Библиографическое описание:

Крусь А. С. Мотивы принятия решений в Спортивном Арбитражном Суде (СAS) // Молодой ученый. — 2015. — №11.2. — С. 19-23.

Статья представляет рассмотрение мотивов принятие решений в Спортивном Арбитражном Суде на примере дисциплинарных дел. Также выделены проблемные вопросы, встающие при рассмотрении такой категории споров, и их анализ. В итоге данной работы будут сделаны основные выводы.

Ключевые слова: спортивный Арбитражный Суд (СAS), мотивы принятия решений, дисциплинарные дела в Спортивном Арбитражном Суде (CAS), спортивное право.

 

The article presents motives of decision making in the Court of Arbitration for Sport with disciplinary cases taken as an example. Problematic issues arising on considering this category of cases are selected and analyzed. Finally, conclusions are drawn.

Keywords: сourt of Arbitration for Sport (CAS), the motives of decision making, disciplinary cases in the Court of Arbitration for Sport (CAS), sports law.

 

Актуальность проблемы

Проблема превенции и пресечения хулиганских действий и других правонарушений, совершаемых футбольными болельщиками во время и в связи с проведением спортивных мероприятий, по-прежнему актуальна как в нашей стране, так и за рубежом.

Одной из специфических форм противоправного проведения в спорте, наиболее с ним ассоциируемой в массовом сознании, является, как его называют многие исследователи, хулиганство болельщиков, то есть правонарушения, совершаемые зрителями футбольных мероприятий во время, непосредственно до или сразу после просмотра футбольного матча.

Насилие и хулиганские действия в спорте определяются как причиняющее вред поведение, которое выходит за рамки спортивных правил и не имеет отношения к состязательным целям спорта.

Практически после каждого матча выносится наказание уполномоченным на то органом клубу за действия болельщиков. Из-за спортивных санкций страдают все: болельщики, спортсмены, клуб, лига. А режим строгой ответственности в футболе — действительно несравнимо строгий, но строгий не для реальных нарушителей, а для клубов, поэтому многие клубы обжалуют решения национальных и наднациональных судов в CAS.

В данной работе будет рассмотрено какие мотивы вышеназванный судебный орган использует для вынесения решения по каждому делу. Одни дела он решает в пользу клуба, отменяя решение первой инстанции, другие наоборот.

Анализируя вынесенные дела Спортивным Арбитражным Судом, можно выявить некоторые закономерности. Все футбольные команды, подающие апелляцию по поводу наложенных санкций за поведения болельщиков, оспаривают положение ст.6 Дисциплинарного Регламента УЕФА, которая закрепляет принцип строгой ответственности.

В своих решениях CAS поднимал следующие вопросы:

-        совместимость принципа строгой ответственности со ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

-        как можно определить принадлежность болельщика именно к принимающему матч клубу;

-        как определить соразмерность санкции и преступления, совершенного фанатами;

-        можно ли наказывать клуб за беспорядки, устроенные болельщиками вне стадиона;

-        являются ли обязательство по обеспечении безопасности, лежащей на принимающем клубе и ответственность за поведение болельщиков вне зависимости от принадлежности фаната к какому-либо определенному клубу, тождественными;

-        возможно ли применение принципа строгой ответственности из-за действий третьих лиц.

Для аргументации своей позиции, как суда апелляционной инстанции, по конкретным делам CAS использует разные принципы оценки доказательств, представляющие собой основания для мотивированности решения суда:

-        prima facie (на первый взгляд);

-        balance of probabilities (баланс вероятностей);

-        comfortable satisfaction (внутреннее убеждение);

-        beyond reasonable doubt (несомненная уверенность).

Они все применяются при рассмотрении дел о хулиганстве болельщиков, однако самый распространенный из них — prima facie (на первый взгляд). Он хотя и самый распространенный, но считается как низкий стандарт доказывания, так как он построен на кажущейся достоверности, при отсутствии доказательств в пользу противного.

Рассмотрим подробней проблемные вопросы, которые вставали перед Спортивным Арбитражным Судом (CAS), в процессе рассмотрения жалоб на решения национальных или наднациональных спортивных организаций.

1.      Совместимость принципа строгой ответственности со ст. 6 Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Впервые данный вопрос был поставлен в деле CAS 2013/A/3139 Fenerbahçe SK v. UEFA. В данном решении Группа сослалась на предыдущее дело CAS 2011/A/2426 Amos Adamu v FIFA.

«Группа соглашается с мнением других групп CAS, как в CAS 2011 / A / 2426, где Коллегия CAS посчитала, что «некоторые гарантии, предоставляемые по отношению к делу гражданского права по статье 6.1 Конвенция о защите прав человека и основных свобод косвенно применимо даже в арбитражном суде — тем более, что в дисциплинарных вопросах необходимо обеспечить, чтобы судьи, при проверке арбитражных решений, гарантировали бы справедливое разбирательство в течение разумного срока независимым и беспристрастным арбитражным судьей. Эти фундаментальные принципы процессуальной справедливости являются частью швейцарской процессуальной государственной политики и должны соблюдаться в дисциплинарном производстве. Группа отмечает, что статья 6 (1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод не имеет прямого отношения к оценке обоснованности принципа строгой ответственности; однако, статья предусматривает, что клуб имеет право на справедливое судебное разбирательство. Поскольку клуб намерен утверждать, что УЕФА, применяя принципу строгой ответственности, нарушил статью 6 (1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Группа будет оценивать, насколько можно предотвратить применение принципа строгой ответственности.

Сущность статей 6 (1) и 17 (1) Дисциплинарного Регламента УЕФА заключается в применении к клубу принципа строгой ответственность за поведение своих болельщиков. Группа считает безвиновные основания привлечения к ответственности (принцип строгой ответственности, влияющий на определение условного «ответчика») соответствующими справедливому судебному разбирательству. Следует иметь в виду частноправовую догму об отсутствии вины как основании, не препятствующем возложению ответственности за деликты. Следовательно, Группа считает, что УЕФА, применяя принцип строгой ответственности, закрепленный в статье 6 (1) Дисциплинарного Регламента УЕФА, не нарушил ни правовой принцип Nulla poena sine lege, ни нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод или швейцарскую процессуальную государственную политику».

Ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает, как указал CAS в этом решении, гарантии на справедливое и в соответствии со сроками дела в суде, а также другие принципы суда, присущие демократическому обществу. Таким образом, действительно, ст. 6 Дисциплинарного Регламента УЕФА и ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ни при каком условии не могут вступать в противоречие друг с другом.

Что касается правового принципа Nulla poena sine lege, то это носит характер оправдания привлечением к ответственности как самоцелью влечёт объективное вменение — есть правонарушение, значит отвечает кто-то (вне вины). В противном случае цель наказания не будет достигнута, которая заключается в искоренении хулиганства из спорта, т. к. оно не имеет ничего общего с футболом.

2.      Как можно определить принадлежность болельщика именно к принимающему матч клубу?

Данная проблема, очень часто возникает при решении вопроса о наказании. Т. к. в ряде ситуация практически невозможно оценить факт принадлежности болельщика к клубу.

CAS 2007/A/1217 Feyenoord Rotterdam v. UEFA:

«Термин «болельщик» не определен. В частности, Группа отмечает, что он не связан ни с расой, национальностью или местом жительства индивида, ни связан с договором, который человек заключает с национальной ассоциацией или клубом во время покупки билета на матч. У Группы нет никаких сомнений, что это мудро, что УЕФА не пытается указать определение «болельщик». Группа не была удивлена, что они были не в состоянии обеспечить какое-либо определение различий между официальными и неофициальными болельщиками. Не существует Представления УЕФА, которое делает различие между «официальными» и «неофициальными» болельщиками команды. Используемый CAS принцип процесса «balance of probabilities» позволяет Суду постановлять решение против Клуба в случае противоправного поведения любого лица в атрибутике и за пределами спортивной арены. Это особенно важно в матчах, организованных УЕФА, когда регулируется продажа билетов».

Из вышесказанного следует, что CAS также не дает четкого обоснования понятия «болельщик». При разборе последующих дел CAS использует в мотивировочных частях такое доказательство как «баланс вероятностей», Группа приходит к мнению, что вероятнее всего, болельщик клуба это тот, кто купил билет в сектор, предназначенный для фанатов этого клуба и у него присутствует атрибуты именно этого клуба, т. к. это неразумно покупать билет и использовать символику команды-соперника.

3.      Можно ли наказывать клуб за беспорядки, устроенные болельщиками вне стадиона?

Данная ситуация сложна для доказывания. Как и в случае определения термина «болельщик» законодатель отдает это на откуп правоприменительной практике. В CAS 2007/A/1217 Feyenoord Rotterdam v. UEFA постановил:

«Второй пункт статьи 6 дисциплинарного устава предусматривает, что принимающая ассоциация или клуб отвечает за порядок и безопасность как внутри, так и вокруг стадиона до, во время и после матча. Это ответственность за инциденты, любого рода, и может быть привлечена к дисциплинарной ответственности при нарушении условий и обязанности соблюдать предписания. Чисто буквальное толкование этого правила не предполагается. Хотя это положение налагает обязанность заботы, требуя от клубов и ассоциаций делать все возможное, чтобы гарантировать безопасность внутри и вокруг стадиона, когда матч проходит, тот простой факт, что инцидент произошел не означает автоматически, что принимающая ассоциация или Клуб должны быть наказаны».

CAS в свою очередь говорит о том, что принимающая сторона не должна отвечать просто за инцидент, который произошел, он не толкует буквально это положение. Таким образом, можно сказать, чтобы принимающая сторона подлежала ответственности за факт совершенного деяния должны быть еще какие-нибудь сопутствующие обстоятельства, к примеру, принадлежность болельщика именно принимающей стороне или необеспечение порядка и безопасности принимающей стороной.

4.      Как определить соразмерность санкции и преступления, совершенного фанатами?

TAS 2008/A/1688 Club Atletico Madrid SAD c. Union Européenne de Football Association (UEFA)

Орган УЕФА призывает оправдать санкции, наложенные на клуб тем, что недостатки в области безопасности были весомы, факты расистских высказываний были доказаны, что также заслуживает значительного наказания также стоит учесть, что ФК Атлетико Мадрид был наказан санкциями в период с августа 2004 г. по февраль 2008 году по причине плохой организации безопасности во время матча.

В данном случае, штраф не может быть сохранен в той же пропорции, Группа пришла к выводу, что расистские выкрики не были доказаны, и что, следовательно, положения Дисциплинарного Регламента (ст. 11-бис и 6) не применяются в связи с этим.

Ст. 17 Дисциплинарного Регламента УЕФА определяет общие принципы, касающиеся наказания. Он вспоминает, что дисциплинарный орган определяет тип и степень дисциплинарной меры в соответствии с объективными и субъективными элементами состава преступления, принимая во внимание любые отягчающие или смягчающие обстоятельства.

Момент субъективного элемента состава правонарушения дискуссионен — учитывается вина зрителя-нарушителя или клуба, не обеспечившего безопасность. Подобные выводы CAS использует в качестве свидетельств о наличии смягчающих или отягчающих ответственность обстоятельств, используя принцип balance of probabilities, деяния, совершенного болельщиками. Также, следует отметить, CAS в качестве суда апелляционной инстанции рассматривает доказательства снова, чтобы оценить соразмерность наказания и совершенного деяния.

5.      Возможно ли применение принципа строгой ответственности из-за действий третьих лиц?

Из предыдущего вопроса можно вывести данную проблему, толкование которой CAS дал в деле CAS 2007/A/1217 Feyenoord Rotterdam v. UEFA.

«В соответствии с условиями первого пункта, члены ассоциации и клубы ответственны за поведение своих игроков, официальных лиц, членов, болельщиков и любых других лиц, осуществляющих функции в матче по просьбе ассоциации или клуба. В соответствии с этим положением, члены УЕФА и клубы ответственны за любое нарушение правил УЕФА, совершенные любым из тех, вышеперечисленных лиц. Следовательно, нет сомнений в том, что, согласно этому правилу, члены ассоциации и клубы несут строгую ответственность за действия третьих лиц, которые тем не менее, конкретно определены. Следует отметить, что strictly liability соответствует только оценке поведения закрытого перечня субъектов, не распространяясь на неограниченный круг лиц, тем самым являясь основанием специальной спортивной ответственности. Это правило не оставляет абсолютно никаких возможностей для маневра. Ассоциации-члены УЕФА, а также футбольные клубы несут ответственность, даже если они не виноваты, за ненадлежащее поведение своих болельщиков, в том числе за расистские акты, которые прямо нарушают нормы дисциплинарного регламента. Клубы автоматически несут ответственности раз такой акт был создан. Без таких косвенных санкций УЕФА будет буквально бессильна бороться с проступками болельщиков, если клуб отказался взять на себя ответственность за такие поведение».

6.      Являются ли обязательство по обеспечении безопасности, лежащей на принимающем клубе и ответственность за поведение болельщиков вне зависимости от принадлежности фаната к какому-либо определенному клубу, тождественными?

В обоснование своей позиции стороны часто ссылаются на то, что обязательство по обеспечении безопасности и ответственность за поведение болельщиков тождественные понятия, а, следовательно, ответственность за их нарушение должна нести сторона, которая принимает. Однако CAS разграничил данные два понятия в деле CAS 2013/A/3047 FC Zenit St. Petersburg v. Russian Football Union (RFU).

«Ссылаясь на постоянную судебную практику CAS, Группа устанавливает, что обязательства безопасности клуба-хозяина и строгой ответственности клуба за поведение своих болельщиков есть два различных элемента, которые могут привести к различным санкциям. Тот факт, что клуб-хозяин не смог выполнить некоторые из своих обязательств: обеспечить порядок и безопасность не мешает применению принципа строгой ответственности клуба-гостя в отношении поведение его болельщиков».

Выводы:

1.      Из мотивировочных частей решений CAS как суда апелляционной инстанции можно вывести следующее определение принципа строгой ответственности, на который часто подают жалобы футбольные клубы. Строгая ответственность = фикция причинной связи + фикция вины + balance of probabilities (баланс вероятностей, для определения смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств).

2.      Спортивные санкции (техническое поражение, матчи без зрителей, снятие очков и исключение из соревнований) нежелательны: они наказывают спортсменов и поощряют хулиганов. Матчи без зрителей — страдают все: болельщики, команды, клуб, лига. Это объясняет тот факт, что CAS при рассмотрении жалоб назначает такие спортивные санкции только в исключительном случае.

3.      Также можно сделать вывод, что в качестве суда апелляционной инстанции СAS чаще всего оставляет в силе назначенный штраф. Эта позиция объясняется тем, что УЕФА не может наказать болельщика, поэтому штрафует клуб, а клуб может переадресовать штраф нарушителю.

4.      Большое количество обжалуемых дисциплинарных дел объясняется тем, что цель применения принципа строгой ответственности заключается в таком принципе, как раз случилось что-то плохое, то кто-то должен быть наказан, из чего появляется «паническое право», производимое, в том числе, и благодаря использованию CAS фикции доказывания prima facie (на первый взгляд).

 

Литература:

 

1.      Конвенция о защите прав человека и основных свобод: 4 ноября 1950 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 3. — Ст.163.

2.      Дисциплинарный Регламент Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) [Электронный ресурс]: утвержден Исполнительным Комитетом УЕФА от 27 мая 2014г.- 2014. — Режим доступа: http://ru.uefa.org/disciplinary/disciplinary-cases/regulations/index.html (дата обращения: 24.04.2015).

3.      Court Arbitration for Sport Feyenoord Rotterdam v. Union Européenne de Football Association (UEFA) [Электронный ресурс]: дело № 2007/A/1217. — Режим доступа: http://www.tas-cas.org/en/jurisprudence/recent-decisions.html (дата обращения: 24.04.2015).

4.      Tribunal Arbitral du Sport Club Atletico Madrid SAD c. Union Européenne de Football Association (UEFA) [Электронный ресурс]: дело № 2008/A/1688. — Режим доступа: http://www.tas-cas.org/en/jurisprudence/recent-decisions.html (дата обращения: 24.04.2015).

5.      Court Arbitration for Sport Amos Adamu v. Fédération Internationale de Football Association (FIFA) [Электронный ресурс]: дело № 2011/A/2426. — Режим доступа: http://www.tas-cas.org/en/jurisprudence/recent-decisions.html (дата обращения: 24.04.2015).

6.      Court Arbitration for Sport FC Zenit St. Petersburg v. Russian Football Union (RFU) [Электронный ресурс]: дело № 2013/A/3047. — Режим доступа: http://www.tas-cas.org/en/jurisprudence/recent-decisions.html (дата обращения: 24.04.2015).

7.      Court Arbitration for SportFenerbahçe SK v. Union Européenne de Football Association (UEFA) [Электронный ресурс]: дело № 2013/A/3139. — Режим доступа: http://www.tas-cas.org/en/jurisprudence/recent-decisions.html (дата обращения: 24.04.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle