Библиографическое описание:

Ким Е. В., Сагеева Я. П. Китайский литературный язык «Вэньянь» // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 487-489.

В данной статье рассматривается традиционный китайский литературный язык вэньянь. Разбирается его появление, грамматические функции, а также приводятся примеры.

Ключевые слова: китайский язык, литературный язык, вэньянь, байхуа.

 

Изучение китайского языка с каждым годом становится все более актуальным. Этому имеется ряд обоснованных причин. В первую очередь китайцы — самая многочисленная нация в мире, они проживают не только в своей родной стране — Китае, но также и в России, Европе и странах Северной Америки. В связи с этим китайский язык считается одним из самых распространенных языков на земле. Нельзя не отметить, что китайская экономика на сегодняшний день занимает лидирующие позиции, по этой причине Россия активно укрепляет экономические связи с Китаем и потребность в российских специалистах, владеющих китайским, очень высока [1–4].

Китайский язык является одним из самых древних из ныне существующих языков. Основным элементом, скрепившим китайскую языковую традицию, стал официальный письменный язык вэньянь.

Вэньянь (文言wényán, «культурная речь» или «речь письмен») — это нормативный традиционный китайский литературный язык, использовавшийся в Китае до начала XX века. На нем написана подавляющая часть литературного наследства, философская литература, исторические памятники; при этом отслеживается связь литературных жанров с языком. Так, средневековая проза — гувэнь и новелла — чуаньци писались на вэньяне [5].

С рубежа н. э. по начало XX века вэньянь выступал как письменный язык почти всей Восточной и Юго-Восточной Азии. Большую часть этого времени ни в Китае ни в других регионах страны не существовало литературного языка, основанного на разговорном; был лишь текст с сильнее выраженными «разговорными» элементами, более приближенные к особенностям речевого общения своего времени и места. Из-за того, что иероглифическая письменность передаёт, главным образом, значение, а не звучание слова, вэньянь сохранил синтаксические и морфологические нормы древнекитайского языка, в результате чего к XX веку он очень сильно стал отличаться от разговорной китайской речи — байхуа. Это отличие письменного и разговорного языков большей части населения требовало перехода к новым нормам. Долгое время этого не происходило, из-за чего только увеличивался разрыв между низшими и привилегированными слоями населения (чиновники), которые использовали вэньянь [6].

В начале XX века интеллигенция Китая (Ху Ши, Чэнь Дусю, Лу Синь и др.) стала разрабатывать новую систему норм для китайского языка и внедрять её в литературу и публицистику. Отмена вэньяня и переход на байхуа произошел после студенческого движения 4 мая 1919 года.

Основные черты грамматики вэньяня заключаются в том, что язык отличается своей лаконичностью, и текст на нём содержит примерно вдвое меньше иероглифов, чем тот же текст на современном китайском. Этому способствует то, что:

1.                  В вэньяне преобладают односложные слова, которые записываются одним иероглифом.

Например, 人。山水。日月。手足。耳目。

«Человек. Горы и реки. Солнце и луна. Руки и ноги. Уши и глаза».

2.                  Ввэньяне многие слова-иероглифы могут быть разными частями речи.

Например, 花草。竹木。竹林。桃林。杏林。山石。土田。石工。

«Цветы и травы. Бамбук и деревья. Бамбуковая роща. Персиковая роща. Абрикосовая роща. Горные камни. Земля и ее плоды. Каменщик».

В сочетании «山石» слово «山» переводится как «горный», а не «гора». В сочетаниях «竹林。桃林。杏林。» слова «竹», «桃», «杏» переводятся как «бамбуковая», «персиковая» и «абрикосовая».

3.                  В текстах, написанных на вэньяне, отсутствуют знаки препинания и аффиксация.

Вэньянь крайне эффективен для содержания смысла, позволяет выразить небольшим количеством знаков очень многое, например, фраза «文王寢疾,召太公望,太子發在側», если её записать разговорным языком, будет выглядеть как «文王病重臥在床上,召見太公呂望,太子姬發站在旁邊». Смысл одинаковый, а усилий затрачено гораздо больше.

4.                  Предложения вэньяня удобно делить на именные и глагольные, промежуточное положение между которыми занимают предложения наличия со сказуемыми 有 и 無. Чаще всего в вэньяне, как и в любом языке, встречаются глагольные предложения [7].

5.                  Топиковый характер предложений, т. е. позицию подлежащего занимает любое слово, которое должно быть актуализировано как то, о чем говорится, вне зависимости от того, является лм оно «субъектом», «объектом», «адресатом», обозначением места [8].

6.                  В связи с многозначностью лексических единиц вэньяня при переводе необходимо учитывать ближайшее текстовое окружение каждой единицы для правильного выбора значения. Так, например, иероглиф自в вэньяне используется в значении «из, с»: «中华人民共和国侵权责任法» 2010 年 7 月 1 日起施行 (С 1 июля 2010г. Вступил в силу «Закон КНР о деликтной ответственности»). В современном китайском языке иероглиф 自 имеет значение «сам, свой»: 自我保护能力是 — 个人在社会中保存个体生命叩的最基本能力之 (Инстинкт самосохранения — это врожденная способность человека к спасению себя) [9].

Таким образом, не являясь официальным литературным языком Китая с 20 века, вэньянь до сих пор является неотъемлемой частью китайской культуры, без которого овладение этим языком будет представлять немалую трудность. Опираясь на анализ, проведенный в данной статье, можно сделать вывод, что овладение китайским языком должно основываться не только на современной лексике и синтаксических конструкциях, но и на таком древнем языке, как вэньянь.

 

Литература:

 

1.                  Тихонова Е. В. Обучение будущих лингвистов устному последовательному переводу на основе анализа дискурса аудио- и видеоматериалов (китайский язык; профиль «Перевод и переводоведение»): автореферат дис.... кандидата педагогических наук: 13.00.02 / Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова. Томск, 2014

2.                  Tikhonova E. V., Tereshkova N. S. Information and Communication Technologies in the Teaching of Interpreting // The XXV Annual International Academic Conference, Language and Culture, 20–22 October 2014. Procedia Social and Behavioral Sciences 154 (2014) P. 534–538.

3.                  Привороцкая Т. В., Тихонова Е. В. Формирование механизма переключения с китайского языка на русский посредством анализа кинотекста // Язык и культура. 2015. № 1 (29). Томск: Издательство Томского университета. C. 38–44.

4.                  Гураль С. К., Тихонова Е. В. Организация процесса обучения устному последовательному переводу в свете синергетической теории// Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 77– 82.

5.                  Википедия [Электронный ресурс]: Вэньянь. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ %D0 %92 %D1 %8D %D0 %BD %D1 %8C %D1 %8F %D0 %BD %D1 %8C (29.05.2015)

6.                  Зограф ИТ. Официальный Вэньянь / И. Т. Зограф. — М.: Наука, 1990 г. С. — 14 с.

7.                  Карапетьянц. А. М. Учебник классического китайского языка вэньянь / А. М. Карапетян. — М.: Муравей, 2001 г. — 120 с.

8.                  Зограф И. Т. Вэньянь и байхуа: взаимодействте двух форм изолирующего языка / И. Т. Зограф. 2008 г.

9.                  Архипова Е. И. Особенности перевода вэньянизмов. Коммуникабельные аспекты языка и культуры: Сборник материалов XIII Международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых. — Томск: ТПУ, 2013. Ч.1.С. 201–204.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle