Библиографическое описание:

Тихонова Е. В. Компоненты устного билингвального дискурса (на материале китайского языка) // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1443-1446.

В настоящее время теоретические и прикладные аспекты перевода и, в частности, устного последовательного перевода при работе с китайско-русской языковой парой рассматривались многими исследователями и научными коллективами [1–4]. Однако для познания самого процесса перевода, его особенностей, характерных черт и сложностей необходимо обратиться к дискурсивному анализу, который в настоящее время рассматривается «как интегральная сфера изучения языкового общения с точки зрения его формы, функции и ситуативной, социально-культурной обусловленности» [5–7].

Описывая процесс устного последовательного перевода с учетом лингвистических, коммуникативных, когнитивных составляющих, необходимо обратиться к термину «устный билингвальный дискурс». Истоки данного термина восходят к определению Ю. А. Карповой, которая характеризует дискурс переводчика при устном последовательном переводе как билингвальный [8]. В данном исследовании «устный билингвальный дискурс» определяется как разновидность дискурса, которая включает в себя структурные компоненты процесса перевода (компоненты коммуникации с переводом) и когнитивные процессы, которые, развиваясь по своим собственным правилам, эволюционируя, представляют собой сложную самоорганизующуюся систему [10].

При изучении дискурса в устном последовательном переводе (устного билингвального дискурса) необходимо рассматривать не только текст исходного языка, который предназначен для передачи, и преобразованный текст языка перевода, речевую ситуацию, но и принимать во внимание все компоненты акта коммуникации с переводом в сложившейся ситуации речевого общения (две речевые ситуации, два источника сообщения, два речевых произведения, два получателя, код и различные виды информации (фоновая информация, информация о структуре, семантическая и ситуационная информации)).

Рассматривая устный билингвальный дискурс как одну из разновидностей дискурса, представленного в современной лингвистической науке, вслед за С. К. Гураль [7, 9] можно предположить, что он обладает следующими базовыми категориями: пропозиция, референция, экспликатура, импликатура, инференция, пресуппозиция, ментальный лексикон. Однако устный билингвальный дискурс имеет ряд особенностей, свойственных лишь ему:

1.         Пропозиция (от англ. proposition — предположение или утверждение, предлагаемое для обсуждения). Так, ученый Хунайского университета Сю ЛеЧунь и исследователь Академии гуманитарных наук КНР Лю Тань Чинь впервые определили китайский язык как «discourseconfigurationallanguage» [11], где базовым критерием определения дискурса и речи, а также их взаимосвязи является изначально заданная тема беседы (话题huàtí). Тема беседы в данном случае — это и ядро предложения, и цель выражения, при этом в дискурсе может существовать несколько таких тем. Лингвисты отмечают, что тема высказывания выявляется описанием структуры предложения, определением связей между членами предложения, а особенно связей между субъектом и предикатом [11]. Таким образом, при устном билингвальном дискурсе китайского языка переводчик должен уметь выделять «ключ» предложения для раскрытия коммуникативной составляющей высказывания, дополняя и восстанавливая предложенную форму высказывания до уровня полной пропозиции и дальнейшего ее корректного перевода для финального адресата. Изначально пропозицию обозначает источник сообщения (текста на исходном языке). Пропозиция переводчика в свою очередь включает в себя пропозицию источника (то, как он ее понял), а также цели и задачи самого процесса перевода (то, как видится результат данного действия самим переводчиком) [10].

2.         Референция (от англ. reference- ссылка на кого-либо/ что-либо) — отношение между употребляемыми словами и объектами. При устном билингвальном дискурсе переводчик, выполняя роль и адресата, и источника, должен обладать определенным информационным запасом. Общее количество информации, которую можно извлечь из речевого произведения, является непостоянной величиной и зависит от каждого отдельного человека. Предполагается, что переводчик должен обладать информационным запасом третьей степени из пяти (то есть наиболее существенные признаки денотата четко осознаются коммуникантом, и он способен выделить его из группы подобных предметов) для правильной трактовки и дальнейшей передачи информации [12]. Однако при интродуктивной референции переводчику, выполняющему роль источника сообщения, необходимо прибегать к языковой избыточности, поясняя те или иные понятия. Эта особенность четко прослеживается при устном последовательном переводе при работе с китайско-русской языковой парой. Два народа имеют ярко выраженные черты характера, отличные менталитеты, обычаи и традиции, религии. Для того чтобы донести информацию в корректной форме переводчику необходимо обладать обширными фоновыми знаниями в разных областях.

3.         Экспликатура (от англ. explication) — детальное, четкое объяснение или толкование написанного или услышанного. В данном случае обозначаются различия между тем, что конкретно говорится (экспликатура), и тем, что подразумевает источник сообщения (импликатура).

4.         Импликатура (от англ. Implication) — то, что подразумевается; подтекст; смысл. Так, например, в КНР профессор Пекинского университета Шень Ян рассматривает термин «дискурс» как категорию языковой коммуникации. По его мнению, отличие дискурса от других единиц языка заключается в том, что он содержит большую имплицитную информацию, которая может рассматриваться только через анализ подтекста, также в его работах говорится о том, что на дискурсивном уровне известная информация является главной темой в тексте, а неизвестная информация — это служебная (вспомогательная). Основной задачей дискурсивного анализа является нахождение контактов и связи между двумя темами не только в тексте, но и в языковой ситуации, связанной с ним [13]. Особенность дискурса китайского языка заключается в наличии единиц, не имеющих открытого (выводимого из словарной и грамматической информации) смысла. К ним относятся сложносокращенные слова (лексические единицы, возникающие в результате контракции или стяжения), фразеологизмы(成语chéngyǔ), недоговорки-иносказания (歇后语xiēhòuyǔ), неологизмы (新词语xīncíyǔ) и т. д.

5.         Инференция (от англ. inference — вывод, заключение) — операция извлечения смысла или информации из текста или дискурса, которые напрямую непосредственно не представлены. При устном билингвальном дискурсе остается проблема вычленения ключевой, основной информации предложенного сообщения, так как мотивы и цели источника при устной межкультурной коммуникации не представлены. В результате в реальных условиях работы переводчик имеет в своем распоряжении только речевое произведение, которое ему предстоит трансформировать средствами другого языка, сохраняя необходимую информацию, способную вызвать у финального адресата необходимый коммуникативный эффект согласно заданной цели перевода [12]. Поэтому переводчику приходится делать соответствующий вывод на основе логики содержания сообщения и своих когнитивных операций, учитывая ролевое поведение коммуникантов, а также их социальный статус.

6.         Пресуппозиция (от англ. presupposition- допущение; исходная предпосылка) — смысловой компонент высказывания, характеризующийся семантической правильностью и контекстуальной уместностью, который когнитивно предшествует высказыванию.

7.         Ментальный лексикон– сложная система, включающая большое количество слов в словарном запасе человека, которые находятся в определенной степени упорядоченности, и высокую скорость оперирования ими [14]. В работах С. К. Гураль [9] ментальный лексикон сравнивается со словарем, где, во-первых, слова находятся в алфавитном порядке, и, во-вторых, его содержание фиксировано и постоянно. Ментальный же лексикон включает неалфавитную систему расположения слов, оговорки, а также отличается от словаря своей гибкостью и текучестью, при которой словарный состав постоянно меняется, дополняя его новыми словами и убирая другие. При устном билингвальном дискурсе слова (единицы ментального лексикона), как родного, так и иностранного языков, которые также в ментальном лексиконе находятся в тесной взаимосвязи, позволяя переводчику свободно оперировать ими в процессе перевода, учитывая предметное содержание того или иного слова, которое с течением времени может меняться.

Таким образом, устный билингвальный дискурс переводчика обладает всеми вышеперечисленными базовыми когнитивными категориями, присущими непосредственно самому дискурсу, выделяя в каждом из них свои особенности. Однако его формирование невозможно без сформированных составляющих профессиональной компетентности переводчика, которые придают синергетически новый смысл процессу устного последовательного перевода. Тем самым, мы можем обозначить тот факт, что в устном билингвальном дискурсе присутствует сложная система, включающая в себя: структурные компоненты (компоненты коммуникации с переводом) и когнитивные процессы, которые, развиваясь по своим собственным правилам, эволюционируя, представляют собой сложную самоорганизующуюся систему.

 

Литература:

 

1.         Привороцкая Т. В. Способы достижения речевой компрессии при переводе с субтитрами (на материале фильма ЦзиньМа «Мулан», КНР, 2009 г) // Язык и культура. 2013. № 2 (22).Томск: Издательство Томского университета. C. 61–67.

2.         Тихонова Е. В. Развитие профессиональной компетентности переводчика на основе виртуальной обучающей среды Moodle// Язык и культура. 2015. № 1 (29). С. 169– 175.

3.         Тихонова Е. В. Особенности реализации тренинга в обучении устному последовательному переводу // Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 132– 136.

4.         Привороцкая Т. В. Особенности перевода кинодиалога с китайского языка на русский [Текст] /Т. В. Привороцкая / Язык и культура: сб. статей XXIII Международной научной конференции. Томск: ИздательствоТомскогоуниверситета, 2013. С 90–92.

5.         Привороцкая Т. В., Тихонова Е. В. Формирование механизма переключения с китайского языка на русский посредством анализа кинотекста // Язык и культура. 2015. № 1 (29). Томск: Издательство Томского университета.C. 38–44.

6.         Макаров М. Л. Основы теории дискурса / М. Л. Макаров. — М.:Гнозис, 2003. — 280 с.

7.         Гураль С. К., Тихонова Е. В. Организация процесса обучения устному последовательному переводу в свете синергетической теории// Язык и культура. 2013. № 4 (24). С. 77– 82.

8.         Карпова Ю. А. Языковая личность переводчика в устном переводе // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2011. — № 24: Филология. Искусствоведение. — С. 233–235.

9.         Гураль С. К. Дискурс-анализ в свете синергетического видения: [учеб.пособие] / С. К. Гураль. — Томск: Изд-во Том.ун-та, 2012. — 176 с.

10.     Тихонова Е. В. Обучение будущих лингвистов устному последовательному переводу на основе анализа дискурса аудио- и видеоматериалов (китайский язык; профиль «Перевод и переводоведение»): автореферат дис.... кандидата педагогических наук: 13.00.02 / Московский государственный гуманитарный университет им. М. А. Шолохова. Томск, 2014

11.     Xu Lie Tong, Liu Dan Qing. Xuatiyujiaodianxinlun. — Shang hai: Shang haijiaoyuchu ban she, 2003. 11. — 280 p.

12.     Миньяр-Белоручев Р. К. Общая теория перевода и устный перевод / Р. К. Миньяр-Белоручев. — М.: Воениздат, 1980. — 237 с.

13.     Shen yang. Yu yanxuechangshishiwujiang. — Beijing: Beijing da xuechu ban she, 2005. 11. — 468 p.

14.     Aitchison J. Words in the mind. an introduction to the mental lexicon / J. Aitchison. — Maldon a. o.: Blackwell Publishing, 2005. — 314 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle