Библиографическое описание:

Васильева С. Н., Мазина О. Н. Теоретические предпосылки исследования проблемы формирования социальной активности молодежи // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1105-1108.

В статье представлен теоретико-методологический анализ понятия «социальная активность личности». Представлены различные позиции исследователей на изучаемое понятие в аспекте философской, социологической, психологической и педагогической парадигм.

Ключевые слова: активность, активность личности, социальная активность личности.

 

Перемены, сопровождающие развитие современного общества, постоянное столкновение с новыми вызовами ставит задачу активного включения личности в преобразовательное взаимодействие со средой в ряд наиболее актуальных и значимых задач социального становления субъекта общественной жизни. Проблема формирования социальной активности подрастающего поколения является особо значимой и неизменно находится в центре внимания общества и государства. Именно социальная активность является одним из детерминирующих качеств личности, которое формируется в деятельности, характеризующейся социально-значимыми мотивами и дающей общественно ценный результат.

Следует отметить, что вопросы формирования социальной активности личности всегда были в центре внимания отечественной педагогики. Не теряют актуальности и сегодня идеи о воспитании общественной активности подрастающих поколений, представленные в трудах Н. К. Крупской, А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинского, С. Т. Шацкого. Современные теоретико-методологические подходы к развитию социальной активности молодежи мы находим в работах Б. З. Вульфова, Р. А. Литвак, М. И. Рожкова.

Изучению особенностей воспитания социальной активности у обучающихся на различных этапах их возрастного развития посвящены исследования В. М. Басовой, Т. В. Дуровой, А. Я. Зосимовского, Е. К. Касаткиной, Т. Н. Мальковской, А. П. Шпоны и др. [5]. Социально-педагогические аспекты развития социальной активности у студентов образовательных организаций среднего и высшего профессионального образования раскрыты в работах Л. П. Клементьева, И. Н. Орловой, В. А. Ситарова, В. А. Сластенина, Э. Д. Тлеулова, Л. А. Трепоуховой и др.

Таким образом, к настоящему времени в науке накоплен определенный фонд знаний, необходимый для постановки и решения исследуемой проблемы.

Изучение теоретических аспектов проблемы формирования социальной активности молодежи позволило выявить неоднозначность в понимании сущности исследуемого явления. При этом, для нашего исследования важно было выявить генезис педагогической цепочки понятий («активность» — «активность личности» — «социальная активность») в совокупности с взаимосвязанными с ними понятиями. Так, в педагогике активность раскрывается как важнейшая черта личности, состоящая в способности изменять окружающую действительность в соответствии с собственными потребностями, взглядами, целями и проявляющаяся в интенсивной деятельности в труде, учении, творчестве и т. п.

В своем исследовании мы придерживаемся позиции В. И. Андреева, М. Г. Гарунова, О. Г. Сущенко, Г. И. Щукиной, которые при рассмотрении понятия «активность» акцентируют внимание на её деятельностном аспекте, утверждая, что активность побуждается предметом деятельности, а сама деятельность, таким образом, выступает в качестве мотива активности.

Так, Г. И. Щукина показала диалектику двух основных подходов в педагогике рассматриваемого понятия: «активность» рассматривается как синоним деятельности или качества деятельности личности. По её мнению, если деятельность представляет собой единство субъект-субъектных свойств, то активность — принадлежность человека, и в большей мере — субъекта деятельности. Активность, таким образом, выражает не саму деятельность, а её уровень и характер. Как принадлежность деятеля, она влияет и на процесс целеполагания, и на создание мотивации, и на выбор способов деятельности [10].

Социальная активность личности — понятие межпредметное и в равной степени используется философией, социологией, психологией, педагогикой. Философская парадигма изучаемого понятия представлена трудами таких ученых как Е. А. Ануфриев, Г. С. Арефьева, В. Г. Афанасьев, В. Х. Беленький, Л. П. Буева, Ю. Е. Волков, Ф. Ф. Вяккерев, Т. С. Лапина, М. С. Каган, В. И. Кремянский, Л. А. Петрушенко, Б. С. Украинцев и другие [2].

Обобщая различные подходы, можно выделить два философских направления в понимании социальной активности личности. В первом философском направлении (Е. А. Ануфриев, Г. С. Арефьева, Л. П. Буева, Ю. Л. Воробьев, В. П. Ушаков и другие) понятие «социальная активность личности» рассматривается как особый тип отношения социального субъекта к природной и социальной среде в процессе деятельности, т. е. как творчески-преобразовательное отношение. Например, с точки зрения В. П. Ушакова, социальная активность личности — это особый тип отношений между личностью и социальной средой, реализующихся в процессе социальной деятельности, в которой личность на основе общественно сформированных способностей преобразует данную социальную среду. Также Ю. Л. Воробьев утверждает, что «социальная активность преобразует не только окружающего человека мир, но и самого человека» [3]. Как следует из анализа литературы, единства позиций в определении социальной активности и понимании ее сущности у ученых нет. Бесспорным является то, что сущность социальной активности не может быть определена вне рассмотрения отношения активности и деятельности.

Представители второго философского направления (Л. М. Архангельский, В. Г. Мордкович, Г. В. Малинин, М. М. Сужиков и другие) социальную активность личности считают внутренним свойством, состоянием, качеством социального субъекта. Важным является методологический вывод В. Г. Мордковича, согласно которому активность является существенным признаком субъекта, ибо «без активности нет субъекта». Это связано с тем, что при осуществлении навязанной ему деятельности человек должен быть охарактеризован как «носитель деятельности», т. е. объект, выполняющий чужую волю и не имеющий при этом в ней собственной потребности. Выполнение такой деятельности можно охарактеризовать категорией «социальная пассивность», которая является обратной категории «социальная активность» [6]. Следует отметить, что движущим фактором социальной активности являются не все потребности, а лишь те из них, удовлетворение которых имеет социальное значение, затрагивает общественные интересы. Структура и виды социальной активности будут различными для каждого вида деятельности субъекта, т. е. социальная активность может рассматриваться только совместно с определенным видом деятельности.

В социологии понятие «социальная активность личности» рассматривается учеными со стороны деятельностного и личностного подходов. Представители деятельностного подхода (Е. М. Бабосов, Г. Е. Зборовский, Е. М. Токарева, С. С. Фролов и другие) понимают социальную активность как «меру (степень), характеристику целенаправленной деятельности человека, связанную с преобразованием общественной среды и формированием социальных качеств личности» [7]. Представители личностного подхода (Е. А. Якуба и А. А. Кратко) считают, что социальная активность — это «системное социальное качество личности, в котором выражается и реализуется уровень ее социальности, то есть глубина и полнота связей с социумом, уровень преобразования личности в субъект общественных от ношений» [7]. На наш взгляд, эти подходы не противоречат, а дополняют друг друга, исходя из существующих в науке представлений о становлении индивида как личности в обществе в процессе социальной деятельности.

Согласно психологическому подходу социальная активность рассматривается и характеризуется как личностное качество, которое базируется на потребностях и интересах личности, существует как внутренняя готовность к действию, обеспечивающее жизнедеятельность человека в социуме (К. А. Абульханова-Славская, И. Д. Бех, В. З. Коган, Е. П. Поликанова, А. А. Смирнова, И. В. Цевелева и другие). Так, по мнению В. З. Когана, социальная активность личности — это «сознательная и целенаправленная деятельность личности и ее целостно-социально-психологическое качество, которые, будучи диалектически взаимообусловлены, определяют и характеризуют степень или меру персонального воздействия субъекта на предмет, процессы и явления окружающей действительности». Деятельность в этом случае выступает как способ существования социального субъекта и является реальным проявлением его социальной активности [4].

Психологи К. А. Абульханова-Славская, Ю. Б. Гиппенрейтер, А. Г. Ковалев, В. А. Крутецкий, Н. С. Лейтес, А. В. Петровский, С. Л. Рубинштейн, Д. И. Фельдштейн и другие утверждают, что источником социальной активности личности являются ее органические и духовные потребности. По мере развития человека его социальная активность как природная способность преобразуется в социальную систему установок, интересов, потребностей и во взаимодействие личности с окружающей средой. Этот процесс, по мнению Д. И. Фельдштейна, включает осознание человеком общественных явлений, составляющих предметную сторону социальных отношений, развитие социальных потребностей, имеющих гражданскую направленность, прежде всего, потребности в коллективном взаимодействии и соответствующих мотивах, побуждающих к сотрудничеству, участие в практической деятельности, имеющей социально ценную направленность [9].

Рассматривая педагогическую парадигму исследуемого понятия отметим, что социальная активность личности рассматривается с позиции деятельностного подхода (Л. М. Архангельский, Б. З. Вульфов, Т. С. Лапина, А. С. Макаренко, Т. Н. Мальковская, В. А. Сластенин, В. А. Сухомлинский, К. Д. Ушинский, С. Т. Шацкий и др.) [8]. Так, ученые (И. Д. Бех, Дж. Дьюи, А. С. Макаренко, Т. Н. Мальковская, В. А. Сухомлинский, С. Т. Шацкий и др.) утверждают, что данное качество не является врожденным, на его формирование направлены усилия родителей, педагогов, местного сообщества. С точки зрения К. А. Абульхановой-Славской, Т. С. Борисовой, С. С. Керкиса, Л. К. Кленевской в основе социальной активности лежат качества личности: инициативность, исполнительность, социальная ответственность, требовательность к себе и т. п., что позволяет говорить о социальной активности как интегрированном качестве [1].

Таким образом, не смотря на различные взгляды исследуемого понятия отметим, что общим для разнообразных определений социальной активности является признание того, что она выражается через сознательную деятельность человека, направленную на изменение объективных общественных условий, для более полной реализации своих возможностей и потребностей. Поскольку данная деятельность может осуществляться в разнообразных сферах, социальная активность личности предполагает также и ее самоопределение. Следствием такого самоопределения личности в преобразующей деятельности является ее развитие. Следовательно, социальная активность личности направлена не только на объективную социальную реальность, но и на саму личность, ее развитие в деятельности по преобразованию действительности.

В связи с этим, обобщая вышесказанное в контексте нашего исследования социальная активность личности рассматривается как интегративное качество личности, основанное на социальных потребностях в реализации общественно значимых целей, на знаниях и опыте, представлениях об индивидуальных особенностях, существующее как направленность к различным видам социально полезной деятельности.

 

Литература:

 

1.      Абульханова-Славская, К. А. Социально-психологические аспекты активности личности. — В кн.: Социально-психологические проблемы производственного коллектива. М., 1983, С. 7–21.

2.      Арефьева, Г. С. Социальная активность / Г. С. Арефьева. — М.: Высшая школа, 1974. — 142 с.

3.      Воробьев, Ю. Л. Логико-семантический анализ понятия активности / Ю. Л. Воробьев // Материалы межвузовской научной конференции по проблеме возрастания активности общественного сознания. — Курск, 1968.

4.      Коган, В. З. Понятие «активность личности» как категория социальной психологии / В. З. Коган // Некоторые проблемы личности. — М.: Мысль, 1971. — С. 69–82.

5.      Мальковская, Т. Н. Социальная активность старшеклассников / Т. Н. Мальковская. — М., 1988. — 142 с.

6.      Мордкович, В. Г. Социальная активность: некоторые методические проблемы фиксации и измерения: факторы социальной активности городского населения / В. Г. Мордкович. — М.: Академия наук СССР, Институт социологических исследований, 1986. — 158 с.

7.      Садырова, М. Ю. Проблема избирательной активности российской молодежи / М. Ю. Садырова // Молодой ученый. — 2014. — № 3. — С. 667–669.

8.      Ушинский, К. Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. / К. Д. Ушинский. — М.: Педагогика, 1981. — 216 с.

9.      Фельдштейн, Д. И. Психологические основы общественно полезной деятельности подростков / Д. И. Фельдштейн. — М.: Просвещение, 1982. — 230 с.

10.  Щукина, Г. И. Активизация учебно-познавательной деятельности учащихся / Г. И. Щукина // Межвузовский сборник научных трудов. — Л.: ЛГПИ, 1985. — 170 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle