Библиографическое описание:

Китаева Н. А., Иванченко А. Ю. Консервативные идеи в творчестве Ф.М. Достоевского // Молодой ученый. — 2015. — №7.3. — С. 28-30.

Статья посвящена исследованию идейного содержания произведений Ф.М. Достоевского, его воззрений на характер русского народа и судьбу России в целом.

Ключевые слова: Ф.М. Достоевский, Россия, религия, нравственность, христианство, православная вера

 

Великие эпохи порождают великих людей и великие идеи, которые, становясь духовным достоянием последующих поколений, способствуют формированию общества, его духовно-нравственной атмосферы, социальных и нравственных качеств личности, живущей в данном обществе. Творчество Ф.М. Достоевского выдвинуло к осмыслению многие проблемы российской жизни, которые актуальны для XX и даже для XXI столетия. Среди этих проблем – место России в мире, судьбы «русского мира» как уникального явления современности, т.е. то, что волнует и будоражит умы каждого мыслящего человека. Достоевский вошел в историю русской философии и литературы как писатель-пророк. Высказанные им идеи о социально-политическом развитии России в ХХ столетии нашли практическое подтверждение в русской действительности, в революционных событиях 1917 года и последующих политических процессах.

Достоевский размышлял над проблемами смысла жизни, свободы и ответственности, веры и неверия, добра и зла, рассудка и морали. Все его творчество пронизано религиозно-философскими исканиями и переживаниями. Мировоззрение Достоевского основывается на православной вере и святоотеческом учении, он верил, что русский народ спасется лишь «всесветным единением во имя Христово» [1]. Страдание людей и отсутствие у многих людей даже хлеба насущного происходит не от того, что эксплуатирует один класс - другой класс, как учит религия социализма, а от того, что человек рожден свободным существом, свободным духом. Социализм есть порождение человеческого самоутверждения, человеческого своеволия, но он приканчивает свободу человека. Как выйти из этого безысходного противоречия? Достоевский предлагал только один выход - Христос. Во Христе свобода становится благодатной, соединяется с бесконечной любовью, свобода не может уже перейти в свою противоположность, в злое насилие. Повсюду у Достоевского утопия социального счастья и социального совершенства уничтожает свободу человека.

Отталкиваясь от христианской догматики, Достоевский создавал философию религии и нравственности, не совпадавшую с официальной религией. Он стремился раскрыть в православии идеи и дух раннего апостольского христианства, содержавшего идеи духовного равенства и братства. Герои Достоевского мучаются Богом. Сам Достоевский всю жизнь вел неустанный поиск истины, т. е. Бога, Божественной основы в человеке. «Во имя Христа, из бесконечной любви ко Христу порвал Достоевский с тем гуманистическим миром, пророком которого был Белинский», - отмечал Н. А. Бердяев [2, c. 21].

В 1860-х годах Достоевский перешел на позиции новой социально-философской доктрины, получившей название «почвенничества». Сущность данной доктрины состояла в близости интеллигенции к глубинным истокам русского народа – почве. В данной доктрине Достоевского отражалась самобытность русских людей с точки зрения их нравственного и духовного развития. Наряду с выдвижением идеи о самобытности России, ее ведущей роли в эволюции человечества идеологи почвенничества обличали Западную Европу как социально-политическое и духовно-нравственное явление, хотя в то же время не отказывались от использования передовых идей запада для пользы России [3, с. 148]. Основное отличие русского народа от немцев, англичан, французов, других народов Западной Европы Достоевский видел в утрате ими идеи «общечеловечности», объединявшей их «христианской связи» [4, XVIII, с. 54. Здесь и далее первая цифра означает том, вторая – страницу по Полному собранию сочинений Достоевского в 30-ти томах]. При всей глубокой любви к русскому народу Достоевский осуждал беспросветное пьянство, много анализировал социальные причины бедственного положения народа.

Одним из первых в истории русской социально-философской мысли Достоевский поставил вопрос о разлагающей силе того общества, в которое вступила пореформенная Россия и которое он наблюдал во время путешествия в Западную Европу. Это было общество, ставившее на первое место в качестве ценности наживу, деньги, накопление капитала. Писатель не принимал уродливых форм капиталистического общества, резко осуждал его бездуховность. Достоевский стремился противопоставить этому человека в качестве духовно-нравственной ценности. Эти идеи в полную силу зазвучали в романе «Идиот», в сцене сжигания рогожинских денег (ста тысяч) Настасьей Филипповной. «Огонь, вспыхнувший вначале между двумя дотлевавшими головнями, сперва было потух, когда упала на него и придавила его пачка. Но маленькое синее пламя еще цеплялось снизу за один угол нижней головешки. Наконец тонкий, длинный язычок огня лизнул и пачку, огонь прицелился и побежал вверх по бумаге по углам, и вдруг вся пачка вспыхнула в камине и яркое пламя рванулось вверх. Все ахнули» [VIII, с. 146].

Достоевский стремился доказать, что духовно-нравственные качества личности неизмеримо выше силы денег, наживы и т. п. Он надеялся, что человечество создаст общественное устройство, в котором человек, его ценности станут выше материальных начал. Кроме угрозы накопительства, связанной с первоначальным накоплением капитала, Достоевский подметил и ряд иных тенденций, в частности, хищническое разорение природных ресурсов страны, начавшееся в те годы. «Ныне безлесят Россию, истощают в ней почву, обращают в степь и приготовляют ее для калмыков» [Там же, с. 54]. И это пророчество великого мыслителя сбывается в современной России, где расхищаются лесные и другие природные ресурсы, принадлежащие народу при попустительстве власти.

Проблемам, с которыми сталкивалась Россия 1860-1870-х годов, посвящен один из великих романов писателя под названием «Бесы». Бесовщина у Достоевского - символ, знак духовно-нравственной трагедии народа, его перерождения. Поводом к написанию романа послужили реальные события, связанные с убийством студента Иванова членами тайной террористической организации «Народная расправа. Изучая феномен «нечаевщины», писатель показал в романе содержание и основные идеи революционного движения в России, «нигилизма» во всех его разновидностях и проявлениях. Достоевский решал в романе ряд политических задач, одна из которых заключалась в стремлении разобраться в сложностях общественно-политической борьбы в пореформенной России. С особой силой автор ставил вопрос о том, что сильнее в российской действительности – исконные самобытные начала русского народа, его православные традиции, или разрушительные идеи, «нигилизм», овладевшие частью общества во второй половине 1860-х годов? Ответ на этот вопрос и пытался дать Достоевский в своем романе. Социальные потрясения XX века мыслитель предугадал, исходя из глубинного изучения процессов, происходивших в душах людей, героев его литературных произведений. Роман «Бесы» стал поистине трагическим пророчеством Достоевского. Революционеры ХХ века, поднявшие вселенский бунт, залили Россию потоками крови, уничтожили целые сословия, отринули православие, русские национальные культурно-исторические традиции. Многие исследователи творчества Достоевского отмечали его идеи, которые с большой долей вероятности воплощались в социальной действительности России второй половины XIX-ХХ столетия [5, с. 115]. «Но вот грозные предсказания сбылись во всей точности, писал митрополит Антоний (Храповицкий); народ тонул в крови, исчах от голода и холода, сгнил от болезней; все возненавидели друг друга. Хватаясь за голову и ломая руки, они восклицают: ведь все это нам предсказано; все это всей стране возвещалось в книгах (роман «Бесы» и др.) которые мы все читали; но мы, безумные, смеялись над нашим пророком именно за эти предсказания, хотя и благоговели перед его гениальным умом и талантом» [Там же, с. 5]. Это пророчество Ф.М. Достоевского подтвердила вся история ХХ века. В течение прошлого века в результате богоборческого бунта против Бога у значительной части человечества была потеряна вера в бессмертие. В этот век в народе не только иссякла любовь, но наиболее сильно проявилась воля ко злу, небытию и смерти, истреблению и самоистреблению. В ХХ веке были изобретены «лагеря смерти», произошли истребительные революции и две мировые войны. Было создано ядерное и другое оружие массового поражения. Во многих странах Запада в наше время началась легализация т.н. «однополых браков» с разрешением усыновления детей, эвтаназии и клонирования людей, всего того, что в Библии получило название «мерзости». Пророчества Достоевского, к сожалению, продолжают сбываться. Для того, чтобы вернуться к нравственному идеалу христианства, необходимо кардинально изменить сами условия существования русского народа, приблизиться к Богу, научиться сверять свою повседневную жизнь в христианскими законами-заповедями.

Западноевропейское социально-политическое состояние, которое либералы ставили в пример русскому обществу, Достоевский видел в преддверии социально-политического кризиса. Европа «накануне падения… повсеместного, общего и ужасного. Муравейник, давно уже созидавшийся в ней без церкви и без Христа (ибо церковь, замутив идеал свой, давно уже и повсеместно перевоплотилась там в государство), с расшатанным до основания нравственным началом, утратившим все, все общее и все абсолютное – этот созидавшийся муравейник… весь подкопан. Грядет четвертое сословие, стучится и ломится в дверь и, если ему не отворят, сломает дверь. Не хочет оно прежних идеалов, отвергает всяк доселе бывший закон. На компромисс, на уступочки не пойдет, подпорочками не спасете здания. Уступочки только разжигают, а оно хочет всего. Наступит нечто такое, чего никто и не мыслит. Все эти парламентаризмы, все исповедываемые теперь гражданские теории, все накопленные богатства, банки, науки,… – все это рухнет в один миг и бесследно…» [Там же, с. 167-168]. Достоевский критиковал либералов за их стремление отделить религию от общественной жизни общества (очерк «Две половинки» «Дневника») [6]. По мнению писателя, нравственное начало всегда присутствовало в общественном, «при начале всякого народа, всякой национальности идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее» [Там же, с. 165]. Он соединял гражданские идеалы с идеалами нравственными, религиозными, не мысля одни без других. Смотреть на проблему иначе, значит, делить «неделимое», разрезать «целокупный живой организм на две отдельные мертвые половинки» [Там же, с. 166].

Напутствием на будущее прозвучали слова Достоевского о России: «И не опустеет Россия, не бойтесь: начнется постепенно, пойдут сначала немногие, но скоро об них придут слухи и увлекут других. И все-таки для моря русского это будет даже и незаметно. <…> Создалась бы Россия новая, которая и старую бы возродила и воскресила со временем и ей же пути ее разъяснила. Но для всего этого нужен новый принцип и поворот. И всех менее потребовал бы он ломки и потрясений… В будущем Азия наш исход, … там наши богатства, … там у нас океан…» [XXVII, с. 38]. Услышаны были эти напутствия Достоевского на рубеже XIX – XX веков. Россия мощно устремилась в Азию, осуществляя по замыслу мыслителя свою цивилизаторскую миссию. Пророчества писателя сбылись, однако не в отношении Европы, а применительно к России, где идеалы надломились. Ослабленной оказалась верховная власть, все более изолировавшаяся от широких слоев российского общества. Все, что писалось о Европе, сбылось в России в 1917 г.

 

Литература:

1.    Тонких В.А. Русское православие: история, теория, практика / В.А. Тонких, Ю.Л. Ярецкий. – Воронеж: Истоки, 2007.

2.    Бердяев Н. А. Миросозерцание Достоевского // Н.А. Бердяев. Философия творчества, культуры, искусства: в 2 т.: Т. 2.- М., 1994.

3.    Тонких В.А. Русская идея в творчестве Ф.М. Достоевского/В.А. Тонких // Евразийский форум: научный журнал. – 2011. - № 1. – С. 146 – 149.

4.    Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: в 30 т. / Ф.М. Достоевский. – Л.: Наука, 1972-1990.

5.    Тонких В.А. История политической и правовой мысли России / В.А. Тонких, Ю.Л. Ярецкий. – М.: ВЛАДОС, 1998.

6.    Тонких В.А. Россия и русский народ в творчество Ф.М. Достоевского / В.А. Тонких //

7.     Тонких В.А. Россия второй половины XIX века в творчестве русских писателей / В.А. Тонких, О.Е Фарберова, Л.И. Кондратенко, Н.Е. Дорошенко. Воронеж, 2013. С. 50-139.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle