Автор: Андреева Галина Петровна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

международная научная конференция «Исторические исследования» (Уфа, июнь 2012)

Библиографическое описание:

Андреева Г. П. Аграрные преобразования начала 50-х гг. XX в.: просчеты и ошибки (на примере сельских территорий Южного Урала) [Текст] // Исторические исследования: материалы междунар. науч. конф. (г. Уфа, июнь 2012 г.). — Уфа: Лето, 2012. — С. 25-28.

Сегодня развитие аграрного сектора в нашей стране рассматривается в качестве одного из приоритетных национальных проектов. Это свидетельствует о том, что с одной стороны, в данной сфере накопилось множество серьезнейших проблем, требующих своего решения, в том числе и на законодательном уровне, а с другой – что идет поиск новых подходов к формированию аграрной политики государства и определению направлений его воздействия на экономические процессы. Немаловажным условием преодоления сельскохозяйственного кризиса становится основательное изучение предшествующего исторического пути, а также обстоятельный анализ исследований, посвященных опыту аграрных преобразований, оказавших существенное воздействие на развитие всего государства в целом. Осмысление недавнего прошлого российской деревни, прежде всего, позволит менее болезненно изменить существующее положение дел и избежать серьезных ошибок в будущем.

В начале 50-х годов экономическая ситуация в колхозах продолжала оставаться тяжелой. Причинами острого кризиса в аграрном секторе экономики были не только последствия Великой Отечественной войны, засуха 1946 г. и голод в ряде районов. В конце 40-х – начале 50-х годов наметился глубокий кризис всей колхозно-совхозной системы. Он был генетически связан с общим кризисом сталинской модели социализма в послевоенное время. Хотя в целом за 1947-1952 гг. было принято более 40 важных постановлений по сельскому хозяйству, но все они не меняли экономических отношений в стране [1, с.118]. Сложившиеся еще в 30-е годы неравноправные экономические взаимоотношения между государством и колхозами, социальное и правовое ущемление крестьян дополнились более сильным административным и налоговым прессом, особенно начиная с 1948 года [2, с.118]. Колхозная деревня опять стала основным источником поступления средств и трудовых ресурсов для восстанавливающейся промышленности, темпы развития которой значительно превышали темпов развития сельского хозяйства. Если к концу четвертой пятилетки в результате героических усилий колхозного крестьянства, работников совхозов и МТС сельскохозяйственное производство страны достигло лишь довоенного уровня, в то же время валовая продукция промышленности превзошла тот же уровень на 73% [3, с.55]. Медленное развитие аграрного сектора отрицательно влияло на темпы экономического развития страны и уровень народного благосостояния.

Осознавая создавшуюся ситуацию в аграрной сфере XIX съезд ВКП(б) в директивах по новому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1951-1955 гг. наметил меры по укреплению аграрного сектора. Предусматривалось увеличить государственные капитальные вложения в сельское хозяйство по сравнению с четвертой пятилеткой более чем в 2 раза, значительно поднять его техническую оснащенность и на этой основе добиться роста качественных показателей и объема сельскохозяйственного производства [4, с.55]. Однако аграрная политика советского руководства отличалась непоследовательностью и волюнтаризмом. Намечаемые рубежи развития сельского хозяйства объективно не могли сочетаться с научными, реальными средствами, методами их достижения [5, с.281]. Поэтому за первые годы пятой пятилетки ощутимых сдвигов в аграрной сфере страны, в том числе и на Урале не произошло [6, с. 277]. В то же время село превратилось в полигон для всякого рода реорганизаций и преобразований.

Среди таких мероприятий пятидесятых годов прошлого века особое место занимает кампания по укрупнению колхозов, начавшаяся в 1950 году. Некоторые исследователи ее считают «магистральным направлением аграрной политики этого периода», так как советское руководство видело в ней «один из путей повышения эффективности сельскохозяйственного производства» [7, с. 206]. Процесс объединения мелких хозяйств в более крупные достиг столь значительного уровня, что фактически перерос рамки просто организационных форм укрупнения колхозов и оказал заметное влияние на перестройку всей сельской поселенческой сети страны. Так по СССР было укрупнено 79,3% сельхозартелей, а по Уралу – 60% [8, с. 58]. Отставание Уральского региона от показателей по стране можно объяснить как природно-географическими особенностями края, так и спецификой его экономического развития. В результате укрупнения число колхозов на Урале сократилось с 13429 в 1946 г. до 6937 в 1950 г.[ 9, с. 204].

Массовое укрупнение колхозов на Южном Урале (как и по всей стране) началось также в 1950 г. Наибольшего размаха этот процесс достиг в Курганской области (55%) и в Башкирии (51%) [10, с.59]. До начала укрупнения в республике насчитывалось 4387 колхозов, к 15 января 1951 г. было объединено 3035 колхоза, из которых создано 1126 объединенных сельскохозяйственных артели. К 1953 г. число колхозов сократилось до 1593 [11, с.45; с. 266]. То же самое происходило и в Челябинской области: в 1950 было 889 колхозов, а в 1952 году – уже 484 [12, с.443]. В то же время в Оренбургской области по состоянию на 1 января 1951 года объединилось 1238 мелких сельскохозяйственных артели, из которых было создано 459 крупных колхозов [13]. Историк Пузанев В.С. приводит несколько иные цифры. По состоянию на 25 января 1951 г. 1281 мелкое коллективное хозяйство Оренбургской области объединилось в 447 крупные сельскохозяйственные артели [14, с.218]. Но, так или иначе, мы видим, что масштабы укрупнения сельхозартелей были весьма значительными. Во многих районах области количество колхозов значительно сократилось. Например, в Шарлыкском на 48, Екатериновском на 36, Пономаревском на 35, Троицком на 35, Октябрьском на 29 и т.д. [15] Так, например, колхоз «Красный колос» Тепловского района Оренбургской области был организован на базе трех колхозов: «Красный колос», «Вербовый Сырт» и «Пятилетка» [16].

В свою очередь в укрупненных колхозах значительно возросли масштабы хозяйства. Если до объединения на один колхоз в среднем приходился 71 двор и 107 трудоспособных колхозника, то теперь каждая артель объединила 193 двора с 290 трудоспособными колхозниками [17]. Тот же колхоз «Красный колос» объединил 221 личное хозяйство с количеством колхозников 338 человек: из них 115 мужчин и 223 женщины [18]. Соответственно увеличился и размер земельных площадей, закрепленных за колхозами. Из приведенных данных в таблице можно сделать вывод, что в целом в результате укрупнения создавались крупные по своим размерам хозяйства с большим земельным фондом.

Таблица 1

Область

Количество колхозных дворов

Земельная площадь, га

Башкирская АССР

215

2200

Курганская

190

2419

Челябинская

111

4248


К тому же процесс объединения обычно сопровождался дополнительным увеличением земель колхозов за счет государственного земельного фонда. В 1950—1953 гг. количество крестьянских дворов на колхоз в среднем по стране возросло в 2,8 раза, а площадь общественных посевов – в 3,2 раза» [19, с.60]. В итоге появились крупные по своим размерам хозяйства, для которых была характерна значительная территориальная разбросанность населенных пунктов, как правило, со слаборазвитым транспортным сообщением между ними, неудовлетворительным состоянием сельских дорог и невысокой плотностью населения.

Укрупнение мелких колхозов в 1950-1951 гг. определялось основными положениями Постановления ЦК ВКП(б) от 30 мая 1950 г. «Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле» и Постановления Совета Министров СССР от 17 июля 1951 г. «О мероприятиях в связи с укрупнением мелких колхозов». В них отмечалось, что необходимым условием развития колхозного производства является его укрупнение, оно позволит использовать с наибольшей отдачей сельскохозяйственную технику, трудовые ресурсы и землю [20, с.56]. «Только крупное колхозное хозяйство имеет все возможности наиболее рационально применять машины, широко использовать достижения науки, применять удобрения, подымать производительность труда, развивать все отрасли колхозного производства и давать наибольшее количество товарной продукции» [21, с.53]. Однако, приняв данные постановления и пытаясь их реализовать, советское руководство не учло некоторые факторы действительности. А именно то, что общество в то время не располагало необходимыми ресурсами для масштабного проведения подобных работ и, тем более не способно было осуществить их скоротечно. Доказательством тому служат данные, приведенные в выписке из протокола заседания Президиума Совета по делам колхозов при Правительстве СССР о состоянии дел в Оренбургской области. В ней говорится, что «хозяйственная деятельность колхозов затруднена тем, что очень многие из них далеко расположены от железной дороги и не имеют собственного автотранспорта. В колхозах области имеется всего около 800 автомашин, а исправных из них лишь 393. Более 400 машин длительное время совершенно не эксплуатируются по технической неисправности и требуют капитального ремонта. 500 колхозов совсем не имеют грузовых автомашин, а многие укрупненные сельскохозяйственные артели с посевной площадью в 6-8 тысяч гектаров имеют в своем распоряжении одну полуторатонную автомашину. При большем расстоянии полей, имея недостаток в тягле, даже не могут вовремя подвезти семена во время сева [22].

Между тем зачастую и местные органы вносили на рассмотрение колхозных собраний экономически необоснованные предложения об укрупнении колхозов, не подкрепленные мерами интенсификации производства. Этот факт подтверждают архивные данные. Практика руководства колхозом им. Сталина Сарай-Гирского сельсовета в течение последующих 6 месяцев после объединения с колхозом "Красный пахарь" Александровского сельсовета показала, что слияние этих колхозов нецелесообразно. Так как в селе Сарай-Гир…по существу не было ни одного трудоспособного мужчины (кроме 3-4 трактористов), которые бы работали в колхозе. Это первое… Второе – слияние этих двух колхозов нисколько не улучшило кормовую базу, от чего в равной степени страдали оба колхоза…Третье – все колхозники жили только доходами от колхоза и доходами от личного хозяйства. Колхоз "Красный пахарь" в прошлом являлся передовым по району. Колхоз им. Сталина в прошлом был самый отстающий по району, т.к. абсолютное большинство колхозников в нем являлось и является около колхозника, а потому их главный источник дохода – заработки на стороне. Это поведение Сарай-Гирских колхозников разлагающе действует на дисциплину труда Александровских колхозников» [23]. Как правило, объединение колхозов осуществлялось административными методами по принципу присоединения к сильному хозяйству нескольких более слабых. На укрупненное хозяйство ложились долги вошедших в его состав колхозов. Фактически это была попытка поднять экономику огромного количества слабых в экономическом плане хозяйств за счет их более зажиточных соседей.

Для колхозного руководства укрупнение хозяйств превратилось в серьезную проблему, так как управлять из одного центра работой нескольких деревень, ферм было весьма трудно, если не невозможно. Расширение размеров земельных площадей неизменно вело к увеличению расстояний, соответственно – к повышению затрат на перегон машин, перевозку воды, семян, удобрений, горючего, готовой продукции. Рабочие места большинства колхозников теперь оказались разбросанными, как правило, по всему массиву укрупненного колхоза, тем самым работники вынуждены были тратить время на переезды. В свою очередь сосредоточение большого числа работников усложнило поддержание нормальных условий труда и быта. «С первых же дней после укрупнения колхоза (имеется в виду колхоз «Правда» Саракташского района Оренбургской области) стало ясно, что разбросанность и разобщенность поселков и общественных построек намного усложняет управление производственной деятельностью и затрудняет культурно-бытовое обслуживание колхозников, – говорится в докладной записке инструкторов обкома партии областной организации по организационно-хозяйственному укреплению объединенных колхозов. – Дальнейшее развитие сельхозартели, повышение культурно-бытового уровня села до уровня социалистического города настоятельно требует сосредоточения не только всех хозяйственных и культурно-бытовых построек в одном месте, но сселения в одно место колхозников, проживающих в мелких поселках» [24]. Таким образом «объективно» встал вопрос о строительстве крупных центральных усадеб и «неперспективности» подавляющего числа сел и деревень. Позицию властей по вопросу о «неперспективных» селах подтверждают также и выдержки из постановлений бюро пленумов и собраний партийного актива райкомов ВКП (б): «Екатериновский райком ВКП (б) – «...Селить на центральную усадьбу колхоза "Уголок Ленина" в 1951 году поселок Перепеловку – 22 дома, в 1952г. поселок "Красный восток" – 55 домов, в 1953 г. поселок Марьевку – 45 домов и в 1954 году поселок Гнездовку – 60 домов. В результате сотни тысяч крестьян потянулись в центральные, крупные сельские поселки, а чаще – мимо них, в город. В целом по стране заметно стало сокращаться число сельских жителей – колхозников. В 1950 г. оно составляло 62,1 млн. человек, в 1951 г.-60,2 млн., в 1953 г. – 58.8 млн. (в границах до 1939г.) [25].

Таким образом, можно сделать вывод, что появлялись организационно неслаженные, трудно управляемые хозяйства, некоторые из которых впоследствии пришлось разукрупнить. Нередко эти операции повторялись в различных вариантах, что отрицательно сказывалось на севооборотах, организации и экономике производства. В условиях же Южного Урала при серьезном недостатке квалифицированных кадров: агрономов, зоотехников, инженерно-технических работников на селе, – и незначительном техническом оснащении увеличение земельных площадей колхозов поставило их в более тяжелые условия работы. Это вело к нерациональному использованию земли, плохой обработке, а порой и запустению ранее обрабатываемых пахотных территорий. Такого рода реорганизация обернулась трагедией для села.


Литература:

  1. Волков И.М. Деревня в СССР в 1945-1953годах в новейших исследованиях историков (конец 1980-1990-е годы) /И.М. Волков// Отечественная история. – 2000. – № 6. – С. 115-124.
  2. Там же. С. 115-124.
  3. Зеленин И.Е Общественно-политическая жизнь советской деревни (1946-1958гг) (состав и деятельность общественных организаций, Советов, рост политической активности сельских труженников). / Зеленин – Изд-во "Наука" – М.: 1978. – 246 с.
  4. Там же.
  5. История Урала с сер.XIXв. – до нашего времени. Учебное пособие. Изд-во Уральского университета. – Екатеринбург: 2003. – 400 с.
  6. Там же.
  7. Мазур Л.Н. Аграрное развитие и сельское расселение в России в XX в. /Л.Н. Мазур / Документ. Архив. История. Современность; сб. научны трудов. Вып 7.– Екатеринбург: из-во Уральского ун-та.– М.: 2006.– С. 190-225.
  8. Мазур Л.Н. Укрупнение колхозов на Урале в начале 50-х годов // Проблемы истории Регионального развития: население, экономика, культура Урала и сопредельных территорий в советской период.– Свердловск: институт истории и археологии УРО РАН: 1992.– С.58 – 67.
  9. Мотревич В.П. Вопросы социально-экономической истории Урала. Избранные статья и выступления / В.П.Мотревич – Екатеринбург: из-во УрГСХА: 2008. – 492 с.
  10. Мазур Л.Н. Укрупнение колхозов на Урале в начале 50-х годов… С.58-67.
  11. История Башкортостана 1917-1990-е годы: в 2-х т. /Отв. Ред. Р.Н. Сулейманова. Т.2: 1945-1990. – Уфа: Гилем, 2005. – 313 с.; Хусаинов Н.Т. Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале (материалы научной конференции)./ Н.Т. Хусаинов – Свердловск: 1963. – 386 с.
  12. Краткий очерк истории Челябинской области // сост. В.Н. Елисеева – Южно-Уральское книжное издательство ,1965.– 516 с.
  13. ЦДНИОО. Ф.371, Оп.15, Д.133, Л.62.
  14. Пузанев В.С. Становление сельской интеллигенции и ее возрастающее влияние на социокультурное развитие южноуральской деревн. (1986-1991гг.) / В.С. Пузанев – Оренбург: Изд-во ОГПУ.: 2005.– 552 с.
  15. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 15, Д. 133. Л.14.
  16. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 16, Д. 1065. Л.26.
  17. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 15, Д. 133. Л.14.
  18. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 16, Д. 1065. Л.26.
  19. Мазур Л.Н. Укрупнение колхозов на Урале в начале 50-х годов… С.58-67.
  20. Дрындин В.Л. Попытки проведения хозяйственных реформ 1953-1964 годов в контексте специфики Российской истории / В.Л. Дрындин-Оренбург: ООО «Агенство «Пресса», 2002. – 248 с.
  21. Русинов И.В. «Неперспективная» деревня: от домыслов к истине / И.В.Русинов // Вопросы истории.–1990.–№ 8.– С. 50-63.
  22. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 15, Д. 133. Л.62.
  23. ЦДНИОО. Ф.371, Оп.15, Д.946, Л.21.
  24. ЦДНИОО. Ф.371, Оп. 15, Д. 133. Л.62.
  25. ЦДНИОО. Ф 371, Оп. 15, Д. 898, Л.5.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle