Библиографическое описание:

Караганов Е. А. Политическая метафора в газетных статьях. Лингвокультурологический аспект // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 1359-1361.

Статья посвящена исследованию политической метафоры в газетных статьях. Политическая метафора несёт в себе культурологическую информацию определённой страны, поэтому она рассматривается в лингвокультурологическом аспекте.

Ключевые слова:метафора, политика, статья, газета, культура.

The article is devoted to the study of the political metaphor in newspaper’s articles. Political metaphor gives some cultural information about any country, so that it is observed in linguistic cultural aspect.

Keywords:metaphor, politics, article, newspaper, culture.

 

На сегодняшний день мы имеем такую возможность, о которой наши предки, наверное, не могли и думать — всю нужную нам информацию мы можем получить мгновенно. Информация везде, она вокруг нас, мы живём с ней. Всё это стало возможным благодаря быстрому темпу развития СМИ. Средства массовой информации проникли в жизнь человека и стали его помощником, источником практически всех знаний. Сложно было бы представить нашу жизнь без телевидения, радио, интернета и прессы.

Самым первом средством информации была газета. Первая газета появилась в далёком 59-ом году до н. э., это была газета «Acta Diurna». Юлий Цезарь сделал вывод, что необходимо информировать народ о любых политических событиях, и приказал публиковать эти новости во всех основных городах. Уже тогда людям нужно было знать, что происходит в стране.

С течением времени газета постепенно видоизменялась. Менялся её образ, тематика, аудитория. Газета дошла до наших дней в виде бумажного издания, рассказывающего всем и обо всём.

Газета — средство информации и средство убеждения. Она рассчитана на обширную аудиторию. Газета должна заставить читать себя. Газету читают в условиях, когда сосредоточиться довольно трудно: в метро, в поезде, за завтраком, отдыхая после работы, в обеденный перерыв, заполняя освободившийся короткий промежуток времени и т. п. Отсюда появляется необходимость так организовать газетную информацию, чтобы передать её быстро, сжато, сообщить основное, даже если заметка не будет дочитана до конца, и оказать на читателя определённое эмоциональное воздействие [1, с.181].

Очень часто для воздействия на читателя в газетных статьях используют различные стилистические средства выразительности, что делает статью ярче и интереснее.

Среди стилистических средств можно выделить тропы, сравнения, гиперболы, пословицы, поговорки, крылатые слова, цитаты. Тропы способствуют украшению, доработке и стилистическому уточнению готовых рекламных конструкций. Термин «троп» происходит от древнегреческого слова «tropos», означающего в переводе — превращение. Тем самым в названии подчеркнуто, что данная группа выразительных средств придаёт словам несвойственное им значение, причём таким образом, что речь не утрачивает ясности, но, даже напротив — увеличивает её [6].

Одной из самых ярких выразительных фигур является метафора. Метафора — это скрытое образное сравнение, переименование, в основе которого лежит сходство, общность тех или иных признаков при отсутствии реальной связи между самими объектами [2, с.79].

Очень часто метафору используют в политических статьях, поэтому такая метафора носит название «политической метафоры». Политическая метафора — это речевое воздействие с целью формирования у общества либо положительного, либо отрицательного мнения о той или иной политической единице (политике, партии, программе, мероприятии) [5].

Политические метафоры, как и метафоры в общем, очень ярко описывают культуру определённой страны, т. е. политическую метафору можно смело рассматривать в лингвокультурологическом аспекте. Специфику политической метафоры изучали такие учёные как Дж. Лакофф, Дж. Вэй, А. Мусолфф и др.

Для примера политических метафор можно привести следующие моменты: на Западе глав государств обычно сравнивают с капитаном или рулевым корабля. В России же президент рассматривается как монарх, император, царь, самодержец, повелитель больших и малых народов, обладатель королевских регалий. Президент представляется не как выбранный народом руководитель, а как «помазанник Божия», носитель священной власти. Идея святости монархической власти используется для акцентирования безграничности президентской власти. Жизнь президента представляется как жизнь святого, у которого нужно просить благословления на какие-либо политические действия. Поддержка политических оппонентов президента представляется грехом, а вступление в должность как миропомазание. В российской метафорической картине российский монарх — полновластный хозяин страны, которого окружают придворные и раболепные подданные. Страна представляет собой систему феодальной иерархии, в регионах правят местные феодалы, наместники и т. п. [7].

Сопоставляя эти данные с метафорами американского политического дискурса [4], обнаруживаем, что монархическая модель совершенно нехарактерна для осмысления института президентства в США. Главная в американском сознании метафорическая модель — «Президент — это менеджер», выбранный для управления экономической компанией под названием «США», а не наделённый божественной властью монарх.

Также можно в качестве примера привести исследование российских и британских метафор родства, актуализируемых для осмысления России и экс-советских прибалтийских республик [3]. Согласно данной метафорической модели государство и другие субъекты политической деятельности представляются одной большой семьёй. В российском политическом дискурсе как члены единой семьи регулярно представляются жители России, сторонники одного политического курса, некоторые народы бывшего СССР. Для российского политического дискурса характерно представлять отношения власти и общества в понятиях предсвадебных отношений, бракосочетания, супружеской жизни, развода и т. д. Довольно часто братьями для русских оказываются восточнославянские (белорусы, украинцы) и южнославянские народы (болгары, сербы, македонцы). При этом российская метафора родства нехарактерна для описания отношений россиян с титульными нациям Латвии, Литвы и Эстонии.

Совсем по иному ситуация обстоит в британских СМИ. В сознании британцев доминирует концептуальная метафора «Европейский Союз — это семья». В британском дискурсе СМИ Латвия, Литва и Эстония представляются братьями, сёстрами, дочерями, невестами. Преодолев трудности «советской оккупации», Балтийские страны возвращаются в европейскую метафорическую семью (и одновременно в общеевропейский дом). Россия же в состав европейской семьи не входит, и исходные метафоры семьи для осмысления российской действительности не актуализируются. Более того, Россия представляется не семьёй народов, а их «тюрьмой», наследницей Советской империи, от власти которой некоторые народы уже освободились, а некоторые до сих пор находятся в её составе в качестве «пленников» (например, чеченский народ).

Это обстоятельство нередко находит отражение в регулярном непонимании между британцами и россиянами по этническим вопросам и высвечивает проблему скрытого воздействия метафорических моделей на осмысление действительности в национальном сознании, на метафорические основания рациональной аргументации, подбираемой, но не принимаемой спорящими сторонами вследствие доминирования в национальном сознании разных когнитивных метафорических моделей [3].

Нельзя не отметить сложившуюся ситуацию на Украине. В последнее время диалог Украины с Европейским Союзом, по выражению известного британского аналитика Дж. Шерра, всё больше напоминает «диалог глухих». Но в данном случае партнеры не столько не слышат (или не хотят слышать) друг друга, сколько не всегда понимают собеседника. Когда коммуникация идёт свободно — никто, как правило, не задумывается над значениями слов, но когда в общении возникают преграды, самое время задаться вопросом, понимают ли друг друга обе стороны диалога, пользуются ли они общими понятиями и не получается ли так, что, употребляя на первый взгляд одни и те же слова, они говорят на самом деле о разных вещах.

Ещё одно известное в настоящее время выражение — «Путь в Европу» (шлях до Європи). Что можно понять по данной метафоре? Одна из особенностей, отмеченная Т. Радзиевской, состоит в том, что украинский шлях — это часть традиционного сельского пейзажа, другими словами — шлях — это природный, а не искусственный, созданный руками людей объект. Становится понятно, что на таком пути следует быть осторожным, спешить тут неуместно. Тут нужно не столько рваться вперёд, как взвешивать каждый шаг.

Можно увидеть, что метафоры отражают национальное сознание (или подсознательное). Явление политической метафоры в газетных статьях не ново и они часто используются для освещения новых событий. Также через метафоры передаётся культура того или иного народа, той или иной страны, поэтому политическая метафора может рассматриваться в лингвокультурологическом аспекте.

 

Литература:

 

1.      Арнольд, И. В. Стилистика современного английского языка [Текст]/ И. В. Арнольд. — М.: Флинта, 2010. — 384 с.

2.      Бердышев, С. Н. Рекламный текст. Методика составления и оформления [Текст]/ С. Н. Бердышев. — М.: Дашков и Ко, 2008. — 252 с.

3.      Будаев, Э. В. Политическая метафора в лингвокультурологическом аспекте [Текст] / Э. В. Будаев // Аналитика культурологии. — 2009. — № 7.

4.      Каслова, А. А. Метафорическое моделирование президентских выборов в России и США (2000 г.) [Текст] / А. А. Каслова. — Екатеринбург, 2003. — 212 с.

5.      Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем [Текст] // Дж. Лакофф, М. Джонсон. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — 256 с.

6.      Петров, О. В. Риторика [Текст]/ О. В. Петров. — М.: Проспект, 2004. — 258 с.

7.      Чудинов, А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации [Текст] / А. П. Чудинов. — Екатеринбург, 2003. — 248 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle