Библиографическое описание:

Лапина М. Е. Отражение темы детства в фортепианных произведениях Цезаря Кюи // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 465-469.

Статья посвящена фортепианному наследию Цезаря Кюи и основывается на нотных материалах, которые были найдены автором в архиве композитора, хранящимся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки. Автор отмечает особую роль, которую играет тема детства в творчестве Кюи, анализирует образную сферу произведений композитора, посвященных миру ребенка. В рамках статьи автор привлекает внимание читателя к образовательно-культурному потенциалу произведений Цезаря Кюи.

Ключевые слова: Цезарь Кюи, фортепианные сочинения, пятиклавишные пьесы, колыбельная.

 

2015 год был отмечен целым рядом знаменательных «музыкальных» дат: 205 лет со дня рождения Ф. Шопена и Р. Шумана, 175-летний юбилей П. И. Чайковского. За многочисленными праздничными концертами, выставками, публикациями, посвященными этим гениям музыкального искусства, практически незаметным остался еще один юбилей — 180-летие композитора Цезаря Антоновича Кюи, чья творческая жизнь была неразрывно связана с музыкальной культурой Санкт-Петербурга второй половины XIX — начала XX вв. Произведения композитора Ц. А. Кюи по целому ряду причин[1] остаются практически неизвестными не только любителям музыкального искусства, но и профессионалам. До сих пор наследие композитора содержит много неизученных страниц, которые еще ждут своих исследователей, исполнителей и слушателей, ведь творчество Кюи заключает в себе один из ярчайших этапов культурной жизни России. Исторический период, в котором жил и творил Ц. Кюи, отмечен пристальным вниманием представителей искусства и литературы, философов к феномену детства, к теме материнства и семьи. Ц. А. Кюи внес большой вклад в развитие музыкального искусства, посвященного детям, своими произведениями: хорами и песнями для детских голосов, операми-сказками, фортепианными сочинениями. На наш взгляд, обращение к теме «композитор Ц. Кюи — детям» в рамках сегодняшней культурно-образовательной политики обладает несомненной актуальностью, так как может выявить новые грани в творческом наследии Кюи и привлечь внимание исследователей, педагогов, исполнителей к сочинениям композитора, предназначенным для нравственного, эстетического, музыкального развития детей.

Большую роль в становлении темы детства в творчестве Кюи сыграла семья композитора. Так первый опус Кюи, посвященный детям, «13 музыкальных картинок» (op. 15) — появляется в 1878–79 гг., в то время, когда в семье композитора подрастали маленькие дети: дочь Лидия и сын Александр. Особенно активно тема детства в творчестве композитора зазвучала на рубеже веков, сам Кюи отмечал это в письме к Н. Ф. Финдейзену (1913 г.): «В последнее время я охотно писал для детей (быть может потому, что у меня 8-летний внук)». [4, с. 439] В первые десятилетия XX века из-под пера композитора выходят свыше 50 детских песен (op. 73, 78, 97), хоры для детских голосов (op. 77, 85, 101), детские оперы-сказки («Снежный Богатырь», «Красная Шапочка», «Кот в сапогах», «Иванушка-дурачок»). Произведения эти создавались в тесном сотрудничестве с педагогами, посвятившими себя музыкально-эстетическому воспитанию детей (М. С. Поль, Н. Н. Доломанова), и вызывали интерес у исполнителей. 29 января 1912 года певицей М. В. Яновой был дан утренний концерт, программа которого состояла из песен и хоров Ц. Кюи для детских голосов [10]. Композитор, видимо, присутствовавший на этом концерте, 30 января отправляет Марии Владимировне Яновой письмо: «Дорогая Мария Владимировна. Еще раз сердечное спасибо за вчерашнее. Г. Н. Тимофеев настаивает на том, чтобы это утро повторить. Если это состоится, то я бы очень просил на сколько это возможно: Сократить программу хоть на 10, или 8 песен. Исполнить 5 или 6 моих пятиклавишных пьесок, подыскавши для них самую крошечную пианистку-ребенка <…>». [9, л. 3. — 3 об.] В этом послании композитор упоминает о своих фортепианных пьесах, написанных специально для маленьких пианистов. Десять пятиклавишных пьес для фортепиано в четыре руки составили 74 опус композитора и были изданы в издательстве Юргенсона в 1906 году. Для концерта Кюи не случайно просит найти лишь одного исполнителя-ребенка: в пятиклавишных пьесах первая партия написана композитором в расчете на начинающего пианиста, ее основой, как справедливо указано в названии опуса, являются лишь пять фортепианных клавиш. В этом легко убедиться, открыв любую пьесу опуса:

Рис. 1. Ц. Кюи. «Похороны птички», op. 74

 

Вторая партия, предназначенная композитором для более опытного исполнителя (педагога, мамы, старшей сестры), обрамляет тему ребенка и бережно поддерживает ее.

Такой прием, примененный Кюи в пятиклавишных пьесах, напоминает о «Парафразах» (24 вариации и 15 пьес), которые были написаны Кюи, Римским-Корсаковым, Бородиным и Лядовым на крошечную неизменяемую тему и посвящены маленьким пианистам, способным сыграть тему одним пальцем каждой руки.

Парафразы были высоко оценены Листом, который в письме к их создателям писал: «Уважаемые господа! В форме шутки вы создали произведение огромного достоинства. Меня очаровали ваши «Парафразы» <…>. Вот, наконец, замечательный свод науки, гармонии, контрапункта, ритма, фигурационного стиля и того, что по-немецки назывется «Formenlehre» — учение о форме. Я охотно предложу профессорам композиции консерваторий Европы и Америки принять ваши «Парафразы» как практическое руководство в их преподавании». [Цит. по: 4, c. 561]

Образовательным потенциалом обладают и пятиклавишные пьесы Кюи, которые знакомят маленького пианиста с азами ансамблевой игры, с особенностями музыкальных жанров, ставят перед учеником разнообразные исполнительские задачи.

Образная сфера пятиклавишных пьес Кюи, посвящена миру ребенка[2]. С помощью красочной фортепианной палитры Кюи рисует в своем опусе картины из жизни детей. Детские переживания («Похороны птички»), члены семьи, окружающие ребенка («Мама обидела»), веселые игры («На лошадке», «Кукольный бал»), встреча с русской природой и русской культурой («Пасмурно», «Пастушок», «Расплясались»), знакомство с культурой далеких стран, возможно, известных ребенку из сказок бабушки или няни («На Востоке») — все это запечатлено в пятиклавишных пьесах Кюи. Музыкальные образы, отразившиеся в 74 опусе Кюи, передающие окружение и склад жизни ребенка рубежа веков, дают основание отнести Десять пятиклавишных пьес Кюи к такому музыкальному явлению, получившему развитие во второй половине XIX столетия, как детский альбом. Искусствовед Е. Шефова справедливо отмечает, что «в первое десятилетие XX века такая разновидность фортепианной музыки, как детский альбом, прочно заняла своѐ место в ряду других явлений музыкальной культуры. Несмотря на то, что одной из вершин фортепианного цикла для детей по-прежнему был и остаѐтся «Детский альбом» Чайковского, значимость подобных альбомов в контексте культуры не преуменьшается, а наоборот, приобретает еще большую ценность. За сравнительно недолгий период (как известно, до середины XIX века в России образ ребѐнка и детская тема не столь привлекали внимание композиторов), «альбом» стал одним из ярких явлений отечественной истории музыки». [11, с. 196–197]

Одной из характерных пьес для музыкальных альбомов второй половины XIX — начала XX вв., посвященных детям, является Колыбельная[3]. Мимо этого жанра не прошел в своем творчестве и Цезарь Кюи. В посвященном композитором своей дочери («ma petit Lydie») опусе № 20, который составили небольшие лирические и скерцозные миниатюры, находится пьеса «Колыбельная», «Колыбельную» можно увидеть и в цикле «Калейдоскоп» для скрипки и фортепиано. Близка к образному строю колыбельной детская песня «Ночь» из «17 детских песен» Кюи (op. 73). Одна из фортепианных миниатюр опуса 39 получила название «У колыбели». В этот же опус входит пьеса Кюи, также напоминающая о теме детства — «Испанские марионетки». Трогательное посвящение имеет «Колыбельная» для фортепиано, найденная нами в архиве Кюи, хранящимся в отделе рукописей РНБ: «13-тидневному внуку — 70-тилетний дедушка». [7, л. 1]

Рис. 2. Ц. Кюи. Колыбельная

 

И в семьдесят, и в восемьдесят лет творческая активность не покидала композитора, в 1910-е годы Кюи продолжал работать и сочинять, несмотря на ухудшающееся здоровье. В последние годы жизни в связи с болезнью глаз Цезарь Кюи вынужден был отказаться от сочинения вокальной музыки (из-за слабого зрения композитор не мог работать с поэтическими текстами). В 1917 году Кюи рассказывал об этом в письме к М. Керзиной: «…Теперь о моем творчестве и его фиксации на бумаге. О вокальных сочинениях не может быть и речи, ибо не могу читать текст, а вызубрить его на память не могу за неимением [не разобрано], да и зубреж в мои годы дело не подходящее. Остается инструментальная фортепианная музыка, и то в миниатюрных формах». [4, c. 477–478] На помощь композитору приходят его друзья и помощники, которые записывают небольшие фортепианные пьесы Кюи, в то время, когда практически потерявший зрение композитор уже не мог этого сделать сам. Пьесы Кюи, сочиненные 82-летним композитором и записанные его друзьями, хранятся в отделе рукописей РНБ. Одна из этих пьес также посвящена миру детства и носит название Berceuse (Колыбельная)[4]. [8, л. 1]

Рис. 3. Ц. Кюи. Berceuse

 

Колыбельные Кюи, фортепианные миниатюры, в которых нашла отражение тема детства, тема семьи, нередко напоминают вокальные сочинения композитора благодаря своей яркой мелодике, кантилене, особому развитию музыкальных фраз [См. 3, с. 208–209] и подтверждают слова А. П. Коптяева, автора очерка «Ц. А. Кюи как фортепианный композитор» (1895 г.): «Что у нас г. Кюи мало знают и мало ценят — стало почти общим местом. Между тем если тщательно проштудировать его сочинения, то очевидно, что имеешь дело с одним из величайших лириков XIX века». [2, c. 3]

Фортепианное творчество композитора таит в себе множество лирических страниц, которые отмечены большим художественным содержанием, непосредственным чувством, образами и темами, характерными для эпохи романтизма. Основу фортепианного наследия Кюи составили сочинения малых форм, миниатюры, которые композитор нередко объединял в циклы или сюиты. «Мелкие пьесы часто знакомят с композитором лучше, чем большие произведения. В мелких своих пьесах он откровеннее, более нараспашку; он у себя дома, он высказывается просто, без всяких прикрас; обдуманность заменяется вдохновением минуты, требования времени или обстоятельств — личным вкусом и влечением. Вот почему мелкие пьесы имеют огромное значение, и, на мой взгляд, в иной крошечной вещице более мысли и чувства, чем в другой тяжеловесной оратории» [5, с. 58], — так говорил про миниатюры сам Кюи в одной из своих статей. Не случайно, свои чувства, связанные с семьей, детьми, внуком, композитор отражает в небольших пьесах (песня «Лидуша» из «13 музыкальных картинок», «Колыбельная 13-дневному внуку»). К жанрам фортепианной миниатюры (к ноктюрнам, вальсам, мазуркам, прелюдиям) композитор обращался на протяжении всей своей творческой жизни, неизменно старался наполнить свои пьесы глубоким художественным содержанием и вывести их из среды «салонных пьес», «инструктивного материала». Такой подход к миниатюрам, а также особенности фортепианного стиля Кюи (мелодическая выразительность, характерная для всех пластов музыкальной ткани, связанная с этим полифоничность фактуры), tempo rubato, чуткое использование красок различных тональностей, различных фортепианных регистров, гибкая фразировка, близкая человеческой речи), красноречиво свидетельствуют о связи фортепианных сочинений Кюи с наследием Шопена. Стиль и образная сфера фортепианных произведений Кюи могут говорить и о влиянии на Цезаря Антоновича творческого наследия Шумана[5]. Кюи прекрасно знал сочинения Шумана, в которых отразился мир детства, и в статье о «Детской» Мусоргского посвящает им следующие слова: «Шуман писал детские сцены, … эти сцены писаны для фортепиано, без текста, без ясно определенной программы; все они проникнуты личностью Шумана; Шуман рассказывает нам про детей со свойственной ему индивидуальностью». [5, с. 212] Творческая индивидуальность Кюи — мастера лирической миниатюры, в свою очередь ярко отразилась в его собственных фортепианных произведениях, посвященных детям.

Анализ критического и музыкального наследия Кюи позволяет сделать вывод, что на рубеже веков тема детства становится одной из ключевых в творчестве композитора. Хотя образы, связанные с миром ребенка, наиболее масштабное воплощение получили в вокальных сочинениях Кюи (детские оперы, хоры, песни), тема детства играет особую роль и в фортепианных пьесах композитора. Десять пятиклавишных пьес (op. 74) Кюи — яркий пример фортепианного детского альбома, образная сфера которого посвящена жизни ребенка начала XX века. Сочинения, вошедшие в этот опус, написаны Кюи в расчете не только на маленьких слушателей, любителей музыки и их родителей, но и на детей-исполнителей, начинающих пианистов. Обращаясь к данным произведениям Кюи на начальном этапе обучения, пианисты знакомятся с яркими образными миниатюрами, характерными для музыкальной культуры второй половины XIX века.

Примечательно, что в фортепианном творчестве Цезаря Кюи можно встретить примеры не только произведений для детей, но и музыкальные сочинения о детях. В опусы, обращенные к взрослой аудитории (op. 20, 39), вошли произведения, в которых нашла отражение тема детства: «У колыбели», «Berceuse», «Испанские марионетки». Колыбельные для фортепиано Ц. Кюи — лирические миниатюры, выражающие сокровенные чувства композитора, которые он испытывал к своим близким и родным людям (дочери, внуку). Семья сыграла большую роль в развитии темы детства в творчестве Кюи, подтверждением тому могут служить словесные посвящения, которыми композитор сопровождал свои произведения: «13-дневному внуку — 70-летний дедушка» (Колыбельная), «внуку Юрику» (Пятиклавишные пьесы).

Произведения о детях и для детей составляют отдельную страницу в фортепианном наследии Кюи, обращение к ней позволяет увидеть особенности творческой личности композитора. В своих сочинениях, посвященных маленьким любителям музыки, Цезарь Кюи выступает чутким педагогом-психологом, учитывающим интересы детей и особенности физического развития только начинающего обучение пианиста. Наполненные образами, близкими детям, простыми и в тоже время яркими мелодическими темами пьесы Кюи, в которых отразился мир детства, могут стать хорошим проводником для детей в музыкальную культуру второй половины XIX — начала XX вв.

 

Литература:

 

1.         Композиторы «второго ряда» в историко-культурном процессе: сборник статей [Текст]/М-во культуры России, Рост. гос. консерватория (акад.) им. С.В. Рахманинова; [ред.-сост. д.иск., проф. А.М. Цукер]. – М.: Композитор, 2010. - 327 с.

2.         Коптяев, А.П. Ц.А. Кюи как фортепианный композитор: Муз.-крит. этюд А.П. Коптяева (Лекция, чит. 16 апр. 1895 г. в Муз. шк. Даннемана и Кривошеина). – СПб.: тип. Н. Финдейзена, 1895. - 54 с.

3.          Корженьянц,Т. Ц. А. Кюи / Т. Корженьянц // История русской музыки: в 10 т. / Ю. В. Келдыш [и др.]. –М.: Музыка, 1994. – Т. 7. – С. 174 – 209.

4.         Кюи Ц.А. Избранные письма  [Текст] / Сост., авт. вступ. статьи [с. 3-30] и примеч. И.Л. Гусин. – Л.: Музгиз, 1955. - 754 с.

5.         Кюи Ц.А. Избранные статьи [Текст] /Сост., авт. вступ. статьи [«Ц.А.Кюи в борьбе за русскую музыку», с. V-LXVIII] и примеч. И.Л. Гусин; Гос. науч.-исслед. ин-т театра и музыки. – Л.: Музгиз, 1952. - LXVIII, 692 с.

6.         ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 129. 1 л. [Ц. Кюи «Милый дедушка». Для голоса и ф-но, 1914 г.])

7.         ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 80. Л. 1. [Ц. Кюи. «Колыбельная», 1905 г.].

8.         ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 81. Л. 1. [Ц. Кюи. Berceuse. Для ф-но].

9.         ОР РНБ. Ф. 773. Оп. 1. Ед. хр. 1088. Л 3. – 3 об.

10.     Утро детской песни произведений Цезаря Кюи: Устраивает М.В. Янова. 29 янв. 1912 г. [Текст песен] / - СПб.: Зал реформатского училища. – СПб.: «Электропеч.» Я. Кровицкого, [1912]. - 26 с.

11.     Шефова Е. А. Фортепианный детский альбом как отражение мировосприятия детей рубежа веков. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2013. № 9 (35): в 2-х ч. Ч. I. C. 196-198.

 



[1] Одна из причин заключается в том, что Кюи находится в тени таких гениев - своих современников, как Римский-Корсаков, Мусоргский, Балакирев, Чайковский, и причислен музыковедами к композиторам «второго ряда»; из-за такого «ярлыка» многие его произведения практически не известны исполнителям и публике. (См.: Композиторы «второго ряда» в историко-культурном процессе: сборник статей. – М.: Композитор, 2010. - 327 с.)

[2] Свои пятиклавишные пьесы композитор посвящает «внуку Юрику», сыну своей дочери Лидии – Юрию Аморетти. Внук нередко является адресатом произведений Кюи. Внуку композитор посвящает свои детские песни («Весенняя песня», «Петух», op. 73), вокальную миниатюру, написанную на стихи «Юрика», «Милый дедушка». (ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 129. 1 л. [Ц. Кюи «Милый дедушка». Для голоса и ф-но, 1914 г.])

[3] См., например, «Детский альбом» Гречанинова (op. 98), «Детские игры» Бизе, «Долли-сюита» Форе, 6 детских пьес Аренского (op. 34).

[4] В ходе исследовательской работы нами были отобраны и подготовлены к печати несколько фортепианных миниатюр (1917-18 гг.) из архива композитора. Миниатюры Berceuse и Allegretto вместе с Колыбельной для фортепиано, посвященной внуку композитора, вошли в нотный сборник «Ц. Кюи. Хоровые и вокальные миниатюры», который был составлен нами и выпущен в издательстве «Союз художников» к 180-летию композитора (Ц. Кюи. Хоровые и фортепианные миниатюры / автор-составитель М.Е. Лапина. – СПб.: Союз художников, 2015. 18 с.).

[5] Одной из своих миниатюр (op. 20) Кюи дает название «A la Schumann».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle