Автор: Чиркунов Илья Вячеславович

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Исторические исследования» (Казань, май 2015)

Библиографическое описание:

Чиркунов И. В. Краткий анализ промышленных заведений Нижегородской губернии XIX-XX вв. [Текст] // Исторические исследования: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2015 г.). — Казань: Бук, 2015. — С. 122-126.

Говоря о промышленности Нижегородской губернии в конце XIX — начале XX века, следует отметить, что в принципе в дореволюционный период она достигла неплохого и, что самое главное, сравнительно широкого развития.

Крупные промышленные заведения, которые были непосредственно связаны с судостроением и железнодорожным машиностроением были сосредоточены в крупных населенных пунктах, а именно в городе Сормово, Нижний Новгород и Городец. Значение этих регионов нельзя недооценивать. Например, Сормовский завод еще к середине XIX века начал работу по созданию парохода, который благополучно был создан к концу 1851 года, и получил название «Астрахань». Плавучие землеройные машины, которые были необходимы при ведении дноуглубительных работ, были созданы здесь же к 1860 году. Некой кульминацией в работе Сормовского завода, можно считать создание пассажирского парохода, получившего название «Переворот» в 1871 году [1, с. 7].

Мы можем прийти к некоторому промежуточному выводу и с уверенность сказать о том, что промышленность нижегородской губернии играла достаточно важную роль в жизни капиталистической России. Наши слова можно подтвердить имеющимися данными о том, что только в дореволюционный период, упоминаемый нами выше, Сормовский завод с конца XIX века выпустил порядка 400 крупных самоходных грузовых, грузопассажирских и технических судов, наряду с 2 500 единицами паровозов и более 65 000 вагонов [1, с. 10].

Благодаря благоприятно складывающейся и развивающейся ситуации некоторые уже хорошо развитые в промышленном плане заведения, получали дополнительные средства, что позволяло им развиваться и модернизировать свое производство, в том время как более мелкие заведения уездного значения оставались без средств. Таким образом, им приходилось сосуществовать с крупными «соседями» и в своем развитии оставаться на уровне мелкой промышленных заведений, а иногда превращаться в сырьевые придатки и обеспечивать интересы крупных промышленников. Снова на лицо проблемы дифференциации в промышленности. Таковыми являлись Выксунский и Велетьменский металлургические заводы, которые возникли на территории Ардатовского уезда еще в конце XVIII века. В конце XIX века было создано еще несколько предприятий подобного рода, а именно Ташинский, Кулебакский, Илевский, Вознесенкий, Череватовский, Князь-Ивановский и Балыковский металлургические заводы.

Начало первой мировой войны внесло свои коррективы в развитие промышленности всей России. Не обошли изменения и преобразования стороной Нижегородскую губернию, куда из города Рига, было принято решение перенести несколько заводов металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности. А именно, непосредственно в сам Нижний Новгород был перенесен дизелестроительный завод Фельзера, завод «Этна» который базировался на гвоздильно-проволочном производстве, инструментальный завод Отто Эрбе, а так же завод сельскохозяйственного машиностроения и телефонный завод — на Мызе. Примерно в этой же время в городе Дзержинск начиналось строительство предприятий, который были связаны с химической промышленностью. По нашему мнению перенос промышленных заведений в Нижегородскую губернию имел двоякое значение. С одной стороны это способствовало общему развитию региона, а с другой стороны усугубляло и без того непростое положение мелких заведений, не выдерживавших конкуренции и обреченных существовать в условиях монополий.

Помимо общего развития тяжелой промышленности, Нижегородская губерния находилась на одном из ведущих мест в сфере лесодобывающей и, как следствие этого, лесообрабатывающей промышленности [2, c. 95]. Не отставала губерния и в сфере мукомольной промышленности среди всех уездов европейской части России в начале XX века. Свои места занимали металлообрабатывающая промышленность Павлово и кожевенная промышленность, которая была сосредоточено в Богородском районе.

Итак, в начале XX века по всей территории губернии в общей сложности насчитывалось от 40 000 до 45 000 рабочих, занятых в сфере промышленности. Отмечается наличие порядка 20 заведений, которые сосредотачивали в себе 500 и более рабочих [1, c. 12]. Таким образом, мы можем говорить о том, что среднегодовое число занятых не промышленных предприятиях рабочих колебалось в районе 25 000 человек. В работе В. И. Ленина «Развитие капитализма в России», регионы с данной концентрацией рабочих относятся к типу крупных индустриальных центров.

Существует много теорий и догадок о том, что могло способствовать развитию промышленного сектора губернии. Можно говорить о том, что положительное влияние оказывало центральное положение губернии, достаточно дешевые пути сообщения, наличие широких рынков сбыта. Эти три показателя являлись основными и способствовали общему развитию региона. В целом же, Нижегородская промышленность, по сути, была связана со многими сырьевыми районами и рынками сбыта России с помощью водных артерий, которой являлась Волга и Ока, и имеющимися путями железнодорожного сообщения. Сыграли свою положительную роль в расширении рынков сбыта и ярмарки, которые проводились в Нижегородской губернии ежегодно.

При всех имеющихся положительных моментах в сфере промышленного производства стоит отметить, что одной из основных причин развития являлось простое перенаселение аграрного сектора, а это способствовало постоянному наличию дешевой рабочей силы, которой в губернии было, мягко говоря, в достатке. Даже В. И. Ленин в своей работе «Развитие капитализма в России» отмечал, что «…русский капитализм не мог бы никогда развиться до современной высоты, не мог бы просуществовать и года, если бы экспроприация мелких производителей не создавала многомиллионной массы наемных рабочих, готовых по первому призыву удовлетворять максимальный спрос предпринимателей в земледелии, в лесном и строительном деле, в торговле, в обрабатывающей, горной, транспортной промышленности…» [3, c. 584].

Таким образом, сложилась ситуация, которая благоприятствовала зарождению и дальнейшему существованию колоссального количества свободных рабочих рук. Стоит отметить, что только по паспортным данным, отход крестьян на посторонние заработки, только внутри самой Нижегородской губернии к 1910 году составлял 203 100 человек. Ситуация изменялась с течением времени в сторону увеличения, ведь к 1914 году цифра отхожего населения выросла уже до 227 000 человек [2, c. 121].

Бедой всему являлись проблемы секторного разрыва и дифференциации внутри промышленной сферы. В. И. Ленин отмечал, что «коренное противоречие, которое ведет к таким ужасным бедствиям, незнакомым крестьянству Западной Европы со времен средних веков, есть противоречие между капитализмом, высоко развитым в нашей промышленности, значительно развитым в нашем земледелии, и землевладением, которое продолжает оставаться средневековым, крепостническим».

Относительно имеющихся у нас данных мы можем сказать, что основная масса безработных была сосредоточена в Нижнем Новгороде, Сормово, Выксе, Кулебаках, Павлово и в Ардатовском уезде. Таким образом, населенные пункты, обладающие промышленным потенциалом и уже имеющимися на их территории предприятиями, были в лидерах по безработице, а, следовательно, и по бедственному положению населения, в первую очередь безработных.

Опираясь на данные земской статистики, мы можем сказать, что даже квалифицированный рабочий получал не большую заработную плату, которая колебалась в районе 15–25 рублей в месяц. Женщины и подростки зарабатывали в год 40–50 рублей. Меньше заработной платой обладали рудокопы, их годовой заработок составлял 80–100 рублей, если поделить эту сумму на количество месяцев, то получается, что месячная заработная плата рудокопа находилась на уровне 6,6–8,3 рублей [1, c. 10]

Люди, получавшие такую сумму, находились в положении, когда полностью отсутствовали необходимые условия труда. Например, руда добывалась с помощью небольших вертикальных выработок, который назывались «дудки», в ручную. Самое интересное, что добыча руды велась в основном на земельных участках, которые принадлежали некоторым крестьянам. Земли отдельных районов, таких как Выксунский, Кулебакский, Дивеевский и Первомайский были покрыты выработками-дудками, в которых работали целые семьи крестьян, для того чтобы избежать разорения.

Занимались крестьяне и рубкой леса. Лесоруб — это самая низкооплачиваемая работа, за зиму крестьянин получал всего 20–25 рублей. Вся работа велась в антисанитарных условиях. В основном такой работой занимались на территории Ветлуги и Макарьева [2, c. 96].

Крестьяне, которые работали грузчиками или крючниками на железнодорожной станции за выгрузку и переноску в склады или за погрузку 1 00 пудов сахара получали всего 4 рубля, а за 12 полукулей соли всего лишь 8 копеек.

Из-за того, что в Нижегородской губернии существовала большая армия труда, а рабочая сила была очень дешевой, широкое распространение и дальнейшее развитие получила домашняя промышленность. Основными центрами ее распространения можно считать районы Павлово, Богородска, Арзамаса, Балахны и Семенова. Здесь такая категория населения, как скупщики, раздавали материалы для производства, а затем скупали у домашних производителей получившиеся изделия.

Естественно, что вся промышленность основывалась лишь на примитивно труде и с использованием не менее примитивных орудий производства, если все это сравнивать с крупной промышленностью. Условия труда были не самыми лучшими. Например, о том, в каких невообразимых условиях вели свою работу павловские кустари, подробно писал В. Г. Короленко в своей работе «Павловские очерки». О всех негативных моментах говорится и в работе земства, направленной на изучение домашней промышленности населения губернии. Например, из документов по исследованию домашней промышленности в 1911–1912 гг. нас становится известно, что в населенном пункте под названием Катуны сосредотачивалось кружевное производство, которым были заняты порядка 1 679 женщин [5]. Сразу бросается в глаза то, что не было ни одного самостоятельного производителя, так как производство было сосредоточено в руках крупных скупщиков с фамилией Малевы. Дневной заработок был мизерным — женщины зарабатывали в среднем 10–25 копеек, а несовершеннолетние 3–4 копейки [5]. Стоит заметить, что все выплаты производились с помощью купеческих товаров, цены на которые устанавливались в 1,5–2 раза выше рыночных. С одной стороны, производители имели возможность отказаться от таких условий труда, однако в таком случае со стороны скупщиком сразу же прекращалось снабжение материалами и заказами. А если учесть неблагоприятный экономически и социальный фон в губернии, то других вариантов не существовало и приходилось дальше работать на невыгодных для производителя условиях. Вернемся к производству кружев, здесь женщины работали по 12–14 часов при полном отсутствии необходимых санитарных условий.

Возможно такая ситуация в области сложилась еще и из-за низкого уровня культуры. К 1915 году на 1 000 человек в губернии находилось лишь 220 грамотных мужчин и 110 женщин. В общей сложности ¾ части от общего количества детского населения не посещали школьные учебные заведения, так как помогали свои родителям в работе. В. И. Лениным отмечалось, что население с полной уверенностью можно считать ограбленным в плане образования.

Большое количество свободных рабочих рук и, как следствие, дешевизна рабочей силы, отчасти обуславливала существовавший в губернии низкий уровень механизации производства. Другими словами, не смотря на промышленный потенциал губернии, ручной труд в начале XX века здесь все еще преобладал над машинным, в том числе в отрасли крупной промышленности. Например, на упоминаемых нами выше заведениях — Сормовском, Выксунском, Кулебакском заводах преобладал ручной труд [1, c. 7].

К XX веку практически все промышленные заведения сосредотачивали в себе универсальное производство. Имелась и паровая техника. Однако, не смотря на это, у заводов Нижегородской губернии имелись свои особенности развития. Рассмотрим Сормовский завод. До момента создания прямого железнодорожного сообщения между Нижним Новгородом и Москвой, на данном заведении работали преимущественно с судостроением, в то время как после постройки дороги открылись более перспективные и прибыльные рынки сбыта наряду с государственными заказами на создание определенного железнодорожного оборудования. Таким образом, появился усиленный спрос, и это способствовало стимулированию работы завода, на котором развернулось производство паровозов, вагонов, разных металлических конструкций и даже железнодорожных мостов. В целом в период с 1910 по 1914 гг. на производстве работали над созданием пароходов разного вида (речных, морских, рейдовых и т. д.), теплоходов и пассажирских пароходов, баржей и шхун, землечерпалок, разного вида вагонов. Наряду с транспортным машиностроением завод был занят так же производством паровых машин и паровых котлов, разного рода резервуаров, кранов, буровых станков и инструментов [2, c. 154]. Таким образом, мы видим, что заведение занималось судостроением, машиностроением и производством разнообразной технологической продукции. Особенность, о которой мы говорили ранее, заключалась в том, что из-за огромного нагромождения производства на заведении сосуществовал машинный и ручной труд.

Стоит добавить, что наряду со сложной продукцией, выпускались товары для Нижегородской ярмарки.

Что касается других крупных заведений, то можно отметить, что, например, на заводе Фельзера занимались выпуском паровых котлов и разнообразного оборудования для маслобойных и винокуренных заведений. Здесь же было сосредоточено производство металлообрабатывающих станков, холодильных машин и двигателей внутреннего сгорания [1, c. 13–15].

На упоминаемом ранее производстве под названием «Этна» занимались выпуском преимущественно проволочной продукции: катаная и тянутая проволока, гвозди всех размеров, заклепки и цепи. Сюда же можно отнести выпуск пожарных насосов, весов, разного режущего инструмента [1].

Химический завод, который принадлежал Волжскому акционерному сообществу «Персиц», занимался выпуском мыла, масла, соды, колесной мази и железного купороса [1].

Было производство и более универсального характера — это Выксунский и Кулебакский заводы [2, c. 141].

В целом же все, практически подавляющее большинство крупных промышленных предприятий были разобщены конкуренцией и в большинстве случаев дублировали друг друга, занимаясь выпуском однородной продукции. Если приводить пример, то сразу можно сказать о производстве паровых двигателей, которым занималось сразу несколько заводов: Сормовский, Кулебакский, Добровых и Набгольц, Фельзера и Теплоход.

Владельцы крупных заведений прекрасно понимали о наличии комплекса противоречий и совершали некоторые попытки и шаги, которые должны были помочь решить назревшие вопросы. Создавались специальные комиссии, работавшие над проектами, но все это оставалось на листе бумаги либо практическое применение идей не приводило к положительному результату. В течение 15 лет (1900–1915 гг.) обсуждались проекты строительства городской электростанции общего пользования. Длительный период времени шли разговоры и строились проекты по строительству железнодорожного моста через Волгу, что позволило бы открыть новые рынки сбыта и энергетические ресурсы Урала и Сибири. Но все эти проекты рушились из-за наличия конкуренции и отсутствия единой позиции по некоторым вопросам в рядах владельцев крупных заведений. Последних все устраивало, пока в губернии оставался огромный и дешевый рынок труда, появление которого было спровоцировано комплексом проблем, на которые в свое время не обратило внимания правительство.

 

Литература:

 

1.                  Прохоров, С. И. Промышленность и транспорт Горьковской области. — Горьковское книжное издательство, 1958.

2.                  Маслов, К. П. Нижегородская губерния в трудах В. И. Ленина. Основные черты социально-экономического развития. — Горький.: Волго-Вятское книжное издательство, 1971.

3.                  Ленин, В. И. Пол. соб. соч. Т. 3.

4.                  Статистика землевладения 1905 г.

5.                  Короленко, В. Г. Павловские очерки // Русская мысль, 1890.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle