Библиографическое описание:

Елкей Н. Н., Бектурганов К. Б. Знаменитые женщины Казахского ханства // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 655-658.

В статье авторами рассматривается положение женщин в казахском обществе, а также роль женщин-героев Казахского ханства во время национально-освободительной борьбы. Авторы попытались восполнить недостающий материал о героях-девушках казахского народа для подрастающего поколения.

 

In the article the authors consider the situation of women in the Kazakh society, as well as the role of women heroes of the Kazakh khanate during the national liberation struggle. The authors tried to fill in missing material about the characters-the girls of the Kazakh people for the younger generation.

 

На основе исторических материалов создалось мнение, что в казахском обществе женщины не ценились, и что у них не было свободы. С этим можно и согласиться, так как фактом этому служит то, что девушки того времени не могли выходить замуж по любви, существовала зависть между женами одного мужчины. Однако, женщины в казахском обществе и в обществе кочевников высоко ценились, потому что, как говорится в пословице, женщина одной рукой качает колыбель, а другой — мир. Известны многие казахские девушки, которые прославились своим умом, мужеством и героизмом. Очень печально, что несмотря на свою былую известность в те времена, они не удостоились должного внимания со стороны современных историков. Подрастающее поколение должно их знать, а противостоит этому недостаточность трудов о героях-девушках.

Айганым — правительница народа

У Уали было четыре жены, самая младшая — Айганым. Уали взял ее в жены молодой, когда ему было за пятьдесят. В те времена у девушек не спрашивали согласна ли она идти замуж или нет. Если одна из сторон, во многих случаях сторона девушки молчит, считали это за согласие и венчали молодых. Не согласных мусульманок, особенно казахских девушек, до времен советских никто и не слушал. Причиной этому служит то, что это могло привести в конфликту, ссорам, поэтому у девушек не было иного выхода как молча согласиться. И Айганым поступила так же. Но она через приезжих свидетелей передает своему старому мужу свою просьбу: «У Уали у подножья Боровое есть три жены, и несколько детей от них. Пусть он не селит меня рядом со своими женами, я не хочу страдать от его жен и детей, если он и вправду женится на мне, пускай переезжает сюда» [1].

Уали принял просьбу своей молодой и красивой жены и после венчания оставил своих жен и детей на старом месте возле Борового, и переехал к горам Сырымбет, там он и поселился. Это примерно 1805 годы. Уали в то время было около 60 лет.

Айганым была умной и сразу же после замужества завладела Уали. Уали умер в 1819 году. После этого случая Российское государство признало Айганым царицей. Айганым родила от Уали сыновей Абден, Мамке, Шынгыс, Кангожа, Алжан и дочерей Рахия и Нуриля. К смерти отца все они были очень малы. Уали никому из сыновей от старших жен не оставил в наследство ханство.

По правилам Сперанского в то время казахи, называвшиеся Сибирскими, были разделены на шесть дуанов: Кушмурун, Кокшетау, Акмола, Баян, Каркаралы, Кокбекти. Красивая и умная женщина, которой было только за тридцать, пришлась по душе князю и он назначил ее старшим султаном Кокшетауского дуана [2, с.130].

Айганым воспользовалась тем, что нравилась князю и сославшись на то, казахи не могут построить зимовки и до сих пор живут в юртах несмотря на морозы и холод, проявила желание, что хочет стать им примером в этом. Сперанский согласился с этой идеей и отправив специальных инженеров, сделал план ханского дворца. По плану между двух гор Сырымбета, у его подножья, с местных елей должны были построить дворец с большими комнатами, с жестяной крышей, обшитый с двух сторон войлоком и с мечетью и медресе внутри. Царское правительство одобрило пожелание и выделило деньги на строительство в размере шестьдесят тысяч рублей [3, с.25]. В результате, у подножья гор Сырымбет был воздвинут архитектурное произведение искусства.

Айганым, поселившаяся в историческом поместьи и царившая с роскошью, осталась в историй как женщина, которая смогла достичь власти, получила европейское образование, знала несколько языков и стала политическим деятелем.

Как солнце в темноте казахской Фатима Тоташ

Среди казахских ханов можно отметить только Жангира Бокеева, который получил европейское образование, рос на стоке Западной и Восточной культуры и был на равне со всеми. Прознав, что тяжело придется жить зависимым русскому государству, не зная его языка и не имея возможности донести свою мысль и показать себя, хан Бокей стремился отучить своего старшего сына Жангира на русском. Стоит признать, что его русский товарищ, гражданский губернатор Астрахани Станислав Андреевский помог ему и с семи лет воспитывал его сына у себя дома на равне со своими детьми, сделал все, чтобы Жангир получил всестроннее образование. Постарался, чтобы он выучил несколько языков и знал всевозможные законы всех стран. Помог в изучении арабского и персидского языков, вызвал даже специального учителя из Стамбула, чтобы тот обучил его истории, литературы и культуры Восточных народов.

Чтобы Жангир закончил обучение, даже после смерти его отца, Андреевский не пустил его четырнадцатилетнего на правление народом, и до совершеннолетия отдал бразды правления младшему брату хана, султану Шыгай [4, с.24]. Этому совету прислушивались и прежние ханы, чтобы будущий правитель учился власти и набирался опыта.

Он был против крещенской политики правительства. Хотел объединить мусульманский народ. Для этого он брал пример с других мусульманских народов и ждал помощи от них.

Эта идея и привела его к гланому имаму Российских мусульман, муфти Уфы, Мухамеджану Хусаинову за год до его назначения ханом. Когда он пришел специально, чтобы пожать руку и повидаться, имам был на летнем поместьи загородом в местности Кубанкуль. Имам душевно принял его и обрадовался его образованию и воспитанию. Но не богатство имама привлекло внимания Жангира, он был пленен красотой его красавицы дочери Фатимы [5, с.121]. Она была его ровесником и красоты неписаной.

Летом же следующего года, после назначания ханом, во главе имамом Оренбургского караванного дворца кипчаком Дюйсенали и с братьями Адиль и Мендикерей, он отправил их сватать дочь Мухамеджан муфти. Хан есть хан, имам, у которого под покровительством были хорошие земли, по шесть-семь домов в Казани и Уфе, кожные и мыльные заводы, который отправлял корабли по Ишиму, и который держал сотни работником, обслуживающих купцов, не отказался выдавать дочь замуж. Встретил сватов и принял их предложение. И осенью 1824 года Фатима Тоташ приехала в качестве невестки в ханское село в местность Курабайлы возле Атырау [5, с.132].

Вскоре после прихода Тоташ, жена Жангира, внучка Караман аргын батыра Бокенбай Жузим, которую его отец при жизни взял Жангиру в жены, умирает и Фатима сразу же становится первой женой Жангира.

Она была очень образованной, умной девушкой, которая находила общий язык с простым народом, знала как строить отношения с людьми, кроме татарского языка знала руский, французский и немецкий языки. Кроме этого часто ездила по городам и общалась с аристократами, участвовала в благотворительных мероприятиях и ходила на танцы. В 1826 году приезжала в столицу, чтобы принять участие на церемоний иннагурации царя, и Царь одарил ее драгоценностями и дорогими камнями. А в 1839 году сама императрица отправила ей дорогое саукеле, украшенное драгоценными камнями, золотой гребешок и золотые серьги [6, с.98].

Привыкшая жить в городе, она хотела построить город наподобие дворца, чтобы жить в спокойствии. Схватившаяся за эту идею, она сразу же после церемонии иннагурации пришел на прием к императору Николаю І и попросил деньги на строительство ханского дворца и архитектора на его планирование. Император сразу же принял его предложение и выделил средства, назначил Оренбургского губернатора следить за строительством города.

Жангир для будущего места ханского дворца выбрал западную часть пустыни Жаскус. Осенью 1826 года строители во главе оренбургского архитектора Тафаева вбили первый кол исторического места. Так как Фатима постоянно болела, Жангир женился еще на одной молодой девушке [6, с.100]. На этот раз его выбор пал на необразованную простую девушку из степи. Однако, он не вытеснял родню первой жены и своего первого сына Сакыпкерея и любил его очень сильно. Несмотря на это, они были против молодой жены хана.

Царское правительство приняло решение уничтожить ханское правительство и на его месте сформировать Временное управление, которое будет править от имени правительства. До формирования управления, учитывая все имущество и богатство хана, был сформирован Совет попечителей. В его состав входили родные братья хана и госпожа Фатима. Однако, госпожа часто болела и не принимала участие в управлении, и спустя два месяца после смерти мужа умерла.

Сапура Матенкызы, которую прозвали «Коктемир»

В сентябре 1775 года появился один человек в племенах Табын и Тама Младшего жуза и его имя превратилось в легенду. Степные сплетни называли его Невидимым, Святым, но во многом его называли Невидимый для душ или Коктемир (Синнее железо). Коктемира считала наследником Е. И. Пугачева и он агитировал народ продолжить сражение. Движение Коктемир охватывает казахские степи. И это было закономерно. Потому что событие тех дней способствовали этому. Оно появилось осенью 1775 года как новый вид сопротивления, которое расширяется весной и летом 1775 года после жестокого подавления отряда наказателей казахов Младшего жуза [6, с.102].Позывы Коктемира получили поддержку от племен Тама и Табын, которые больше всех пострадали от отрядов и затем охватили и другие племена.

Прежде всего Коктемира обещал, что «Новый царь» вскоре вернется. Казахи ему верили и его слова совпадали с разными слухами, которые распространялись среди народа. Народ продолжает ждать Пугачева. К тому же народ не верил в смерть императора, которого прозвали Петром ІІІ. И поэтому прошелся слух, что «Емелька еще жив, вместо него убили другого человека. А настоящий Емелька собирает новое войско среди казахов и идет к нам» [7, с.55].

Коктемир начал свое агитирование в сентябре 1775 года, а к весне у многих начало назревать подозрение, потому что имератор Петр ІІІ до сих пор не пришел. Люди, собравшиеся в деревне Коктемира, бездействовали. Однако движение Коктемира было под влиянием султана Досалы, и оно принимает другой вид. Оно переходит на действия против правительства, обычного «пограничного воровства».

В марте 1776 года поход казахов против башкир начинает сходить на нет. С целью разгоромить Башкирию и затем завоевать Уфу, полтора тысячное войско обратно собирается в деревне Коктемира.

С самого начала движения хан Нуралы со всеми силами старается ее подавить. Он информировал о действиях султана Досалы и его детей, о походах казахских войск, об их численности, о племенных отношениях и цели движения.

С осени 1775 года с целью противостоять известности Коктемира хан Нуралы отправляет Сырыма Датова, который завоевал доверие у народа своим умом и мудростью, чтобы он призвал казахов не верить Коктемиру и воевать против него, и хотел получить согласие у сел. К тому же хан Нуралы призвал старшин племен на совет, но от этого не было проку. И только после этого Нуралы собрав свое войско, отправился в село к Коктемиру: «Я отправился их уничтожить и сжечь их дома, а они оказывается к реке Киыл всем племен» — говорил он [7, с.68].

Движение Коктемира останавливается летом 1776 года. И этому было несколько причин. Султаны Досалы, Сейдалы, которые поддерживали движение не были до конца ему верны. У них были и свои счета насчет поддержки восстания. Было и соперничество между ханом Нуралы и Досалы. Пугачев в своих прежних посланиях обещал повесить царя и поставить ханом Досалы вместо него. Вторая важная причина остановки движения — неявка «нового царя», который обещал освободить всех и был движущей силой и мечтой народа. Движение с сентября 1775 года до весны следующего года заставлял верить людей в приход Пугачева, но однако его неосуществление стало причиной погашения энтузиазма у народа. К тому же, окончательная остановка крестьянской войны на земле русской стала еще одной причиной переобувания многих султанов и старшин, их предательства и отказа агитировать Коктемира и переезда в сторону реки Киыл. Царское правительство не стало отправлять отряды в селы племен Тама и Табын, а лишь ограничилось разрешением башкир атаковать их в ответ на атаку 1776 года. К тому же после окончания агитации Коктемира, последние действия движения превратились в обычное «пограничное воровство», оно не представляло опасности, поэтому феодали, участвовавшие в движении не были наказаны. Движение Коктемира было последним действием, которые казахие совершили для поддержки крестьянской войны Е.Пугачева. Отголоски восстания в Младшем жузе, который продолжился до 1776 года, приняли вид отдельных стыковок между реками Жайык и Волги [8, с.103].

Из-за такиз действий села Коктемир летом 1776 года с Кобды переезжает к реке Киыл, и на этом движение останавливается. Нет другой информации о его судьбе. Несмотря на то, что исследователи об этом пишут, образ девушки героини, которая мечтала о свободе, до сих пор неизвестен народу. Борьба, которую она возглавила, остается самой тайной загадкой в истории Родины.

Бопай батыр, которая известна своим мужеством.

В 1838 году Бопай со своим войском три раза атаковала западные районы Западно-Сибирского губернаторства. Она зашла на вражеские земли, совершила партизанский поход и атаковав с тыла, оставила их со множественными потерями [8, с.130]. Бопай, которая активно участвовала в делах восстания и была известна степи, участвовала пости во всех походах, которые возглавлял Кенесары. К тому же по своей прямой обязанности, собирала зекет (налог), и конфисковала всех богачей и бийев, которые отказывались платить или увертывались от него.

Однажды войско Бопай атакует ауыл бия Балкожа. Разозлившийся бий преследует хана Кене и направляет военному войску, вышедшего из Оренбурга, втайне атакует его дворец и берет в плен его родственников. К тому же, зима 1844 года была тяжелой и слабый скот казахов, потерявших свои хорошие земли возле границы, гибнет [9, с.52].

Торе Касыму в сороковом году приходится отправиться в сторону Хивы. Рядом были его сын Кошек и Бопай. В Созаке их ловит Ташкент и месяц держит в плену. Затем Кошека вызывают в Ташкент, а Бопай закрывают в крепости Азрет. Окончательно ослабший в плену султан Касым в сентябре умирает.

Бопай умирает возле Ыргыза, куда она пришла невестой. В Актюбинской области в районе Айтеке би есть ауыл, который называется Бопай. Говорят, что возле этого аула есть могила на холме. Существует предположение, что это и есть могила Бопай. Профессор, историк Торегали Каратаев в газете «Егемен Казахстан» предположил такую идею. Однако он пишет, что Бопай является сестрой Кенесары. И опирается он на отрывок из книги Ермухана Бекмаханова, напечатанный в журнале «Жулдыз» в 1992 году. Вообще, русское «брат», «сестра» нас путает. И «дядя», «племянник» тоже. Первое у казахов делится на старшего и младшего братьев, второе старшая и младшая сестры. Казахи делят «дядю» на дядь со строны отца и матери (нагашы), а «племянника» на братьев со стороны отца и матери. И легко можно понять, вто есть кто, и кто старше. И поэтому при переводе нужно быть аккуратнее, можно спутать старших и младших. Во всех легендах и рассказах о Кенесары, Наурызбай она предоставляется его младшей сестренкой [10, с.45–46].

Кенесары во время восстания было около сорока. А его старшей сестре было за сорок. А женщине за сорок было бы тяжело садиться на коня и тем более возглавлять войско. Хорошо, пусть Бопай будет старшей или младшей сестрой Кенесары, не в этом суть. Главное, что нет сомнений в том, что была дочерью народа и героем для казахов.

 

Литература:

 

1.      Мұқанов С. Аққан жұлдыз. // www.kitap.kz

2.      Көп томдық шығармалар жинағы / Шоқан Уәлиханов. — Алматы: «Толағай групп». 2010. Т.5. — 528 б.

3.      Мұқанова Гүлнәр. Айғаным ханым туралы аңыз бен ақиқат // Жаңа Сарыарқа. — 2007. — № 2. — 27 б.

4.      Аяған Е. С. Жәңгір ханның ағартушылық іс-әрекеті: автореферат. Қарағанды, 2006. — 25 б.

5.      Боранғалиұлы Т. Жәңгір хан. — Алматы: «Абзал-ай», 2014. — 528 б.

6.      Ақтаев Сарбас. Қазақ ханымдары. — Алматы: «Ана тілі», 2011. — 104 б.

7.      Бекмаханова Нәйла. Көктемір туралы аңыз. / орыс тілінен аударған С. Тәжіғұлов. — Алматы: жалын, 1983. — 184 б.

8.      Ұлы даланың ұлы қыздары. Анықтамалық. Т. 3. Құраст. Г. Т. Тәңібергенова. Алматы: «Ұмай», 2008. — 192 б.

9.      Ахметов Қ. Кенесары хан Ұлытау өңірінде. — Астана: «Фолиант», 2002. — 76 б.

10.  Айтай Б. Кенесары көтерілісі туралы / Қазақ тарихы. — 2005. — № 6. — 45–51 б.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle