Автор: Немова Валентина Викторовна

Рубрика: 4. История отдельных процессов, сторон и явлений человеческой деятельности

Опубликовано в

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015)

Библиографическое описание:

Немова В. В. Организация благотворительной помощи на Дону солдатам в годы Первой мировой войны [Текст] // Вопросы исторической науки: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, январь 2015 г.). — М.: Буки-Веди, 2015. — С. 106-109.

С началом Первой мировой войны экономика Дона, как и по всей стране, перестраивалась на военный лад. Высочайшим указом от 24 июля 1914 года Область войска Донского была объявлена на военном положении.

В первые недели войны хозяева 53 предприятий Области войска Донского заявили о своей готовности работать на военные заказы.

Ростовская городская администрация прилагала гигантские усилия для нормализации жизни города, но война вносила свои коррективы: переводились с запада промышленные предприятия, которые необходимо было размещать, а в это время санитарные поезда ежедневно привозили сотни раненых. Экономика города приходила в упадок.

Несмотря на то, что г.Ростов-на-Дону считался богатым городом (в 1916г доходы казны составляли 3 млн.266.тыс.руб.), к июню 1917 года его долг достиг 8,7 млн.руб. [2]. Это ухудшило жизнь простых людей. Многим жителям Дона благотворительная помощь помогала выжить.

В годы Первой мировой войны повсеместно в г.Ростове-на-Дону создавались благотворительные комитеты, которые собирали пожертвования семьям, в результате призыва оставшимся без кормильца, средства на рождественские и пасхальные подарки донским казакам, проводили кружечные сборы на покупку теплого белья и сапог для ростовских пехотных полков, сражавшихся на фронте, организовывали дни «Красного Креста»

В г.Ростове-на-Дону действовали также комитеты Великих княгинь Елизаветы Федоровны, Марии Павловны, Татьяны Николаевны, открывшиеся в 1915 году. Существовал в городе и Чешский комитет помощи военнопленным, которых привозили в город целыми эшелонами. Комитеты прекратили существование в 1918–1919 гг.

Регистрация лиц, пользующихся благотворительной помощью, составляла одну из основ правильной постановки благотворительности, так как облегчала работу благотворительных учреждений, давая им возможность определять размеры пособий.

Путем правильно поставленной регистрации устранялась возможность скрытого получения одним лицом пособий одновременно от нескольких учреждений, а также необходимость повторного получения помощи одного и того же учреждения.

Регистрация находилась в тесной и неразрывной связи с благотворительными учреждениями, из чего в свою очередь следовало, что «... учет должен вестись учреждением, которое непосредственно или через предведомственные ему органы оказывает благотворительную помощь» [2]. Это говорит о том, что благотворительность на Дону носила масштабный характер.

Первая мировая война привела к большим потерям в действующей армии. Тысячи военнослужащих нуждались в помощи. Государство не готово было решать эту проблему, возникла необходимость в поддержке всего общества.

Поэтому война активизировала деятельность Земств и Союзов Городов. Так, именно в это время (5 августа 1914 г.) было утверждено Временное положение об эвакуации больных и раненых.

Был образован дамский комитет, который занимался сбором пожертвований деньгами, вещами среди знакомых, в магазинах, без устройства кружечных сборов.

Собираемые средства расходовались на помощь больным, раненым воинам, помощь вне города оказывалась в форме посылок и подарков в действующую армию.

Широко известна была в то время благотворительная деятельность Нахичеванского-на-Дону комитета Всероссийского Союза Городов (ВСГ), испытывающего потребность в благотворительных средствах. Кроме того, благотворительный комитет при Нахичеванском Комитете ВСГ собрал некоторую сумму денег и вещи для посылки подарков в армию к праздникам. Однако в армии была потребность в теплом белье, которого Комитет достать не мог. Он обратился в Доно-Кубанский Земский Комитет в г. Ростове-на-Дону с просьбой предоставить 100 комплектов вещей.

Доно-Кубанский Комитет выдал необходимое белье и предоставил счет Нахичеванскому Комитету, который был оплачен из благотворительных средств.

Как видно, государство, сохраняя за собой принцип финансирования нужд военнослужащих, все больше и больше опирается на помощь частных денег, при этом все больше регистрируется благотворительных комитетов и земств с целью, как для направления помощи на поля сражений, так и для оказания помощи больным и раненым воинам.

Мысль об оказании юридической помощи пострадавшим от войны, должна была возникнуть в учреждении, поставившем своей целью помощь больным и раненым воинам.

Государство и общество ясно осознали, что каждому воину, героически исполняющему свой долг перед Отечеством, должна быть дана полная уверенность в том, что страна не только прилагает все усилия к тому, чтобы залечить его раны и недуги, но и проявить заботу о его близких и родных.

Один из правозащитников того времени Н. В. Тесленко говорил: «Разнообразны, сложны нормы закона и служебный состав армии, также разнообразны и те единичные случаи, по поводу которых нормы должны приводиться в действие. В разрешении вопросов заинтересованы сами воины, их семьи и те общественные и государственные органы, на которые законом возложена обязанность приводить его в действие» [3].

Эти соображения легли в основу его доклада об организации по плану князя С. А. Друцкого Юридического Отдела при Всероссийском Городском Союзе.

К работе Отдела были приглашены юристы-теоретики и практики по военному, административному и гражданскому праву, составившие первое Общее Собрание Отдела, созванное 28 февраля 1915г.

Общее Собрание решило выработать проект организации Юридического отдела и наметило следующие пути своей деятельности:

1)        комиссия разделяется на подкомиссии по отдельным отраслям права;

2)        ежедневные дежурства от 14 до 16 часов в составе не менее трех консультантов, которые дают при коллективном обсуждении в письменной и устной форме ответы пострадавшим от войны, лично или письменно обращающимся за консультацией;

3)        вопросы, вызывающие сомнение, вносились дежурными консультантами на обсуждение подкомиссий по соответствующей отрасли права;

4)        вопросы общего характера и вопросы, затрагивающие несколько областей права, вносились на разрешение Совета Юридического Отдела.

Также необходимо было позаботиться о том, чтобы сотни тысяч увечных, которые вернулись или собирались вернуться на родину, потеряв свое здоровье, трудоспособность на войне, не были обречены на жалкое нищенское существование — «... «лишних людей», лежащих бременем на своих родных, обществе и государстве, а по возможности сделались полезными и нужными работниками и с этой целью их долечивание или обучение прежнему или новому ремеслу должно повести к возможному восстановлению их трудоспособности» [5].

Следует сказать, что процесс болезни иногда признавался законченным и даже сами увечные считали свою инвалидность окончательной, однако фактически в очень многих случаях при надлежащем лечении возможно было существенное улучшение, частичное, а иногда и почти полное восстановление трудоспособности.

Более того, люди, получившие самые тяжкие виды увечья, с помощью протезов могли приобрести возможность работать.

Увечные, которые были совсем лишены трудоспособности, тоже не могли быть брошены на произвол судьбы. Необходимо было позаботиться об оказании им помощи, в особенности это необходимо было для тех несчастных, которые нуждались в уходе, часто являясь бременем для окружающих.

Поэтому некоторые виды помощи целесообразно было оказать на местах, в городах и станицах, а другие виды, требующие для своего осуществления крупных учреждений и наличие специалистов, только в крупных центрах.

Всероссийский Союз Городов, сознавая всю неизмеримую важность правильной и широкой постановки дела помощи раненым воинам, поставил задачу соответствовать в организации этой помощи во всех ее видах (медицинской, трудовой, педагогической) и вместе с тем пропагандировать идеи правильной, планомерной помощи увечным как в обществе, так и среди самих увечных.

Права героев нужно защищать, и эта неоспоримая истина легла в основу тех преобразований, которые происходили в Российской империи. И подобная защита должна распространяться как на самих воинов, так и на их семьи. Именно поэтому в годы Первой мировой войны законодательно оформлялись документы, в которых решались вопросы по обеспечению пенсиям и пособиями воинских чинов и их семейств, привлечения к деятельности в этой области органов общественного самоуправления.

Государственное управление общественным призрением было сохранено и при Временном правительстве. Так, 21 марта 1917 г., было принято постановление «О подчинении самостоятельных благотворительных организаций подчиняющим ведомствам и учреждениям».

5 мая 1917 г. Временное правительство постановлением «Об образовании Министерств Труда, Продовольствия, Почт и Телеграфов и Государственного призрения» благотворительные заведения и попечительства передало в ведение вновь образованного Министерства Государственного Призрения.

Декретом Временного правительства 29 июня 1917г. «Об организации Временного Общегосударственного Комитета помощи военнослужащим» было установлено, что отныне помощь признается обязанностью государства и осуществляется через местные органы самоуправления [4].

На Временный Общегосударственный Комитет возлагалось:

1.         Разработка планов помощи нуждающимся и обсуждение мер по повсеместному проведению этой помощи в жизнь, ее объединению и согласованию.

2.         Представление Министру Государственного Призрения о нуждах в деле помощи раненым и о необходимых для этой цели кредитах, а также распределение разрешенных кредитов и наблюдение за порядком их расходования.

3.         Предварительная разработка для внесения Министром во Временное Правительство законопроектов по всем вопросам помощи защитникам отечества и пересмотр действующих законоположений о пенсиях и других видах помощи.

Помощь на местах возлагалась на органы земского и городского самоуправления, которые для этой цели должны были образовать «Комитеты помощи военноувечным», состоящие из представителей этих самоуправлений и представителей местных союзов, где они были образованы.

Таким образом, война активизировала благотворительную деятельность Земств и созданного Союза Городов, которые занимались сбором пожертвований деньгами и вещами. Государство, сохраняя за собой принцип финансирования нужд военнослужащих, все больше и больше опиралось на помощь частного капитала с целью направления помощи как на поля сражений, так и больным и раненым.

Для оказания более качественной помощи пострадавшим необходим был учет воинов, так как только имея цифры всех категорий увечных, государство и отдельные органы самоуправления, каждый в своей области, мог выяснить размер нужды.

Для объединения мероприятий земств и городов в деле помощи раненым было решено образовать Совещание из представителей от Главных Комитетов Союзов с участием представителей от Всероссийского Союза раненых воинов.

Только эвакуированные на родину через Петроградский пункт казаки хорошо и заботливо были снабжены из склада Ее Высочества одеждой и обувью. Увольняемые же из других мест Империи являлись домой в том обмундировании, в котором они были доставлены на перевязочные распределительные пункты прямо с боевых позиций. Вместо казачьей одежды часто на донцах была негодная армейская одежда, могла быть германская или австрийская шинель, зачастую грязное белье, развалившиеся сапоги или ботинки.

Это производило тяжелое моральное впечатление, особенно на отдаленные, жившие вековыми традициями станицы, которые встречали своих станичников-героев с духовенством и колокольным звоном. «Это давало пищу для разговоров, так как станицы и хутора непрерывно шлют на боевые позиции своим землякам взамен приходящей у них в негодность одежды как обмундировочные вещи и сапоги, так и белье. Но, очевидно, или посылаемые вещи не доходят до тех казаков, которые уже эвакуированы из полков и находятся на лечении в разных городах, или полковые обозы оотянуты бывают на дальнее расстояние от боевых позиций. Поэтому также казаки прибывают обратно в свои округа уже в пришедшем в негодность и частью растерянном обмундировании» [1].

Совещание, состоявшееся 6 марта 1915 г., под председательством Наказного Атамана Области Войска Донского В. И. Покотило просило Ее Императорское высочество прийти на помощь увечным казакам, положение которых в эвакуированный период ничем не отличалось от положения чинов регулярной армии.

Направлять всех раненых казаков на окончательное лечение в станичные лазареты Области войска Донского, где станицы могли их благотворительным путем обмундировать, не всегда было возможно, поэтому воинские учреждения, организации Красного Креста, Земского и Городского Союзов заботливо снабжали казаков наравне с нижними чинами армии бельем и обувью.

Наказному Атаману было отправлено 20 тыс. руб., для того чтобы он распределил эту сумму между Окружными Атаманами на заготовку необходимых вещей, так как именно они постоянно соприкасались с нуждающимися, знали их образ жизни, лучше кого бы то ни было понимали сущность того положения, в котором оказывались увольняемые со службы казаки.

С увеличением возвращающихся из плена вставал вопрос использования этой рабочей силы, как в качестве военнослужащих, так и в качестве работников гражданской сферы. Бывшие военнопленные превращались в реальную силу, оказывающую помощь России не только на полях сражений, но и в социальной, трудовой сфере.

Таким образом, роль благотворительных организаций и комитетов проявлялась в разных ипостасях. Заботясь и помогая, насколько это было возможно, оставшимся дома семьям воинов, Комитеты и Попечительства не забывали и о военнослужащих, которые на поле брани защищали честь и достоинства России.

 

Литература:

 

1.         Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. 441. Оп. 1. Д.79.

2.         ГАРО. Ф. 442. Оп. 1. Д.2.

3.         ГАРО. Ф. 806. Оп. 1. Д.13.

4.         Коновалова Т. Б. История российской благотворительности и ее связь с государственными структурами социального обеспечения. М., 1997.

5.         Хрипков Ю. В пользу воинов и их семейств: 100 лет русской благотворительной марке // Родина. 2005. № 2.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle