Библиографическое описание:

Рафальсон А. В. Социальное качество жизни моногородов России [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2011 г.).Т. II. — М.: РИОР, 2011. — С. 189-191.

Финансовый кризис 2008 года стал серьезным испытанием для нашей страны, указав на серьезные недостатки отечественной экономики. В Японском алфавите слово кризис обозначается двумя иероглифами, один из которых означает опасность, а другой – потенциал. Такое понимание представляется весьма интересным. Сама идея кризиса здесь подразумевает шоковую стимуляцию устоявшейся повседневной жизни, демонтаж слабых и неконкурентных предприятий и институтов и активацию инновационных идей и концепций. Задача властей же заключается в том, чтобы извлечь урок и решить, поддерживать старые концепции или встать на новый путь развития.

Одной из актуальных проблем, выявленных кризисом, является превалирование в экономике нашей страны слабых или устаревших предприятий. С каждым годом это становиться проблемой не только экономической, но уже и социальной. Кроме того, на сегодняшний день российская экономика носит сырьевой характер. Зависимость от цен на ресурсы еще со времен СССР - основной драйвер развития нашей страны. В периоды высоких цен на нефть правительство сводит бюджет в профицит и увеличивает госрасходы на поддержку неконкурентных предприятий; во времена низких цен мы «затягиваем пояса». Однако обанкротить масштабные, но слабоэффективные производственные предприятия мешает социальный фактор, что порождает известную проблему стимулов, именуемую в научной литературе как «слишком большой, чтобы падать». Она заключается в том, что, привыкнув к правительственным субсидиям, менеджмент таких предприятий не имеет стимулов работать эффективно, понимая, что государственная поддержка крупных национальных производителей будет всегда, и это порождает порочный круг. В таких ситуациях выход только один – пустить компанию в рыночную среду, позволить ей обанкротиться, открыть границы институциональным инвесторам, сменить менеджмент и владельцев на тех, кто наибольшим образом заинтересован в развитии мощностей. Только так можно заставить предприятия подобного рода работать на интересы Отечества. Однако столь очевидное экономическое решение всегда сопровождается социальными аспектами. Банкротить предприятие можно, но что делать с персоналом? Сегодня в России есть немало таких предприятий, которые держат на себе целый город. Оставить весь город безработным - не выход из сложившейся ситуации. Подобного рода города представляют собой инфраструктуру, развитую вокруг одного или двух градообразующих предприятий, которые более чем на половину содержат городской бюджет. В связи с наличием основного градообразующего предприятия их принято называть моногородами.

На сегодняшний день в нашей стране насчитывается по различным данным от 300 до 350 моногородов.1 Однако далеко не все они являются проблемными. Большинство из них успешно функционируют, внося свою существенную лепту во внутренний валовый продукт страны. В то же время, по данным официальной статистики [1] почти в двадцати семи городах, а по данным ряда эмпирических исследований2 более чем в тридцати, ситуация признана критической [2].

Изучая качество жизни как социальный феномен в моногородах России, мы обнаруживаем, что у всех городов с градообразующим предприятием есть одна отличительная черта, негативно влияющая на качество жизни. Определяя эту категорию как совокупность материальных и нематериальных благ доступных на одного репрезентативного индивида в обществе3, мы можем судить о различных аспектах развитости и слабых местах градообразующей структуры. Имея ввиду стандартные показатели качества жизни, такие как Индекс Развития Человеческого Потенциала (ИРЧП) и Индекс Качества Жизни, мы будем понимать под совокупностью благ агрегированные показатели уровня здоровья, коммуникаций в социуме, психологического и социального статуса, свободы деятельности и выбора, подверженности стрессу и рискам, а так же другие обыденные и общественно признанные блага. Очевидно, что качество жизни может существенно меняться на длительных промежутках времени, как из-за структурных изменений в жизни моногородов, так и из-за изменения критериев оценки данной характеристики. Стремясь к демократичному обществу, сегодня мы ассоциируем высокое качество жизни с наличием социальных свобод. Таким образом, естественным кажется включить данный аспект в множество определяющих характеристик качества жизни. Проводя параллели с политологическими науками, определяющими мультипартийность на выборах необходимым условием демократичности, мы можем утверждать, что присутствие монополистичных и диктаторских ограничений в свободе выбора является показателем отсталости от мирового тренда. Градообразующее предприятие же в моногородах является ничем иным как локальной монополией на рынке свободных рабочих мест.

Микроэкономическая теория монополий утверждает, что монополии в равновесии устанавливают цены, а в нашем случае зарплаты, так, что потребитель, в нашем случае работник, «садится на нулевую полезность». Другими словами, монополия способна отобрать у потребителя благ весь излишек производственных богатств путем установления минимальных приемлемых цен. Подобные явления мы могли наблюдать после трагедии в угольной шахте «Распадская», когда шахтеры, устроив демонстрацию, рассказали правду о трудовых контрактах.

С социологической точки зрения ограничение свобод в выборе рабочего места ставит человека в безвыходное положение, делая его «рабом города». Дело в том, что спецификой моногородов в России, в отличие от Европейских промышленных городов с подобными характеристиками, является колоссальная неразвитость инфраструктуры и сфер обслуживания за пределами градообразующего предприятия. Линейность развития города в одной специализации порождает огромные социальные риски. При неблагоприятной экономической конъюнктуре такие риски могут вызвать социальный коллапс в городе. Так, например, внедрение альтернативных источников энергии может сделать использование традиционных ресурсов в качестве топлива экономически не выгодным, что, безусловно, обрушит спрос на угольную и нефтегазовую продукцию. Текущие профильные предприятия и технологии останутся заброшенными, а моногород безработным.

Еще один неоднозначный вариант развития событий – это открытие торговых границ и вступление России в ВТО. Поток иностранной продукции, хлынув на отечественный рынок, выбьет товары национального производства из конкурентной борьбы. Потеря позиций на рынке приведет к массовым сокращениям на градообразующих предприятиях, что, в свою очередь, выльется в колоссальную волну безработицы. Такой сценарий наиболее вероятен для предприятия «АвтоВАЗ» и образованного им города Тольятти. АвтоВАЗу уже не раз приходилось сталкиваться с проблемами. Но всякий раз это предприятие получало активную поддержку правительства, в виде вливания огромных денежных средств и госзаказов. Но интересы правительства ограничиваются не только спасением АвтоВАЗа. И тут стоит задуматься, насколько долго хватит терпения у властей.

В поисках новых путей решения правительство придумало на первый взгляд разумную программу переселения людей из стагнирующих моногородов в развивающиеся. Но предложенная в начале 2010 года программа переселения людей из Тольятти в вагоностроительный моногород в Ленинградской области Тихвин пока что не пользуется особой популярностью среди жителей Тольятти. Учитывая, что главным моментом при переезде является покупка нового жилья, власти предлагают льготную ипотечную программу для приезжающих. Кредит на жилье предоставляется бывшим сотрудникам тольяттинского автозавода в залог оставленной в Тольятти собственности. Взгляды на собственность у чиновников, считающих, что регион депрессирует, и у тольяттинцев, владельцев жилья, разные. Недооценка жилой площади выступает серьезным фактором препятствующим реализации программы. Смена климатических условий с южных на северные и огромная дистанция между городами также делают предложенную программу трудновыполнимой [3].

Географическая специфика российских городов вообще ставит под сомнения такие программы. Если в Европе, чтобы преодолеть расстояние между городами, нужно потратить пару часов, то в России перевезти хоть какие-то ценности из одного города в другой - задача гораздо более сложная. По той же причине больших расстояний между городами жить и работать в разных городах представляется почти невозможным, за исключением случаев городов-сателлитов. Как раз такое исключение представляет Тихвин, немалая доля населения которого работает в Санкт-Петербурге.

Еще один социальный фактор препятствующий развитию программ переселения это низкая мобильность населения. Лишь около 2% людей в России меняют свое географическое место жительства хотя бы раз в жизни4. Однако переселять, безусловно, надо, но предлагая более разумные программы.

Еще одним важным аспектом качества жизни в моногородах является ограниченность материальных благ. Наличие отраслевой специализации ограничивает рынок предложения товаров и услуг в городе. В то же время такая ситуация мотивирует развитие малого бизнеса. Но проблема заключается в том, что малым предпринимателям сложно привлекать средства. Из-за малого уровня достаточности капитала они не могут позволить себе дорогие кредиты, а внешние инвесторы не спешат вкладывать свои деньги в альтернативные профили моногородов из-за неразвитой инфраструктуры и высоких рисков.

В такой ситуации поддержку следовало бы ожидать от местных и региональных властей. Пополняя региональный бюджет от градообразующих предприятий, и, направляя эти доходы на развитие малого бизнеса в моногородах, можно достигнуть уменьшения зависимости города от градообразующей компании. Однако попыток реализовывать подобные программы пока не наблюдалось, а городские и региональные бюджеты все так же сохраняют низкую степень прозрачности.

Рассматривая качество жизни в моногородах в целом, не стоит создавать искусственное смещение оценки, концентрируясь только на проблемных моногородах, имена которых у всех на слуху. Стоит брать во внимание и успешные предприятия, активно развивающиеся в последнее время и представляющие огромный потенциал для отечественной экономики.

Основываясь на выше указанном, на ум приходит гипотеза о том, что качество жизни в современных моногородах России не сильно коррелирует с успешностью градообразующих предприятий. Объяснить это можно монополистичной позицией предприятия на рынке труда. Даже при потрясающей отчетности градообразующей компании отношение к персоналу остается потребительским и определяется иными социальными факторами. В качестве примера мы могли наблюдать данную ситуацию на одной из самых производительных шахт «Распадская», где рабочая сила в страхе потерять места соглашалась работать за низкие по шахтерским меркам зарплаты.

Обобщая анализируемую проблематику, следует отметить, что низкая степень участия местных властей в бизнесе и недостаточный контроллинг социальных аспектов работы на градообразующих предприятиях не согласуются с государственной политикой поддержки отечественного производителя. Либо стоит открыть абсолютную рыночную экономику, обанкротить неконкурентные предприятия и впустить иностранных инвесторов, либо контролировать все аспекты экономической и социальной деятельности моногородов из федерального центра.


Литература:

  1. Министерство регионального развития Российской Федерации

  2. Электронный отчет «Об итогах государственной поддержки моногородов», 2010

  3. http://www.minregion.ru/press_office/terms/945.html

  4. Тульчинский Г. Проблема моногородов: от спасения и выживания к инновационному развитию на основе социального партнерства. Сборник материалов конференции «Политика как фактор инновационного развития» 2010. с. 37-44.

  5. Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов и вкладов

  6. Пресс-релиз: соглашение о сотрудничестве в рамках реализации пилотного проекта программы «Переезд», 2010

  7. http://www.arhml.ru/presscenter/pressreleases/155-press

  8. Басараева В. Взаимосвязь между уровнем жизни населения и развитием малого бизнеса. Регион: экономика и социология. . 2008. № 3. С. 168-182.

  9. Беляева Л. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения и интерпретации. Социологические исследования. 2009. № 1.

  10. Бобков В. Каким быть региональному неравенству качества и уровня жизни? Мир России. 2009. № 3. С. 61-84

1 Данной проблематикой занимаются Министерство Регионального Развития РФ, Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК), Российская Академия Наук. Данные доступны в соответствующих исследованиях и публикациях

2 Ряд исследований ЦЭМИ РАН и Института социологии РАН

3 Ориентируясь на определение энциклопедического словаря экономики и права, Качество Жизни - обобщающая социально-экономическая категория, представляющая обобщение понятия "уровень жизни", включает в себя не только уровень потребления материальных благ и услуг, но и удовлетворение духовных потребностей, здоровье, продолжительность жизни, условия среды, окружающей человека, морально-психологический климат, душевный комфорт.

4 Согласно официальной статистике, масштабы внутренней миграции в России с начала 1990-х гг. сократились почти в 2,5 раза. Данные, которые разрабатывает и публикует Росстат, учитывают только ту миграцию, которая сопровождается сменой постоянного места жительства и получением соответствующей регистрации.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle