцы добирались на российский Дальний Восток сухопутным путем в течение двух-трех лет. Селились достаточно широко, но в основном по берегам рек рядом с городами [6, с. 113-114]. Тем не менее, как верно отмечено Н.И. Рябовым и М.Г. Штейном, колонизация шла очень медленно. Катализаторами переселения стали открытие морского пути, а также развитие железнодорожного строительства. Отрицательно на интенсивности колонизационного потока сказывались неустойчивость переселенческой политики правительства, интересы помещиков, опасающихся потерять дешевую рабочую силу, а также действия чиновников и полиции на местах выхода и во время следования в дальневосточный край. [7, с. 121-122].

Для создания экономической заинтересованности крестьян в переселении на Дальний Восток государство разработало систему льгот, включавшую в себя наделение переселенцев крупными земельными участками, послабление в податях и повинностях, первоначальное обеспечение продовольствием, денежные ссуды. В соответствии с «Правилами для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях Восточной Сибири» от 27 апреля 1861 г. предполагалось, что указанные земли могут заселяться как отдельными семьями так и целыми обществами [8, с. 192]. При этом размер обществ устанавливался не менее чем в 15 семей. Норма наделения землей – до 100 десятин на семью [9, с.192]. Помимо этого закон дозволял свободный выбор мест вселения. Провозглашая право пользования землей первому заявившему о своем желании [10, с. 195].

Таким образом, десятки тысяч крестьян, освободившись от крепостной зависимости, отправились на Дальний Восток из различных областей центра России, главным образом, из Тамбовской, Пензенской, Воронежской, Пермской и других. С 1859 по 1882 гг. в Приморье прибыло свыше 5 тысяч переселенцев. Появились десятки населенных пунктов: Ольга, Раздольное, Пермское, Никольское, Шкотово, Астраханка. Часто наименование населенных пунктов крестьяне давали по местам, откуда сами прибыли.

С целью ускорения заселения Дальнего Востока в 1882 г. был принят новый земельный закон. По нему переселенцы могли получать земельный надел в размере 15 десятин земли на человека, но не более 100 десятин на семью. Однако закон разрешал переселение только тем крестьянам, которые могли предварительно внести значительный залог, что конечно было недоступно крестьянам-беднякам. Сначала часть расходов, связанных с переселением, государство брало на себя, но вскоре эта льгота была отменена. С 1882 г. переселенцы стали добираться на Дальний Восток водным путем: Одесса – Владивосток через Суэцкий канал, что позволило сократить время пути с полутора лет до 40-45 дней. Правительство разработало «Правила для руководства при переезде на пароходах Добровольного флота», которые предусматривали проведение мероприятий: санитарных (мытье в бане, стирка белья, медицинский осмотр переселенцев, поддержание санитарного состояния на пароходе); продовольственных (питание в пути); организационных (формирование отделений из переселенцев для проведения общественных работ на пароходе, распорядок дня, запреты на спиртные напитки и курение) [11, с. 223-225].

Таким образом, отмечает исследователь Васильченко О.А. [12] столь подробная регламентация передвижения и первоначального обустройства семей переселенцев свидетельствовала о серьезном подходе к этому мероприятию со стороны правительственных чиновников.

В эти же годы продолжалось и сухопутное переселение на Дальний Восток. До Томска добирались по железной дороге, далее до Читы на лошадях и телегах, от Читы спускались на плотах. Но, несмотря на видимый рост населения, оно оставалось крайне малым по сравнению с тем пространством, которое занимал дальневосточный край.

Тем не менее, цель – экономическое развитие региона с ориентацией на сельское хозяйство, не была достигнута. Проблема продовольственного обеспечения русского Дальнего Востока обострилась. Это обусловлено тем, что природно-климатические условия были малопригодны для интенсивного сельскохозяйственного производства (муссонный климат, резкие перепады температуры); во-вторых, использовалась не новая, а традиционная агротехника без учета специфики региона; в-третьих, существовала слабая подготовленность региона для организации в нем сельскохозяйственного производства. В результате произошел отток крестьян из сельского хозяйства в промышленность, которая постепенно стала играть ведущую роль в структуре экономики региона.

Особую группу населения составляло казачество, в распоряжение которого в конце XIX века было выделено 9 млн. десятин лучших земель. Эти земли находились в полном распоряжении войскового правления Уссурийского казачьего войска и на них не допускались крестьяне-переселенцы. Первое казачье переселение осуществилось в 1855-1862 гг. принудительным способом. Оно преследовало две цели: основную – заселение и хозяйственное освоение новых территорий по Амуру и Уссури, обеспечение их обороны и дополнительную – увеличение численности казачьего населения. Для реализации этих целей на Дальнем Востоке создавалось новое Амурское казачье войско, формирование которого было закреплено именным указом, подписанным императором Александром II 29 декабря 1858 года [13]. Переселению семей на новые места жительства в значительной мере способствовало строительство Сибирской железной дороги. В целях заселения территорий вдоль железнодорожного полотна и охраны дороги со стороны Китая царская администрация решила вновь привлечь казачество. С этой целью 3 июня 1894 г. было принято решение государственного совета «О заселении казаками пограничной полосы Приамурского края» [14].

Таким образом, формирование дальневосточного казачества отличалось от подобного процесса на Украине, Дону и в других местах европейской России. Здесь не сложилось вольных общин, основным ядром казачества явилась служилая, а не вольная часть казаков. Документы свидетельствуют о том, что в 1908 г. на Дальнем Востоке проживали 7 тыс. казачьих семей [15, с. 90].

Особенности освоения Дальнего Востока отмечает Председатель Комитета министров Н.Х. Бунге в своем политическом завещании в 1895 г., где указывает на русскую колонизацию как на способ, по примеру США и Германии, стереть племенные различия: «Ослабление расовых особенностей окраин может быть достигнуто только привлечением в окраину коренного русского населения, но и это средство может быть надежным только в том случае, если это привлеченное коренное население не усвоит себе языка, обычаев окраин, место того, чтобы туда принести свое»[16, с. 211]. В брошюре великого князя Александра Михайловича, посвященной усилению русского флота на Тихом океане (1896 г.), отмечалась отличие российской колонизации от западноевропейской. Европейские колонисты, переезжая в Америку, Австралию или Африку, по его словам, теряют связь со своей родиной, образуют новые государства, тогда как наши переселенцы на имперских окраинах остаются «теми же сынами одного Самодержавного Царя», укрепляя российское владычество в Азии [17, с. 46].

В середине XIX в. на западе России границы были оформлены и укреплены, на востоке лишь предстояло это осуществить в условиях борьбы с соседними азиатскими государствами, грозившими опередить Россию в заселении восточных территорий. Поэтому внешнеполитический фактор в дальневосточной колонизации превалировал над другими на протяжении всей ее истории. На эту черту русской колонизации указывал Ф.Ф. Буссе [18].

На рубеже XIX–XX вв. министр финансов С.Ю. Витте так же обращает внимание на изменение геополитического пространства империи, отмечая значение «великой колонизаторской способности русского народа». Именно русский крестьянин-переселенец, по мнению Витте, призван изменить цивилизационные границы империи: «Для русских людей пограничный столб, отделяющий их, как европейскую расу, от народов Азии, давно уже перенесен за Байкал – в степи Монголии. Со временем место его будет на конечном пункте Китайской Восточной железной дороги» [19]. Это позволило бы прекратить «такое уродливое и неестественное явление, как эмиграция в Бразилию и другие южно-американские страны». С колонизацией Сибири С.Ю. Витте связывал не только экономические, но и политические задачи. Русское население Сибири и Дальнего Востока должно стать оплотом в «неминуемой борьбе с желтой расой». Именно это население даст силы и средства для защиты «интересов империи». В противном случае, предупреждал он, «вновь придется посылать войска из Европейской России, опять на оскудевший центр ляжет необходимость принять на себя всю тяжесть борьбы за окраины» [20].

Таким образом, влияние внешнеполитического фактора на всю дальневосточную политику России было превалирующим над всеми другими. Процесс русского заселения восточной территории находился под постоянной угрозой его опережения другими государствами, поэтому скорейшее заселение пустующих земель стало стратегической целью царского правительства.

Определенным поворотом в государственной политике заселения и освоения дальневосточной окраины в начале XX в. стало принятие положения комитета Сибирской железной дороги «Об образовании переселенческих участков в Амурской и Приморской областях» [21, с. 221]. Этот документ указывает на изменение отношения правительства России к переселенческому процессу. Если раньше государство было заинтересовано в появлении на восточной окраине достаточно крепкого, с экономической точки зрения населения, то с принятием этого положения были созданы экономические предпосылки для появления большого количества малоимущих семей в среде новоселов. Приоритетом правительства становилось переселение максимального числа семей из центральных районов страны, испытывающих социальную напряженность из-за нехватки земельных угодий. Среди переселившихся около 80% составили русские, украинские и белорусские крестьянские семьи из 20 губерний и областей России. Основным местом заселения по-прежнему оставалось Приморье.

Таким образом, характерной особенностью этого периода стало изменение социального состава крестьянских переселенцев: вместо середняцких и зажиточных семей в переселениях преобладали бедняцкие семьи из украинских и центральных губерний России. Их экономическое положение было значительно худшим по сравнению со старожилами, поскольку селились они на необжитых местах, им достались наделы с меньшей долей удобной земли, они попадали в кабальную зависимость от старожилов.

С началом проведения аграрной реформы (1906 г.) приток крестьян на дальневосточную окраину возрастает. В 1909 г. Столыпин П.А. формирует Комитет по переселению на Дальний Восток и разрабатывает широкомасштабную программу освоения Дальнего Востока. Программа предоставляла переселенцам различные льготы: право переезда за казенный счет, безвозвратная ссуда от 100 до 200 рублей в зависимости от района переселения, предварительные землеустроительные работы. В местах переселения были созданы школы и фельдшерские пункты, построены шоссейные дороги.

Несмотря на имеющиеся недостатки (местный бюрократизм, формальное отношение к нуждам переселенцев, недостаточное финансирование), переселенческая политика П.А.Столыпина имела прогрессивное значение. Увеличилось население Дальнего Востока. В 1907-1913 гг. темпы среднегодового переселения превышали 40 тыс. человек. Согласно данным исследователя П.Д. Лежнина, в период с 1859 по 1912 гг. в дальневосточный регион прибыли 383 692 переселенца [22, с. 18]. Новоселы освоили миллионы десятин земли, построили тысячи сел, дав толчок развитию производительных сил Дальнего Востока.

Колонизация Дальнего Востока на первом этапе имела ряд отличий от колонизации других территорий, отмечает доктор исторических наук, профессор Васильченко О.А. в своей работе [23]. Они влияли на формирование дальневосточного социума, на специфику зарождения и развития общественных процессов и явлений. Среди отличительных черт колонизации восточных земель можно выделить следующие:

  1. Заселяемая территория была по существу необжитой. Коренные народы Дальнего Востока были весьма немногочисленными, а так как они занимались в основном рыбной ловлей и охотой, то не противились сельскохозяйственной колонизации.

  2. Колонизация по преимуществу являлась крестьянской. Однако в отличие от других районов на Дальнем Востоке земледелие не стало основным занятием переселенцев. Оно не обеспечило полностью потребности региона в хлебе и других продуктах

  3. Освоение Дальнего Востока началась в середине XIX века. Россия уже имела опыт колонизационной политики на севере и юго-востоке, в Приуралье, Сибири, Новороссии, Бессарабии и на Кавказе.

  4. Царское правительство, опасаясь оставить помещичьи хозяйства без рабочих рук, препятствовало массовому переселению крестьян в обживаемые районы страны. Исключением стал Дальний Восток, заселение которого поощрялось властями ввиду той роли, которую играл этот регион во внешней политике России. Скорейшее заселение пустующих земель на востоке стало стратегической целью правительства.

  5. Государство несло значительные затраты на переселение, оказание помощи переселенцам в организации сельскохозяйственного производства, проведение казенных работ.

Таким образом, переселенческая политика на Дальнем Востоке имела свои особенности, обусловленные спецификой региона, его богатым ресурсным потенциалом, суровыми природно-климатическими условиями, дефицитом свободной рабочей силы. Дальний Восток являлся для России, прежде всего, военным форпостом на берегах Тихого океана. Процесс освоения Дальнего Востока отвечал политическим интересам России. Быстрый рост населения Дальнего Востока создал благоприятные условия для экономического и культурного подъема региона.


Литература:

        1. Шперк Ф.Ф. Россия Дальнего Востока. СПб., 1885.

        2. Сергеев О.И. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVIII-XIX вв. М., 1983.

        3. Слюнин Н.В. Современное положение нашего Дальнего Востока. СПб., 1908.

        4. Георгиевский А.П. Русские на Дальнем Востоке. Владивосток, 1926.

        5. Коровин А.Г. Очерк заселения Приморья // Приморье. Его природа и хозяйство. Владивосток, 1923.

        6. Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. Хабаровск, 1958.

        7. Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью Т. 8. Ч. 2. Иркутск, 1884.

        8. Сборник узаконений и распоряжений о переселении. Выпуск VIII. СПб., 1901.

        9. Васильченко О.А. Страницы истории законодательное регулирование практики семейных переселений на Дальний Восток России (1860-1917гг.). М., 2005.

        10. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). II. Т. XXXIII. 1860. Отд. П. № 33988.

        11. Приамурье. Факты. Цифры. Наблюдения. М., 1909.

        12. Бунге Н.Х. Загробные заметки // Река времен (Книга истории и культуры). М., 1995.

        13. Гиппиус А.И. О причинах нашей войны с Японией. СПб., 1905.

        14. Буссе Ф.Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883-1893 годах. СПб., 1896.

        15. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1622. Оп. 1. Д. 711. Л.41.

        16. РГИА. Ф. 560. Оп. 22. Д. 267. Л. 8-9.

        17. Сборник узаконений и распоряжений о переселении. СПб.1901.Выпуск VIII. с. 221.

        18. Лежнин П.Д. Богатства Приамурья и Забайкалья. Чита, 1922.




Обсуждение

Социальные комментарии Cackle