Библиографическое описание:

Андреева Т. В. Скульптурный портрет провинции Ахайя (Балканский полуостров) времен римского владычества. 1 в. до н. э. — 5 век н. э. Специфика греко-римского портрета // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 481-487.

Статья посвящена истории развития греческого портрета на территории Балканского полуострова. Начало было положено своеобразными скульптурными формами — гермами, восходящими к 7 в. до н. э. История портрета имеет много аспектов. В разное время греки принимали в себя многое: необычные формы египетского искусства, красочность Азии, — все это оставило отпечаток на портретном искусстве. Достигнув своего высшего уровня в эллинизме, портретное мастерство на следующей ступени органично соединилось с италийскими традициями. Новое явление «римский скульптурный портрет» стал результатом этого грандиозного процесса. История эволюции римского портрета вызвала огромный интерес в научном и культурном мире. Постепенно забывалась роль греческого искусства в его становлении. Достаточно удивительно, что учебники по античной скульптуре заканчиваются на поздне-эллинистическом искусстве. Работы, сделанные греками на своей родной земле, нужно было искать в литературе, посвященной римскому искусству. Между тем исследование показывает, что в римский период греческое искусство оставалось мощным самостоятельным явлением. Мало затронутым характерными италийскими особенностями.

Ключевые слова: римский скульптурный портрет, эллинистический стиль, гермы, погребальные маски предков, греческий портрет.

The article is devoted to the history of Greek portrait on the territory of the Balkan Peninsula. The beginning was a sort of sculptural forms — Herma, rising to 7. BC. The history of the portrait has many aspects. At various times, the Greeks took a lot: an unusual form of Egyptian art, colorful Asia — all this has left its mark on the art of the portrait. After reaching its highest level in Hellenism, portrait skills on the next stage was organically united with the Italic traditions. The new phenomenon of «Roman portraiture» was the result of this grand process.

The history of the evolution of the Roman portrait aroused great interest in the scientific and cultural world. Gradually the role of Greek art in its formation was forgotten. Surprisingly enough, the textbooks on ancient sculpture end in late-Hellenistic art. Works made by the Greeks in their native land, it was necessary to search the literature on Roman art. Meanwhile, research shows that in the Roman period, Greek art was a powerful independent phenomenon. Not so much affected by the characteristic features of the Italic.

Key words: Roman portraiture, Hellenistic style, Hermas, funerary masks of ancestors, the Greek portrait.

 

В работе рассмотрен скульптурный портрет греко-римской провинции Ахайя. В исследование вошли портретные работы, созданные на территории бывших независимых полисов центральной и южной Греции в период приблизительно между 100 годами до н. э. и 400 годом н. э. Римская провинция официально была образована на территории Эллады только при правлении Октавиана Августа. Однако, хорошо известно, что значительное римское влияние и вмешательство в дела Греческих полисов начались существенно раньше. Поэтому в фокусе нашего внимания оказываются некоторые работы, созданные еще во времена, которые формально полагаются независимым отрезком истории греческой земли. Филэллины, например, современные историки греческой эстетики, приуменьшают значение римского периода, полагая его инородным вкраплением в культурном развитии Греции. В монографиях об искусстве Древней Греции изложение материала заканчивается на периоде эллинизма (330–30 гг. до н. э.). Однако, в Греции создание скульптур продолжалось после 30 г. до н. э. При этом активная новая власть способствовала кристаллизации некоторых новых специфических явлений. Так, можно даже сказать об усиленном развитии на Балканах римского императорского культа. Последний нашел здесь благодатную почву, используя огромный опыт греков эллинизма. С приходом италийских соседей на материковую Грецию, скульптурный портрет пришелся кстати новым хозяевам и стал популярным, питаясь местной инициативой городов и отдельных жителей.

С другой стороны, ряд исследователей истории и искусства Рима недооценивают вклад Греции в появление и быстрое развитие римского портрета. С шестого века до н. э. влияние греческого искусства на этрусские, и другие италийские центры осуществлялось непрерывно и усилилось в эллинистический период, начиная с 3 века до н. э. Это подстегивалось распространением греческого влияния на половину известного тогда мира, до границ с Индией. В результате устанавливаются новые экономические, политические, культурные контакты Италии с множеством «новых греческих» стран. Некоторые итальянские историки словно не замечают тот факт, что в 1 в. до н. э., как и в ранний республиканский период, в 5–4 века до н. э., шло активное взаимное влияние двух культур. Последнее связано с существованием рядом с Лациумом Великой Греции, с 6 по 3 века до н. э., чья культура, вместе с этрусской, сформировала Римский мир. Вклад эллинизма в римское искусство более всего виден в портретной скульптуре. Портретные бюсты и статуи позднего республиканского периода не были, как предполагалось ранее, результатом чисто италийского процесса эволюции. Описанный Полибием римский обычай сохранять патрициями в атриуме своих домов маски предков, несомненно, стимулировал интерес к портретной скульптуре, но сам по себе не вел к созданию независимой формы искусства. [1]

Взаимное проникновение греческого и римского не в последнюю очередь стимулировалось установлением римское гегемонии во всей Италии в конце 3 в. до н. э., объединением разных частей полуострова под единым руководством в результате «союзнических» войн. Что означало объединение и смешивание побежденных греческих частей Италии с негреческими областями. А более поздняя экспансия Рима в Грецию, вследствие трех Македонских войн второго века до н. э., еще более ускорила влияние друг на друга обеих великих культур.

Процесс «романизации» Греции занял более века и был многоступенчатым. Напомним, что в 168 году до н. э. в битве при городе Пидна, войска царя Персея Третьего были разбиты. Третья Македонская война закончилась. Македония разделена на четыре изолированные области, поставленные под римский контроль. Государство Эпир разорено, упразднен Этолийский союз греческих городов. Из самых влиятельных семейств Ахейского союза римляне взяли тысячу заложников. Среди них оказался и грек Полибий. После антиримского восстания в 148 году на Балканах, Македония была превращена в римскую провинцию. После чего войну начал Ахейский союз, поддержанный демократическим населением Греции. Силы были неравны, союз быстро разгромили римские армии. Самый богатый торговый, ремесленный и политический центр Коринф был ограблен, сожжен и разрушен в 146 году до н. э. Все его жители убиты или проданы в рабство. Эта дата в некоторой литературе считается временем полного поражения Греции и установления в ней римского господства. [2]

Однако заметим, что это не совсем верно. Дошедшая до нас историческая информация выглядит так. Отдельные районы Греции оказываются под управлением римского наместника в провинции Македонии, например, Коринф. Тогда как города Афины, Спарта, Дельфы и остров Делос сохраняют свою независимость еще сто с лишним лет. И только в 27 году до н. э., когда «первый среди равных» Октавиан Август официальным постановлением создает римскую провинцию Ахайя. В нее вошли территории классической Греции: центральная часть Балканского полуострова и Пелопоннес. Самостоятельной Эллады больше нет.

С военным проникновением на Балканский полуостров во втором и первом веках до н. э. возник парадокс. Эллинский мир подчинен латинскому мечу, а вот римская Италия в культурном смысле окончательно капитулировала перед греческим влиянием. «Старый разрыв между итальянским миром и классицизмом был залатан космополитизмом эллинистической цивилизации, для которой Рим и Италия стали носителями ее (греко-македонских — Т.А.) идей и традиций, и в определенном смысле, с начала императорского времени, ее протагонистами-выразителями», пишет О. Вессберг. [3] Фигурально говоря, с точки зрения существования искусства римские и греческие культурные возможности встретились как равные, с намерением создать новый мир, цивилизацию, отличную от смоделированной римлянами на латинском западе. Греки, эксплуатируя эллинистические формы, помогли своим новым хозяевам создать тот яркий, официальный стиль, размах и величие которого обеспечили изменения в искусстве Греции под римским владычеством.

Для частного феномена, известного как римский портрет, отметим еще один исторический эпизод. В войне Рима с Митридатом VI Евпатором, Греция встала на сторону последнего, что закончилось разграблением Афин 1 марта 86 г. до н. э. Луцием Суллой. Масса памятников культуры, прославленных и рядовых, хлынула в Рим. Такое вторжение скульптурных и других шедевров, подготовило невероятный взлет искусства и культуры в Риме поздней республики. Богатеющие римские жители, гордые за свои «международные» завоевания, желали иметь свое собственное искусство. С помощью созидательной мощи, характерной для этой нации, римское искусство вышло из своих элементарных италийских форм и, с помощью греков, оказалось готовым для решения задачи — служения своим собственным пропагандистским целям.

Победители забирали греческие статуи, которые теперь украшали Рим. Базы бросались на местах. Они были в последующие века использованы опять, так что имена портретируемого, вкладчика денег или мастера, которые были обычно указаны на постаментах, исчезли со временем. [4]

«То, что обычно называлось «особым мастерством» римского портреты, своим рождением было обязано усовершенствованным методам эллинистического искусства. Таким образом много раз провозглашавшееся национальным и римским качество, известное как западный реализм, подтверждает свое происхождение от звонкого греческого ствола», подчеркивает А. Хеклер. [5]

C этого времени греческое портретное искусство столкнулось с новыми проблемами. Художники, скульпторы, архитекторы, гравировщики полудрагоценных камней и другие греческие мастера, хлынули толпой в Рим из разоренных Афин, Александрии и культурных центров Малой Азии. Они охотно пошли на службу к богатым римлянам, быстро восприняли вкусы своих новых покровителей, и в свою очередь, вызвали в них ответный интерес в эллинистическом искусстве. Прибывшие мастера оказались в новой для них атмосфере, которая временами могла им казаться варварской. И прежде всего, любовь римлян к гладиаторским боям. Но мир навсегда изменился, и эллины приспосабливались к новой жизни в Италии. Греки столкнулись со спецификой портретного дела в Риме, связанного с масками предков, усиленной идущим из глубины веков мастерством жителей Этрурии в схватывании существенных характеристик индивидуального человеческого лица.

Так, примерно за тридцатилетие между диктатурами Суллы и Цезаря, было положено основание для римского портрета. Он сформировался в двух формах: надгробный портрет и отдельно стоящий портрет. Яркие примеры первого: вначале этого явления поставим надгробье Блезия и Блезии, ок.75 года до н. э. Капитолийские музеи, с их фронтальными лицами-масками, а в конце — погребальный памятник Луция Ампудия Филомуза, с женой и дочерью, Британский музей, Лондон. Последний сделан в совершенной технике, и его можно отнести примерно к 45 г. до н. э.

Круглый скульптурный портрет, созданный эмигрировавшими греческими художниками с учетом требований, которые предложила их новая родина. Он возник в результате слияния нескольких традиций, среди них — эллинистический реализм, например, в портретах философов и правителей второго и начала первого веков до н. э. Соединяясь с локальной римской школой, эллинское мастерство обретает небывалый реалистический вкус. В новом искусстве преимущество отдается не эмоциональному, а рациональному аспекту эллинизма. Можно сказать, что в позднее республиканское время новое греко-римское портретное искусство остается греческим даже а италийской земле, не говоря уже о самой Греции. Подтверждением можно полагать известный портрет полководца Гнея Помпея, в Ню Карлсбергской глиптотеке в Копенгагене. В литературе этот знаменитый памятник называется «Помпей Великий в образе Александра Македонского».

Римские источники, в том числе Плутарх и Плиний, сообщают, что существовали изображения не только представителей римской знати, среди которых такие важные фигуры как Марий, Сулла, Цицерон, Брут, Лепид, Помпей или Цезарь. Многие скромные жители столицы могли позволить себе заказать портрет. Речь Цицерона против Вереса содержит информацию о значительном числе портретных статуй, большей частью из золоченой бронзы, которые стояли в публичных местах в Риме и в городах острова Сицилия.

Материал, представленный в следующих главах, охватывает период существования Римской империи от Августа до захвата Рима остготами, то есть почти четыре с половиной столетия. Однако, власть Рима до Октавиана уже существовала в Греции в том или иной форме больше века. Римские победы и римские деньги купили первые посвятительные монументы в Греции. Эллада была вынуждена прославлять лидеров республики, пришедших на ее землю с мечом, неся смерть, огонь и разрушения. И скульптурные памятники возводились, конечно, в соответствии с уже существующими на территории традициями. Так, в Дельфах, центре свободных эллинских городов, установили самый ранний в греческом мире римский триумфальный монумент — мраморный рельеф, в котором полководец Луций Эмилий Павел был увековечен неизвестным мастером. Сохранилась база от статуи, которая была заказана победителем при Пидне в 167 году до н. э. Этот поздне-эллинистический рельеф, видимо, представлял битву римлян и македонцев в формах, напоминающих Галикарнасский фриз. [6] Первый римский монумент, поставленный в Греции, был по форме и духу — греческим, лишь имена прославляемых оказались римскими. Через сто с небольшим лет на балканских землях все станет римским: гражданство, правители, законы. Но искусство останется греческим. По форме сохранится тем же самым практически без изменений.

Императорские портреты на греческом Востоке в целом, и в Греции в частности, всегда считались имеющими свой особый характер. Многие найденные в регионе статуи в доспехах лишь показывают присутствие не более, чем специфической римской символики. Последняя в изобилии найденная на латинском Западе, в самой Греции существовала в границах традиций триумфальной эллинистической иконографии.

Исследователь Антон Хеклер писал в своей монографии, что «в области портретной скульптуры греки были мощным, даже вынуждающим примером для римлян. Этот факт подтверждается некоторыми мраморными головами в Афинах, о которых трудно сказать, представляют ли они греков или римлян, ведь даже в реализации истинно римского типа лица греческое искусство говорит первое и решающее слово в ранних и художественно наиболее совершенных среди когда-либо произведенных римских портретов, которые сохранились для нас на греческих геммах». [7]

В подтверждении нашей идеи о том, что греческое искусство продолжало, в условиях римской оккупации, существовать в своих исконных формах, кратко сошлемся на феномен гермы. Герма — это четырехгранный столб, часто заостренный кверху. Древнейшие гермы известны с конца 7 века. Гермы выполняли функцию межевых разметок. По мнению исследователя в области символики М. П. Холла, герма являлась фаллическим обелиском, символизирующим сверхъестественную сексуальную силу богов. От 6 века сохранились столбы, завершавшиеся головой бога Гермеса. Образ Гермеса использовался на межах, поскольку именно он являлся покровителем коммерции, путешественников и дорог. Впоследствии на гермах изображались Вакх, Пан и другие божества. С V в. до н. э. на гермах появляются скульптурные портреты государственных деятелей и философов. Зачастую на гермах, помимо лица и безрукого торса, встречался фаллос, высеченный на передней поверхности тумбы. Впрочем, известны и гермы Венеры. В эпоху эллинизма гермы ставились на дорогах, в садах и виноградниках. [8]

http://ic.pics.livejournal.com/aspasiaroma/71203800/710346/710346_600.jpg

Рис. 1. Герма 520 г. до н. э.

 

http://ic.pics.livejournal.com/aspasiaroma/71203800/710522/710522_600.jpg

Рис. 2. Классика. Середина 5 в. до н. э.

 

Небольшое изображение-герма 520 г. до н. э. найдено в 1895 году в городе Сифнос и представляется типичным из множества подобных изображений архаического периода. Гермес, чья голова на стеле, полагался патроном-богом путешественников. Продолговатые глаза и тонкие губы в улыбке — обычные знаки архаического стиля. Заметим, что борода только намечена линиями, а волосы тщательно проработаны и образуют замысловатую прическу. На переднем плане эрегированный член, что представляется символом плодородия, и имеет значение аротропея. Апотропей (ἀπο-τρόπαιος — отвращающий беду) — магический предмет, которому в древности приписывали свойства оберегать людей, животных, жилища от злых сил.

Стелы в многочисленных копиях появились в конце 6 в., поставлены на улицах и на перекрестках. Известно, что Афинский тиран Хиппархос 528–514 гг. до н. э., по чьему приказу было сделано 150 экземпляров, для дорог в Аттике, соединяющих Афины с другими районами Аттики (демами). Такая портретная форма полюбилась эллинам, и портреты-гермы продолжают создаваться в классический период 5–4 веков до н. э. Среди них известнейшие произведения греческого искусства, такие как портреты Перикла, Кимона и Фемистокла. Из этого периода истории мы выбрали для примера две гермы, ныне хранящиеся в Афинском Археологическом музее. Для сравнения с ними приводятся четыре портрета косметов, найденных в прошлом веке в Афинах. Косметы — это учителя физической культуры в греческой столице в период Античности. [9]

За тысячу лет греческой истории изобразительные приемы мало изменились. Типы лиц, знакомые нам по классическому искусству Греции, сохраняются в последующие века. И с любовью воспроизводятся мастерами Балкан во 2 и 3 веках нашего времени. Когда собственно греческая самостоятельность давно ушла в прошлое. Еще более удивительным для меня представляется то, что греки используют гермы в римские века. В то самое время, когда их властители заказывают бюсты, для своих соотечественников эллины используют формы из древности. Это пример живой традиции Балкан, которая выжила и отлично работала для ее носителей.

В следующих главах своей работы я подробно разберу феномен гермы на Балканах, и в деталях остановлюсь на безусловном влиянии римлян на местные традиции провинции Ахайя. Видится, что плодотворный симбиоз двух великих народов оставил след на обоих культурах. Нет нужды искать, кто из двух соседних миров оказался наиглавнейшим в последующем развитии европейской культуры. Греки и римляне на равных стоят у начала нашего современного мира.

Рис. 3. Третий век нашей эры. Изображения косметов, найденные в Афинах

 

Литература:

 

1.      Pliny the Elder. Historis naturalis. Ed. Whalley, J.I. 1982. XXXY, 5–8.

2.      История Древней Греции. М., 1972. С. 368.369.

3.      Vessberg, O. Hellenistic-roman art. Encyclopedia of world art, vol. VII. P. 403.

4.      В нескольких случаях сохранились базы с оригинальными надписями, например, открытые в Остии. См.: Helbig, W., Speier, F. Fuehrer durch die oeffentlichen Sammlungen klassischer Altertuemer in Rom I-IV. Entries on portraits by H.von Heintze. 4th ed. 1963–71. IV. 3388.

5.      Hekler, A. Die Bildniskunst der Griechen und Roemer. 1972, P. XXVI.

6.      Richter, G.M. A. Handbook of Greek Art. NJ, 1965. Fig. 247.

7.      Hekler, A. Die Bildniskunst der Griechen und Roemer. 1972, P. XXVI. No. 5,6,7,8.

8.      Холл М. П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической, розенкрейцеровской символической философии. Новосибирск, 1993; Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М., 1999.

9.      Kaltsas, N. Sculpture in the National Archaeological Museum, Athens. 2002. P. 94, 328.

10.  Аммиан Марцеллин. История. Пер. Ю. Кулаковского и А. Сонни. Вып.1–3. Киев. 1906–1908. ХYI, 10, 1–12.

11.  Аврелий, Марк. Размышления. Л., 1985.

12.  История Древней Греции. М., 1972.

13.  Куманецкий, В. История культуры древней Греции и Рима. М., 1990.

14.  Левек, П. Эллинистический мир. М., 1989.

15.  Плиний Младший. Письма. М., 1984.

16.  Светоний, Гай Транквилл. Жизнь двенадцати Цезарей. М., 1991.

17.  Федорова Е. В. Императорский Рим в лицах. М., 1979.

18.  Чанышев, Ф. Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. М., 1991.

19.  Baker, H. The Image of Man. New York, 1961.

20.  Bieber, M. Ancient Copies. 1977.

21.  Carpenter, R. Observations on Familiar Statuary in Rome. Memoirs of the American Academy. No. XYIII. New York, 1941.

22.  Kaltsas, N. Sculpture in the National Archaeological Museum, Athens. 2002.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle