Библиографическое описание:

Мокина Н. Н. Материально-техническое обеспечение куйбышевского студенчества в 1950–1960-е гг. [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 5-8.

Куйбышевская (ныне Самарская) область в послевоенные годы обладала крупным вузовским потенциалом: работали девять институтов, среди них педагогический им. В.В. Куйбышева, сельскохозяйственный, авиационный, индустриальный1, плановый, медицинский им. Д.И. Ульянова, электротехнический институт связи, инженерно-строительный им. А.И. Микояна, филиал Всесоюзного заочного института советской торговли. В данной статье рассматриваются основные проблемы материально-технического обеспечения студентов региона в 1953–1964 гг.

Анализ законодательно-нормативных актов эпохи «оттепели» и документов Центрального государственного архива Самарской области показывает, что к началу рассматриваемого периода большинство куйбышевских высших учебных заведений по наличию имевшихся учебно-производственных зданий находились в крайне тяжелом положении. Слабость их материальной базы негативно влияла на учебный процесс. Например, Куйбышевский педагогический институт в 1953–1954 учебном году с 1710 студентами дневного и 2800 студентами заочного отделений был размещен в учебных корпусах общей площадью 7204 кв. м.2 По санитарным нормативам на одного студента дневного отделения положено было иметь 12 кв. м. учебно-лабораторных площадей, а в институте на одного учащегося приходились 4,2 кв. м., т.е. почти в 3 раза меньше.

Аналогичная ситуация наблюдалась и в других институтах. По нашим подсчетам, все вузы города не соответствовали санитарно-гигиеническим нормам и, прежде всего, не были обеспечены необходимым количеством учебно-лабораторных зданий. Так, Куйбышевский индустриальный институт в 1952–1953 учебном году арендовал небольшое помещение для проведения учебных занятий, так как собственное здание было занято рабочими завода им. Фрунзе. Ограниченность аудиторного и лабораторного фонда привела к тому, что занятия в институте проводились в три смены3.

Куйбышевский авиационный институт занимал два учебных корпуса, один из которых принадлежал плановому институту. В учебных корпусах обучались только студенты дневного отделения, эти же помещения служили общежитиями для учащихся4.

Куйбышевский плановый институт располагался на двух этажах инженерно-строительного института (ныне архитектурно-строительная академия). Условия для учебного процесса были тяжелые: помимо нехватки учебных площадей, вуз не располагал читальным и спортивным залами, необходимыми учебными лабораториями и кабинетами5. Хотя контингент студентов в 50-х гг. не увеличился, а, наоборот, в отдельные годы снизился (в 1953 г. на дневном отделении обучалось 886 студентов6, в 1958 г. – 5457), тем не менее, институт испытывал значительный недостаток в учебных площадях.

Трудное положение складывалось у высших учебных заведений и с общежитиями для студентов. В 1953 г. лишь общежитие планового института вмещало в себя практически всех иногородних студентов. Так, из 438 нуждающихся в жилье, 358 были размещены в общежитии, остальные – на частных квартирах, оплачиваемых вузом8. Руководству педагогического института удалось устроить в общежитие только 37% студентов. У авиационного института в одном из учебных корпусов располагалось женское общежитие площадью 163 кв.м., где проживало 46 девушек. В лабораторном корпусе размещалось мужское общежитие, где проживало 186 юношей на площади 748 кв.м9. Но имеющиеся площади всех нуждающихся в жилье студентов не вмещали, поэтому 63% студентов института размещались на частных квартирах, большинство из которых располагалось на окраинах города, и было лишено самых элементарных удобств10.

Иногородние студенты индустриального института также вынуждены были жить в учебных корпусах11. Таких студентов в 1953 г. было 377 человек, остальным 612 вуз снимал квартиры12. В 1954 г. институт сдал в эксплуатацию два новых общежития и физический корпус13. Строительство общежитий позволило освободить учебные корпуса от проживающих в них студентов. Однако одно общежитие на 220 мест заняли рабочие строительного треста № 2414, что привело к тому, что в 1954 г. в общежитии индустриального института проживало лишь 37% иногородних студентов, а остальные – на частных квартирах.

Таким образом, к началу изучаемого периода материально-техническая база высших учебных заведений г. Куйбышева не отвечала требованиям, предъявляемым к высшей школе. Разумеется, отмеченные недостатки требовали от центральных и местных властей, а также руководства вузов усилить внимание к материальному обеспечению учебной деятельности, строительству учебно-лабораторных зданий и сооружений, общежитий, спортивных комплексов, совершенствованию учебно-лабораторного оборудования. Так, правительство провело ряд мероприятий по упорядочению подготовки специалистов с высшим образованием, по итогам которого обязала Госплан СССР предусмотреть в проектах народнохозяйственных планов на 1955–1960 гг. необходимые капитальные вложения на строительство и оборудование высших учебных заведений15. Последствия принятых решений мы рассмотрим на примере Куйбышевского индустриального (будущего политехнического) института.

В конце сентября 1955 г. Государственная комиссия приняла еще одно общежитие индустриального института (на 500 человек)16. В итоге вуз стал располагать общежитиями на 1023 человека17. Среднее число студентов института, проживающих в общежитии, в 1953–1959 гг. составляло 739 человек, а среднее число студентов проживающих на частных квартирах, оплачиваемых вузом, соответственно – 549 человек.

В 1960 г. наметился очередной разрыв между потребностями учебного процесса (увеличение набора студентов) и материальной базой индустриального института. Если в 1953 г. в институте числилось 232018 студентов дневного отделения, то в 1960 г. – 428619. Вуз был вынужден, как уже указывалось, проводить занятия в три смены. Студенты, нуждающиеся в жилой площади, вновь стали проживать в учебных корпусах20. Положение удалось в определенной мере исправить лишь в 1962 г., когда за институтом стали значиться три учебных корпуса и три общежития21. В итоге, среднее число студентов политехнического института, проживавших в общежитии, в 1960–1964 гг. составило 1245 человек, а среднее число студентов проживающих на частных квартирах, которые оплачивал вуз, – 919 человек.

Приблизительно такая же картина наблюдалась и в авиационном институте, который располагал двумя учебными корпусами и зданием городской школы. В 1955 г. в учебных корпусах института проживали 223 студента, а 456 – на частных квартирах, оплачиваемых вузом22. Освободить учебные корпуса от проживания в них студентов удалось в 1960 г., когда удалось сдать в эксплуатацию первое студенческое общежитие авиационного института. Однако в нем отсутствовали элементарные условия для проживания. Студентам не хватало кроватей, матрацев, умывальных кранов, душа, прачечной23. К тому же общежитие было перегруженным и не могло вместить в себя всех нуждающихся. Многие студенты продолжали снимать комнаты, и таких в 1960 г. было 69%.

Тем не менее, в 1960 г., набор студентов авиационного института увеличился, несмотря на то, что фонд учебно-производственных и жилых помещений не отвечал реальным потребностям вуза. В 1953 г. на дневном отделении института обучались 1153 студента24, а в 1960 г. уже 262925. Следует отметить, что ректорат неоднократно обращался в органы местной власти и ставил вопрос о строительстве крайне необходимого вузу учебно-лабораторного корпуса, а также студенческого общежития. В результате было получено разрешение на сооружение учебных зданий, для строительства которых институту выделили землю около Ботанического сада. После утверждения проектно-сметной документации, вуз развернул капитальное строительство учебного корпуса, однако его строительство и введение, в эксплуатацию по объективным и субъективным причинам затягивалось. Таким образом, и к середине 1960-х гг. не удалось расширить аудиторный и жилищный фонд авиационного института.

В 1955–1956 учебном году педагогический институт получил два новых корпуса под общежитие, вследствие этого количество мест в студенческом общежитии увеличилось практически в два раза, с 306 до 60026, что позволило разместить в общежитии около 47% студентов. В 1956-1962 гг. среднее число студентов, проживавших на частных квартирах, оплачиваемых вузом, составляло 375 человек. Несмотря на то, что контингент студентов дневного отделения педагогического института увеличивался незначительно и в 1960 г. составлял 177827 студентов, учебные занятия в институте проходили в 2-2,5 смены28.

Плановый институт на протяжении всего изучаемого периода располагался в здании инженерно-строительного института и в 1963 г. занимал всего 22 учебные аудитории. Согласно заключениям экспертной комиссии, это здание находилось в аварийном состоянии. Полы учебных помещений в коридорах могли вынести только ограниченную нагрузку ввиду слабости несущих балок29. Администрация вуза неоднократно ставила перед местными органами власти вопрос о возвращении институту его учебного корпуса. В 1961 г. после постройки учебного корпуса авиационным институтом было принято решение о возвращении здания. Но и данная мера оказалась недостаточной: на протяжении 1950-60-х гг. плановый институт по-прежнему располагался главным образом в здании инженерно-строительного института, и испытывал потребность в существенном расширении аудиторного фонда.

Следует отметить, что серьезные недостатки в материально-бытовом обеспечении студентов были и в других вузах г. Куйбышева. Так, крыши общежитий педагогического института постоянно протекали, в корпусах не было прачечных, душевых комнат30, многие жилые комнаты плохо отапливались, студентам не хватало мягкого и жесткого инвентаря31.

Студенты политехнического института неоднократно жаловались на плохую работу санитарных узлов и душевых кабин32, плохую звукоизоляцию в общежитии33. Все это создавало тяжелые условия как для подготовки студентов к занятиям, сдаче зачетов и экзаменов, так и для отдыха.

Отмеченные недостатки в положении высших учебных заведений и студенчества в 50–60-х гг. ХХ века являлись предметом пристального интереса Министерства высшего образования СССР и Центрального комитета профсоюза работников высшей школы и научных учреждений. Одним из способов их преодоления стали Всесоюзные смотры–конкурсы по жилищно-бытовому обслуживанию студентов, содержанию студенческих общежитий вузов и студенческих городков34. Они имели цель не только улучшить жилищно-бытовые условия общежитий, но и стимулировать процесс совершенствования воспитательной работы в общежитиях, развития студенческого самоуправления, формирования здорового образа жизни учащейся молодежи.

Администрации, профкомы и студенческие советы многих вузов активно боролись за выполнение условий Всесоюзного смотра–конкурса. Одним из победителей конкурса того времени стал коллектив Куйбышевского индустриального института, которому была присуждена вторая премия в 1956–1957 учебном году35 и пединститут, награжденный премией и переходящим Красным знаменем Министерства просвещения РСФСР за выполнение условий Всесоюзного конкурса на лучшую организацию труда и отдыха студентов в 1958 году36. В тоже время Куйбышевский плановый институт в 1956–1957 учебном году получил серьезные замечания от организаторов конкурса за невыполнение его условий37.

Отметим, что авиационный институт регулярно становился победителем общественных смотров общежитий, ему присуждалось первое место по городу и вручалось переходящее Красное знамя Обкома союза. При этом следует обратить внимание на тот факт, что помещения общежитий вуза не были приспособлены под общежитие, а в каждой комнате, как правило, проживало 8–12 человек, а в отдельных комнатах до 21 человека38.

С большими сложностями шло формирование блока общественного питания в вузах г. Куйбышева. Обслуживание студенческих столовых в рассматриваемый период осуществлял Куйбышевский городской трест столовых и ресторанов. Согласно заключениям экспертной комиссии39, проводившей мероприятия по улучшению работы столовых и буфетов высших учебных заведений, большим спросом среди студентов пользовались: тушеная капуста, винегрет, картофельное пюре, пирожки, блинчики, пончики. Но их качество, ассортимент и калорийность не соответствовали санитарным нормам и реальным потребностям студентов.

Экспертная комиссия рекомендовала столовой педагогического института организовать приготовление горячих завтраков, ужинов и диетических блюд для студентов. Комиссия отметила, что в столовой торговали главным образом дорогостоящими кондитерскими и колбасными изделиями. В продаже не было бутербродов, булок, сосисок, котлет, пирожков, молоко, кефира, которые пользовались большим спросом у студентов.

Среди недостатков в работе студенческих столовых комиссия отмечала и плохую пропускную способность всех столовых г. Куйбышева. Скорее всего, это было связано с тем, что студенческие столовые были недостаточно оснащены технологическим оборудованием, инвентарем, кухонной и столовой посудой, приборами. Также отмечалась крайне неудовлетворительная организация питания студентов по абонементам. Например, в авиационном институте вместо 1110 студентов по абонементам питались только 150 человек, в индустриальном институте – 50, в педагогическом – 17.

В 1954 г. столовые политехнического, а в 1955 г. и педагогического институтов расширили свою работу за счет перевода студентов на самообслуживание. Если раньше они затрачивали на обед больше часа, то по введенному новому методу обслуживания данное время сократилось до 20-30 минут40. К 1957 г. почти все студенческие столовые города наладили свою работу подобным образом.

В конце 50-х гг. вопрос о расширении самообслуживания в образовательных учреждениях был поднят на государственном уровне. В июне 1959 г. ЦК КПСС и Совет Министров приняли постановление о расширении самообслуживания в детских учреждениях, школах, вузах. Согласно новому постановлению студенты должны были проводить необходимые работы по поддержанию чистоты и порядка не только в общежитиях, столовых, но и в учебных помещениях, а также выполнять работы по ремонту и строительству общежитий, спортивных сооружений, учебных зданий и т.д.41

К 1960 г. институты достигли определенных результатов в развитии самообслуживания, состояние многих общежитий и учебных корпусов заметно улучшилось. В немалой мере этому способствовало то, что графики дежурств составлялись заранее, а студенты выполняли свою работу добросовестно, уборка помещений производилась не только своевременно, но и более качественно.

Исходя из вышеизложенных фактов, мы можем утверждать, что материально-бытовые условия вузов г. Куйбышева в 1953–1964 гг. были крайне тяжелыми. Учебные корпуса были сильно перегружены, что заставляло проводить занятия в 2–3 смены. Силами студентов проводился не только ремонт и строительство зданий, но и работы по поддержанию чистоты и порядка в общежитиях, столовых и в учебных помещениях института. В рассматриваемый период студентам удавалось сочетать и учебу и общественно-полезный труд.

1 Куйбышевский индустриальный институт имени В.В. Куйбышева в 1962 г. переименован в Куйбышевский политехнический институт имени В.В. Куйбышева.

2 Центральный государственный архив Самарской области (далее ЦГАСО). Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 488. Л. 4.

3 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 559-А. Л. 14.

4 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 84. Л. 4.

5 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 629. Л. 5.

6 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 284. Л. 2.

7 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 514. Л. 1.

8 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 284. Л. 2.

9 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 84. Л. 120-121.

10 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 100. Л. 106.

11 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 559-А. Л. 14.

12 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 261. Л. 14.

13 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 559-А. Л. 11.

14 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 639. Л. 16.

15 Высшая школа. Основные постановления, правила, приказы и инструкции / под ред. Л.И. Карпова, В.А. Северцева. - М., 1957. С. 15.

16 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 342. Л. 1.

17 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 639. Л. 4.

18 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 261. Л. 14.

19 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 466. Л. 1.

20 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 731. Л. 10.

21 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 877. Л. 21.

22 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 4. Д. 19. Л. 15.

23 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 219. Л. 31.

24 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 84. Л. 121.

25 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 208. Л. 3.

26 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 587. Л. 248.

27 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 845. Л. 1.

28 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 1048. Л. 20.

29 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 677. Л. 7.

30 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 646. Л. 244.

31 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 583. Л. 20.

32 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 496. Л. 9.

33 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 498. Л. 11.

34 Высшая школа. Основные постановления… Указ. соч. С. 483.

35 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 383. Л. 35.

36 Молодой учитель. Куйбышев, 1958. № 27.

37 ЦГАСО Ф. Р-3572. Оп. 6. Д. 383. Л. 24.

38 ЦГАСО Ф. Р-3951. Оп. 2. Д. 84. Л. 121.

39 ЦГАСО Ф. Р-2321. Оп. 9. Д. 92. Л. 64.

40 ЦГАСО Ф. Р-2304. Оп. 1. Д. 587. Л. 248.

41 ЦГАСО Ф. Р-2343. Оп. 14. Д. 731. Л. 85.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle