Библиографическое описание:

Аллабергенов Б. К. О категории падежа имен существительных современного узбекского языка // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 1087-1089.

Падежи в узбекском языке выражают синтаксические отношения существительных в словосочетании и предложении с помощью падежных аффиксов.

Отношение независимости обозначается основой существительного в его назывной функции, — это и есть именительный или назывной падеж. Все другие падежные аффиксы косвенных падежей выражают различные отношения зависимости существительного от других членов словосочетания и предложения. Каждый падеж имеет свои аффиксы: родительный -нинг, винительный -ни, дательно-направительный -га (-ка, -қа), местный -да, исходный -дан.

Падежные аффиксы присоединяются непосредственно к основе существительного после местоименно-притяжательных аффиксов и аффикса множественного числа склоняемого существительного, поскольку падежные аффиксы выражают «конечные» синтаксические связи имен в словосочетании и предложении: китобни «книгу» (вин. п.), китобимни «мою книгу» (вин. п.), китобларни «книги» (вин. п.), китобларимни «мои книги» (вин. п.) и т. п.

Назывной падеж, выражаемый основой существительного, обозначает отношение независимости как вне связи с другими словами. Он возможен и в зависимой позиции, когда

а) существительное вещественное, обозначая вещество или материал, служит определением следующего непосредственно за ним существительного: олтин соат (букв. «золото часы») «золотые часы».

б) существительное обозначает меру и служит нумеративным словом: бир қоп арпа «один мешок ячменя».

в) существительное выражает совокупность, род или вид данных и предметов и с ним соотнесено другое существительное с местоименно-притяжательным аффиксом 3 л. ед. или мн. ч.: қўй гўшти (букв. «овца мясо её») «баранина», шаҳар кўчаси (букв. «город улица его») «городская улица».

г) имя собственное соотносится с существительным с местоименно-притяжательным аффиксом: Тошкент шеваси (букв. «Ташкент говор его») «ташкентский говор».

Родительный или притяжательный падеж, выражает в широком смысле принадлежность предмета лицу или другому предмету, обозначенному родительным падежом. Существительное, отнесенное к существительному в родительном падеже, должно быть снабжено местоименно-притяжательным аффиксом соответствующего лица: менинг отам «мой отец», сенинг отанг «твой отец», унинг отаси «его отец» и т. д.

При перечислении ряда существительных в родительном падеже с отнесенным к каждому из них существительным возможны два случая: 1) логическое подчеркивание каждого существительного в родительном падеже обуславливает обязательность аффикса родительного падежа, 2) при перечислении без выделения аффикс родительного падежа сохраняется при последнем существительном, относясь к каждому. В таких случаях аффикс родительного падежа, равно как и аффиксы других падежей, несет синтаксическую нагрузку группы однородных членов.

Возможны следующие частные значения родительного падежа в зависимости от лексико-семантических особенностей существительных:

-          принадлежность предмета лицу или другому предмету: отамнинг тўни «халат моего отца»;

-          совокупность лиц или предметов, с которыми соотносится один из них или несколько: болаларнинг бири «один из мальчиков»;

-          совокупность предметов, с которыми соотносится выделенный из ряда однородных по качеству. В таких случаях это обычно прилагательное в значении существительного: яхшиларнинг яхшиси «лучший из лучших», «лучшее из лучшего»;

-          лицо или предмет, к которому отнесено действие или состояние, выраженное в таких случаях формой имени действия или отглагольного имени: овознинг пасайиши «понижение голоса».

Обычно принято говорить, что в родительном падеже, т. е. с аффиксом родительного падежа, употребляется существительное определенное: шаҳарнинг кўчаси «улица (определённого) города», если же речь идет о предмете неопределенном, аффикс родительного падежа опускается: шаҳар кўчаси «улица (неопределённого) города», «городская улица».

На самом же деле можно сказать бир кампирнинг ақлсиз ўғли бор «у одной (какой-то) старухи есть неразумный сын», и в то же время, это выражение невозможно без аффикса родительного падежа. С другой стороны можно сказать қўйнинг гўшти «мясо овцы» (единичной и, неважно, определенной или неопределенной) и қўй гўшти «мясо овцы» (в родовом понятии), «овечье мясо», «баранина».

С этой точки зрения существительные не равноценны, т. е. по своим лексико-семантическим свойствам не совпадают, не могут одинаково употребляться с аффиксом родительного падежа и без такового, т. е. в назывной функции.

Обязателен аффикс родительного падежа при личных местоимениях, именах собственных, в случаях, когда одним из членов словосочетания является прилагательное в значении существительного, например отнинг яхшиси «лучшая из лошадей» и т. п.

Винительный падеж зависит от переходного глагола, т. е. является падежом прямого объекта: бола тарвузларни узиб чиқибди «мальчик сорвал арбузы».

В случае с винительным падежом также обычно указывается, что аффикс винительного падежа обозначает известный говорящему определенный предмет: китобни олдим «я взял (определённую) книгу». Отсутствие же аффикса свидетельствует о неопределенности предмета: китоб олдим «я взял (какую-то неопределённую) книгу» и т. п.

Предложение бола тарвузларни узиб чиқибди «мальчик сорвал арбузы» было бы необычно без аффикса винительного падежа, поскольку форма глагола-сказуемого узиб чиқибди выражает законченность, завершенность действия, то есть предполагает, что действие распространяется на весь объект.

Сравним примеры: йўлни тўсиб катта бир тоғ турганмиш«преградив дорогу, стоит огромная гора», йигит яна кўприкка қараб йўл олибди «парень снова направился (взял путь) к мосту». В первом примере йулни тусиб«преградив дорогу (как таковую)» без аффикса винительного падежа значило бы скорее «преградив путь», «воспрепятствовав», «мешая кому-либо». Во втором примере йўлолибди «направился» употреблено в переносном смысле, здесь аффикс винительного падежа неуместен.

Следовательно, факт наличия или отсутствия аффикса винительного падежа обусловлен лексико-семантическими особенностями существительного, синтаксическими условиями и т. п. «Определенность» и «неопределенность» это уже моменты производные.

Аффикс винительного падежа обязателен:

а) при личных местоимениях;

б) при именах собственных;

в) при существительных с местоименно-притяжательными аффиксами;

г) при субстантивированных прилагательных и причастиях;

д) при именах, выражающих то или другое понятие времени.

Дательно-направительный падеж обозначается аффиксом -га, который варьируется в зависимости от последнего согласного:

-          -ка после конечных -к и -г, за исключением ряда некоторых заимствований: педагогга «педагогу», митингга «на митинг»;

-          -қа после конечного -қ: ўртоққа «товарищу», «к товарищу», и после конечных -қ и -ғ односложных основ: ўққа тутмок «брать под обстрел», ўқ «пуля», «снаряд», боққа «в сад», боғ «сад» и т. п.).

Дательно-направительный падеж служит для выражения направления действия, обозначая:

а) лицо или предмет, к которому направлено действие: акам менга хат ёзди «мой брат написал мне письмо», чол отига ем берди «старик дал корм своему коню»;

б) направление движения, достижение кого-чего-либо: Урганчга кетди «уехал в Ургенч»;

в) предназначение, цель действия: улар сени кўрмоққа келдилар «они пришли (чтобы) повидать тебя»;

г) общее количество при счете или оценке (на сколько, за сколько, за что): ўз пулимга олдим «взял я за свои деньги»;

д) при существительных, выражающих то или иное понятие времени, срока: бир соатга «на один час» и т. п.

Местный падеж обозначает:

а) место и время действия: бу кўчада бир уста яшайди «на этой улице живет один мастер»;

б) местонахождение лица или предмета, пребывание в определенном состоянии: чол ҳайратда қолибди «старик удивился» (букв. «старик остался в удивлении»);

в) орудие (место) передвижения: поездда келди «приехал на поезде»,

г) орудие действия: ручкадаёзди «написал ручкой» и т. п.

Исходный падеж обозначает:

а) исходный пункт действия как в пространственном так и во временном смысле: бола тез ўрнидан турди «мальчик быстро встал со своего места», олти ёшдан олтмиш ёшгача «от шести до шестидесяти лет»;

б) предмет, из которого что-либо производится: бензин нефтдан олинади «бензин получается из нефти»;

в) объект, на который действие распространяется отчасти: узумдан еб кўринг «отведайте винограда»;

г) объект при глаголах удаления (удаляться, отделяться, лишаться, спасаться, опасаться, бояться) и некоторых других глаголах (слышать о ком, о чём, осведомляться о ком-чём-либо): кампир сигиридан айрилибди «старуха лишилась своей коровы», у қўйдан хабар олгани кетди «он пошёл осведомиться об овцах», мен сиздан хафаман «я обижен на вас» и т. п.;

д) объект, через который, мимо которого, вслед за которым направлено действие: бола девордан ошиб тушди «мальчик перелез через забор», у ҳаддидан ошди «он перешёл всякие границы», уй ёнидан дарё оқиб ўтар экан «перед домом (мимо) протекает река», менинг изимдан юринглар «идите следом за мной» и т. п.;

е) причину действия (обычно при отвлеченных существительных, именах действия и причастиях): шармандаликдан жони ҳалқумига келибди «от стыда он чуть не умер» (букв. душа его подступила к горлу»), у севинганидан ҳушидан кетаёзибди «от радости он чуть не потерял сознание» и т. п.;

ж) при сравнении по признаку или свойству предмет (лицо), с которым сравнивается другой: Қадамбой мендан катта «Кадамбай старше меня» и т. п.;

з) при исчислении или оценке количество или стоимость предметов в отдельности или в указанном количестве: бу йил ҳар гектар ердан 35 центнердан пахта топширамиз «в этом году с каждого гектара мы сдадим по 35 центнеров хлопка» и т. п.;

и) некоторые послелоги (аввал «прежде», «до», бурун «раньше», «до», «прежде», илгари «раньше», «прежде», «до», кейин или сўнг «после», «потом», бери «начиная с», «в течение» и другие) требуют исходного падежа: бундан бурун «прежде этого», байрамдан илгари «до праздника», «перед праздником», соат бешдан кейин (сўнг) «после пяти часов», сиздан кейин «после вас», мартдан бери «начиная с марта» и т. п.

 

Литература:

 

1.                               Азизов О. Сопоставительная грамматика русского и узбекского языков. Морфология. — Ташкент, 1960.

2.                               Азизов О., Ризаева З. Узбекско-русский словарь. — Ташкент, 1989.

3.                               Бакиева Г. Х., Караева Б. Х. и другие. Узбекский язык для стран СНГ. — М.: Рема, 2012.

4.                               Грамматика узбекского языка. I том. Морфология. — Ташкент: Фан, 1975.

5.                               Решетов В. В. Основы фонетики и грамматики узбекского языка. — Ташкент, 1965.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle