Библиографическое описание:

Шадрин В. В. Проблемы определения правовой природы соматических прав // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 525-528.

Современные представления о категории прав человека динамично развиваются: содержание уже существующих прав уточняется, возникают и новые, ранее неизвестные права, совершенствуются механизмы их регулирования и защиты. Связана такая тенденция как с приоритетом прав человека как основополагающей ценности в цивилизованном обществе, так и с требованиями времени.

Требованиями времени актуализированы те права, которые основаны на свободе человека распоряжаться своим телом. Они называются соматическими или личностными. Сегодня проблема соматических прав человека предстает как новое направление в юридической науке. Это обусловлено тем, что современные достижения биомедицинской науки в силу своей востребованности начинают применяться, так и не получив должной правовой регламентации, становясь при этом источником неограниченного вмешательства в человеческую природу, и, как следствие этого, влекут за собой серьезные этические и правовые проблемы в данной области.

Отвечая на вопрос, что же такое соматические права, необходимо отметить, что впервые в российской юридической науке данный термин ввел В. И. Крусс, причем определил он их как «личностные («соматические») права». Согласно представлениям ученого, можно выделить целую группу прав, которые основываются на фундаментальной мировоззренческой уверенности в «праве» человека самостоятельно распоряжаться своим телом: осуществлять его «модернизацию», «реставрацию» и даже «фундаментальную реконструкцию», изменять функциональные возможности организма и расширять их технико-агрегатными либо медикаментозными средствами. Сюда же можно отнести право на смерть, изменение пола, гомосексуальные контакты, трансплантацию органов, употребление наркотиков или психотропных средств, право на искусственное репродуктирование, стерилизацию, аборт, на клонирование, а затем — и на виртуальное моделирование, в смысле полного утверждения (дублирования) себя в неметрической форме объективного существования [1, с. 43]. Его оппонент, М. А. Лаврик, отмечает, что В. И. Крусс развивает свою теорию с позиций философии права и конституционного права, и, критикуя некоторые положения, дополняет эту теорию. Он предлагает отказаться от термина «личностные права» в силу терминологической схожести понятий «личностные права» и «личные права», а также огромного плюрализма в социально-гуманитарном знании относительно категории «личность», и принципиальной невозможности однозначного определения на настоящий момент того, является ли именно телесность сугубо личностной характеристикой человека, в целях однозначности юридической терминологии [2, с. 19]. Справедливым будет отметить также и то, что М. А. Лаврик наиболее полно раскрыл сущность соматических прав с точки зрения конституционного права и представил их классификацию, которая выглядит следующим образом:

1)                 право на смерть;

2)                 права человека относительно его органов и тканей;

3)                 сексуальные права человека, а именно: возможность искать, получать и передавать информацию, касающуюся сексуальности, сексуальное образование, выбор партнера, возможность решать, быть человеку сексуально активным или нет, самостоятельно решать вопрос о добровольных сексуальных контактах, вступлении в брак и др.;

4)                 репродуктивные права, т. е. право на искусственное оплодотворение, право на аборт, стерилизацию и контрацепцию;

5)                 право на перемену пола.

Возможность клонирования и употребления наркотиков и психотропных веществ М. А. Лаврик не стал включать в разряд соматических прав из-за их неправомерных в российском праве признаков, однако признал необходимым изучение опыта других стран, где существует признание данных прав и соответствующее правовое регулирование [3, с. 22].

Таким образом, изначально в российской юридической науке установилась конституционно-правовая концепция определения правовой природы соматических прав. В дальнейшем многие ученые также поддерживали данный подход [4]. На наш взгляд, категорию соматических прав не стоит рассматривать столь однозначно, поскольку существуют множество проблем не только теоретического, но и правоприменительного характера.

Во-первых, является ли категория соматических прав исключительно конституционно-правовой? На наш взгляд, данную категорию стоит рассмотреть с точки зрения не только публичного, но и частного права. Как известно, предмет отраслей частноправового характера составляют имущественные и личные неимущественные отношения. Возможно ли на основе соматических прав реализовать эти отношения? Можно ли рассматривать тело как объект гражданского права?

Исходя из как международных, так и внутригосударственных правовых актов можно сказать, что нет — установлены различные ограничения. Так, ст. 4 Всеобщей декларации ООН о геноме человека и правах человека от 11 ноября 1997 г. гласит, что геном человека в его естественном состоянии не должен служить источником извлечения доходов [5]. Ст. 21 Конвенции Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины от 4 апреля 1994 г. устанавливает, что тело человека и его части не должны как таковые являться источником получения финансовой выгоды [6]. В Дополнительном протоколе к этой Конвенции относительно трансплантации органов и тканей человека в ст. 21 установлено, что тело человека и его части не должны использоваться для извлечения финансовой выгоды или получения сравнимых преимуществ, а также запрещены объявления о необходимости или доступности органов или тканей с целью предложения или получения финансовой выгоды и сравнимых преимуществ. В ст. 22 этого Протокола устанавливается также запрет торговли органами и тканями [7]. В национальном праве также установлен запрет: ст. 15 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» гласит, что учреждению здравоохранения, которому разрешено проводить операции по забору и заготовке органов и (или) тканей у трупа, запрещается осуществлять их продажу [8].

В основном запреты касаются как тела в целом, так и органов в частности, тем самым исключая возможность объявления их объектами гражданского права. Однако, на наш взгляд, существуют определенные нюансы. В первую очередь, это касается такой категории, как суррогатное материнство, правовая природа которого очень спорна. Согласно ст. 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья в РФ» под суррогатным материнство понимается вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям [9]. Исходя из этого определения, непонятно, какой именно характер носит этот договор. Существует мнение, согласно которому под суррогатным материнством следует понимать метод вспомогательных репродуктивных технологий, при котором женщина на основании взаимной договоренности с лицами, обратившимися к ее услугам, проходит процедуру имплантации эмбриона, созданного в результате ЭКО, вынашивает ребенка с целью родить и передать его этим лицам, т. е. оно рассматривается как сознательное, осмысленное, добровольно принятое решение зачать, выносить и родить ребенка для лиц, не имеющих такой природной способности. Однако в науке преобладает мнение о том, что суррогатное материнство — это гражданско-правовой договор, при этом являющийся смешанным, непоименованным и в целом соответствующим по своим признакам договору возмездного оказания услуг [10], а некоторые предлагает выделить отдельную главу о договоре суррогатного материнства в ГК РФ [11, с. 6]. Таким образом, мы видим, что тело можно использовать как объект гражданских прав, более того — можно извлекать из этого выгоду. Неопределенность существует также в отношении искусственно выращенных органов. По прогнозам ученых разработка и внедрение техники выращивания сложных органов — вопрос времени и велика вероятность, что уже в ближайшие десятилетия техника будет отработана настолько, что выращивание сложных органов будет широко использована в медицине и вытеснит наиболее распространенный сейчас метод трансплантации от доноров [12]. Это означает, что неизвестно, будет ли трансплантация искусственно выращенных органов построена на принципе безвозмездности, а значит, вполне возможно правовое урегулирование их как объектов гражданских прав.

Во-вторых, очевидна проблема неполнота законодательных основ в области соматических прав. В настоящий момент правовому регулированию вопросов, связанных с соматическими правами, посвящены уже упомянутые выше ФЗ «Об основах охраны здоровья в РФ» и ФЗ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», а также ФЗ «О временном запрете на клонирование человека», ФЗ «О донорстве крове и ее компонентов» и Семейный кодекс РФ. В 1997 г. в Государственную Думу РФ был внесен проект ФЗ «О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения», который имел целью установление правовых основ биоэтики в области охраны здоровья как общественного блага и условия выживания общества, в том числе при осуществлении медицинской деятельности, включая выбор метода лечения, применение научных знаний на практике, отношения между медицинскими работниками и пациентом, обеспечение его безопасности и интересов, иные вопросы, связанные с вмешательством в сферу физического и психического здоровья человека, однако 15 марта 2001 г. законопроект был отклонен в первом чтении [13]. На наш взгляд, такое упущение недопустимо и необходимо принятие единого кодифицированного закона, который бы регулировал все вопросы, связанные с соматическими правами.

В-третьих, следует обратить пристальное внимание на проблему пересмотра отношения к соматическим правам. По большей части они рассматриваются в негативном ключе. Так, А. В. Ильин считает, что соматические притязания не представляется возможным и оправданным называть правами и свободами, а также призывает противостоять этой «проблеме» [14]. С. И. Ивентьев также критически относится к теории соматических прав, отмечая, что под легализацией соматических прав скрывается желание некоторых учёных и медицинских транскорпораций организовать открытую и массовую торговлю органами, людьми и генным материалом, что через соматические права человека культивируются идеи узаконивания проституции, которые являются аморальными и убийственными для человеческого общества и нашего государства [15]. На наш взгляд, необходимо понимать, что уже сейчас существуют носители соматических прав, а потому они, являясь членами общества, не могут быть дискриминированы. Необходимо внимательное изучение всех аспектов проблемы применения соматических прав, поскольку есть те люди, которые нуждаются в трансплантации органов и тканей, есть люди, которые нуждаются в репродуктивных технологиях, будь то аборт или, наоборот, искусственное оплодотворение, есть люди, которые хотят самостоятельно определять свою сексуальную ориентацию или пол, а есть те, кто не может превозмочь страдания и хочет добровольно и самостоятельно пойти на совершение эвтаназии. Ограниченное и категорически настроенное отношение к проблемам этих людей невозможно, тем более со стороны научного сообщества.

Появление, развитие и правовое закрепление соматических прав — это закономерный результат развития общества. Дальнейшее всестороннее фундаментальное исследование данной темы необходимо для выработки научного и нормативного решения множества современных проблем, которые вызваны требованиями времени и имеют место быть уже сейчас.

 

Литература:

 

1.                  Крусс В. И. Личностные («соматические») права человека в конституционном и философско-правовом измерении: к постановке проблемы // Государство и право. 2000. № 10.

2.                  Лаврик М. А. К теории соматических прав человека // Сибирский юридический вестник. 2005. № 3.

3.                  См. Лаврик М. А. Указ. соч.

4.                  См. Пирбудагова Д. Ш., Велиева С. М. Правовая природа соматических прав: к постановке вопроса // Юридический вестник ДГУ. 2014. № 1;

5.                  Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека от 11 ноября 1997 г.// URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/human_genome.shtml

6.                  Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине от 4 апреля 1997 г. // URL: http://conventions.coe.int/Treaty/RUS/Treaties/Html/164.htm

7.                  Дополнительный протокол к Конвенции о правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человека от 24 января 2002 г. // URL: http://conventions.coe.int/Treaty/RUS/Treaties/Html/186.htm

8.                  Закон РФ от 22.12.1992 № 4180–1 (ред. от 29.11.2007) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // «Ведомости Совета Российской Федерации», 14.01.1993, № 2, ст. 62.

9.                  Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 24.07.2015) // «СЗ РФ», 28.11.2011, № 48, ст. 6724.

10.              Бабаева А. А. Правовая природа договора суррогатного материнства // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015. № 2 (57).

11.              Волгина А. П. Крыжанстовская В. С. Правовое регулирование суррогатного материнства в РФ // Юридический вестник Кубанского государственного университета. 2014. № 4 (21).

12.              Мухина И. В., Хаспеков Л. Г. Новые технологии в экспериментальной нейробиологии: нейронные сети на мультиэлектродной матрице // Анналы клинической и экспериментальной неврологии. 2010. № 2.

13.              Постановление ГД ФС РФ от 15.03.2001 N 1253-III ГД «О проекте Федерального закона «О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения» // URL: http://pravo.levonevsky.org/bazaru09/postanovi/sbor21/text21336.htm

14.              Ильин А. В. Соматические права и правотворчество // Культура и образование. 2014. № 3 (7).

15.              Ивентьев С. И. Соматические права с точки зрения четвертого и пятого поколения прав человека // Самиздат. 05.02.2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle