Библиографическое описание:

Вохидов Ш. Х. Жизнь, посвященная вечности. О цареевиче Мухаммад Сиддик Хашматe, сыне эмира Музаффар (1864–1932): жизнь и научное наследие // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 494-501.

Замечательна и богата история Бухарского эмирата!

В конце XIX — начале ХХ вв. в Бухарском эмирате под протекторатом Российской империи продолжалось управление эмиров из мангытской династии. Пришедший к власти в 1885 году сразу после смерти эмира Музаффара его сын Абдулахад правил до 1910 года и умер в Кармине. При нем Российская администрация полностью контролировала не только внешнюю, но внутреннюю жизнь эмирата. Находившийся под влиянием ортодоксальной религиозной элиты своего государства эмир Абдулахад практически был отстранен от власти. Последние 20 лет времени своего пребывание на троне Бухары он не выезжал из своей резиденции в Кармине. С приходом к власти он, как и его властвующие не просвещенные, далекие от нужд и чаяний своего народа, часто с реакционными выходками потомки, ради своего ограниченных политических и эгоистических желаний занимался устранением потенциальных претендентов на трон. Хотя в его эпоху мы не находим достоверных фактов физического устранения претендентов из окружения его семьи, но есть много сведений ограничения прав и свобод для его младших братьев и племянников. Вопрос о престолонаследия и короны всегда был до конца нерешенным вопросом. Деспотическая монархия в Бухарском эмирате, как и в других ханствах Средней Азии, слабая центральная власть всегда создавала условия для появления источников угрозы к этой власти. Чингизидская традиция управление государством, в виде власти военно-кочевой аристократии, объединившись с властью мусульманской и оседлой элиты, принимала самую реакционную форму иерархического управления государством, где народу была отведена только пассивная роль наблюдателя. Ни один из представителей династии мангытов не поднимался до уровня правителя государственного масштаба. Их власть часто ограничивалась стеной арка Бухары или их резиденций на Ширбудуне или Ситораи Мохи Хоса.

Данная статья посвящается жизни и творческому наследию одного из сыновей эмира Музаффара царевича Мухаммад Сиддика, который известен в научной и литературной среде эмирата под псевдонимом «Хашмат» и «Вохид». Он же узник Бухарского Арка на протяжении 35 лет. Но у этого сына эмира Музаффара Хашмата, несмотря на горькую свою участь, была счастливая жизнь, посвященная вечным ценностям.

В настоящее время практически невозможно абсолютно точно сказать, сколько всего детей было у эмира Музаффара. Есть данные об одиннадцати его сыновьях, однако известно, что у него было еще несколько сыновей, умерших еще при его жизни, о которых сегодня ничего не известно. Все они сыграли определённую роль в политической, культурной и духовной жизни Бухарского эмирата.

Старший сын эмира Саййид Абд ал-Малик Мирза Катта-Тюря (1848–1909) — был рожден от одной из четырех законных жен эмира, персиянки Хоса-Зумрад, и был женат на дочери афганского короля Шир-Али-хана. В 60-ые г. г. XIX века он занимал должность бека Гузара. В 1868 г., после поражения войск эмира под Самаркандом (это было крупнейшее сражение с русскими), пытался захватить престол отца в Бухаре, но был разбит и бежал сначала в Карши, где у него было много сторонников, а затем, в декабре 1868 г., — в Хиву. После этого он некоторое время жил в Кашгарии, в крепости Янги-Хисар (1873), затем в Кабуле (1880), и наконец, поселился в Индии, где проживал на английский счет. Абд ал-Малик считался серьезным претендентом на бухарский престол вплоть до воцарения эмира Абд ал-Ахада. Скончался Катта-Тюря в 1909 г. в Пешаваре [6; 5; 7, с, 407; 9, с.190, 195; 22; 27; 28; 29; 30].

Второй сын, Саййид Нур ад-дин (1851–1878), в 1867–1868 г.г. был беком Карши, а затем был назначен правителем Чарджуя. Музаффар хотел сделать этого умного и талантливого юношу наследником престола, но тот неожиданно скончался [45].

Саййид Мир-Абд ал-Мумин (1852–1898 или 1894) в 1869 году сменил своего старшего брата Нур ад-Дина на посту бека Карши, а затем с 1871 по 1886 год был наместником крупного бекства Хисар. После воцарения эмира Абд ал-Ахада начал интриговать против него, за что в июле 1886 г. особым указом эмира был переведен беком в Байсун, где жил вместе с семьей в крепости под присмотром агентов эмира. Беком он был лишь номинально — на деле вилайетом управляли чиновники, назначенные эмиром, — и фактически являлся пленником эмира. В 1891 г. представитель бухарского правительства Астанакул-бий (о нем см. статью Р.Холиковой в этом номере) говорил российскому политическому агенту П.Лессару о том, что Абд ал-Мумин собирался бежать в Афганистан, в другой раз — что последний повредился в рассудке. Однако, по мнению Лессара, эти слухи распускались недолюбливавшим брата эмиром специально для того, чтобы разделаться с Абд ал-Мумином (поговаривали даже о возможной казни). Эмир опасался, что его брат мог бежать в русские владения, где он был бы недосягаем для него.

Наконец, в 1891 г. Абд ал-Мумин был вызван в Бухару и поселен в Арке, где и содержался под домашним арестом вплоть до своей смерти. Дети Абд ал-Мумина продолжали безвыездно жить в Арке вплоть до 1920 года. Личные печати его сына Ниъматуллаха хранятся в фондах бухарского историко-краеведческого музея в Арке [4; 23, с.4; 18].

Любимым сыном эмира Музаффара был Саййид Абд ал-Фаттах Мирза (1856/57–1869). В 1869 г. он был отправлен эмиром в почетное посольство в Санкт-Петербург. Посольство, которое возглавлял брат жены эмира Абу ал-Касим-бий и секретарем которого был писатель Ахмад Дониш, везло подарки российскому императору. Абд ал-Фаттах пробыл в Петербурге с начала ноября до 10 декабря и был принят императором Александром II.

Музаффар ад-дин намеревался просить императора утвердить Абд ал-Фаттаха в качестве наследника бухарского престола, однако и этот молодой принц неожиданно скончался [9, с.195–196; 45].

Саййид Мир-Абд ас-Самад (начало 60-х -?), шестой сын Музаффара (пятым был Абд ал-Ахад), в 1880 г. был беком Чиракчи. Он был отдан отцом под полный надзор местного судьи — кади за нескромное поведение и расточительность. Перед посетившим его в 1882 г. русским офицером В.Крестовским предстал «худощавый молодой человек лет около 20, еще безусый и безбородый и очень похожий на своего младшего брата Саййид Мир-Мансура». Крестовский отмечал, что «эмир его недолюбливал за прямоту, и даже бывая в Шахрисябзе, не заезжал в Чиракчи». Не жаловал своего брата и эмир Абд ал-Ахад. Ночью 4 сентября 1886 г. Мир-Абд ас-Самад был арестован и отправлен в Бухару. В дальнейшем он жил в столице, в квартале Ходжа Гафур под «домашним арестом» [6; 22; 36; 45].

Еще один брат Абд ал-Ахада — Саййид Мир-Акрам-хан был единственным из сыновей Музаффара, не лишившимся своего поста после воцарения Абд ал-Ахада. Назначенный еще при Музаффаре беком Гузара, он оставался на этом посту как минимум до 1908 года. О благосклонности эмира к этому брату говорит и тот факт, что одна из дочерей Абд ал-Ахада была замужем за племянником сына Мир-Акрам-хана [1, с.127; 4; 22, с.4; 36, с. 267; 29, дело 2].

Саййид Мир-Мансур (1863-март 1918), девятый сын Музаффара, со второй половины 70-х г. г. прошлого века жил в России, в Санкт-Петербурге, где обучался в Пажеском корпусе. Вместе с ним в столице Российской империи находился его воспитатель Мирза Абд ал-Васи токсаба: в эти годы петербуржцы часто встречали молодого бухарского «принца», гуляющего вместе со своим воспитателем в саду Михайловского дворца

При поступлении в корпус Мир-Мансур получил в подарок золотые часы с монограммой императора Алескандра П, которые он хранил до своего последнего дня. По высочайшему повелению от 15 декабря 1876 г. на содержание Мир-Мансура и его воспитателя царское правительство выделяло по 500 рублей в год, из которых 310 рублей выдавались лично Мирзе Абд ал-Васи на оплату квартиры и текущие расходы. По отзывам преподавателей, Мир-Мансур учился «порядочно» и имел хорошее поведение — «успехи в науках его весьма благоприятны». Когда он учился в III классе, он был освобожден от изучения немецкого языка, который давался ему с трудом. Высвободившееся же время было посвящено усиленному изучению других европейских языков, а также родного языка и мусульманской религиозной литературы. Летом 1881 года Мир-Мансур ездил на отдых в Крым и Одессу, в сентябре 1882 г. навещал отца в Бухаре, откуда вернулся в декабре с подарками от эмира.

В последние годы пребывания в Пажеском корпусе воспитателем при Мир-Мансуре состоял Мирза Насраллах-бий токсаба, который, по отзывам современников, очень хорошо говорил по-русски.

13 апреля 1886 г., после окончания Пажеского корпуса, Мир-Мансур был произведен в корнеты и назначен в 3-ий драгунский Сумской полк в Москву. Кроме обычного офицерского содержания Мир-Мансур ежегодно получал еще и 2400 рублей от эмира Абд ал-Ахада. В 1892 г. Мир-Мансур имел звание поручика. Вместе с офицерами Сумского полка в декабре 1892 г. он устраивал пикник в честь эмира Абд ал-Ахада, находившегося в Москве проездом. В 1895 г. Мир-Мансур был уже штаб-ротмистром, а в 1899 г. в этом же звании уволился из полка. Царское правительство оплатило его долги и назначило ему пожизненную пенсию.

После этого в течении нескольких лет Мир-Мансур продолжал жить в России. Он был женат на княгине Софье Ивановне Церетели, у них было несколько детей. Старший сын, Николай Михайлович Церетели (примерно 1890 г. рождения) в двадцатые годы был одним из ведущих актеров Камерного театра Таирова в Москве, основным партнером знаменитой актрисы Алисы Коонен. В 1906 году он вместе с отцом приезжал в Бухару, где навещал свою бабушку. Второй сын Мир-Мансура был военным. Он состоял на русской военной службе, был награжден несколькими российскими орденами. Погиб в марте 1918 года во время штурма Кермине. Кроме этого, у Мир-Мансура была еще дочь и младшие сыновья Георгий и Валерий, младшая дочь Тамара.

После возвращения в Бухару Мир-Мансур был назначен беком Кермине. В марте 1918 года, во время так называемых Колесовских событий, когда части Ташкентской социалистической армии захватили Кермине, разбив пятитысячный отряд бека, Мир-Мансур был смертельно ранен и взят в плен вместе с женой, тремя малолетними детьми и их учительницей.

Похоронен Мир-Мансур был в Катта-Кургане при содействии эмира Мир-Алим-хана. Все имущество его семьи (начиная от орденов, дорогого оружия, фамильных драгоценностей и кончая «Капиталом» Маркса, принадлежавшим учительнице детей) было расхищено. В сентябре 1918 г. С. И. Церетели, вдова Мир-Мансура, получила от бухарского правительства в качестве возмещения понесенного ущерба 200 тысяч рублей (на воспитание трех малолетних детей), и еще 100 тысяч рублей на обзаведение [12; 15, с. 62–63; 19, дело 1341; 20, дела 531, 568, 601, 759; 29, дела 2, 70; 17, дело 569; 16, дело 576].

О последних двух братьях Абд ал-Ахада известно совсем немного. Первый из них — Саййид Мир-Азим-хан — в начале XX века жил в бухарском Арке, не имея права покидать его. Второй — Саййид Мир-Насир-хан (род.около 1869) также содержался в Арке под «домашним арестом». Эмир Алим-хан выдал свою дочь за его сына — Араб-хана. Однако, из Арка их никогда не выпускали. Насир-хан дожил в Арке до 1920 года. В годы Бухарской народной республики он являлся членом Исторического общества Бухары. Его перу принадлежит сочинение «История Бухарского Арка», написанное в 1921 году. В 1922 г. Насир-хан уехал в Афганистан [4, с.76].

Мир Мухаммад Сиддиқ Хашмат Бухари один из сыновей эмира Музаффара оставил след в истории Бухарского эмирата как видный литератор, поэт, составитель антологий и других исторических произведений, меценат и обладатель богатой частной бибилиотеки в Бухаре.

О нем и о его научном наследии кроме его же произведений дают важные сведения такие источники как «Тазкори ашъор» Мухаммад Шарифджан-махдум Садри Зия, «Тазкират-уш-шуаро» Ходжи Неъматуллох Мухтарам, работа Садриддина Айни «Намунаи адабиёти тожик» «Армугони Саббок»-и Шайха Абдулкодира Кароматуллоҳ Бухари.

Из научных исследований в работе Расула Ходизода «Источники к изучению таджикской литературы второй половины XIX» (1956) и «Адабиёти тожик дар нимаи дувуми асри XIX» (1968) можно узнать и круг других источников о жизни Хашмата [37, 48–62; 44, 32–40]. Историки и литературоведы Зариф Раджабов [31, 269], Турсунбой Неъматзода [26, 228], Усмон Каримов [21, 30–32] и Шодмон Вохидов [11, 59] изучили некоторые стороны частной жизни и литературной деятельности Хашмата, дали сведения о личной бибилиотеки цареевича. Более достоыверные сведения о научной и литературной жизни Хашмата дает его современник и друг Садриддин Айни в своем произведении «Намунаи адабиёти тожик» в 1926 году.

В научной и литературных источниках, как мы отметили выше его имя отмечается как Мир Мухаммад Сиддиқ, а псевдоним Хашмат. Например, Мухаммад Шарифджан Садри Зия пишет: «старший сын эмира Музаффара Абдулмуминхан.., второй Икрамхан.., третий Абдулаҳадхан.., четверый был Мирсиддиктура, под псевдонимом Хашмат» [34, 292].

Другие в отношении его имени исползуют такие имена как Саййид Муҳаммадсиддикхан [25, 98], Сиддикхан, мирзода [24, 273] увжительные звания как Тура, Хан и Мир, Шахзода, Маликзода [8, 98; 34, 105].

Из его воспоминаний становится известно, что он получил хорошее домашнее образование, и вдобавок на протяжении всей жизни занимался самообразованием. В начале ХХ века он уже имел огромный авторитет в научной и литературной среде столицы [39, 42]. Надо отметить, что с приходом к власти его брата Абдулахада в 1885 году его жизнь протекал в условиях домашнего ареста. Его путешествия по эмирату совершались под наблюдением агентов эмира. Его племянник эмир Алимхан, пришедший к власти в 1910 году, оставил его на том же положении ограничив его передвижение только по столице.

Садриддин Айни более достоверно определяет его положение как узника последных Бухарских правителей: «Хашмат в период правления своего брата Абдулахада и племянника Алима 35 лет (1303–1338) был заключенным. За этот период он стал знаменит тем, что собрал огромное собрание (рукописных) книг» [2, 274]. Таким образом Мухаммад Сиддик Хашмат был под домашным арестом с 1303 по 1338 г.х./1885–1920 и ему было тогда 21 лет. [34, 292].

В таком положении Хашмат занимался изучением трудов своих предшественников и современников, занимался каллиграфией, перепиской книг, поэтическим творчеством, составлением антологий, написанием воспоминаний. На протяжении всей жизни он занимался покупкой и сбором всточных рукописей, литографических изданий (25, 99).

Мухаммад Сиддик Хашмат недолго жил в Самарканде на улице Мехтари Идрок [11, 17].

Мухаммад Сиддик Хашмат имел тесные связи с многими представителями литературного круга города Бухары и эмирата.

Находясь и в заключении Хашмат имел тесные связи со многими учеными, поэтами, просветителями своего времени. В этих взаимоотношениях особо отличается его знакомство и дружба с знаменитым Ахмадом Донишем. Аҳмади Дониш упоминает его под именем «Маликзода». Для этого цареевича он переписал копию свои произведений «Наводир-ул-вакоеъ» и «Меъёр-ут-тадайюн» [13, 242].

Из сведений произведений самого Хашмата становится известно, что он имел творческие и дружные отношения с поэтоми и авторами атологий Кори Рахматуллохом “Возех“ и Афзалом Пирмасти. Последный служил при нем в бытность его правителем Чорджуя [41, 26–27]. Мухаммад Сиддик Хашмат дружил и с знаменитым поэтом Шамсиддином “Шоҳин” [41, 89- 95].

Самое важное дело который совершил Хашмат в годы своего заключения, как отмечают и его современники это было создание богатой библиотеки. О нем и о его бибилиотеке упоимнает другой видный представитель научной и литературной среды Бухары Мухаммад Шарифджан Садри Зия: «В балогородном городе такой товар как книга стал не доступным, увы редьким как жемчуг, можно сказать, что в это время и в етот период в Бухаре кроме трех мест нигде не достать их, они стали редькими словно яйца птицы Анка..., они собраны в библиотеке спутника веры и счастья Саййид Мирсиддиктура, обладателя истины, имеющий псевдоним Хашмат, который с большим трудом и усердием стал счастливым обладателем этого богатства» [34, 291].

О значении библиотеки Хашмата ва научной и культурной жизни Бухары того времени вспоминают Мухамад Шарифджан- Садри Зия и Садриддин Айни [34, 291; 2, 274]. С именем Мир Мухаммад Сиддика связано около 60 произведений, в которых он участвует как автор или переписчик, либо составитель или редактор (см.: ниже). Современным исследователям Мир Мухаммад Сиддик интересен и как историк, который знает и оценивает историю Бухары с позиции человека представителя правящей династии, и как историк диссидент и оппозиционер правящему монарху. Очень ценны его наблюдения, замечания и выводы по хозяйственной жизни страны, порядкам управления и политической обстановки в период русского завоевания и превращения края в протекторат России. Особое место в литературном творчестве Хашмата занимает составление «тазкира» — сборника с образцами стихотворений поэтов современников автора. Важная сторона его антологии — это сведения о поэтах близких к царскому дому и дворцу.

Библиотека Хашмата сыграла важную роль в культурной и интеллектуальной жизни Бухарского ханства. По сведениям Хашмата можно определить списки и названия его произведений, анализировать вопросы ценообразования, истории и судьбы рукописей и другие кодикологические вопросы. Восстановление и реконструкция его библиотеки, определение ее места в культурной жизни Центральной Азии в наше время очень актуальны, так как большая часть рукописей из библиотеки Хашмат и основная масса произведении самого Хашмата дошли до нас и хранятся в различных фондах мира. Сам Хашмат в одном месте упомянул названия 213 томов книг из своей библиотеки. Из них 31 произведений по истории, 9 диванов, 6 баязов, тафсиров 4, тазкира 6 и др. [10, 18].

По нашим исследованиям стало известно, что из его библиотеки ныне 148 томов рукописей хранятся в фондах ЦВР имени Бируни. Из них на персидском 107 книг, на арабском 41, на турки 1. А по отраслям наук по поэзии 53, истории 14, прозы 7, суфизму 20, религиозных наук 11, эпистолярных сочинений 3, мемуаристика 2, по догматике 8 и др. [10, 18].

Рис. 1. Царевич Хашмат. Правитель Чорджуя.Фото Ордэ до 1885 года. сурати.

 

По нашим подсчетам, в библиотеке Хашмата хранились более 1000 томов рукописных и литографических книг (10, 18) и нам кажется, что Хашмат перед миграцией в Афганистан продал или передал часть своих книг Садри Зия. Так как в коллекции восточных рукописей Мухамад Шарифджана Садри Зия мы находим очень много книг из библиотеки Хашмата [11, 19]. Некоторые книги из его библиотеки поступили в фонд ЦВР имени Абу Райхона Бируни в советское время

В произведении Саййид Муҳаммад Насира ибн Музаффара «Тахкикоти арки Бухоро» (Исследование арка Бухары) отмечается, что Мухаммад Сиддик Хашмат по рещению Совета Бухарской республики как член общества «Анжумани таърих» в числе с Абдуррауфом Фитрат, Шарифджоном Садри Зия, Мулло Салимбеком, Ходжи Мулло Саййид Маҳмудом и Сайид Муҳаммад Насиром был привлечен к научно-исследовательским работам [34, 2б].

Мухаммад Сиддик Хашмат не имел детей. У нас нет сведений о создании им семьи. С 1920 года он работал в Центральной библиотеке Бухаре, затем Советское правительство разрешил ему и некоторым другим членам семьи эмира отправится в Афганистан [2, 274].

Последние годы своей жизни он провел в городе Медине, где умер в 1350 г.х. 1932. Он похоронен на кладбище «Бадеъ-ул-гуркад» [8, 156].

Мухаммад Сиддик Хашмат за свой 68 летный жизнь оставил богатое научное и литературное наследие, которые, к сожалению, до конца не изучены

Произведения Мухаммад Сиддик Хашмат написанные им на таджикском, арабском и узбекском языке ныне хранятся в основном в фондах ЦВР имени Абу Райхона Бируни.

На основы данных источников и научной литературы, также изучения сведений из фонда ЦВР установлены следующие произведения Мухаммад Саддика Хашмат:

Антологии-тазкире: (Тазкират-уш-шуарои муосир — Антология современных поэтов): Тазкират-уш-шуаро — Антология поэтов (№ № 2728, 61, 2729.

Антология прежных поэтов — Тазкират-уш-шуарои мутакаддимин, № № 4767, 5561.

Антология султанов: № № 2663/I,2252/I, 54/VI.

Баязы: № № 246, 250, 251/II, 2663/V, 2665, 2755, 2829, 2810, 5129/I, 5292, 6958, 3035, 459/III, 4304.

Сочинения по истории:1) «Аҳдномаи мусолиҳаи давлати Бухаро ва Русия дар соли 1280» — Договор о мире государства Бухары с Россией в 1280 году. № 251/V, (251/V); 2) «Зикри Мир Остонқул ибни Аббосбий» — Упоминание Мир Астанкула ибн Аббасбия (2663/II); 3) «Баёни аҳволи салотини ўзбакия» — Описание истории узбекских правителей (Зайли таърихи Муқимхоний — Продолжение “Мукимханской истории”, № 2663/III.

Сочинения по каллиграфии:1) «Санъатли хатлар ва қитъалар» — Искусство каллиграфии и китъа (54/I); 2) «Қоидаи хат навиштан» — Правила письмоведения (202/II).

Трактаты по гаданию: 1) «Жадвали қуръа ва истихрожи фол» — Таблица жребий и гаданий (Дафтари машқи рамл — тедрадь упражнения по гаданию), (4973); 2) «Дафтари мусаввада» — черновые записи (Зоижаи толеъ ва аҳком — Астрологические таблицы), (2677); 3) «Мажмўаи аҳкоми зоижа ва ашъор» — Астрологические таблицы и стихи (2932); 4) «Баёзи мусаввади рамл ва мутафарриқот» — Сборник черновикомв по гаданию и различные записи(2664).

Произведения по литературоведении:1) «Вазоиф-ал-ашъор» — Задачи поэзии (247/I); 2) «Муноджоти манзума» — Стихотворное мунаджат (54/II); 3) «Муноджоти таржума» — Перевод Мунаджат (54/V); 4) «Тарджумаи аҳволи Ходжа эмир Муҳаммад ал-мутахаллис ба Дардо» — Биография Ходжа эмира Мухаммад с псевдонимом Дарда (2158/II); 5) «Тарджумаи аҳволи Сиддиқхон ибн эмир Музаффар» — Биография Сидикхана ибн эмира Музаффара (2663/4).

Религиозные произведения:1) «Адъия» — Молитьвы (2950/XIII); 2) «Силки дурар ли акмали расул-ил-атҳар» — Ожерелье в совершенствии благочестивого Пророка (2956/V); 3) «Маснавии интабаҳ жамеъ ал-матъун ва матъуна» — (247/II).

Описание: Siddik4

Рис. 2. Царевич Хашмат. Узник Бухарского Арка.

 

Из всего вышеуказанного следует, что литературное и научное наследие Хашмата требует специального исслдедования. Особенно важны сведения его тазкире — антологий и его вспоминаний также заметки исторического характера по освещению научной и культурной среды Бухары, как столицы эмирата. Коротко отметим содержание некоторых его тазкире и вспоминаний биографического характера:

1.         «Тазкират-уш-шуаро» (№ № 2728, 61) состоит из двух томов и составлена в 1312–13/1895- 96 гг. В первой части дается сведения о 92 поэтах из Средней Азии, Ирана, Афганистан и Индии. Всего 105 страниц. Второй том дает биографические заметки о 88 поэтах из числа представителей Бухарской литературной среды. Всего 138 стр. Размер 15, 5х 25 см.

2.         «Тазкират-уш-шуаро» (№ 2729) Мухаммада Сиддика Хашмата имеет 223 листов, размер бумаги 15,5х 26 см. В этом томе дается биографические данные о 89 поэтах живших в ХVIII-XIX вв. Эти данные дополняют первые тома его предыдущего произведения. Год сотавления этого тазкире считают 1905 год (21, 35).

3.           «Тазкират-ус-салотин» (№ 2252/I) является плодом более двадцатилетней работы Мухаммад Сиддика Хашмат. Он работал над этим своим произведением с 1892–93 по 1914 год. Это историческое по содержанию произведение посвящено описанию истории правителей Востока (20, 2).

4.         Рукопись под номером 2663 является черновыми записями и вспоминанием Мухаммад Сиддика Хашмат. Рукопись состоит из следующих произведений: а) «Тазкират-уш-шуаро» 2663/I; б) «Зикри Мир Остонқул ибни Аббосбий» 2663/II; в) «Баёни аҳволи салотини узбакия» (Зайли таърихи Муқимхон), 2663/III; г) «Тарджумаи аҳволи Сиддиқхон ибн Музаффар» 2663/IV; д) «Баёзи мутафарриқа» 2663/5; е) «Асоми-ал-кутуб» (179–198), 2663/VI.

5.         «Диван» Мухаммад Сиддика Хашмат (№ 4304) имея 96 стр состоит из 68 газелей, 9 мухаммасов, 2 касиды, 1 маснави, 5 шахрошуб, 1 марсия-таркиббанд, 2 рубаи, 2 фард и 3 хронограммы.

6.         В двух вариантах его антологии «Тазкират-уш-шуаро» (№ № 4767 и 5561) упоминается биография и образцы произведений поэтов Цетральной Азии с XV до периода жизни самого Мухаммад Сиддика Хашмат. Рукопись под № 5561 состоит из 114 стр, и дает сведения о 100 персоязычных поэтах. К сожалению эти списки в отличие от вышеуказанных антологий Хашмата не дают исследователям новых фактов.

Сделая вывод можно отметить, что научное и литературное наследие Мухаммад Сиддика Хашмат дошедшие до наших дней в виде законченных произведений и черновиков имеет важное заначение в изучении и оценки научной и литературной жизни Бухары конца XIX начала ХХ вв. А изучение состава его библиотеки поможет в изучении интеллектуальной жизни жителей столицы эмирата в указанный период.

 

Литература:

 

1.         Айни Садреддин. Воспоминания. / Пер. с таджикского А.Розенфельд. — Москва-Ленинград, 1960.

2.         Айний Садриддин (Составитель). Намунаи адабиёти тожик (Образцы таджикской литературы). — Душанбе: Ирфон, 2012. (на тадж.яз)

3.         Айний Садриддин. Таърихи эмирони манғитияи Бухоро (История мангытской династии). Куллиёт. Жилди 10. — Душанбе: Ирфон, 1966.

4.         Андреев М. С., Чехович О. Д. Арк Бухары. — Душанбе, 1972.

5.         Арапов Д. Ю. Бухарское ханство в русской востоковедческой историографии. — Москва, 1981.

6.         Арендаренко Г. А. Досуги в Туркестане. 1874–1889. — СПб., 1889.

7.         Бартольд В. В. История культурной жизни Туркестана. Сочинения, т.II. — Москва, 1963.

8.         Бухарий Шайх Абдулкодир Кароматуллох. Тазкираи Сибок (Антология Сибака). — Тошканд: Фан, 2007.

9.         Вамбери Г. История Бохары и Трансоксании с древнейшего времени до настоящего. — СПб., 1873.

10.     Вохидов Шодмон, Чориев Зоир. Садр-и Зия и его библиотека (Из истории книги и книжной культуры в Бухаре в начале 20 века). — Ташкент: Янги аср авлоди, 2007.

11.     Вохидов Шодмон. Из истории частных библиотек в Бухарском эмирате конца XIX- начала ХХ вв. (опыт реконструкции). — Тошкент, 2008.

12.     Гаспринский И., Точный перевод дневника его светлости эмира Бухарскаго. — Казань, 1894.

13.     Дониш Аҳмад. Асархои мунтахаб (Избранные произведения). — Душанбе, 1959. (на тадж. яз).

14.     Дониш Ахмед. История мангитской династии. — Душанбе, 1967.

15.     Искандаров Б. И. Бухара (1918–1920). — Душанбе, 1970.

16.     Канцелярия кушбеги эмира Бухарского // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-126, Опись № 2 (книга 1), дело 576.

17.     Канцелярия кушбеги эмира Бухарского // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-126, Опись № 1 (книга 1), дело 569.

18.     Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-1, Опись № 34, дело 748.

19.     Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-1, Опись № 29, дело 1341.

20.     Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-1, Опись № 34, дела 531, 568, 601, 759.

21.     Каримов Усмон. Адабиёти тожик дар нимаи дувуми асри ХVIII ва аввали асри XIX. Кисми якум. — Сталинобод: Нашрдавлтож, 1959.

22.     Крестовский В. В. В гостях у эмира бухарского. — СПб., 1887.

23.     Курбанов Г. Н. Бухарские печати XVIII-нач.XX в. в. — Ташкент, 1987.

24.     Маоний Аҳмад Гулчин. Таърихи тазкираҳои форси. Жилди 2 (История персидских антологий). — Теҳрон, 1363. (на яз.фарси).

25.     Мухтарам Ходжи Неъматуллох. Тазкират-уш-шуаро (Антология поэтов) / Подготовка к печати, предисловие А. Джонфидо. Отв. Ред. Камол Айни. — Душанбе: Дониш, 1975. (на тадж. яз).

26.      Неъматзода Т. Возех. — Душанбе: Ирфон, 1967. (на тадж. яз).

27.     Одилов А. История освободительного движения в Бухаре в 60-годы XIX века // Сборник. — Тошкент, 1995. — С. 96–98. (на узб. языке)

28.     Одилов А. Из истории освободительной борьбы под руководством Абдумалик Тура // Бюллетень НУУз им. Мирзы Улугбека, 2002. — № 2. (на узб. языке)

29.     Одилов А. Патриот свободы // Тафаккур, 2001. — № 2. (на узб. языке)

30.      Одилов А. История национально-освободительной борьбы в Бухарском эмирате (на примере освободительного движения под предводительством Абдумалик Тура). Автореф. Дисс. канд. ист. наук. — Ташкент: НУУз, 2003. (на узб. языке)

31.     Раджабов З. Из истории общественно-политической мысли таджикского народа во второй половине XIX в. — Сталинабад: Таджгосиздат, 1959.

32.     Российское Императорское Политическое агентство в Бухаре // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-3, Опись № 1, дело 2.

33.     Российское Императорское Политическое агентство в Бухаре // Центральный государственный архив РУз, Фонд № И-3, Опись № 1, дела 2, 70.

34.     Садри Зиё Шарифджон-махдум. Тазкори ашъор (Антология поэтов). — Тегеран: Суруш, 1380/2001. (на яз. фарси).

35.     Саййид Мухаммад Насир ибн Музаффар. Исследование Арка Бухары / Перевод с тадж. предисловие, прим. и указатели С. Гулямова. — Тошкент: Tafakkur, 2009.

36.     Сухарева О. А. Бухара XIX- нач.XX в. (Позднефеодальный город и его население). — Москва, 1966.

37.     Хади-заде Расул. Источники к изучению таджикской литературы второй половины XIX века. Изд — во АН Тадж. СССР. — Сталинабад, 1956.

38.     Хашмат Мирсиддик. Диван газелей // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 4304. 95 лл.

39.     Хашмат Мирсиддиқ. Ёддоштхо (Вспоминания // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 2663.

40.     Хашмат Мирсиддик. Тазкират-ус-салотин (Антология султанов) // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 2252. — 179 лл.

41.     Хашмат Мирсиддик. Тазкирату-ш-шуаро (Антология поэтов) // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 2728. — 104 лл.

42.     Хашмат Мирсиддик. Тазкират-уш-шуаро (Антология поэтов) // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 2729. — 223 лл.

43.     Хашмат Мирсиддик.Тазкирату-ш-шуаро (Антология поэтов) // Рукопись. Центр восточных рукописей им. Абу Райхона Беруни. — № 61. — 138 лл.

44.     Ҳодизода Расул. История таджикской литературы во второй половине XIX века. — Душанбе: Дониш, 1968. (на тадж.яз).

45.     Шубинский П. П. Очерки Бухары П.Шубинского. — СПб., 1892.

46.     Эшонкулов И. Тезкире Мирсиддикхона Хашмата — важный источник изучения таджикской литературы конца XIX–начала XX вв. Автореферат дисс. канд филол. наук. — Хужанд, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle