Библиографическое описание:

Кузовенкова Ю. А. Образование в контексте российской парадигмы «столица – провинция» // Молодой ученый. — 2015. — №11.1. — С. 43-46.

Противопоставление столицы и провинции в отечественной гуманитаристике за несколько последних десятилетий стало общим местом. На сегодняшний день подобный подход к проблеме «столица – провинция» начинает выглядеть однобоким и непродуктивным, так как не дает увидеть возможные дальнейшие пути развития страны.

Существуют различные взгляды на связь центра (столицы) и провинции. Ряд исследователей считает, что провинция больше ориентирована на саму себя, чем на связь с центром. Так, у В.Л. Каганского читаем: «Провинция – пространство немногих относительно равноправных и преимущественно горизонтальных направлений, то есть связей мест между собой¸ а не с Центром» [1, с. 248]. Другие подчеркивают продуктивную связь провинции и столицы: «Московские и региональные сетевые структуры осваивают российский рынок наряду с иностранными компаниями, стимулируя покупательский спрос и внедряя новые стандарты жизни», – пишет О. Вендина [2].

К сожалению, столичные деньги инвестируются в основном в объекты торгового назначения (торговые центры). Да, в провинциальных городах открываются филиалы известных университетов федерального и региональных центров, но качество их услуг далеко не всегда соответствует головному учреждению, о чем свидетельствуют результаты проверок педагогической деятельности вузов и закрытия ряда филиалов. В провинциальные города приезжают столичные театральные труппы, но привозимый ими культурный продукт часто не обладает высокой художественной ценностью.

Особенность российской ситуации заключается в том, что города периода Московской Руси и позже, в отличие от европейских (например, города Чехии, Силезии, Польши и др.) никогда не чувствовали себя самодостаточными в отрыве от столицы. Социологический подход к этому вопросу позволяет легко найти объяснение. Возникая искусственно, «сверху», будучи «насильственной случайностью» [3], города и не могли иметь той укоренной в истории города социальной базы, которая нужна для возникновения городского сознания.

Столица же (Москва и Санкт-Петербург каждый в свое время) всегда ассоциировалась с придворным блеском, высокими образцами культуры, хорошим образованием, более прогрессивным развитием и т.п. Огромные расстояния России делали естественным отставание в развитии провинции от столицы. Значимый разрыв между столицей и остальной страной выразился в знаменитой фразе «Москва – не Россия». Она ярко свидетельствует об отсутствии синтеза между этими составными частями страны.

Ментальная карта России до сих пор представляет собой пространство, обладающее одним крайне мощным и ничем неуравновешенным центром – Москвой. Даже некогда имперский Санкт-Петербург как бывшая столица выглядит не столь уверенно и привлекательно на её фоне. Об утрированности данной схемы, ее отрыве от реалий можно судить по современным исследованиям городов [см., например, 4, 5].

Ощущая свою обделенность, неудовлетворенность сложившейся ситуацией, провинция всегда хотела быть столицей. Этот комплекс дошел до начала 21-го в. и вылился, с нашей точки зрения, в таком компенсаторном явлении культуры как неофициальные столицы России. Самым известным «сюжетом» про неофициальные столицы оказалась борьба между Казанью и Нижним Новгородом за право называться «Третьей столицей России». Как известно, победу одержала Казань, зарегистрировав в Роспатенте товарные знаки «Третья столица России», «Третий город России», хотя в 2011 г. маркетологи советовали Казани отказаться от этого статуса [6]. Как варианты для «Третьей столицы» предлагались Волгоград (в память о Сталинградской битве), Великий Новгород, Владивосток (идея была высказана после прошедшего саммита «АТЭС Владивосток-2012»). Во время Олимпийских игр в Сочи эта тема снова была поднята в СМИ: стали говорить о закреплении за Сочи статуса неофициальной третьей столицы России [7].

Есть и качественно иные варианты неофициальных столиц: Ростов-на-Дону – столица Юга России, Екатеринбург – столица Урала, Новосибирск – столица Сибири, Архангельск – столица Поморья, Омск – столица Сибирского казачьего войска, Самара и Нижний Новгород позиционируют себя как столицы Поволжья и др. Существует даже зарегистрированный товарный знак «Столица Поволжья», правообладателем которого является нижегородское региональное госпредприятие «Художественные промыслы».

На сегодняшний день «столичность» делается концептуальным ядром ряда проектов городского развития, например, программа «Культурная столица Поволжья» (так и не закрепившаяся как средство развития культурной жизни городов), была организована по образцу более успешной программы «Культурная столица Европы». Пришедшая ей на смену программа «Культурная столица содружества» также не стала продуктивной. В 2013 г. стартовал новый проект «Новогодняя столица России». Появление подобных программ свидетельствует о переходе от чисто номинального использования термина «столица» к использованию его как имиджевого компонента в программах развития городов.

Заметим, что не во всех странах столица обладает столь притягательной аурой. Берлин привлекателен в основном для молодежи или людей творческих профессий, за финансовым успехом едут в Гамбург или Мюнхен, в США привлекает больше Нью-Йорк или Лос-Анджелес, чем Вашингтон. В Австралии больше известен в мире Сидней, нежели Канберра и т.д. Таким образом, можно сделать предположение, что популярность в России «неофициальных столиц» является отражением особенностей российской ментальности, формировавшейся на протяжении последних пятисот лет.

Репрезентация себя в качестве столицы (или как минимум центра чего-либо) часто встречается на официальных сайтах различных городов. Интересное исследование на эту тему было проведено Н. Замятиной [8]. Исследования показали, что города мыслят себя в рамках схемы «центр-периферия» в «экономической логике» и в текстах о культурном наследии (но, реже).

Стремление городов представить себя столицей или центром чего-либо может свидетельствовать об ощущении себя несамодостаточными, не обладающими уникальностью, не представляющими интереса для других. Но, даже поверхностный взгляд на жизнь страны свидетельствует об обратном. Провинция важна не менее столицы. У нее можно выделить ряд функций, указывающих на ее тесную взаимосвязь со столицей. Во-первых, это организующая функция: А.И. Трейвиш формулирует ее так: «…с пространством России нужно считаться. …Главным средством организации и контроля этого пространства все-таки служили и служат его главные центры» [9], понимая под «центрами» ряд крупных провинциальных городов.

Во-вторых, основу развития любой культуры составляют традиции и инновации. Провинция выступает хранительницей культурных традиций, которые призваны помочь сохранить столице, часто ориентированной на инновации, культурную идентичность. Столицы, будучи вовлеченными в активные международные контакты, меняют свои устоявшиеся структуры повседневности, социокультурные нормы, идеалы, свой внешний образ (в том числе и образ его жителей) и др. на новоприобретенные. В такой ситуации провинция выступает в качестве необходимого «культурного стабилизатора». Но и она в свою очередь нуждается в столице. Ориентированная на традиции провинция нуждается для своего развития в источнике инновационных образцов, которым и выступает столица.

Провинциальные города «собирают» страну, обеспечивают ее экономическую, политическую и культурную целостность. Фактически, присутствует диалектическое единство столицы и провинции, но оно не распознается национальным менталитетом, в котором прочно засел шаблон восприятия городов страны, основанный на крайне привлекательном образе столицы и малопривлекательном образе провинции. Но, в последние десять лет всё же начали наблюдаться перемены в их взаимоотношениях.

Провинция становится всё более и более «неравномерной». Процессы регионализации, выразившиеся в переменах в экономическом и политическом укладе страны, привели к качественным изменениям и в культурной жизни городов.

Из-за смены экономических условий хозяйствования, регионы получили большую свободу в выборе направления своего развития и способов для реализации своих планов. Происходит ослабление вертикальных связей (центр - периферия) и усиление горизонтальных (между регионами). Потоки денег, информации, людей становятся в наши дни главными факторами развития городов, причастность к которым помогает преодолеть свою провинциальность, повысить инновационность своей экономики, культуры, образования.

Для многих городов внешнеэкономическая деятельность стала важным, а в ряде случаев – доминирующим фактором социально-экономического развития. Всё более возрастающая значимость регионов в мировых процессах свидетельствует о начавшемся перераспределении сил между столицей и провинцией. Параллельно с экономикой модернизируются и иные сферы жизни провинциальных городов. В них рождаются мощные креативные центры науки и искусства. Вспомним известные на всю страну научные школы Екатеринбурга, Томска, Новосибирска, Дубны, Казани и др. Эти научные центры имея широкие международные связи, вовлекают российскую науку в единый мировой научный контекст.

Многие города заявляют о себе через мега-событие. Прекрасные образцы дают Сочи, Казань, Самара. Мега-события помогают выделиться из массы провинциальных городов, привлечь туристов, установить полезные для развития города контакты.

Одновременно повышается роль региональной идентичности, усиливается «чувство места», протекающее на фоне «москвоборчества», о котором свидетельствуют как данные статистических опросов [10], так и личные наблюдения исследователей. Л. Смирнягин пишет о «москвоборчестве»: «Всегда присущее российской провинциальной культуре, оно переживает новый взлет. Везде видна крайняя неприязнь к Москве – как к символу центральной власти и как к «городу-кровососу»» [11].

Отношение к Москве становится двояким: она одновременно и привлекает и отталкивает. Также как ряд других больших городов Москва частично теряет свою привлекательность как место жизни, остается лишь как привлекательное место работы [12]. Это можно наблюдать в развернувшихся процессах субурбанизации и переселения горожан с их городскими привычками и образом жизни в сельскую местность.

На сегодняшний день необходимо вести более тесный диалог столицы и провинции, основанный на взаимном признании ценности друг друга, взаимном уважении и обогащении. Это востребовано не только в экономике, но и в сфере культуры и образования.

 

Литература:

1.    Каганский, В. Л. Россия. Провинция. Ландшафт /В.Л. Каганский // Отечественные записки. – 2006. – № 6. – С. 244-257.

2.    Вендина, О. И. Стратегии развития крупнейших городов России: поиск концептуальных решений / О. И. Вендина [Электронный ресурс]: Демоскоп Weekly. – 2006. – 22 мая – 4 июня – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0247/analit01.php. – 07.04.2015.

3.    Огарёв, Н.П. Избранные социально-политические и философские произведения: В 2-х тт. /Н.П. Огарев. – М.: ГИПЛ, 1956. – Т.2. – 862 с.

4.    Барабошина, Н.В., Иливицкая Л.Г. Пространственно-временная диагностика города // Перспективы науки. – 2014. – № 8 (59). – С. 52-55.

5.    Барабошина, Н.В. Медиаконцепт «Казань – третья столица» // Город как сцена. История. Повседневность. Будущее. Интернациональный научно-исследовательский альманах. Самара: Медиа-Книга, 2015. – С. 49-52.

6.    Казани рекомендуют отказаться от бренда «Третьей столицы России» [Электронный ресурс]: Информационное агентство REGNUM. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/polit/1384824.html#ixzz3XbadZRdR. – 17.04.2015.

7.    Бирюкова Л. Олимпиада закрепляет статус Сочи как третьей столицы [Электронный ресурс]: Вести-Спорт. – Режим доступа: http://www.vedomosti.ru/sport/news/22450661/tretya-stolica-putina. – 01.04.2015.

8.    Замятина Н. Автопрезентация российских регионов (по официальным сайтам) // Отечественные записки. – № 5 (31). – 2006. – http://www.strana-oz.ru/2006/5/avtoprezentaciya-rossiyskih-regionov-po-oficialnym-saytam. – 02.04.2015.

9.    Трейвиш, А.И. Центр, район и страна. Инерция и новации в развитии российского крупногородского архипелага [Электронный ресурс]: Демоскоп Weekly. – 2006. – № 247-248. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0247/analit02.php#_FN_6. – 05.04.2015.

10.              Как вы относитесь к Москве? (ВЦИОМ) [Электронный ресурс]: Newsland. – Режим доступа: http://newsland.com/news/detail/id/1032714/. – 02.04.2015.

11.              Смирнягин, Л. Трансформация общественного пространства России [Электронный ресурс]: Полит.ру. – Режим доступа: http://polit.ru/article/2007/01/08/smirnyagin/. – Режим доступа: 10.04.2015.

12.              Результаты соцопроса. Россияне выразили своё отношение к Москве и москвичам. (ВЦИОМ) [Электронный ресурс]: Фито Центр. – Режим доступа: http://fito-center.ru/obschestvo/18779-rezultaty-socoprosa-rossiyane-vyrazili-svoe-otnoshenie-k-moskve-i-moskvicham-vciom.html. – 10.04.2015.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle