Библиографическое описание:

Здвижкова Е. А. Название традиционных видов одежды, входящих в женский костюм, в донских говорах [Текст] // Культурология и искусствоведение: материалы II междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 51-55.



Женский костюм — это целый мир. Не только каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд, который отличался от иных если не совершенно, то деталями. Замужняя женщина или девушка, вдова или невеста, какого она рода и даже сколько у женщины детей… Чем дальше в глубь веков, тем отчетливее видно назначение одежды: не только оберегать человека от жары и холода, от непогоды, но и от злых сил; быть паспортом и визитной карточкой одновременно. Даже в фабричного пошива городских костюмах наших бабушек это можно прочитать. В средневековье костюм был открытой книгой. Считают, что в своей основе костюм был тюркский. Во второй половине XVII и первой половине XVIII века чувствовалось большое влияние востока, так как казаки первоначально женились на турчанках, татарках, черкешенках, которых они брали в плен в походах.

Казачки носили шаровары: на Нижнем Дону и на Кавказе — широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике — узкие, похожие на брюки-дудочки. Носили также юбку-плахту, мужского покроя сорочку и кафтан — казакин или чапан. Голову покрывали несколькими платками или замысловатыми головными уборами: рогатыми киками, тюрбанами, «корабликами»... Поверх платков надевалась казачья соболья шапка. Близость к восточным традициям просматривается даже сегодня в деталях, которые сохранились в быту станичниц. Например, знуздалка, или замуздка» — платок, которым прикрывали часть лица. Этому обычаю никогда не следовали иногородние женщины, а казачек дразнили «татарками».

Со временем костюм верхнедонских казачек стал сильно отличаться от костюма нижнедонских. Вероятно, причиной тому был приход большого числа новопоселенцев, в частности, украинских крестьян — крепостных донского дворянства. На Верхнем Дону появляется белая домотканая одежда с большим количеством вышивки. Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелек. По одним источникам название платья произошло от тюркского «мотылек» (действительно напоминает силуэтом распахнутые крылья бабочки), по другим — от татарского кулмэк — рубаха. Кубелек — распашная одежда, У богатых он шился из парчи. Лиф платья застегивался серебряными или позолоченными пуговицами. Параллельно им шел второй ряд пуговиц, который служил лишь для украшения. Пояс одевался выше талии, состоял из соединенных между собой серебряных или позолоченных звеньев. Также казачки носили пояса из цветного бархата, расшитого жемчугом. Полы кубелька заходили одна за другую и не застегивались. Для кубелька было характерно обилие кружев. Кружева, как и вышивка, вещь магическая. В древности это были знаки, которые защищали грудь, руки и голову — обереги от злых духов. Поэтому, когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую. Под кубельком была длинная до пят, рубаха из тонкого полотна или шелка. Подол и рукава рубахи выглядывали из-под кубелька. Горловину рубахи, ожерелок выстрачивали узорами, кружевами, а прямой вырез спереди завязывали лентой или застегивали запонкой. У казаков и сейчас кружева «заплетают на судьбу», по кружевам гадают. Конечно, древний смысл кружев большей частью утрачен. Но если сегодня и не верят в их охранительную силу, носить тем не менее продолжают с удовольствием.

На смену старинному костюму пришла одежда, схожая с той, которую носили соседи казаков — русские, украинцы, жители Кавказа. Так, в костюме гребенской казачки неотъемлемой частью является башлык. Он приспособлен для повседневной жизни. Казачки в нем даже детей носили за спиной. Во времена кровавых петровских реформ и еще раньше, во время церковной реформы Никона, на Дон и на Яик хлынул поток беженцев-старообрядцев. Они принесли старинный женский костюм из глубины России. Сохраняя его по религиозным мотивам, до самого недавнего времени казачки-старообрядки в повседневной жизни носили сарафаны и кафтаны покроя времен Ивана Грозного.

После превращения казачества в сословие, а еще точнее, после наполеоновских войн, казаки принесли на Дон, Кубань и Яик европейский женский костюм, который буквально завоевал казачьи края. Исчезли шаровары, потеряла смысл запаска — юбка из двух полотнищ ткани, которые запахивались (отсюда и название, а не от «запаса»). Может быть, потому, что мужчины-казаки были обязаны носить мундир и ничего, кроме него, строевым казакам носить не дозволялось, женщины следовали последним веяниям моды и, как правило, старались одеваться по-городскому.

Особенностью казачьего женского костюма были головные накидки. Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. В России замужние женщины носили повойник — показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Казачки носили кружевные платки, а в XIX веке — колпаки, файшонки (от немецкого слова «файн» — прекрасный), наколки и токи. Носились они в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы на людях без файшонки или наколки. Девушка же покрывала голову и обязательно заплетала одну косу с лентой. Все носили кружевные платочки. Без него появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи.

Что качается украшений, то колец мужчины-казаки, как правило, не носили. Обычай этот военный. Считалось, что казаки повенчаны со службой. Так что кольца — это в основном женская символика. Серебряное колечко на левой руке — девушка на выданье, «хваленка». Серебряное колечко на правой руке — просватана. Серебряный перстенек с бирюзой (камнем тоски и памяти) на правой руке — значит, суженый на службе. Золотое кольцо на правой руке — замужем, золотое кольцо на левой — разведенная (развод — «талах» у казаков существовал всегда). Два золотых кольца на одном пальце левой руки — вдова. Второе кольцо — умершего или погибшего мужа. С золотом в гроб не клали. И казак, получивший кольцо при венчании, на руке его не носил — носил в ладанке. Кольцо привозили домой вместе с фуражкой или папахой, когда казак погибал в чужих краях.

Были и другие символы, которые особенно не демонстрировались в женском костюме, но присутствовали. Таким символом, например, были ключи. Та, которая владела ключами от погребов, была полновластной хозяйкой в доме. Именно ее звали Сама. Как правило, «Сама» была свекровь — мать сына. Как положено вдове (если она была вдовой), носила черный платок, но казачки могли при черном платке носить и цветные шали. «Сама» держала в кулаке и сыновей, и дочерей, и зятьев, и снох. Причем у казаков возраст был старше чина. Авторитет же матери, «Самой», был выше царского. Ключи же, а может быть, только один, поскольку на хуторах казаки не знали замков, «Сама» на смертном одре передавала той, кого считала способной возглавить дом. И это могла быть не обязательно старшая дочь или сноха, могла быть и та из снох, с которой «Сама» не ладила. Получив ключи, иногда совсем молодая женщина привязывала их к поясу и становилась «Самой». И с этой минуты ей подчинялись все, в том числе и мужчины, если речь шла о домашних делах.

Комплекс одежды с кубильком (кубельком) был характерен для одежды донских казачек и частично для казачек Северного Кавказа. Он представлял собой платье, сшитое в талию, надевавшееся поверх рубахи с широкими рукавами. Платье носили с длинными штанами и вязаным колпаком или шапкой. Такой костюм бытовал в XVII-первой половине XIX века. Считается, что он был заимствован казачками у народов Северного Кавказа в эпоху формирования донского казачества, т. е. в XVI-XVII веках. Женская и мужская одежда изготавливалась из льняной, конопляной, шерстяной, полушерстяной ткани домашней выработки, а также из тканей фабричного производства: шелковых, шерстяных, хлопчатобумажных, парчовых. Фабричные ткани широко использовались на русском севере, в центральных губерниях Европейской России и с конца XVIII века местами в Сибири. Наибольшее же распространение в народном быту они получили с конца XIX века. Верхняя одежда, надевавшаяся при выходе на улицу зимой, весной и осенью, была одинаковой и для мужчин и для женщин, различало их только большее или меньшее количество украшений.

По всей России мужчины и женщины зимой носили шубы и полушубки мехом внутрь, крытые тканью или нагольные. Весной или осенью — суконные кафтаны, зипуны, поддевки. Отправляясь в дальнюю дорогу, повсюду надевали зимой поверх шубы тулуп, а в весеннее — осеннюю непогоду — армяк. Также в моде был каврак — верхняя женская одежда для весны, лета и осени из шелка и парчи, представлявшая собой длинный, запахивавшийся справа налево халат. Каврак надевали, выходя на улицу, донские казачки в XVIII—XIX веках. Шился обычно из тканей фабричного производства: сукна, молескина, нанки, китайки, казинета, на подкладке, зимние казакины шились на вате или меху.

Популярен был и казакин — распашная двубортная одежда длиной до колен, сшитая в талию, с подрезной спинкой и сборками на спине или вокруг всей талии, рукава длинные, со стоячим воротником или без воротника, с воротом по шее. Застегивался до талии на крючки или пуговицы-бантики, нашивавшиеся в один или два ряда. Праздничные казакины украшались тесьмой из гаруса и шелка, которая располагалась по воротнику, бортам и карманам. Казакины могли носить с поясом и без пояса. На русском севере их подпоясывали кушаком из зеленой шерстяной ткани таким образом, что его конец свисал с левой стороны. Зимой казакины носили застегнутыми, в более теплое время — нараспашку. В XIX веке казакины были распространены в селах, деревнях и уездных городах почти всех губерний Европейской России. В южных районах — это в основном женская одежда, в северных и центральных — мужская. Казакины повсюду были праздничной одеждой молодых людей из богатых семей и считались большой семейной ценностью.

Грубые белые шерстяные чулки молодые казачки любили носить без подвязок. Особым щегольством считалось, если чулки собирались толстыми складками на узкой части ноги над щиколоткой. Состоятельные казачки носили парадные, щегольские «кислиной наверстанные чирики», т. е. туфли, обшитые по краям ремешком из белой кожи. Позже казачки стали шить уже праздничный «окаймёной», т. е. обшитый цветной тесемкой башмак.

У простых казачек обиходная одежда состояла из юбки, кофты и фартуха. Лишь старинная донская шуба была очень популярна, особенно у пожилых женщин. Шубы казачки носили белые, овчинные, ровные, «как халат». По краям рукавов и по низу на два пальца «оторочены курбяем», т. е. шкуркой молодого ягненка. Так же шуба могла изготавливаться из меха лисы или куницы, а сверху покрывалась парчой или атласом. Её длина доходила до пят. Вместе с шубой носили шали, а по праздникам — шапки. В 80–90-е годы XX века к шубам добавились плюшевые ватные пальто. Их называли плисками. Народным был и бурнус — пальто с расшивками. Носили холодайки — короткие теплые кофты. Были также жупейки — это пальто на вате, с воротником.

Верхнедонская женская одежда, варьируясь даже в пределах близлежащих станиц, имела свои особенные отличия от нижнедонской. Головной убор замужней женщины — шлычка — колпачок, особым образом кроеный, надевался на волосы так, чтобы спереди они были немного видны. Волосы собирались под шлычку узлом и поддерживали ее в приподнятом положении. Для этой же цели служила вата, подложенная под верхний шов шлычки. Затягивалась шлычка на голове спереди продетой в нее тесемкой. Шлычка была не видна и служила только остовом для повязывания сверху платков.

Колотовочка, или казимирка платок с мелким рисунком, небольшой, красный, четырехугольный. Один из углов колотовочки загибался и накладывался на лоб, два боковых конца затягивались сзади узлом, под который пропускался третий угол. Т. е. колотовочка закрывала до половины лоб, виски и уши. На колотовочку повязывались верхний платок или шаль, причем с боков они слегка закладывались внутрь, а надо лбом собирались «уголком», что считалось модой.

Описанный головной убор носился летом. В холодное время года поверх накинутой на голову шали под подбородок, прикрывая уши, повязывался платочек, концы его связывались на макушке — знуздалка. Знуздалкабыла обычно красно-белого цвета. «Не ох я, разнуздавши пошлат, ни взнуздалась», — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. «Ушам тяпло», — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

Рубаха холстовая — домотканая, белая, с прямым воротом, невысоким стоячим воротником. Ворот застегивался на медных пуговицах или завязывался тесемками. Рукава, узкие от плеча, расширялись к концу и по краю обшивались в два ряда цветными лентами. Рукава, воротник и подол рубахи были «перетканы рядами, цвятками, как кому нравится». Перетканый холст часто заменялся цветным ситцем, обычно красным. Из ситца шились рукава и от плеча иногда украшались шитьем. Воротник обычно красный, выстроченный цветными нитками, назывался ажарёлок. Подпоясывались рубахи красным шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах. Девки носили такие холстовые рубахи в качестве верхней одежды «до венца». Замужние надевали поверх нее сарафан — сукман, или кубелек. Название это произошло от татарского кумж — рубаха.

Сукман — верхняя одежда замужних казачек. Шился из домотканой крашеной синей (иногда и некрашеной) шерстяной материи. Сукман отличался очень короткими узкими рукавами. Спереди от ворота шел короткий прямой разрез на медных пуговицах, называемых баска, и обшитый широкой шелковой лентой по краям. Петли образовывали цветной шнур, идущий по одному из краев пазухи и в соответственных местах не пришитый к нему. Вдоль подола сукман обшивался широкой шелковой лентой красной или синей, а по самому краю гарусском (род тесьмы, плетенной особым образом на пальцах). Во многих станицах сукман звался кубелек. Постепенно кубелек к 80-м годам XIX века сменился сарафаном, который шился из цветного ситца, с высоким цельным нагрудником, узкими проймами, которые, сходясь сзади, пришивались к сарафану на высоте талии. Сарафан шился без спинки, с короткой прорехой на пуговицах с левой стороны у основания нагрудника. Сзади сарафан представлял собой доходящую до талии юбку с проймами и заложенную по верхнему краю многочисленными частыми сборами. Чтобы судить о количестве и величине сборов, достаточно сказать, что материи шло втрое больше, чем на переднюю сторону сарафана (швы у сарафана идут по бокам). Ведь сарафан шился в 5 точей или в 4 точи. Точи — отдельный выкроенный цельный кусок материи. Украшался сарафан цветными лентами вдоль верхнего края нагрудника, сзади по сборам, внизу — вдоль нижнего края. Повязывался сарафан широким плисовым поясом, пониже талии, чтобы сзади «сборы были видны и ленты». Ситцевый сарафан, получив широкое распространение, вытеснил почти повсеместно домотканый кубелек и явился переходной ступенью к «французской моде».

Запон — короткий фартук из холста с пришитой небольшой «грудинкой». Под шов закладывались маленькие сборы, завязывался запон тесемками вокруг талии узлом наперед и вокруг шеи концами узкой цветной обшивки. С левой стороны пришивался карман. Запоны различались праздничные и «расхожие». Праздничные, в отличие от повседневных, украшались ткаными узорами. Носились запоны исключительно на сарафанах и не надевались на сукман (кубелек).

В комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы: повойник или рогатую кичку. Казачки очень любили украшения, и самые характерные из них, которые свисали с кички над ушами до самых плеч, — чикилики — это широкая лента из алого атласа, украшенная жемчугом, к которой прикреплялась густая сетка из крупного жемчуга. Лента обвязывалась вокруг головы, а жемчужная сетка свисала из-под головного убора, частично прикрывая щеки. Жемчужное украшение, прикрепленное на плечах и спускавшееся до груди, называлось перла, коробчак. По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами. Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером. В зажиточных кругах кички вытесняются модными шляпками, чепчиками.

Европейские моды пришли на Дон только после Отечественной войны 1812 года, восприняты были только верхушкой казачества некоторых крупных станиц. Старинный костюм постепенно уходил из быта. Во второй половине XIX века кубелеки еще носили, но шили их уже не из парчи, а из различных шелковых тканей. К началу XX века они вышли из употребления и хранились в казачьих сундуках как реликвия. Преобладающим стал комплект женской одежды, состоящий из юбки и кофты, который называли «парочка».Длинные широкие юбки шили летом из холста, зимой — из сукна. На праздничные юбки использовалась покупная ткань. Украшались они атласными лентами, тесьмой, бисером, кружевами. Кофта шилась из того же материала, что и юбка. Покрой ее был довольно сложный. Застежка на мелкие пуговицы шла сбоку. Небольшой воротник также застегивался сбоку. Длинный рукав, широкий до локтя, суживался к кисти. Кофту украшали кружева, которые назывались батистовками. Молодые казачки любили носить кофточки до бедер, плотно облегающие фигуру с небольшой баской. Такие кофточки с длинными рукавами и стоечкой, застегивались спереди мелкими пуговичками.

Популярные головные уборы казачек в XIX — XX веке — кружевные платки, колпаки, файшонки, наколки и токи. С начала XX века получил большое распространение на Дону колпактканый мешок, заканчивающийся небольшим махром, иногда украшенный бисером и вышивкой. Предполагается, что он был заимствован у татар. Действительно, по форме и видоизмененному названию он очень напоминает татарский калфак. Но если татарский калфак является девичьим головным убором, то казачий колпак — женским. Расплетение косы, укладка волос по-женски и надевание колпака входили в казачий свадебный наряд. Молодая казачка с праздничным нарядом надевала на прическу файшонку. Это шелковая черная кружевная косынка коклюшной работы, связанная по форме узла волос с концами, которые завязывались сзади бантом, очень украшала женщину.

Традиции донского женского костюма нашли свое отражение в современной одежде. С начала XX века модельеры постоянно обращаются к народному искусству, как к неисчерпаемому источнику. Каждое поколение по-своему решает творческие проблемы, и часто мы видим, как в современных интересных моделях по-новому проявляются художественные принципы народного искусства.

Что касается женитьбы, то свадебной одеждой жениха была казачья военная форма — бешмет, черкеска, пояс с кинжалом. О том, как одевалась невеста, нет сведений ни в одном описании свадьбы конца XIX-начала XX в. Но из рассказов информаторов известно, что уже в дореволюционные годы наряд невесты состоял из длинного белого или светлого платья и фаты. Почти во всех станицах невесту одевали к венцу ее дружки, только в ст. Прохладной Моздокского уезда была специальная женщина, которая наряжала всех невест. Подвенечному платью приписывали магическую силу, его хранили всю жизнь. Если болел ребенок, его накрывали свадебным платьем, он должен был выздороветь. Невесте в день свадьбы заплетали одну косу, волосы впереди завивали (плоили). Сверху надевали фату и белый восковой веночек. В ходе свадьбы невеста меняла свой наряд или, по крайней мере, прическу и головной убор. В XIX в. это происходило в доме невесты после того, как за ней приезжал жених. Прямо за свадебным столом, где невеста сидела рядом с женихом, две женщины снимали с ее головы платок, расплетали косу, заплетали две косы (прическа замужней женщины), потом на голову ей надевали шлычку (похожий на чепчик головной убор замужней женщины), сверху — белый платок. Это был один из важнейших свадебных обрядов, который должен был превратить девушку в замужнюю женщину. Только после того, как невеста была «покрыта», ее можно было везти в дом жениха. Но когда изменилась последовательность исполнения свадебных обрядов, когда невесту из ее дома стали увозить в церковь, а оттуда уже в дом жениха, нельзя было «покрыть» девушку в ее доме — она не могла ехать к венцу с прической и головным убором замужней женщины. Поэтому этот обряд стали совершать в доме жениха, но уже без всякой торжественности. Вскоре после приезда или же после обеда и даров невеста выходила из-за стола и в другой комнате с помощью старшей дружки переодевалась в обычный костюм и надевала платок. Изменение одежды подчеркивало изменение ее социального статуса.

Старинная женская одежда удивительно многообразна по своей форме, украшениям и по манере ношения. В одной губернии часто встречалось более 30 видов одежды, и всё же она делилась как бы на две группы: одежду крестьянок южновеликорусских губерний и одежду крестьянок Севера. Колорит одежды, обилие вышитых и вытканных узоров и украшений — всё это свидетельствует о вкусах и традициях донского казачества, о его понимании эстетики и гармонии. Кроме того, что эти костюмы красивы, они еще и удобны — ведь они делались, в том числе и для работы.

Праздничная одежда казачек по покрою была одинаковой с будничной и отличалась лишь обилием вышитых и вытканных узоров. Обязательным дополнением к праздничному наряду служили головные уборы, часто очень сложные, нагрудные украшения и домотканые цветные пояса. Как выглядела одежда, в которой ходили наши предки, мы узнаем теперь по различным источникам археологическим находкам, миниатюрам, иконам. Прошло время, но русская народная одежда, сохранившаяся в основных чертах в крестьянской среде вплоть до начала XX века, — ценнейший памятник народного творчества.

Литература:

  1. Большой толковый словарь донского казачества. — М.: Рус. слов: Астрель: АСТ, 2003. — 608 с.
  2. Брун В, Гильке М. История костюма от древности до нового времени.- М., 1999.
  3. Калинина М. В. Лексико-семантическое поле «одежда» в донском казачьем диалекте: этнолингвистический и лингвокультурологический аспекты: диссертация. — Волгоград: Перемена, 2008.
  4. Новосельцев Н. Как одевались казаки. — М.,1982.
  5. Ригельман А.История и повествование о донских казаках. Мой край родной, казачий. — Волгоград, 2003.
  6. Самойлов Г. Быт, обычай и одежда донских казаков XVI — XVIII веков// Наследие. 1999. — № 29.
  7. Скорик А. П. Казачий Дон. Очерки истории. Часть 2.- Ростов — н /Д, 1995.
  8. Словарь донских говоров Волгоградской области/ под ред. Р. И. Кудряшовой. — Волгоград: Из -во ВГИПК РО, 2006–2007. — Вып. 1,2,3.
  9. Словарь русских донских говоров в 3 т. — Ростов — н /Д.: Из — во Рос. ун — та, 1975 -1978.
  10. http://www.kazachka.ru
  11. http://www.narodko.ru/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle