Библиографическое описание:

Хасан-заде В., Голами Х. Периферийные средства выражения побуждения функционально-семантического поля побуждения в русском и персидском языках // Молодой ученый. — 2015. — №12. — С. 976-981.

Каждое современное общество старается уделять свое основное внимание правилам, которые необходимо соблюдать в процессе речевого общения. Побудительные предложения составляют значительную часть речевой продукции человека, с их помощью регулируется общественно-производственная деятельность в обществе. В каждом языке категория побудительности обладает чрезвычайно богатым арсеналом выразительных средств. Посредством языковых средств можно выразить все оттенки эмоционально-побудительных значений — от самых мягких, просительных, некатегоричных, вежливых до самых резких, грубых, настойчивых. [4, c.82]

При изучении способов выражения побуждения в разных языках первым долгом следует уделять основное внимание ключевому понятию — функционально-семантическому полю. По А. В. Бондарко функционально-семантическая категория имеет структуру поля, основным признаком которого является общность семантической функции средств разных языковых уровней. Побуждение к действию в современном русском языке выражается как языковыми (морфологическими, синтаксическими, лексическими), так и неязыковыми (невербальными) средствами. Разноуровневые языковые средства выражения побуждения объединяются в функционально-семантическое поле (ФСП) побудительности. ФСП побудительности в русском языке представляет собой поле моноцентрическое, т. е. сильноцентрированное поле, поскольку оно опирается на грамматическую категорию наклонения. Языковеды выделяют два основных структурных типа ФСП: моноцентрические и полицентрические. Моноцентрические поля выступают в двух разновидностях: а) моноцентрические поля с целостным грамматическим ядром, т. е. опирающиеся на грамматическую категорию, б) моноцентрические поля с комплексным ядром, т. е. опирающиеся на комплекс взаимодействующих языковых средств, которые могут относиться к разным уровням системы языка (средств морфологических, синтаксических, лексико-грамматических). [1, c. 44] В центре (ядре) находится морфологическая категория повелительного наклонения. Императив — единственная форма глагола, которая в своем прямом значении выполняет специфическую функцию (обращение и воздействие), не свойственную остальным глагольным формам. ФСП имеет центр — группу форм, наиболее чётко и однозначно выражающих значение данного поля. Побуждение к действию носит разный характер: просьба, вежливая просьба, просьба с предположением, категоричная просьба, пожелание, совет, приглашение, приказ, требование, разрешение на совершение действия, запрещение, выражение нежелательности действия, выражение ненужности действия (необязательности), выражение опасения или предостережения. Императивная ситуация лежит в основе директивных речевых актов, каждый из которых предполагает использование определённых языковых средств. [9. c. 108] Для выражения побуждения используются как прямые, так и косвенные речевые акты. В косвенных актах используются средства периферии ФСП побудительности. Вокруг центра располагаются периферийные формы. Через периферию каждое поле вступает путём пересечений и постепенных переходов в пределы других полей, так что, в конечном счёте, все поля образуют одну непрерывную структуру системы языка. ФСП побудительности в большинстве языках носит универсальный характер. [7, c. 17]

Основным способом выражения побуждения в русском и персидском языках являются императивные конструкции, представленные формами синтаксического побудительного наклонения. Их ядром являются морфологические формы повелительного наклонения глагола 2 лица единственного и множественного числа, выражающие побуждение эксклюзивного действия: Не моргайте! Аналог в персидском языке: پلک نزنین! [pelk nazanin]

Исходя из всего вышесказанного, в русском языке ФСП побудительности представляет собой моноцентрическое поле, опирающееся на грамматическую категорию наклонения, в центре (ядре) которого находится морфологическая категория повелительного наклонения, изучение которого выходит за рамки данной статьи. Следовательно, в настоящей статье основное внимание сосредоточено на средствах выражения периферии моноцентрического поля в русском языке на фоне персидского языка.

Далее рассмотрим способы выражения периферийных полей в русском и персидском языках:

1. Инфинитив

Регулярным средством выражения побуждения в русском языке является инфинитив. Инфинитив в составе ФСП побудительности служит для выражения приказа, предписания, распоряжения. Глагольная форма инфинитива подчеркивает категоричность приказа, выражает требование немедленного его выполнения.

Инфинитиву в русском языке свойственно выражать волеизъявление и побуждение к действию. Инфинитив в побудительной форме способен выражать: а) резкое приказание, категорический запрет: Молчать! Позвать сюда хозяина!; б) предупреждение: Веселей кружитесь, дамы! На носки не наступать! (А. Твардовский); в) совет: Вам бы, ребята, на медведей сходить. (М. Горький) Что касается персидского, то роль инфинитива в этом языке сводится к указанию на совершение действия и возникновения состояния без отношения к времени. [5, c. 296] Инфинитив в персидском языке обладает одновременно глагольными и именными признаками. Исходя из этого, в персидской грамматике он рассматривается в основном как существительное. Следовательно, в отличие от русского языка в персидском языке форма инфинитива не способна выражать значение побуждения.

Всем встать! Не шуметь!

Однако, инфинитивные императивные конструкции русского языка способны выражаться в персидском языке следующим образом:

1.      Инфинитив в форме 2 лица единственного числа:

Выкинуть их вон! (= выкини, 2 л. ед.ч.) بندازشون بیرون! [bendāzešun birun] т. е. в персидском языке инфинитив в аналогичных предложений выражается в основном в форме 2 лица единственного числа выкини — بندازشون [bendāzešun]

2.      Инфинитив вместо формы 2 лица множественного числа:

Молчать! Тихо!

Инфинитив заменяется формой глагола повелительного наклонения 2 лица множественного числа ساکت شوید! ساکت! [sāket šavid!sāket] молчите!;

3.      Инфинитив вместо формы 1 лица множественного числа совместного действия:

Все растерянно переглядываются, бессильные что-либо придумать.

Отдельные вскрики:

— <...> бить их на улицах! در خیابان ها کتکشون بزنیم [dar xiyābān hākotakešān bezanim];

4.      формами повелительного наклонения: Не шуметь!! لطفا سرو صدا نکنید [lotfan saro seda nakonid!]; Не курить! لطفا سیگار نگشید! [lotfan sigar nakeshid] (дословный перевод пожалуйста не шумите, не курите)

5.      именными конструкциями: Не переспрашивать! سوال بی سوال! [soal bi soal!]; Молчать! ساکت! [saket!]

6.      адвербиальными словами: Не играть скулами! فشار دادن دندان ها به هم ممنوع! [fešar dadane dandanha be ham mamnu] [2, c. 15]

2.Изъявительное наклонение в значении повелительного

В русском языке степень интенсивности побуждения в индикативных формах выше, чем в императивных: Идём на прогулку!; Рассмотрим этот вопрос!; К двум часам вы вернетесь домой!; Начали!

В персидском языке формы настоящего-будущего времени и простого прошедшего времени способны передавать значение побуждения: این کار را فردا صبح انجام می دهی [in kār ra fardā sobh anjam midahi] Сделаешь это завтра утром; تو می روی و شیر می خری [to miravi va šir mikhari] Пойдешь и купишь хлеб. رفتیم [raftim] пошли/поехали. [6, c. 257]

3. Сослагательное наклонение

Сослагательное наклонение в русском языке способно передавать значение побуждения и волеизъявления при помощи глагола в прошедшем времени и союза «чтобы», в сочетании с союзом «бы» сослагательное наклонение способно выражать пожелание и совет. В общей сложности по своей природе сослагательное наклонение выражает смягченное побуждение в виде просьбы, совета. При помощи союза «чтобы» передается более категорическое побуждение: Чтобывпредь не обращался ко мне с подобными просьбами; Ты бы, Саша, подучил материал.

В персидском языке прошедшее длительное время употребляется в значении прошедшего времени сослагательного наклонения в оборотах долженствования после слова باید» «- bāyad (надо, нужно, следует): باید می گفت [bāyad migoft] Он должен был сказать; بایستی می خواندم [bāyasti mikhandam] Я должна была прочесть. [6, c. 256] В каждом языке существует множество разнообразных языковых средств для выражения необходимости и долженствования. В русском языке подобные смыслы выражаются при помощи слов надо, нужно, лучше, обязан, должен, необходимо и т. п. Конструкции со значением необходимости могут выражать требование, совет говорящего, обращенное к адресату: Не надо беспокоиться. Все будет хорошо. В персидском языке также используются конструкции со словами необходимо, нужно, надо, должен, обязан, выражающиеся в основном словом باید [bāyad]: جوانان باید به بزرگترها جا بدهند [javanan bāyad be bozorg tarha jā bedahand] Молодежь должна уступать место старшим, شما موظف هستید مراقب او باشید [šoma movazaf hastid morāghebe u bāšid] Вы обязаны следить за ним, оберегать его. Такие вышеуказанные обороты также косвенно могут выражать побуждение. Для выражения косвенного повеления и приказания также может употребляться и аорист: برویم [beravim] пойдемте, пошли; بگوید [beguyad] пусть он скажет.

4. Лексические средства

Побуждение в русском языке выражается не только грамматическими, но и лексическими средствами — глаголами приказывать, просить, предлагать, советовать, хотеть, молить, требовать и т. п. в перформативном употреблении и отглагольными именами, среди которых наиболее употребительны слова совет, приказ, просьба. Для выражения запрета, кроме прохибитива, используются предикативы нельзя, хватит, довольно, полно и ладно, глаголы запрещаться, воспрещаться. Прошу в кабинет. А Нина сделает нам бутерброды. (А. Королев) [9, c. 133]

Слово хватит, а также его синонимы полно, будет, довольно, ладно, имеющее значение «достаточно». Оно используется обычно в диалогах, для того, чтобы запретить продолжение спора или развитие какой-нибудь темы, а также для того чтобы прекратить какое-либо действие: Хватит бездельничать, идите работать; хватит спорить. В русском языке к числу особых лексических средств выражения запрета относится слово нельзя, выражающее абсолютную не возможность совершить какое-либо действие: Нельзя обманывать!

Побуждение к действию в персидском языке также способно выражаться лексическими средствами, а именно глаголами типа خواستن [khāstan] хотеть, دستور دادن [dastur dādan] приказывать, توصیه کردن [tousiye kyardan] советовать и т. п. и предикативами ممنوع است [mamnu ast] запрещать, قدغن است [ghadaghan ast] воспрещать, کافی است [kafi ast] в значении хватит, достаточно, довольно.

5. Вопросительные конструкции

Классификация вопросительных предложений в русском языке весьма обширна и разнообразна. В русском языке вопросительные предложения традиционно делятся на собственно вопросительные, заключающие в себе вопрос и предполагающие обязательный ответ Книга интересная? — Да, а также вопросительно-повествовательные, выражающие сообщения в форме отрицания: Какая в нем гордость может быть? или утверждения: Значит, это кому-нибудь нужно?, вопросительно-побудительные Да замолчишь ты наконец? и вопросительно-риторические Работать? Для чего? Чтобы быть сытым? … [5, c. 277] В вопросительно-побудительных предложениях обычно выражается косвенное побуждение к действию: Не пойти ли нам в театр? Особенностью императивных вопросительных предложений является то, что говорящий побуждает адресата к совместному совершению действия, при этом собеседнику предоставляется возможность высказать свое мнение относительно необходимости или возможности выполнения этого действия. Среди вопросительных предложений со значением побуждения особое место отводится отрицательным предложениям, например: Скажешь, нет? Давай, выкладывай, что есть. В русском языке также встречаются вопросительные предложения, в которых выражается побуждение к прекращению действия, совершаемого адресатом в момент речи: Вадим! Ты перестанешь, или нет? При выражении побуждения к невербальному действию могут использоваться вопросительные слова что, почему, отчего. Утратив свою семантическую полнозначность они начинают выражать субъективно-модальные отрицательные эмоционально-оценочные значения: Что же стоим? Отчего молчим? Почему бездельничаем? Подобные вопросительные предложения побуждают адресата изменить свое поведение, прекратить действие, совершаемое им в момент речи. Одновременно с выражением побудительной семантики в таких предложениях выражаются отрицательные субъективно-модальные значения: Глухой, что ли? Чего молчишь?

В персидском языке семантические типы вопросительно-побудительных предложений способны передавать значения: а) категорического повеления, в котором сказуемое выражается глаголом 2-го лица повелительного наклонения: برو ببین خونه همسایه چه خبره که اینقد سروصدامیاد؟ [boro bebin khaneye hamsaye če khabare ke inghadr saro seda miyad] Иди посмотри что за шум в доме у соседей?; б) простого побуждения выполнить какое-либо речевое или физическое действие в форме вопроса: بچه ها گوش کنید معلم چی می گوید؟; в) приглашения к совершению совместного действия в форме вопросительного предложения: بریم خانه؟ [berim khane?] Пойдем домой? [2, c. 9]

В разговорном персидском языке, широко распространены вопросительные конструкции с применением иллокутивных глаголов, таких как بگو [begu] скажи, نگاه کن [negah kon] посмотри, ببین [bebin] посмотри и т. д., в них спрашивается не только о конкретном действии адресата, но и содержится побуждение адресата к выполнению определенного речевого или физического действия: بگو امروز چه کارهایی انجام دادی؟. [begu emruz che karhaee anjam dadi?] Скажи, что ты делал сегодня?

Вопросительно-побудительные предложения составляют отдельный тип несобственно-вопросительных предложений в персидском языке. В подобных предложениях адресант не только спрашивает, но и побуждает адресата выполнить определенное речевое или физическое действие: شما معطل چی هستین؟ اینجا رو ترک کنید Что же вы стоите? Уходите!

Семантика этих предложений прямо связана с повелительным наклонением глагола, выступающем в императивном вопросительном предложении в роли сказуемого или вводного слова: من می توانم خواهش کنم این مجله را به من بدهید؟ Я могу попросить у вас журнал?

6. Междометие

За пределами глагола к морфологическим элементам побудительной модальности относятся междометия типа вон!; прочь!; долой!; брысь!; полно! (значение отстранения); ну!; нуте! (побуждение); полно!; полноте! (убеждение); на!; нате! (предложение); брысь!; стоп!; но!; цыц!; тс!; шш! (запрещение), которым ВВ. Виноградов дал название «междометных императивов». В русском языке побудительные междометия относятся к разряду непервообразных междометий. Они близки к повелительному наклонению глагола (брысь, марш): Я подумал: «Цыц! Не смей этим шутить!»; Чш... кто-то идет; Только, чур, не перебивать

Некоторые императивные междометия совпадают в разных языках, к их числу относится междометие «эй!»: ای! من با تو هستم، صبر کن [Ey! Man ba to hastam, sabr kon] Эй! Я с тобой (с кем я говорю), подожди!, а также в русском языке: Эй, вратарь, готовься к бою!

При выражении ярости и недовольства в персидском языке используется междометие هری! [herri], его эквивалентом в русском языке можно назвать междометие Вон!

Междометия выражающие предупреждение, побуждение, призыв:خبردار xabardar «эй, берегись»; هین hin «посторонись, пошевеливайся, скорее, живее»; بس [bas] «достаточно»; ساکت [saket] «молчать, без разговоров»; س س [s s] «чшш, тсс»; هیس [his] «тихо, тише, тсс»;یا الله [ya alla(h)] «давай, быстрее, пошевеливайся, поживее».

Немаловажна также роль частиц в обоих языках, благодаря которым выражается побуждение. Эквивалентом русским частицам и междометиям ну!, ну-ка!, давай-ка является усилительная персидская частица ده [de!]. Данная частица при выражении волеизъявления и команды в основном употребляется с частицей [digar] ديگر разговорный вариант [digе] دیگه в значении «же»:! باش دیگه ده، زود [De, zud bāš dige!] Ну, пошевеливайся же!

7. Наречие

Побуждение, как в русском, так и в персидском языке может быть выражено без участия глагола посредством наречия. Достаточно распространены случаи, когда волеизъявление говорящего выражается именно с помощью наречия в дискурсе с прямой речью: Наверх! بالا [bālā];Сюда! اینجا [injā];, Тихо! آروم [ārum], Быстрее! سریع، سریع تر [sariʻ/sariʻtar];Осторожнее! آرام تر، [ārāmtar], آهسته تر [āhestetar] и т. п. В основном наречия в побудительной функции имеют пространственную, направительную семантику. Идея перемещения (каузация движения) понимается из контекста, глаголов реально обозначающих в смысловой структуре предложения идею перемещения не существует: Анна скорее!; Люди, люди, сюда, сюда … (идите); Скорей! Ты будешь первым. [5, 226]

8. Актуализаторы вежливости

В разговорном персидском языке при выражении побуждения укоренилась группа слов, которую желательно использовать при волеизъявлении и просьбе, так как неиспользование этих слов будет противоречить принципам персидского речевого этикета, может стать причиной неуважения к собеседнику, и недопонимания им намерений адресанта:

Слово دیدن didan (дословный перевод «видеть»), выступающее в трех значениях: 1-оттенок недоверия и призыв к собеседнику доказать правоту своих действий и намерений: راستی حرف بزن ببینم [rasti harf bezan bebinam] А ну-ка расскажи в чем дело; 2 — оттенок недоверия и неуважения: برو ببینم [boro bebinam] Шел бы ты отсюда, Вон отсюда!; 3 — приглашение и стимулирование собеседника начать разговор на новую тему: بگو ببینم، از فلانی خبر داری؟ [begu bebinam az felani xabar dari?] Скажи-ка какие новости от Х?

Подобных многозначных глаголов, выражающих побуждение немало в персидском языке, к ним относятся: پا شدن [pā šodan] вставать: پاشو، کمکش کن! [pāšo, komakeš kon] Встань, помоги ему/ей!; بلند شدن [boland šodan]: بلند شو برو بخواب [boland šo boro bekhāb] Вставай, иди спать!; گرفتن [gereftan] брать: بگیر بشین! [begir bešin] Давай садись! и т. п.

Категоричность побуждения может ослабляться актуализаторами вежливости. В обоих языках эти формы способствуют смягчению побуждения. Актуализаторы вежливости выражаются маркерами вежливости и перформативами: Звоните нам, пожалуйста, по справочным телефонам для получения дополнительной информации; Прошу принять исчерпывающие меры по исправлению ситуации (снижена степень импозитивности — коммуникативного давления). Так, помимо актуализатора вежливости «пожалуйста» при оформлении просьбы употребляются синонимичные ему повышено- вежливые этикетные формулы Будьте любезны, Будьте добры: Будьте так любезны сообщить, какими именно способами ваша организация принимает оплату; Будьте добры, срочно свяжитесь с Александрой Лукашиной, она должна объяснить вопросы с оплатой. [3, c. 17]

Для снижения категоричности высказывания в электронных деловых письмах в качестве «амортизаторов» вежливости, кроме лексических средств, зачастую выступают условные придаточные конструкции с союзом «если»: Если Вас не затруднит, прошу подтвердить данную информацию.

В персидском языке в качестве «амортизаторов» вежливости также используются слова, смягчающие форму волеизъявления, этими словами являются: لطفا [lotfan] пожалуйста, будьте добры/любезны لطف چند لحظه بنشينيد! [lotfan čand lahze benšinid] Пожалуйста, присядьте на несколько секунд; глагол خواستن [khāstan] хотеть پس می خواین شما زودتر برین. ما بعداٌ می یایم [Pas mixāyn šomā zudtar berin. Mā badan miāim] Тогда/ну, если хотите, езжайте пораньше. Мы приедем позже. В подобной конструкции глагол «хотеть» в основном играет роль предложения, что в свою очередь смягчает требование к собеседнику; вспомогательный глагол «میشه» mishe (дословный перевод можно), выражающийся особой интонацией: میشه بهم بگی ساعت چنده؟ [miše behem begi saat čande?] Не подскажешь, который час?; فرماییدن [farmāeedan] в значении пожалуйста بفرمایید بنشینید! [bafarmāeed benšinid] Присаживайтесь пожалуйста; منت گذاشتن [mennat gozāštan] в значении пожалуйста, сделать одолжение, будьте добры از شما تقاضا می کنم منت بگذارید و در هتل من اقامت کنید [az šomā taghāzā mikonam mennat begozārid va dar hotele man eghāmat konid] Прошу вас, будьте добры/сделайте одолжение/окажите честь переночуйте в моей гостинице.

В персидском языке перформативы выражаются посредством глаголов, выражающих значение обращаться с просьбой:خواهش می کنم، [khaheš mikonam] прошу, تقاضا می کنم [taghaza mikonam] прошу/умоляю. Как в русском, так и в персидском языке еще более ослабляют категоричность побуждения перформативы умоляю и заклинаю: Умоляю вас прийти в себя. В персидском языке значение умоляю передается синонимичными глаголами التماس می کنم [еltemas mikonam], استدعا می کنم [esteda mikonam]. [2, 16]

9. Вокативные и неполные предложения, выражающие побуждение

Вокативные предложения будучи «предложениями-обращениями» являются разновидностью односоставных предложений, Это обращения, осложненные выражением нерасчлененной мысли, чувства, волеизъявления. «Водитель!" — крикнул пассажир; «Дымов! — позвала она громко — Дымов!»; علی! پس کجایی؟علی! [Ali! Pas kojaee? Ali!] Али! Ну где же ты? Али!

Побуждение регулярно выражается в языке неполными предложениями. Благодаря речевой компрессии происходит экономия речевых усилий. Элементы, исключающиеся из речи не влияют на установление семантики высказывания, так как в оперативной памяти говорящих они уже содержатся, эксплицируется только новая информация: «Анну Николаевну!» (попросили по телефону); Как пройти к общежитию? «Прямо!» В сфере неполных предложений императивной семантики особый интерес представляют нераспространенные глагольные конструкции, в которых отсутствует дополнение или обстоятельство: «Разойдитесь!», «Дай!», «Возьми!», «Смотри!», «Не мешай!», «Не лезь!». В персидском и русском языках наблюдается сходство в выражении вокативных и неполных конструкций с побудительной семантикой: علی! درس و مشق! [Ali! Darso mashgh!] Али! Домашнее задание. В обоих языках при выражении вокативных и неполных предложений важная роль отводится интонации. [8, c. 529]

Заключение

-                   центром ФСП побудительности в русском и персидском языках является категория повелительного наклонения;

-                   ближайшая периферия ФСП побудительности в русском языке представлена формами инфинитива, сослагательного и изъявительного наклонений, выступающих в значении повелительного наклонения;

-                   в персидском языке ближайшую периферию ФСП побудительности составляют формы индикатива и конъюнктива;

-                   лексические, синтаксические и интонационные средства составляют следующие слои периферии ФСП побудительности в русском языке (лексические: глаголы, междометия, наречия; синтаксические: неполные предложения (в основном в разговорной речи), вокативные предложения, вопросительные предложения, выражающие косвенное побуждение);

-                   в персидском языке последующие слои периферии ФСП побудительности выражаются вопросительными конструкциями и перформативом;

-                   дальняя периферия ФСП побудительности русского языка охватывает контекстуальные средства выражения побуждения, в персидском языке дальняя периферия выражается при помощи категоричного и вежливого побуждения.

-                   ФСП побудительности в русском и персидском языках сходны. В персидском языке, как и в русском языке, в составе ФСП побудительности выделяется несколько составляющих: собственно императив, лексические средства, вопросительные предложения, неполные предложения.

-                   способы образования форм императива в русском и персидском языках различны, в персидском языке в отличие от русского языка формы повелительные наклонения образуются при помощи префикса. Семантика же этих форм сходна. В отличие от русского языка инфинитив в персидском языке не используется как средство выражения побуждения.

 

Литература:

 

1.          Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. — Л. 1983.

2.          Зиаифаштами Р. Речевые акты побуждений в русском и персидском языках (на материале русских художественных текстов и их переводов на персидский язык): автореф. дисс. канд. филол. наук. — К., 2015.

3.          Карабань Н. А. Коммуникативно-прагматические аспекты реализации категории вежливости в официально-деловом стиле русского языка автореф. дисс. канд. филол. наук. — В., 2006.

4.          Кубарева Е. Е. Эксплицитные и имплицитные побудительные конструкции в английском языке (в сопоставлении с русским). // Сопоставительный лингвистический анализ. Научные труды. — Куйбышев, 1977. — 202 т. — 82с.

5.          Касаткин Л. Л., Клобуков Е. В., Лекант П. А. Краткий справочник по современному русскому языку, под редакцией П. А. Леканта. — М.: Высш. шк., 1991. — 383 с.

6.          Рубинчик Ю. А. Грамматика современного персидского литературного языка. — М. 2001.

7.          Самарина Н. В. функционально-семантическое поле как объект изучения в современной грамматике// Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение, Выпуск № 1 / 2012.

8.          Фаршидвард Х. Подробная современная грамматика на основе современного языкознания. — Тег.: Сохан, 2009.

9.          Храковский В. С., Володин А. П. Семантика и типология императива: Русский императив. — М. УРСС, 2001.

10.      Шелякин М. А., Русский инфинитив (морфология и функции): учеб. пособие, [электронный ресурс], 2-е изд., стереотип. — М.: ФЛИНТА: Наука, 2011. — 160с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle