Библиографическое описание:

Котова В. В. К вопросу о трансформации собственности в современных условиях [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, апрель 2011 г.).Т. I. — М.: РИОР, 2011. — С. 12-14.

За категорией «собственность» стоит чрезвычайно сложная и многослойная система общественных отношений, как экономических, так и юридических, которые настолько взаимопереплетены, что их трудно отделить друг от друга. Существуют разнообразные и разноплановые научные сочинения, которые исследуют данную проблему, всю ее многосложность и противоречивость. Если обобщить все разнообразие подходов представителей различных наук к изучению сущности, содержания и эволюции собственности можно выделить три основных направления:

  1. рассмотрение собственности как явления по преимуществу (или совсем) неэкономического (правового, нравственного и т.д.);

  2. анализ собственности в противоречивом единстве экономического содержания и юридической формы;

  3. подход к собственности как многомерному явлению, органически включающему множество составляющих (экономическую, юридическую, политическую, культурную, социально-психологическую и т.д.) [2].

Вся история экономических и политических катаклизмов имеет в своей основе трансформацию отношений собственности. Новейшая экономическая история России не является в этом смысле исключением. Смена форм собственности в России происходила революционными темпами и в условиях, когда само понятие собственности по-разному трактовалось как самими реформаторами, так и различными социальными стратами и политическими группировками. В связи с этим целесообразно провести экспресс-анализ теоретико-методологической базы современного понимания категории "собственность".

Категория собственности объективно имеет как бы три измерения: владение, пользование и управление. Владелец (собственник) формально имеет исключительное право на пользование благами, получаемыми от собственности и на управление объектом собственности. Важно подчеркнуть, что вменение функций владения, пользования и управления различным субъектам хозяйственной или общественной жизни, объективно определяется критериями максимизации эффективности (максимизацией значения целевой функции) и никак не связано с формой собственности.

Дальнейший анализ проблемы требует уточнения понятия «формы собственности».

Изначально человечеству были известны две основных формы собственности — частная и общественная.

Отличительной чертой частной собственности является то, что владелец непосредственно осуществляет и реализует право владения, распоряжения, использования и присвоения, лично и на свой страх и риск. Действует он на рынке, где хозяйничает жестокая конкуренция. Поэтому частный собственник учится, ищет, узнает, придумывает, покупает, финансирует научные исследования. Это позволяет ему развивать производительные силы, а соответственно, и общество в целом. В этом заключается глубокое, прогрессивное значение частной собственности.

Общественная собственность предусматривает общее владение, распоряжение и исключает индивидуальное. Все члены общества владеют совместно, индивидуально же — никто. Общественная собственность на средства производства уравнивает всех членов общества как совладельцев. Вместе с тем в пределах общественной собственности, поскольку общество не может распоряжаться объектами собственности непосредственно, возникает административная монополия, и при общественном владении распоряжения и присвоения осуществляется бюрократией (bureucratie — буквально власть стола).

Однако формы собственности не являются неизменными. Они возникают, развиваются, модифицируются и исчезают с изменением условий и среды, в которых они существуют. В основе эволюции форм собственности лежит механизм постоянного обновления экономического уклада общества. В настоящее время в среде российских правоведов и экономистов установилась традиция классифицировать формы собственности как некое аморфное множество, не поддающееся жёсткой формализации. В этом множестве экзотически переплетаются общественная, государственная, муниципальная, республиканская, федеральная, частная, кооперативная, корпоративная, акционерная и другие формы собственности.

При классификации существующих в экономике форм собственности, имеет место не совсем четкое разделение таких понятий, как собственность в экономическом смысле и право собственности как юридическая категория. Как отмечено в [2], различие в подходах к формам собственности вытекает с одной стороны, из необходимости волевого согласования и примирения двух сфер — гражданского общества и государства, которое обеспечивается правом, а с другой стороны – из того, что позитивная экономика анализирует сложившиеся отношения и не несет в себе волевого начала. Здесь проблема заключается в том, что все существующие и определяемые формы собственности не являются самостоятельными формами, просто общество делегирует права управления частью своей собственности властям: федеральным, областным, городским, а также общественным организациям. С другой стороны, частная собственность может выступать в форме индивидуальной собственности, кооперативной и корпоративной, долевой и акционерной и т.д. Нет многообразия форм собственности, есть многообразие форм и методов управления собственностью.

Мы приходим к выводу, что проблема собственности — это не проблема владения, а проблема управления (и частично пользования). Не собственник, а менеджмент правит экономикой и общественной жизнью. Но отнюдь не потому, что менеджмент является решением всех проблем, а потому, что менеджмент выступает формой социального компромисса между частными собственниками и обществом. Задача менеджмента — найти равнодействующую линию разумного и взаимовыгодного компромисса между максимализмом собственника и социальными рамками, в которых эта собственность может существовать, не вступая в прямой конфликт с общественными интересами.

Решение этой задачи требует модернизации традиционного понимания собственности, юридически зафиксированного ещё в римском праве, а затем и в кодексе Наполеона (1804 г.): «собственность едина, священна и неприкосновенна». И эта модернизация уже давно реализована в рамках англосаксонской школы, которая утверждает, что собственность представляет собой набор «частичных полномочий» и в этом смысле вполне делима, хотя, конечно, священна [1].

Идея «делимости» собственности при полной её юридической неприкосновенности сильнее всего нашла отражение (в теоретическом и практическом аспектах) в «шведской» модели социал-демократии. Исходная точка этой модели вполне логична: экономической реализацией права собственности является присвоение дохода от её использования. Именно этим экономическая трактовка категории собственности отличается от юридической. Для экономиста собственность, не приносящая дохода, просто неинтересна.

Англосаксонская школа «делимости прав собственности» по сути дела зафиксировала современную практику хозяйственных отношений. Ее основная идея, что налогополучатель, арендатор, субарендатор — это собственники в экономическом понимании этого термина. От того, в какой пропорции делится доход, получаемый от объекта собственности, между юридическим его владельцем, государством и менеджментом, в основном и зависит эффективность эксплуатации хозяйственного предприятия.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: тотальная смена формы собственности, без одновременной глубокой рационализации отношений владения, пользования и управления объектами собственности не решает проблемы повышения эффективности функционирования экономической системы.

Теперь можно перейти к вопросу трансформации собственности. Экономическая трансформация, в том числе и трансформация собственности может рассматриваться в широком и узком смыслах этого слова. В узком смысле это начавшееся в 1970-х гг. эволюционное преобразование общественно-экономических систем, формирование постиндустриального общества. Эта трансформация охватывает все большее число стран и регионов мира. К общим стратегическим тенденциям мировой экономической трансформации относится развертывающаяся в разной, мере и формах социализация экономики. Она проявляется, в первую очередь, в усилении социальной ориентированности экономического развития. Общемировые тенденции мировой экономической трансформации реализуются в различных конкретно-исторических условиях каждой страны. Поэтому она приобретает специфические черты в группах индустриально развитых и развивающихся стран и в каждой из них. Этот общий процесс имеет особенности и в странах с экономической системой постсоветского типа, в частности в России.

Трансформация в широком смысле — это постоянный процесс преобразований, превращений системы, ее элементов, связей и отношений между ними как отражение изменений внешней среды либо реакция на проблемы, возникающие внутри системы.

Трансформация собственности в широком смысле — это постоянный процесс ее изменений с учетом разнонаправленных тенденций и переходов из одного состояния в другое, краткосрочных и долгосрочных преобразований разной степени сложности. Это исторически непрерывный процесс видоизменений отношений собственности.

В отечественной экономической литературе часто встречается достаточно упрощенный взгляд на трансформацию собственности, сводящей ее к переходу от господства одних форм собственности к другим. В этом чрезвычайно узком смысле рассматривается преобразование отношений собственности при переходе от командно-административной к рыночной системе. С учетом этого выдвигаются чисто «механические» проблемы: до какого уровня должна снизиться доля государственной собственности и какими темпами пойдет это снижение, а суть трансформации собственности в России сводится лишь к преодолению господства какой-то одной формы собственности и его замене взаимно дополняющими друг друга различными формами собственности [3].

По мнению [2] в непрерывном процессе трансформации собственности достаточно четко выделяются несколько составляющих. Во-первых, это — эволюция отношений собственности как отражение глобальных экономических и социально-политических процессов. Во-вторых, это системная трансформация или трансформация в узком смысле. В-третьих, трансформация собственности в процессе организационных изменений.

Системная трансформация собственности в современной России осуществляется в форме разгосударствления и приватизации. Здесь необходимо обратить внимание на то, что первое понятие намного шире второго. Разгосударствление — это процесс изменения государственной формы собственности на другие формы, переход от тотальной государственной экономики к экономике смешанной, многоукладной. В таком понимании он включает в себя приватизацию как передачу собственности в частные руки.

В России приватизация проводилась двумя способами: для мелких предприятий — продажей на аукционах; крупных — преобразованием в акционерные общества.

Особенности процесса приватизации, происходившего в России [4]:

  • массовый характер приватизации, вызванный высокой долей государственной собственности в стране, а также стремлением ускорить процесс преобразования экономической структуры общества;

  • значительный удельный вес неэквивалентных форм (безвозмездная передача, оплата не в полной мере и др.), вызванный отсутствием денежных средств у частных лиц;

  • проведение особого ваучерного этапа приватизации.

В итоге ваучерного этапа приватизации в России произошел передел собственности, были обеспечены экономические гарантии невозможности возвращения советского режима. Однако под контролем государства остается ряд перспективных звеньев экономики, включая т.н. естественные монополии (железнодорожная сеть, авиационное и ракетно-космическое производство, Единая энергетическая система).

Отсутствие опыта, особенности социальной структуры, сложившейся в России в условиях плановой системы, а также избранный форсированный курс проведения способствовали возникновению определенных негативных моментов процесса приватизации.

Целью приватизации провозглашалось создание эффективного собственника, однако бесплатная раздача государственной собственности не способствовала формированию у нового собственника высокого уровня ответственности и заинтересованности в эффективном его использовании. Кроме того, безвозмездная приватизация заведомо не могла обеспечить должного притока средств для инвестирования, финансовой стабилизации и для решения социальных проблем.

Приватизация часто проводилась без должного представления о перспективах приватизируемого предприятия, в результате на этих объектах часто прекращалось производство, они переоборудовались под офисы, торговые помещения и т.д. Анализ непосредственных результатов приватизации позволяет сделать следующие выводы [4]:

  • срок проведения оказался фантастически коротким для решения такой грандиозной задачи, что, безусловно, определило качество приватизации;

  • отсутствовала эквивалентность в процессе приватизации;

  • если рассматривать приватизацию как составляющую инвестиционного процесса, то ее можно признать неудовлетворительной, т.к. в большинстве случаев смена собственника не повлекла за собой притока внешних инвестиций;

  • приватизация не сопровождалась совершенно необходимой финансовой, юридической и функциональной реорганизацией в требуемых масштабах;

  • предельная регламентированность принятых федеральными властями нормативных документов по приватизации не позволила в достаточной степени учесть региональную специфику;

  • значительная часть собственности перешла в руки лиц, тесно связанных с криминальным миром и бывшей партийно-хозяйственной номенклатурой.

Таким образом, российское общество и его властные структуры оказались перед сложнейшей дилеммой: приватизация, проведенная по принятой в стране схеме, стала тормозом экономического развития, но возврат в исходную точку с целью использования более эффективных приватизационных моделей является утопией. Невозможность возврата к стартовым условиям дореформенного периода определяется необратимой деформацией социального статуса, профессиональной и возрастной структуры участников хозяйственной деятельности.

Выход из вышеозначенного тупика лежит в выработке выверенной целенаправленной политики, суть которой сводится к следующему: трансформировать, не разрушая.

Трансформация отношений собственности должна преследовать цель постепенного (но не размытого во времени) нахождения цивилизованного консенсуса между обществом (государством), собственником и менеджментом.


Литература:
  1. Петраков, Н.Я. Развитие отношений собственности в России [Текст] / Н.Я. Петраков // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. — 2005. — №3.

  2. Ульянов, Г.В. Собственность и экономические организации [Текст] : Монография. — Иваново: ИвГУ, Ковров: КГТА; — 2001. – 256 с.

  3. Экономика [Текст] : учеб. пособие / Под ред. А.С. Булатова. — М: БЕК, 1994.

  4. Экономика (Экономическая теория) [Текст] : учеб. пособие для вузов / Под рук. и ред. проф. Б.Д. Бабаева. — Иваново: ИвГУ, 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle