Библиографическое описание:

Павлов А. А. Должностные лица публично-правовых образований как специальный субъект преступления // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 577-578.

В статье описываются особенности должностных лиц публично-правовых образований как специальных субъектов преступления.

Ключевые слова: специальный субъект, должностное лицо, деликт, преступление, вред, публично-правовые образования.

 

This article describes the features of officials of public-law entities as special subjects of the crime.

Keywords: special subject, officer, tort, crime, harm, public legal education.

 

Содержание понятия деликта за последние десятилетия несколько изменилось. В начале XXI в. цивилисты рассматривают сферу применения деликтной ответственности значительно шире. По их справедливому мнению, она охватывает все случаи гражданской ответственности в силу наступления обстоятельств, прямо предусмотренных законом (при отсутствии договора).

Современный механизм возмещения вреда с участием государства установлен Гражданским кодексом РФ, а основания наступления деликтной ответственности предусматриваются не только ст. 1069, 1070, 1081 ГК РФ, но и другими федеральными законами, т. е. основания гражданско-правовой ответственности государства могут быть установлены как в гражданско-правовой, так и в публично-правовой сферах. Существенное расширение обязательств вследствие причинения вреда, особенности правовой формы свидетельствуют о появлении специальных составов деликтных правоотношений (субъектом которых является Российская Федерация и другие публичные образования).

Однако сам институт возмещения убытков или возмещения причиненного вреда независимо от сферы общественных отношений, где они возникли, имеет исключительно гражданско-правовую природу. Ключевым здесь является факт причинения «вреда», «ущерба», «убытков», т. е. имущественных потерь у гражданина или юридического лица, произошедших в результате противоправного поведения (органа власти, должностного лица, государственного или муниципального служащего) при осуществлении властной функции или полномочий. Обязательства из причинения вреда могут возникнуть в сферах государственного управления, правоохранительной деятельности, прокурорского надзора, судопроизводства и т. д. Возникает вопрос, институтом какой отрасли является специальный деликт, где исключительным субъектом делинквентного (от лат. delinquens — совершающий проступок, правонарушитель) поведения является Российская Федерация (ст. 16 ГК РФ). В литературе имеет место точка зрения, согласно которой отношения между органом или должностным лицом, причинившим вред, и потерпевшим по своей природе не имеют отношения к гражданскому праву (и к любой отрасли частного права вообще). Это отношения публично-правовые по своей сути, в которых сторона, располагающая властью, обладает правом отдавать распоряжения другой стороне, которая обязана подчиняться и выполнять полученные распоряжения. [2, с. 23]

Из публично-правового происхождения рассматриваемого деликтного правоотношения следует вывод ряда ученых о том, что ответственность публично-правовых образований за вред, причиненный при осуществлении власти, носит публичный характер. Признавая важность постановки проблемы возмещения вреда, причиненного публично-правовыми образованиями, В. В. Попов рассматривает ее как комплексную по своей сути и не соглашается с выводом о ее публично-правовом характере. Он обращает внимание на ряд существенных черт, характерных для гражданско-правовой ответственности, — ее имущественный и компенсационный характер и ее происхождение из гражданско-правового деликта. Указанные признаки, делает вывод автор, позволяют говорить об этой ответственности как об ответственности деликтной, хотя и обладающей рядом специфических черт. И именно из-за этих специфических черт, привнесенных публично-правовым характером, породивших обязательство отношений, данный деликт можно признавать специальным (сингулярным). Деяние, причинившее вред, полагает автор, является одновременно гражданско-правовым деликтом и публично-правовым нарушением.

Соглашаясь с автором, что отношения, при осуществлении которых был причинен вред, имеют публично-правовую природу, мы тем не менее признаем обязанность возмещения причиненного вреда видом гражданско-правовой ответственности. По общему правилу основанием возникновения деликтного обязательства и одновременно юридическим фактом, порождающим соответствующее правоотношение, является вред, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица. Это — краеугольный институт науки гражданского права, исключающий возможность рассматривать нормы, регулирующие деликтные правоотношения, в качестве структурного элемента иных отраслей права. Любое правонарушение, отмечает Л. С. Явич, является актом внешне объективированного характера и выражает отношение субъекта к реальной действительности, к другим людям или организациям. Асоциальность, общественная опасность или вредность составляют «материальное» содержание правонарушений как особого социального явления. [3, с. 263] По мнению М. Н. Марченко, деяние должно признаваться противоправным, если оно представляет собой неисполнение юридической обязанности или злоупотребление правом, т. е. если оно запрещено правом. [1, с. 628]

Противоправное поведение заключается в совершении запрещенного либо в несовершении предписанного действия. Отсюда две его возможные формы: противоправное действие и противоправное бездействие. Противоправность действия (бездействия) как одно из условий возникновения деликтной ответственности выражается в нарушении обязанным лицом и нормы права, и одновременно субъективного права управомоченного лица (кредитора), писал О. С. Иоффе, признававший, что «действие представляет собой наиболее типичный способ нарушения гражданских прав в области внедоговорных отношений».

В настоящее время действие как форма делинквентного поведения характерно преимущественно для генерального деликта. Для специального деликта возможны обе формы противоправного поведения: и действие, и бездействие, которые должны в полной мере зависеть от сознания и воли обязанного лица. При этом правонарушение совершается не просто деликтоспособным человеком, способным контролировать свою волю и поведение, а лицом, олицетворяющим государственную власть (судья, прокурор, сотрудник полиции) или выполняющим функции управления или контроля в публичной сфере. Здесь не действует принцип генерального деликта о противоправности любого причинения вреда, если законом не установлено иное. Специальный деликт находится в причинно-следственной связи с правонарушением, совершенным специальным субъектом в ходе осуществления им публичной власти. Правонарушение — основа специального деликта. Факт противоправного поведения публичного образования (государственного органа, должностного лица) в связи с осуществлением им своей компетенции или полномочий должен доказать заявитель. Принцип генерального деликта о презумпции вины причинения вреда здесь не применяется. Презумпция вины причинителя вреда на основании ст. 1069, ч. 2 ст. 1070 ГК РФ не действует в отношении государственных органов и должностных лиц, следователей, прокуроров, дознавателей и судей.

Подводя итог, можно сказать, что специальные деликтные правоотношения (в контексте рассматриваемой проблемы) — это сложные правоотношения, урегулированные нормами гражданского права и предусматривающие механизмы восстановления имущественных и личных неимущественных прав и законных интересов граждан и юридических лиц в случаях причинения им вреда решениями, действиями (бездействием) государственных органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному нормативному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, а также в связи с осуществлением судьей функции правосудия. Судебная практика свидетельствует о сложной правовой природе специального деликта.

 

Литература:

 

1.                  Марченко М. Н. Проблемы общей теории государства и права: Учебник: В 2 т. М., 2008. Т. 2. С. 628.

2.                  Бугаевская, Н. В. (Наталья Валентиновна). Должностное лицо как субъект преступления: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 — Уголовное право и криминология; Уголовно-исполнительное право / Н. В. Бугаевская; Науч. рук. А. А. Чистяков. -Рязань,2003. -23 с.

3.                  Явич Л. С. Общая теория права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. С. 263, 265.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle