Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Понятие, сущность и содержание ареста в уголовном праве России // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 351-354.

Термин, определяющий наказание в виде изоляции осужденного от общества, несомненно, имеет принципиальное теоретическое и практическое значение. СИ. Дементьевым и рядом других ученых, поддерживающих его точку зрения, оспаривается правильность определения «лишение свободы» и выдвигается предположение, что наиболее целесообразно было бы называть этот вид наказания «заключением», т. к. изоляция — главная черта данного вида наказания и определение это вытекает из основополагающего репрессивного элемента. [1,с. 44]

С. И. Дементьев предлагает вернуться к широко употреблявшемуся ранее термину «заключение» — вид уголовного наказания, кара, которая состоит в «помещении осужденного на определенный приговором срок в учреждение уголовно-исполнительной системы, сопряженное с лишением возможности свободного передвижения, ограничения определенных прав и свобод, для того, чтобы он, подвергаясь карательному воздействию, искупил свою вину и под влиянием дисциплинирующего режима исправился». [1,с. 46]

Кроме того, имеется также цель предупреждения новых преступлений, как осужденными, так и другими лицами.

Таким образом, арест как уголовное наказание лишает осужденного возможности пользоваться большинством материальных благ, возможных в обществе, а также максимально, насколько это возможно при лишении личности свободы, ограничивает возможность выбора поведения при исполнении этого наказания. Осужденный ограничивается в свободе пользования гражданскими правами в полном объеме, однако не лишается их совсем, государство устанавливает определенный порядок их осуществления.

Находящийся в пенитенциарном учреждении человек не бесправен, лишение свободы в данном случае должно пониматься очень ограниченно, в основном — в отношении прав, связанных со свободой передвижения, поэтому рассматриваемый термин «лишение свободы» фактически не соответствует своему содержанию. Данное положение не является бесспорным, однако, учитывая определенную обособленность ареста среди наказаний, связанных с изоляцией от общества, которой наделил его законодатель, оно имеет, на наш взгляд, важное значение для определения сущности ареста.

В связи с изложенным выше, немалый интерес представляет вопрос о понятии «изоляция от общества», как неотъемлемой части любого наказания, связанного с помещением осужденного в любое закрытое учреждение уголовно-исполнительной системы.

С. И. Дементьев утверждает, что «лишение свободы представляет собой не изоляцию от общества вообще, а лишь от семьи, трудового коллектива и того круга общения, в котором осужденный обычно вращался» Степень изоляции, характерная для арестного дома, безусловно, наиболее высока. [1, с. 54]

Рассмотрим следующий важнейший вопрос, в полной мере касающийся ареста, как в теоретическом, так и в практическом плане — вопрос о целях наказания, полемика вокруг которого оживилась в период начавшейся реформы уголовного законодательства России.

Его изучение обязательно для определения случаев, когда применение ареста будет наиболее эффективным; целесообразности карательных элементов этого вида наказания; обоснованности сроков, на которые арест назначается; для выработки требований, которые должны предъявляться к учреждениям уголовно-исполнительной системы (в нашем случае — к арестным домам); наконец — выбора объема, способов, средств и методов воздействия на осужденных в период отбывания наказания.

Как один из элементов системы, арест преследует цели, совпадающие с целями наказания вообще, целями, стоящими перед лишением свободы в частности, однако, они, естественно, значительно уже и должны быть в необходимой мере конкретизированы.

В первую очередь нас интересует обоснованность включения кары в цели наказания. Сторонниками кары, как цели наказания, естественно объясняются связь преступления и наказания, что логически обосновывает ряд положений современного законодательства. Однако в уголовном законе кара отсутствует, как цель наказания, хотя это ни в коей мере не может говорить о ложности какого-либо положения теоретического анализа.

Признавая кару сущностью наказания, нельзя говорить о ней, как о цели: если бы цель использования наказания, как явления, совпадала бы с его сущностью, не вставала бы проблема целесообразности и эффективности — каждый случай применения был бы эффективен на основании того, что цель его совпадала бы с результатом. Проблема в том и состоит, что цель лежит за пределами явления, однако ее можно достигнуть, используя сущностные свойства явления. Таким образом, «кара является объективным свойством наказания, используемым для достижения его целей» [2, с. 45]. Философский подход к решению этой проблемы выглядит достаточно логичным.

Карательный элемент наказания, «заключающийся в лишении осужденного определенных прав и свобод, органически соединяется с воспитательным воздействием, имеющим цель исправления преступника и предупреждения дальнейшей его криминальной деятельности».

В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ на первом месте среди целей уголовного наказания законодатель определил восстановление социальной справедливости.

Возможности наказания в данном плане далеко не беспредельны, более того, часто эта цель ставится под сомнение, так как она несет большую идеологическую и политическую нагрузку и не имеет достаточной определенности, как понятие; выделяется, скорее, как общая, а не специфическая цель, которая не выделяет, а объединяет наказание с другими социальными институтами, что неприемлемо для правового государства, не увеличивает гуманистический смысл закона, а наоборот, ужесточает его.

Уголовное законодательство не разъясняет понятия социальной справедливости, которая опосредованно раскрываясь через такие категории, как возмещение причиненного преступлением ущерба; соразмерность содеянного тяжести санкции; ответное воздействие на преступника со стороны государства; наконец — через закрепленный в ст. 6 УК РФ принцип.

Практика применения ареста в России до революции и краткосрочного лишения свободы в — дальнейший период развития нашего государства, показывает довольно большой процент рецидива среди осужденных, отбывавших эти наказания.

Арест назначается в случаях, предусмотренных в санкциях статей Особенной части УК РФ, а также в случаях замены обязательных работ или исправительных работ. Арест отбывается по месту осуждения, как правило, в одном арестном доме весь срок наказания, а перевод осужденного в другой арестный дом допускается только в силу исключительных обстоятельств [3, с.31]. Арсенал возможных средств воздействия на осужденного ограничивается кратким сроком исполнения наказания, и, по замыслу законодателя, должен компенсироваться чрезвычайно жесткими условиями режимного характера.

Предупреждение совершения преступлений со стороны осужденных и иных лиц — цель, являющаяся важнейшей в редакции ст.1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Общее предупреждение выполняет свои функции на стадии уголовно-правового запрета, используя мотивационное воздействие угрозы наказания. Установление законодателем нового вида наказания, факт издания нового закона, воздействует на преступника следующим образом: уход от ответственности, с одной стороны, стал более затруднен; с другой — условия отбывания наказания изменились в сторону ужесточения.

На стадии назначения наказания за конкретное совершенное преступление конкретному лицу требование справедливости и учета личностных характеристик преступника нейтрализует эту цель, отдавая приоритет частному предупреждению. В данном случае можно предположить, что наиболее эффективно арест сможет оказать влияние на лиц, ранее не судимых, либо впервые осуждаемых к наказанию, связанному с изоляцией от общества, а также иных лиц, составляющих так называемую «группу риска». Тем не менее, нужно помнить, что для этой категории преступников, в соответствии с общими началами назначения наказания, в обязательном порядке, в каждом конкретном случае, должен быть рассмотрен вопрос о возможности применения наказания, не связанного с лишением свободы. Достигнуть ожидаемых результатов в отношении лиц, неоднократно совершавших преступления, при исполнении ареста будет значительно более затруднительно. Однако отметим, что данный вид наказания предполагается чаще применять именно ко второй категории преступников, имеющих повышенную степень общественной опасности, как характеристику личности, совершающих преступления не в силу случайного стечения обстоятельств, а сознательно и обдуманно, руководствуясь личными соображениями и убеждениями; зачастую не имеющих постоянного места жительства и не работающих. Поэтому в ходе предварительного следствия и в процессе судебного разбирательства по делам о преступлениях, за которые может быть назначено уголовное наказание в виде ареста, необходимо тщательное изучение личности преступника с целью составления обоснованного прогноза его последующего поведения и определения целесообразности применения ареста как средства специального и общего предупреждения.

Устанавливая жесткие условия отбывания наказания в виде ареста, законодатель предположил возможность опосредованного влияния общей превенции через режим, стимулирующий отказ от дальнейшей противоправной деятельности под страхом возможности повторного применения этого наказания.

Говоря о специальной превенции, отметим, что она характеризуется воздействием реально назначенного наказания, т. е. созданием определенных условий, лишающих преступника возможности совершать новые преступления средствами физического характера, а также психическим воздействием на осужденного, степень и характер которого зависят от личностных особенностей последнего, где большую роль играет индивидуализация наказания.

Цель специальной превенции — исправление преступника. Ранее мы определили целью ареста «юридическое» исправление, однако еще раз отметим, что для этого вида наказания ожидается достаточно высокий уровень рецидива преступлений, в случае которого арест выступает как чисто охранительная мера, призванная максимально, насколько это возможно, восстановить нарушенные преступлением общественные отношения, укрепить в сознании преступника мысль о неотвратимости наказания за содеянное и лишить его, пусть на достаточно короткий срок, возможности совершать новые преступления.

На основании изложенного выше целесообразно дать понятие рассматриваемого вида наказания. Таким образом, арест как вид уголовного наказания представляет собой заключение осужденного на определенный приговором или постановлением суда срок в специальное учреждение уголовно-исполнительной системы — арестный дом, где он содержится в условиях жестких правоограничений сопряженных с лишением возможности свободного передвижения за пределами камеры тюремного типа и максимальным ограничением гражданских прав и свобод для того, чтобы он в результате кратковременного интенсивного карательного воздействия отказался от совершения преступлений в дальнейшем.

Рассмотрим основные средства, при помощи которых должны будут достигаться поставленные перед новым видом наказания цели. Статья 9 УИК РФ в части 2 называет среди них: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательную работу, общественно-полезный труд, получение общего образования, профессиональную подготовку и общественное воздействие. Однако, как уже было отмечено, содержание наказания в виде ареста существенно ограничивает его возможности в применении ряда указанных средств, что соответствующим образом отражено в законе.

В соответствии со ст. 70 УИК РФ осужденные к аресту могут привлекаться администрацией арестного дома к работам по хозяйственному обслуживанию учреждения без оплаты продолжительностью не более четырех часов в неделю. Таким образом, можно сделать вывод о фактическом отсутствии в данном наказании одного из основных средств исправления осужденных — общественно-полезного труда. В советский период он являлся основным средством воспитания осужденных и имел своей целью привитие уважения к нему, поощрялся обществом и государством, был основой для патриотического воспитания.

В новом уголовно-исполнительном законодательстве труд остается одним из средств исправления осужденных, что закреплено в ч. 2 ст. 9 УПК РФ.

В силу своих больших исправительных и воспитательных возможностей в сфере воздействия на личность труд и сейчас выступает как важное средство, используемое для исправления преступников, не смотря на смещение акцента с трудового аспекта на уголовно-исполнительный и возникновение острейшей проблемы безработицы осужденных к лишению свободы.

Говоря о достижении общих целей наказания посредством применения ареста, выделим наиболее реализуемые. Прежде всего, на наш взгляд, таковым является восстановление социальной справедливости, заключающееся в максимальном, насколько это возможно, восстановлении нарушенных преступлением общественных отношений, а более конкретно — в обеспечении неотвратимости и реальности понесенного виновным наказания.

 

Литература:

 

1.                  Дементьев СИ. Лишение свободы как мера уголовного наказания. — Краснодар, 2008. — С. 206с.

2.                  Шаргородский М. Д. Наказание, его цели и эффективность. — М.: Юридическая литература, 1973. — 160с.

3.                  Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л. Уголовное право в схемах и определениях (общая часть): Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — С. 87.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle