Библиографическое описание:

Кабылтаева С. К. Роль батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв.: историографический обзор [Текст] // Исторические исследования: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 29-37.



The article is devoted to analysis of historiography of the batyrs role in the preservation of integrity of the Kazakh state in the first quarter of XVIII — the second half of XIX centuries. From the contemporary conceptual positions the survey of article shows the degree of scrutiny and peculiarities of approaches in the formation and development the batyrs institute, its role in the unity of the Kazakh khanate in the first quarter of XVIII — the second half of XIX centuries on the concrete historical stages of their study (research). The contemporary tendency and directions in the study of theoretical problems of the batyrs role as a social institute in the Kazakh society life are shown.

Keywords: batyr, military leader, commander, Institute of batyrs, historiography, social structure, the Kazakh Khanate, the Kazakh government, national liberation struggle.

С обретением государственной независимости казахстанское общество оказалось перед сложнейшим процессом социальной и политической самоидентификации. Важнейшим инструментом этого процесса стало познание своей национальной истории, возрождение в народной памяти забытых имен своих героев. Каждая эпоха, отражая исторические события, выдвигала на арену ярчайших личностей. Кабанбай, Богембай, Жасыбай, Малайсары и многие другие батыры являются гордостью казахского народа. Имена этих людей, не жалевших себя ради сохранения Родины, передавались из поколения в поколение. Обращение к отечественной истории, осмысление сложных переломных этапов борьбы за независимость и суверенитет приобретает особый смысл и значение. С именами многих военных полководцев — батыров связаны героические страницы национально-освободительной борьбы казахского народа первой четверти XVIII — первой половине XIX вв. Большинство батыров, возглавлявших боевые отряды воинов своих родов и родоплеменных групп, играли видную роль не только в военной, но и в социально-политической жизни кочевников-казахов.

В исторической и общественной мысли Казахстана актуализировался вопрос о необходимости расшифровки и конвертации уникального института батырства в казахском обществе, роли батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв.

Актуальность и новизна постановки вопроса заключается в междисциплинарном подходе рассмотрения института батырства как цельного и самобытного феномена традиционного казахского общества. «Только поколение, которое знает о непростой истории государства, поворотах и зигзагах пути, пройденного предками, сложных этапах и судьбоносных решениях, «белых пятнах» и свершениях великих личностей, сможет успешно достичь намеченной цели», — уверен Н. А. Назарбаев [1].

Кардинальное переосмысление национальной истории Казахстана с учетом новых подходов, выработанного за годы независимости, необходимо молодому поколению казахстанцев, которые должны научиться делать выводы из прошлого [1]. Научное исследование роли батыров за независимость Казахстана, целостность Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв. продиктована необходимостью воспитания гражданственности и казахстанского патриотизма.

Рассматривая историографию по изучаемой проблеме, можно выделить три основных этапа в ее развитии:

  1. историография дореволюционного периода (первая четверть XVIII в. — 1917 г.);
  2. историография советского периода (1917–1991 гг.);
  3. современная казахстанская историография (с 1991 г. до наших дней).

В исторической науке роль батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв. не была предметом специального исследования. Однако, отдельные стороны этой проблемы нашли отражение в историографии дореволюционного периода. Так, первые упоминания «бахадур» встречается в сочинениях Масуд бен Усман Кухистани (ум. ок. 1590), Камал ад-Дин (Шир)-Али-Бинаи (1453–1512) и других восточных авторов. Тюрко-монгольское слово «батыр», «багатур», «бахадур» первоначально означало храбреца, вызывающего врага перед битвой на противоборство. Термин использовался и в качестве почетного титула, получаемого ханом или султаном за личную храбрость, либо за умелое руководство военными действиями в борьбе с внешними врагами.

Первые письменные свидетельства о батырстве у тюркских народов оставил в своей работе XVI в. «Записки о Московии» австрийский дипломат, посол в Московии Сигизмунд фон Герберштейн (1486–1566) [2]. Автор отмечает, что в XIV в. слово «батыр», «багатур», «бахадур» проникли в русский язык, потеснив ранний, автохтонный термин южнославянской книжности «храбр» или «воитель». Наряду с русской калькой данного термина — «богатырь» — в Московском государстве конца XV — первой трети XVI в. обозначал иноземных храбрых воинов и уже использовался собственно тюркоязычный термин «батыр» [2].

Следует отметить, что в XVIII веке в западноевропейском востоковедении изучение Казахстана занимало довольно скромное место; отчасти это объяснялось скудостью источников, находившихся в распоряжении исследователей. Основным источником знаний европейцев в XVIII — XIX вв. служила нарративная литература, создавшаяся в рамках теоретических схем эволюционистов. Идея об обусловленности истории, обычаев, нравов, материальной и духовной культуры народов с природной средой, в которой они проживают, пронизывают почти все путевые записи, дневники и отчеты [3, с.49].

В русской историографии борьба казахов против джунгарской экспансии нашла отражение в общих работах. Несмотря на то, что в них общая ситуация представлена в целом, в то же время систематическое последовательное изложение исторических событий отсутствует [3, с.10]. Интерес представляют записи о роли батырства, как общественного института в жизни казахов, которые оставил побывавший в ставке хана Младшего жуза Абулхаира в 30-х годах XVIII века английский художник и путешественник Джон Кэстль. В них, в частности, упоминаются имена таких известных и прославленных батыров как Жанибек, Богенбай, Баймурат, Буберек, Асан, Акмолай [4].

К историографии дореволюционного периода относятся исследования русских военных востоковедов и общественно-политических деятелей. Так, российский ученый П. И. Рычков в «Истории Оренбурга» и «Топографии Оренбургской губернии» — ученых трудах второй половине XVIII века, отразил дипломатическую деятельность казахских батыров Жанибека из рода «аргын» и Есета из рода «тама» в вопросе целостности Казахского государства [5].

Полковник Генерального штаба Е. К. Мейендорф в своем путевом журнале, составившем первую часть книги «Путешествие из Оренбурга в Бухару», делает вывод, что батырами именовались в казахском обществе «люди храбрые, справедливые и предприимчивые, во время войны — это наездники» [6]. По его определению, батыр — это не только титул храбреца, но и наименование лиц, преимущественно занятых осуществлением военных функций [6]. Действительно, в казахском обществе батыром называли любого храброго и опытного, особо прославившегося в набегах и сражениях человека, как из социальной категории «черной кости», так и наследственной аристократии.

Диапазон опубликованных работ С. Броневского, В. Вельяминова-Зернова, А. Гейнса, В. Григорьева, И. Завалишина, Л. Мейера, И. Казанцева, Н. Зеланда, Р. Игнатьева, Н. Гродекова, П. Румянцева говорит об их интересах к социальной структуре казахского общества [7]. И. Г. Андреев описывая социальную структуру казахского общества, отмечал, что царское правительство для защиты своих крепостей привлекало на службу батыров, платило им по сто рублей и премиальные, и тем самым, включало в орбиту своей политики [8].

Началом научного изучения казахского социума принято считать «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей» А. И. Левшина, который попытался выяснить и изучить причины появления и эволюцию института батырства у казахов [9]. Работа содержит много сведений об основных этапах жизни и деятельности хана Абылая, его роли в деле организации освободительной борьбы против джунгарской агрессии. Ценные сведения о батырах, их роли в единении казахского народа имеются в работах И. Ф. Бларамберга [10], Л. Мейера [11], И. И. Крафта [12], М. А. Терентьева [13], А. И. Добросмыслова [14], А. Харузина [15], А. Е. Алекторова [16].

Участие батыров в национально-освободительной борьбе казахов против колониального гнета в литературе периода XVIII — XIX вв. представлено слабо. В основном это фрагментарные публикации, например, на страницах «Военного сборника» [3, с.36].

Л. Мейер [11], А. Добросмыслов [14], В. Витевский [17], М. Терентьев [13], работавшие в генеральном штабе в качестве военных специалистов, дают более или менее подробные сведения о ходе восстания хана Кенесары, который боролся за сохранение целостности Казахской государственности. Исследователи оправдывали колонизаторскую политику царизма и характеризовали национально-освободительную борьбу казахов как «противозаконные» действия, «бунт» и «мятеж». Они называли повстанцев «скопищем», «шайкой», руководителей восстания не иначе как «разбойниками» и «хищниками». Статьи Н. Середы, Н. Савичева, В. Потто, И. Аничкова, П. Юдина трактовали выступления народных масс как «бунт», а личности руководителей восстаний получили различные характеристики, в зависимости от позиции автора [3, с.36].

Чиновник канцелярии Оренбургского и Самарского генерал-губернатора Н. А. Середа опубликовал свою работу «Бунт киргизкого султана Кенисары Касимова (1838–1847 гг.) в трех номерах известнейшего российского журнала «Вестник Европы» в 1870 и 1871 гг. [3, с.36]. По мнению Е. Бекмаханова, она лучшая и самая серьезная работа из всех дореволюционных трудов о Кенесары. В ней собран наиболее полный, богатый фактический материал и дана объективная оценка с позиции историка времен царизма.

Среди дореволюционных публикаций о деятельности батыра Кенесары следует отметить очерк «Султаны Кенесары и Сыздык», написанный со слов сына К. Касымова, султана Ахмета Кенесарина Е. Т. Смирновым [18], а также статью М. Г. Черняева в журнале «Русский вестник» [19]. А. Кенесарин пересказывает биографию и деятельность отца, не давая каких-либо оценок и анализа движения. Работа представляет определенный интерес в освещении роли батыров в борьбе за независимость. Упоминания о Кенесары содержатся в издании И. Казанцева «Описание киргиз-кайсак» и в воспоминаниях путешественника и географа П. П. Семенова-Тян-Шанского.

В середине XIX века Л. Баллюзеком, А. Мякутиным, П. Маковецким, А. Добросмысловым, И. Крафтом и другими авторами были опубликованы ценные записи обычного права казахов [7]. Они являются ценным материалом для изучения процессов классовой дифференциации в казахском ауле и определения положения интересующей нас социальной группы — батыров. Наиболее достоверными записями являются материалы, собранные казахскими султанами и биями. Так, материалы об обычном праве казахов Оренбургского края, опубликованные Л. Баллюзеком, собраны султаном Сейдалиным [7]. В течение первой половины XIX в. Многочисленные путешественники, дипломаты, купцы и миссионеры накопили разнообразный материал о социально-экономической и политической истории народов среднеазиатского региона.

Отличительной чертой историографии XIX века являюется опубликование работ казахских исследователей о традиционной структуре казахов, о казахских батырах, их борьбе с джунгарскими завоевателями. О батырстве и батырах, их роли в сохранении единства Казахского государства писал известный казахский ученый и общественный деятель Чокан Валиханов в «Исторических преданиях о батырах XVIII» [20]. «Батыр — самая значимая и авторитетная личность в народе, — писал он. — В бою батыр бесстрашен, как тигр, силен, как лев. Это уважаемая в народе личность, и люди прислушиваются к его словам [20, с.16]. В своей статье «Исторические предания о батырах XVIII в». Ч. Валиханов приводит 14 преданий, упоминающих известные исторические лица — Абылая, Богембая, Жанатая, Байгозы, Уразумбета, Ельчибек-батыра, Темирхан-батыра и т. д. Заслуга Ч. Валиханова в том, что он зафиксировал в своих статьях ценные исторические сведения, существовавшие до него в изустной передаче [3. С.68–69].

Первым научным исследованием, посвященным хану Абылаю, была статья Чокана Валиханова «Абылай» [20]. С его именем связана идея общенационального единства, государственной независимости и территориальной целостности Казахстана. Именно в борьбе за осуществление этой идеи раскрылись разносторонние природные дарования Абылая: государственный ум, личная отвага, талант полководца и политического деятеля, качества искусного дипломата. Эпоха Абылай-хана высоко оценена Чоканом Валихановым, он пишет: «В преданиях казахов Абылай носит какой-то поэтический ореол, век Абылая является веком казахского рыцарства» [3, с.68]. Такая оценка в точности воспроизводит ту историческую эпоху, сохранившуюся в сознании народа. Система казахских шежире выполнила свою функциональную задачу, образы выдающихся батыров, самого хана Абылая закрепила и т. д. [3. С.68]. На основе русских источников Ч. Валиханову удалось проанализировать внутриполитическое положение Казахстана в XVIII в., выявить роль Абылая и батыров в сохранении целостности казахской государственности.

Большое значение в воссоздании атмосферы эпохи Абылая, в реконструкции исторических событий, происходивших с его участием, имеют произведения именитых на всю степь акынов, таких как Бухар-жырау Калкаманулы, Умбетей Тилеуулы, Татикара и других. Произведения Бухар-жырау (1684–1781) — выдающегося мыслителя, поэта, политического деятеля имеют особую ценность. Бухар-жырау был советником и соратником Абылая, принимал участие в государственных делах, которые отразились в его поэзии. Время жизни Умбетей-жырау (1706–1778 гг.) совпало с наиболее важными военными вехами Казахского ханства, называемыми в народе «жаугершілік заман». Все события этого времени воспеты в жырах, толгау, жоктау, естирту. Умбетей-жырау — участник походов Абылая, знаменитый военачальник, батыр сумел емко и выразительно отразить в своей поэзии ратные подвиги хана Абылая в борьбе с джунгарами, роль и значение в сохранении целостности Казахского государства известных батыров — Богенбая, Кабанбая, Сары, Баяна и других. В героических песнях Умбетей воспевает храбрость и героизм батыров, патриотизм народа, а когда случалась гибель батыров, то их имена непременно увековечивались в посмертной песне о герое-освободителе. В толгау Умбетей-жырау передает общественно-политическую жизнь степи. Его песни сохранились в устах народа [3, с.70].

В поэтических произведениях народных жырау, идеологов отечественной войны против джунгарского нашествия, мы находим подтверждение всенародного признания подлинных заслуг хана Абылая, борца за национальную независимость, территориальную целостность и государственность казахов. В сказании упоминаются многие названия местностей, где происходили битвы казахского ополчения с джунгарами, а при сопоставлении с письменными источниками, с археологическими данными четко обозначенные названия согласуются с письменными документами [3, с.70].

Более детальное и основательное изучение казахско-джунгарских войн прослеживается в конце XIX-XX вв. К данной тематике обращались М. Копеев [21], Ш. Кудайбердиев [22], М. Тынышпаев [23], А. Букейханов [24]. Казахско-джунгарские войны дали для истории имена прославленных батыров, которые воспевались в народе, а их героические подвиги увековечены в народной памяти — в шежире. Переход вербальных казахских шежире в их письменно-библиографическую форму происходит благодаря глубоко творческой деятельности казахских ученых.

В «Казахском шежире» Машхура Жусупа Копеева [21] упоминаются имена прославленных воинов, он пишет: «Во времена хана Абылая из числа казахов вышли такие батыры: Каракерей, Кабанбай, Канжагалы Богембай, Каздауысты Казыбек, Шакшаулы Жаныбек, Кокжарлы Кокжал Барак. «Врагов он множество раз обращал в бегство, доброе имя осталось Бараку» — это про него слова. Из Старшего жуза — Шанышкалы Бердыкожа, Сырым Малайсары. «Когда он с криком на врага нападает, со знаменем скачи вслед за ним» — эти слова про Малайсары, Балта-керей Турсынба, Таракты Байгозы, бывший для Среднего жуза ураном — кличем Олжабай батыр, из рода Малай-жадигер — Жаугаш, Бигаш, Боритонды — Борте, Орманшы, у которого на знамени изображена голова голова волка, рыжий Шотана — батыр, Козган Бекшемерген, карауыл Альтеке, Сарым Жидебай, Уак Сары, Баян — все батыры». «Дома у нас батыров много, но когда надо выступить в поход и сразиться с врагом, нет никого равного Баяну», — говорил Абылай-хан [3, с.69].

В шежире М. Копеева имеются исторические сведения об батыре Абылае: «В юношестве Абылая звали Сабалак». Автор пишет: «…Рядом с недостигшим двадцати лет Абылаем все время был узбек сарт по имени Оразак (Ораз). Они пришли к родам атыгай и караул, которые кочевали по берегу Ишима, пасли там лошадей бая Даулеткельды, были у него конюхами. Когда у Абылая спрашивали: «Как тебя зовут?» — он отвечал: «Мое имя Сабалак!» [3, с.3].

Одним из первых [16] в советской историографии к теме освободительной борьбе казахского народа против джунгарских завоевателей обратился М. Тынышпаев. На основе привлечения русских источников и казахского фольклорного материала о событиях 1723–1730 гг., отложившихся в народной памяти как «годы великого бедствия», им был опубликован ряд научных работ, которые не потеряли своего значения и в настоящее время [23].

Х. Досмухамедов посвятил батырам несколько научных трудов. В работах «Казахские батыры. Исатай, Махамбет», «Краткие сведения о движении Исатая Тайманулы», «Махамбет батыр», «Кто такой Исатай?», «Родословная Жалантус батыра (Ялантуш бахадура), строителя медресе Тиля-кары и Шир-дор в городе Самаркенде», «Жалантос батыр» Халел Досмухамедов проводит подробный анализ деятельности и роли батыров в борьбе за независимость казахского народа [25].

Об именах рыцарей периода джунгарского нашествия писал Курбангали Халид: «Во времена Абылая батырами и военачальниками были: Каракерей Кабанбай, Алтыбай-батыр, Актамберды-батыр, Есмамбет-батыр, Матай Шонкей-батыр, Керей Жаныбек-батыр, Бори Акпантай-батыр, Канжыгалы Богембай-батыр, Басенты Малайсары-батыр, все они были отличными воинами и военачальниками, но лучшими из них был Кабанбай [3, с.69].

А. Диваев [26] [16] записал казахские предания об участии батыров Старшего и Младшего жузов под предводительством Тайлака и Санырыка в грандиозном и решающем сражении на берегах рр. Буланты и Белеуты. Полное уничтожение джунгарских войск в этой местности осталось в народной памяти как «Калмаккырылган» — «Место гибели калмаков». Между реками Буланты и Белеуты возвышается небольшая сопка, названная с тех пор «Калмаккырылган». Вершина ее усеяна казахскими могилами, на надгробиях высечены многие родовые тамги. По историческим преданиям, на этом кладбище были захоронены казахские батыры, погибшие в этой битве. Героический эпос передает высокий дух и героический настрой казахских воинов, сражавшихся на Буланты. Перечислены имена батыров — Малайсары, Олжабая, Есета, Жантая, Барака, Жаныбека, Кабанбая, Богембая, Сырыма, Мурына, Жаулыбая, Сарыбая, биев — Казыбека и Толе, т. е. все казахское ополчение, собранное из различных родов [3, с.67–68].

Таким образом, историография дореволюционного периода заложила прочный фундамент для изучения поставленной нами проблемы.

После революции 1917 г. наступает новый этап в историографии проблематики роли батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв. Так, отдельные стороны функционирования института батырства, роли батыров в сохранении единства Казахской государственности прослеживаются в работах А. Ф. Рязанова [27–28], А. П. Чулошникова [29], В. П. Шахматова [30].

В 30-е годы XX в. А. Ф. Рязанов в своей работе «Сорок лет борьбы за национальную независимость киргизского народа 1797–1838 гг». одним из первых изучил протестное движение казахов против царской колонизации, ввел в научный оборот широкий массив архивных материалов Оренбурга [31]. Автор показал непрерывную борьбу казахского народа за независимость, начиная от батыра Срыма Датова до батыра Кенесары Касымова. Несмотря на ряд спорных вопросов, работа не утратила своего значения и для современного периода.

Видные историки первой половины XX века России и Казахстана М. П. Вяткин и Е. Бекмаханов, исследуя национально-освободительные движения под предводительством казахских батыров, заложили фундамент для изучения их личностей. Восстанию казахов Младшего жуза под руководством батыра Сырыма Датова посвящена монография М. П. Вяткина «Батыр Срым» [32]. Основательное исследование, написанное профессионалом, на основе широкого круга документальных источников, содержит источниковедческий и историографический обзор и детальное освещение широкого аспекта вопров социально-экономического положения казахов Младшего жуза накануне восстания, причин, вызвавших протест ряда социальных категорий и, в первую очередь, шаруа, ход восстания и позицию его предводителей; роль Оренбургской администрации во главе с Игельстромом и его неудачные попытки ликвидации ханской власти. Четко прослеживаются этапы восстания и дана убедительная характеристика батыру Сырыму Датову, социальным слоям, на которые он опирался, чьи интересы отстаивал; раскрываются причины поражения одного из массовых выступлений против царизма. Работа до настоящего времени остается одной из немногих полных научных разработок темы [3, с.37].

Е. Б. Бекмаханов написал исследование о социально-экономической жизни Казахстана в первой половине XIX века по названием «Казахстан в 20–40 годы XIX века» [33]. Ученый изучил динамику социальных изменений по категориям султанов, биев, ходжей и мулл, баев, тарханов, батыров. При этом, как выяснил исследователь, две последние категории (тарханы и батыры) к середине XIX в. утратили свое экономическое влияние и фактически как отдельные социальные группы прекратили свое существование. Данный вывод прослеживается и в работе Е. Б. Бекмаханова «К вопросу о социальной природе батыров (XIX в.)» [34]. В целом, монография «Казахстан в 20–40 годы XIX века» посвящена освободительному движению Кенесары Касымова, его деятельности по укреплению казахской государственности. В заключении автор суммировал события 20–40 гг.XIX века в Казахстане, определил их влияние на дальнейшие судьбы казахского народа в Средней Азии в целом [3, с.37].

Монографии С. Е. Толыбекова «Общественно-экономический строй казахов в XVII-XIX веках» [35], С. З. Зиманова «Политический строй Казахстана конца XVIII и первой половины XIX веков» [36], «Общественный строй казахов первой половина XIX века» [37] внесли большой вклад в изучение социальной структуры и хозяйственной деятельности казахского населения в период господства традиционных отношений в Казахстане. Ими выявлены формы зависимости и принципы использования старшинами родовых институтов в своих интересах.

Идеологизация исторической науки, догматизация принципов марксизма-ленинизма негативно сказались на понимание процессов, происходивших на территории Степного края, в том числе, на освещении проблемы роли батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв.

Для рассматриваемого периода советской историографии большое значение имела Объединенная научная сессия, посвященная истории Средней Азии и Казахстана в дооктябрьский период (Ташкент, 1955). Установка сессии стали обязательным для всех, кто исследовал история. Народно-освободительного движения в Казахстане и Средней Азии. Она дала положительный результат в деле углубления сферы научного поиска. Но вместе с тем, закрыла путь к альтернативному изучению истории и поиску истины. Так, в конце 50 — начале 60 гг. взгляды на восстание батыра Кенесары Касымова претерпели кардинальные изменения. Движения в целом было признано феодально-монархическим, а автор исследования был обвинен в национализме, подвергся преследованиям [3, с.37]. После необъективной и несправедливой, как показало время, критики книги Е. Бекмаханова об истории восстания Кенесары Касымова «Казахстан в 20–40-е годы XIX века», усиливается классовый подход к общественно-политической деятельности казахских батыров, и институт батырства перестает быть объектом исследования.

Борьба казахов с джунгарами, причины успехов последних в 1723–1726 годах, тяжелое политическое и экономическое положение казахов научно освещены только в историографии 70–80-х гг. XX века. В монографиях И. Я. Златкина [38], Н. П. Аполловой [39], В. Я. Басина [40], Б. С. Сулейменова [41], В. А. Моисеева [42] рассмотрены социальные институты казахского общества, в частности институт батыров. Определенное внимание в их исследованиях уделено общей, социальной и политической роли института батыров. Роль батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв. не была предметом специального изучения.

Распад СССР послужил толчком к началу современного этапа историографии Казахстана в истории изучения проблемы. В казахстанской историографии произошла смена исторической парадигмы, формируются новые подходы в освещении всей истории казахского народа. Центральной темой целого десятилетия после обретения независимости стали история национально-освободительной войны с джунгарами и российским колониализмом [3, с.38].

Использование фольклорного материала, так называемой «степной устной историографии», генеалогий («шежире») позволяет осуществить оценку происходящих событий с точки зрения самого кочевого общества. Так, имеющееся в шежире историческое знание формируется, во-первых, из действительной генеалогии и, во-вторых, ирреальной, которая является лишь структурообразующей вымышленной генеалогией, в-третьих, из исторической мифологии — глас древности, «қария сөз», «ескі сөз», а также из исторических преданий, эпических сказаний — батырлар жыры, толгау [43]. Первой крупной работой в этом направлении стала монография И. В. Ерофеевой «Родословные казахских ханов и кожа (история, историография, источники)» [43].

В монографии Ирины Ерофеевой «Между всеми старшинами знатнейший» [44] исследуется феномен батырства в истории казахского кочевого общества на основе большого количества первоисточников. Представлены сведения о батырах XVIII и XIX веков, хроника многих сражений, и глубокий анализ военно-политической обстановки, и страшная трагедия в годы Великого бедствия. Это событие сохранилось в национальной памяти под названием Актабан шубырынды. Немало места заняло повествование истории «рыцарского столетия», биографии известных батыров. Фактографической основой для написания книги послужили как разновременные материалы устной народной памяти, так и многочисленные письменные источники первой половины XVIII века. Исследование снабжено обширным документальным приложением, в том числе русскими переводами и факсимиле подлинных текстов писем казахского батыра Жанибека Кошкаралы разным адресатам.

Некоторые теоретические и методологические моменты роли батыров в истории национально-освободительного движения в Казахстане в колониальный период нашли отражение в научных статьях В. З. Галиева [45], Ж. К. Касымбаева [46], Ж. А. Кундакбаевой [47]. Особую значимость для осмысления степени изученности темы нашего исследования имеют работы В. З. Галиева. Исследователь ввел в научный оборот большое количество архивного материала по истории народно-освободительного движения XVIII — XIX вв., роли батыров за независимость казахского народа.

В диссертационной работе Г. Д. Мухтаровой подведены итоги исследования российских и советских историков проблемы национально-освободительной борьбы казахского народа в последней четверти XVIII — 70-е годы XIX вв. [48]. Автор проследил эволюцию исторических знаний по истории и историографии национально-освободительного движения Кенесары Касымова. В работах Г. Д. Мухтаровой, Ж. Д. Кусаиновой [49] есть ценные сведения о роли батыров в национально-освободительной борьбе К. Касымова. В диссертационном исследовании Л. Б. Бердыгужина проведен историографический и источниковедческий анализ научных трудов по истории освободительного движения казахского народа под предводительством батыров Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова в 1836–1838 гг. [50]. Особый интерес представляют диссертационные труды Г. Кайгарлиевой «Батырлар институты және оның дәстүрлі қазақ қоғамындағы орны (Бөкенбай батыр әулетінің негізінде)» [51] и М. Дауытбековой «Институт батырства в казахском обществе» [52].

Свое видение истории Казахстана изложил в книге «Азбука казахской истории» народный писатель, известный исследователь М. Магауин. В ней рассмотрены актуальные проблемы казахской государственности, основные этапы борьбы казахского народа с джунгарскими захватчиками, определены некоторые, порою существенные, проблемы в изучении отечественной истории [3, с.22].

В работах З. Рысбекова [53], Э. Муктара [54], З. Байдосова [55], Н. Жетписбая [56], написанных на казахском языке, показана роль батыртсва как общественного института в жизни казахского общества, особое место в нем отводиться Бокенбай батыру.

В исследованиях А. Оразбаевой [57], Ж. Жаксыгалиева [58], Ж. Исмурзина [59], С. Курманалина [60], Ж. Джампеисовой [61] затронут широкий круг вопросов: социальная структура казахского общества, героизм батыров и признанных лидеров в борьбе за независимость Казахского государства, таких как Аблай, Кенесары Касымов. Наряду с этим, выясняется, что исследования носят во многом обзорный, фрагментарный или постановочный характер.

В годы государственной независимости прошли серии конференций, посвященные юбилеям ханам Абылая, Кенесары Касымова, Бухар-жырау,Богенбай-батыру, Шакшак Жаныбек Тархану, Исатаю Тайманову и Махамбету Утемисову, Агыбай батыру, Жауке батыру, Карасай батыру и др. Выводы участников конференции в определенной степени повлияли на выработку теоретико-методологических подходов к изучению нашей темы.

Видная роль в развитии исторической науке суверенного Казахстана, в разработке приоритетных научных направлений принадлежит ученым Института истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова и Казахского государственного университета им. Аль-Фараби. Оживление научной жизни в Казахстане выразилось в появлении специальных исторических журналов «Отан тарихы» (Отечественная история), «Қазақ тарихы»(Казахская история). Издания имеют несколько рубрик, название которых позволяет судить о приоритетных направлениях в развитии казахстанской исторической науки. Однако в своей совокупности существующие изыскания еще не дают целостной картины о роли батыров в сохранении целостности Казахского государства в первой четверти XVIII — первой половине XIX вв., что свидетельствует о необходимости специальной разработки указанной темы.

Литература:

  1. Назарбаев Н. А. Воплощение мечты Абылая // Казахстанская правда. — 2013. — 2 февраля
  2. Герберштейн С. Записки о Московии. — М.: МГУ, 1988. — 430 с.
  3. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В 5 томах. Т.3. — Алматы: «Атамұра», 2000. — 390 с.
  4. Кестль Джон. Дневник путешествия в 1736-м году из Оренбурга к Абулхаиру, хану Киргаз-Кайсацкой Орды. (Пер. с нем. В. Штаркенберга, В. Скорого (регистр). — Алматы: Жибек жолы, 1998. — 152 с.
  5. Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. — Оренбург: Типография. Бреслина Б. Б., 1887. — 406 с.
  6. Мейендорф Е. К. Путешествие из Оренбурга в Бухару. — М.: Наука, 1975. — 180 с.
  7. История Казахстана в русских источниках XVI — XX веков. Первые историко-этнографические описания казахских земель. Первая половина XIX века. / Составители И. В. Ерофеева, Б. Т. Жанаев. Т. 5. — Алматы: Дайк-Пресс, 2007. — 620 с.
  8. Андреев И. Г. Описание Средней Орды киргиз-кайсаков. — Алматы: Казахстан, 1998. — 280 с.
  9. Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких Орд и степей. — Алматы: Санат, 1996, — 656 с.
  10. Бларамберг И. Ф. Военно-статистическое обозрение земли киргиз-кайсаков Внутренней (Букейвский) и Зауральской (Малой) Орды Оренбургского ведомства // Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. 16. Ч.-1, СПб., 1848. — 322 с.
  11. Мейер Л. Киргизская степь Оренбургского ведомтсва. — СПб., 1865. — 288 с.
  12. Крафт И. И. Из киргизской старины. — Оренбург, 1900. — 157 с.
  13. Терентьев М. А. История завоевания средней Азии. Т.1. СПб. 1903. — 207 с.
  14. Добросмыслов А. И. Тургайская область. Исторический очерк. — Оренбург, 1900. — 524 с.
  15. Харузин А. Киргизы Букеевской Орды. Том 1. — Москва: Типография Левинсон и К. 1889. — 550 с.
  16. Алекторов А. Е. Указатель книг, журнальных и газетных статей и заметок о киргизах. — Казань, Топография Императорского университета. 1900. — 965 с.
  17. Витевский В. Н., Неплюев И. И. и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. — Казань, 1897. Т.1. — 292 с., Т.2. — 293–616 с.
  18. Смирнов Г. Султаны Кенесары и Сыздык. — Алма-Ата: Жалын, 1992–217 с.
  19. Черняев М. Г. Султаны Кенисары и Сыздык — Алма-Аты: Жалын, 1992–211 с.
  20. Валиханов Ч. Ч. Соб.соч. в пяти томах, т.4. — Алматы: Наука, 1985. — 258 с.
  21. Копеев М. Ж. Тандамалы. — Алматы.: «Ана тілі», 1992. — 384 с.
  22. Кудайбердиев Ш. Родословная тюрков, киргизов, казахов и ханских династий. Алматы: Жалын, 1993. — 120 с.
  23. Тынышпаев М. История казахского народа. — Алма-Ата: Қазақ университеті, 1993. — 224 с.
  24. Букейханов А. Исторические судьбы Киргизского края и культурные его успехи / Избранное. Алматы: «Жалын», 1995. — 317 с.
  25. Досмұхамедұлы Х. Таңдамалы (Избранное).- Алматы: «Ана тілі», 1998. — 384 б.
  26. Диваев А. Киргизская былина о Бикет батыре. — Алматы: «Ана тілі», 1995. — 81 с.
  27. Рязанов А. Ф. Батыр Сырым Датов. // Советская Киргизия. — 1924. — № 10. — 94–113 с.
  28. Рязанов А. Ф. Кенесары. Исторический очерк. — Алма-Ата: Айкап, 1993. — 200 с.
  29. Чулошников А. П. Восстание 1755 г. в Башкирии — Москва: Издательство АН СССР, 1940. 108 с.
  30. Шахматов В. Ф. Внутренняя Орда и восстание Исатая Тайманова. — Алма-Ата: Издательство АН КазССР, 1946. — 252 с.
  31. Рязанов А. Ф. Сорок лет борьбы за национальную независимость казахского народа (1797–1838 гг.) — Кзыл-Орда: Изд. О-ва изучения Казахстана, 1926. — 152 с.
  32. Вяткин М. П. Батыр Сырым. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1947. — 390 с.
  33. Бекмаханов Е. Б. Казахстан в 20–40 годы XIX в. — Алматы: Казахстан, 1992. — 400 с.
  34. Бекмаханов Е. Б. К вопросу о социальной природе батыров (XIX в.). // ВАН КазССР. 1947. — № 8. — 62–64 с.
  35. Толыбеков С. Е. Общественно-экономический строй казахов в XVII-XIX веках. — Алма-Ата: «Казахское государственное издательство», 1959. — 448 с.
  36. Зиманов С. З. Политический строй Казахстана конца XVIII и первой половины XIX веков. — Алма-Ата: «Наука», 1960. — 294 с.
  37. Зиманов С. З. Общественный строй казахов первой половины XIX века. — Алма-Ата: «Наука», 1958. — 294 с.
  38. Златкин И. Я. История Джунгарского ханства. — Москва: Наука, 1983. — 333 с.
  39. Аполлова Н. Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII — начале XIX в. — М.: АН СССР, 1960. — 456 с.
  40. Басин В. Я. Россия И Казахские ханства в XVI-XVIII вв. (Казахстан в системе внешней политики Российской империи). — Алма-Ата: Наука, 1971. — 276 с.
  41. Сулейменов Б. С., Басин В. Я. Казахстан в составе России XVIII — начале XX века. — Алма-Ата: Наука, 1971. — 274 с.
  42. Моисеев В. А. Россия и Джунгарское ханство. Алма-Ата: Наука, 1991. — 238 с.
  43. Ерофеева И. В. Родословные казахских ханов и кожа (история, историография, источники) — Алматы: ТОО «Print-S», 2003. — 178 с.
  44. Ерофеева И. В. Между всеми старшинами знатнейший. Первый казахский тархан Жанибек Кошкарулы. — Алматы: ОФ «Фонд Мухтара Ауэзова», 2013. — 213 с.
  45. Галиев В. З. Национально-освободительное движение казахского народа в свете новых исследований // Мысль. — 1993. — № 11. — 15–27 с.
  46. Касымбаев Ж. К. Проблемы истории национально-осободительных движений в Казахсстане в XVIII — начале XX вв.: теоретико-методологические аспекты // Отан тарихы. — 2003. — № 1. — 15–27 с.
  47. Кундакбаева Ж. Проблема политики России в Казахстане в XVII-XIX вв в отечественной историографии // Вестник КазГУ Серия историческая 2003 — № 1. — 82–86 с.
  48. Мухтарова Г. Д. Национально-освободительная борьба казахского народа в последней четвертиXVIII — 70-е годы XIX в. (актуальные проблемы историографии): Дис.канд.истор.наук. Алматы, 1997. — 175 с.
  49. Кусаинова Ж. Д. Историография национально-освободительного движения под предводительством Кенесары Касымова (1837–1847 гг.): Дис.канд.истор.наук. Караганда, 2000. — 176 с.
  50. Бердыгужин Л. Б. Историография и источниковедческие основы истории освободительного движения казахского народа под предводительством Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова в 1836–1838 гг.: Дис.канд.истор.наук. Атырау, 2004.- 177 с.
  51. Кайгарлиева Г. Батырлар институты және оның дәстүрлі қазақ қоғамындығы орны (Бөкенбай батыр әулетінің негізінде): 07.00.02. — Тарих ғылымдарының кандидаты... диссертациясы. — Орал, 2010. — 159 б.
  52. Дауытбекова М. К. Институт батырства в казахском обществе: дис.канд.ист.наук: 07.00.02.- Алматы, 2010. — 159 с.
  53. Рысбеков З. Т. Жоламан Тіленшіұлы — ұлт азаттық қозғалыс көсемі // «Отан тарихының келелі мәселелері» республикалық ғылыми-теориялық конференциясының материалдар жинағы. — Атырау. 2008. 211–214 бб.
  54. Мұқтар Ә.К. Елдестірмек елшіден. Тағы да табын Бөкенбай батыр туралы. // Ана тілі газеті. 2008 жыл 13 наурыз. 12 б.; Соныкі, Жоламан батыр. // Алдаспан. — 2008 — № 3,4. — 2–4 бб.
  55. Байдосов З. Табын Бөкенбай батырдың бейіті табылды. // Ақтөбе газеті. — 2003 жыл 20 қараша. 18 б.
  56. Жетпісбай Н. Ы. Бөкенбай батыр жөнінде№ // Алаш. Тарихи-этнологиялық ғылыми журнал. — 2006. № 1. 71–81 бб.; Соныкі, Табын Бөкенбай батыр: XVIII ғасырдың алғашқы жартысындағы көрнекті мемлекет қайраткері. // Ақтөбе газеті. 2006 жыл 7 желтоқсан 16–17 бб.
  57. Оразбаева А. Дәстүрлі қазақ қоғамына тән билер институты. — Алматы: Дайк-Пресс, 2004. — 206 б.
  58. Жақсығалиев Ж. Әбілқайыр ханның саяси-мәмлегерлік қызметі: 07.00.02. — Тарих ғылымдарының кандидаты...дисертациясы. Орал, 2003. — 183 б.
  59. Исмурзин Ж. А. Батырұлы Қайып хан және оның әулетінің тарихы (1745–1860 жж.): 07.00.02. — Тарих ғылымдарының кандидаты... диссертациясы. — Орал, 2008. — 189 б.
  60. Құрманалин С. Б. 1847–1858 жылдардағы Есет Көтібарұлы бастаған ұлт-азаттық көтерілісі: 07.00.02. — Тарих ғылымдарының кандидаты... диссертациясы. — Орал, 1999. — 173 б.
  61. Джампеисова Ж. М. Функционирование традиционных властных институтов казахов в колониальной системе Российской империи: дис...канд.ист.наук: 07.00.02. — Алматы, 2004. — 159 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle