Библиографическое описание:

Малах Е. С., Поздеева Г. П. О категории числа имени существительного в диалектах хантыйского языка // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 972-975.

В статье рассматривается грамматическая категория числа имени существительного диалектов хантыйского языка. Статья построена на сравнительном материале малоизученного вах-васюганского наречия как представителя восточной группы диалектов и казымского диалекта — как представителя западной группы диалектов хантыйского языка. Подробно представлены суффиксы для образования двойственного и множественного числа имени существительного и особенности их присоединения.

Ключевые слова: категория числа, единственное, двойственное, множественное, диалекты хантыйского языка, имя существительное, фонетические особенности, финно-угорские языки

 

Хантыйский язык относится к угорской группе финно-угорских языков, в которую, кроме хантыйского, входят еще два языка — мансийский и венгерский. В непосредственном родстве хантыйский состоит с мансийским языком, вместе с которым образует обско-угорскую ветвь, пребывающую в родстве с венгерским языком.

Хантыйский язык — один из младописьменных языков народов Крайнего Севера. Ввиду резко выраженной диалектной раздробленности письменность на хантыйском языке создана на четырех диалектах, наиболее многочисленных по количеству носителей, — на ваховском, сургутском, казымском и шурышкарском. На этих диалектах создаются буквари и учебники для хантыйских национальных школ, печатаются произведения хантыйских поэтов и писателей.

Несмотря на то, что, в отдельных диалектах хантыйского языка имеется письменность, основной формой функционирования его остается устная речь. Сообразно важнейшим чертам сходства и различия диалекты и говоры подразделяются на две в равной мере самостоятельные группы — на группу западных и восточных диалектов.

Западные диалекты можно назвать собственно хантыйскими, а восточные — кантыкскими, так как носители первых именуют себя словом xanti, а носители вторых — словом kanteγ.

Западные, или собственно хантыйские диалекты, по наиболее выраженному фонетическому признаку квалифицируются как х-овые, а восточные, или кантыкские, — как к-овые. Этот признак в общей системе диалектных признаков хантыйского языка, хотя и является одной из частных его фонетических особенностей, тем не менее, он более ясно, чем другие признаки, указывает на исторические связи хантыйского с другими финно-угорскими языками: именно благодаря ему западно-хантыйские, х-овые, диалекты как бы сближаются с другими угорскими языками и диалектами, а восточно-хантыйские, к-овые — с неугорскими (уральскими) финно-угорскими языками [5, с. 4].

Практическая часть данного исследования по рассмотрению грамматической категории числа имени существительного построена на сравнительном материале малоизученного вах-васюганского наречия как представителя восточной группы диалектов и казымского диалекта — как представителя западной группы диалектов хантыйского языка.

Остановимся на рассмотрении имени существительного, потому как у существительных, обладающих лексико-грамматическим значением предметности, категория числа является абсолютной, независимой от синтагматического плана: имя существительное изменяет форму числа в зависимости от количества обозначаемых предметов. В отношении других частей речи категория числа выступает как согласовательная. Поэтому здесь сопоставляются лишь универсальные способы выражения единичности и множественности именами существительными посредством грамматических форм числа.

В хантыйском языке имена существительные и другие слова, употребляемые в качестве существительных, имеют три грамматических числа: единственное, двойственное и множественное.

Единственное число выражается нулевой морфемой во всех диалектах хантыйского языка: ср. каз. χоt, вас. kat ‘дом’; каз. ńŏχi, вах., вас. noγi ‘мясо’; каз. χu, вах., вас. k,u ‘мужчина’; каз. χŭl’, вах., вас. kul k,ul ‘рыба’ и т. д.

Показателем двойственного числа в западных диалектах является суффикс — ηдn в восточных — kдn (-γдn), показателем множественного числа для всех диалектных групп служит суффикс –(д)t [2].

Числовые показатели присоединяются непосредственно к основе слова. Форманты, выражающие некоторые синтаксические отношения (лично-притяжательное склонение, падеж), следуют за показателями числа: каз. хоtt-na ‘в домах’ (χott форма множественного числа; χot — ‘дом’), ap-ηдn-a ‘двум собакам’ (ap-ηдn — форма двойственного числа; amp — ‘собака’) и т. д.

В васюганском диалекте хантыйского языка морфологический способ выражения двойственности (т. е. ограниченной множественности) реализуется в присоединении к основе слова (сущ.) суффикса — kдn в различных фонетических вариантах (-kan/-ken /-kдn; -k,an/-k,en/ -k,дn), и определяется рядом правил.

1)               Суффикс -kan/-k,an присоединяется к основам с заднерядными лабиализованными и нелабиализованными гласными, напр.: рut ‘котел’ — ka putkan ‘два котла’; kul ‘рыба’ — ka kulkan ‘две рыбы’; jux ‘дерево’ — ka jukkan ‘два дерева’ kat ‘дом’ — ka katkan ‘два дома’; kos ‘звезда’ -ka koskan ‘две звезды’; ‘ ox голова’ -ka ok,k,an ‘две головы’ [1; 3; 4].

Этот же суффикс используется, если основа многосложная и содержит гласные разного ряда, напр. torem ‘бог’ — ka toremkan; jiγal ‘кедр’ — ka jiγalkan; kassi ‘человек’ — ka kassikan.

2)               Суффикс — ken/-k,en присоединяется к основам с переднерядными, нелабиализованными гласными, напр., iki ‘старик’ — ikiken ‘два старика’; sex ‘налим’ — sekken ‘два налима’; läŋki ‘белка’ — ka läŋkiken ‘две белки’ [1; 3; 4].

3)               Суффикс -kдn/-k,дn присоединяется к основа с переднерядным лабиализованным гласным, напр. kцr ‘нога’- k,д kцrkдn ‘две ноги’; kцt ‘рука’ — kд kцtk,дn ‘две руки’; kцrrцk ‘коршун’ — kд kцrkдn ‘два коршуна’. [1; 3; 4].

Если основа оканчивается на заднеязычно-увулярный щелевой согласный , то при присоединении суффикса двойственного числа происходит перегласовка, и вместо щелевого может звучать смычный -k, (χ- k,) напр.: jox ‘окунь’ — ka jцk,kэn ‘два окуня’; n'ox ‘лось’- kд n'оkk,an ‘два лося’; sex ‘налим’- ka sekk,en ‘два налима’ [1, 3, 4].

Если основа оканчивается на -ŋk, — k, то при присоединении суффикса дуалиса конечный согласный основы выпадает, напр.: jiŋk ‘лед’ — kд joken; jдŋk ‘гвоздь’ — kд jдŋken. [1; 3; 4].

Это обусловлено главным фонетическим принципом (в основе) строения слова — недопущением стечения многих гласных и согласных [6].

Употребление приведенных выше фонетических вариантов суффикса двойственного числа обусловлено с одной стороны, действием закона сингармонизма, с другой — действием ассимиляции согласных. А также придерживаться этих правил необходимо для соблюдения орфографического единства.

Распространенным показателем дистрибутивной множественности безличных форм имен существительных в хантыйском языке и в частности в васюганском диалекте является суффикс -t. Этот показатель множественного числа присоединяется к существительным различной структуры, обладающим значением единичности конкретного предмета или выражающим парные предметы. Рассмотрим случаи его присоединения к различным именным основам, т. к. при образовании множественного числа путем присоединения суффикса -t имена существительные претерпевают следующие изменения.

Если основа слова оканчивается на гласный, то она присоединяет суффикс множественного числа не изменяясь. Например: iki ‚старик’ — ikit ’старики’; pelä ‚гора’ — pelät ‚горы’; k,otni ‚муравей’ — k,otnit ‚муравьи’ [1; 3; 4].

Основы на согласный содержат вставку гласного, преодолевая тем самым стечение согласных, что характерно для языков, где есть сингармонизм. При анализе форм множественного числа подмечено, что вставной гласный перед суффиксом -t меняется в зависимости от характера гласных в основе слова.

а)     Основы на согласный содержат вставку е (e) перед суффиксом t, если в основе гласные переднего ряда: ämp ‘собака’ — ämpet ‚собаки’; sex ‘налим’ — seγet ‚налимы’ [1; 3; 4].

б)     Если в основе гласные заднего ряда, то суффикс множественного числа присоединяется через вставку а (ă): аχsal ‚гриб’ — aχsalat ‚грибы’; juγ ‘дерево’ — juχot ‘деревья’; wajax ‘зверь’ — wajk,at — ‘звери’; put ‘котел’ — putat ‘котлы’ [1; 3; 4].

в)     Основы с переднеязычными, среднеязычными лабиализованными гласными принимает вставку д: lök ‘глухарь’ — lökдt ‘глухари’; jöχ ‘окунь’ — jöγдt ‘окуни’; kör ‘нога’ — körrдt ’ноги’ [1; 3; 4].

г)     В односложных существительных, оканчивающихся на этот конечный согласный озвончается и переходит в -γ: noχ ‘лось’ — noγot ‘лоси’; jöχ ‘окунь’ — jöγдt ‘окуни’; оχ ‘голова’ — оγоt ‘головы’; рцχ ‘источник’ — рцγдt ‘источники’; seχ ‘налим’ — seγět ‘налимы’ [1, 3, 4].

д)     В многосложных словах на наблюдается замена конечного щелевого на смычный -k, и выпадение краткого гласного перед ним: vajaχ — ‘зверь’ — vajak,ăt ‘звери’; kotaχ ‘чайка’ — kotkăt ‘чайки’ [1, 3, 4].

е)     Если последний слог в двусложной или многосложной основе имеет краткий гласный, то перед суффиксом -t он выпадает: torдm ‘бог’ — tormăt ‘боги’; woraw ‘штаны’ — worwat ‘много штанов’; kolăk ‘ворон’ — kolkăt ‘вороны’ [1; 3; 4].

Таким образом, можно заключить, что способ присоединения суффикса множественного числа к основе подчинен фонетическим процессам, присущим обско-угорским языкам, в частности гармонии гласных и ассимиляции согласных [2].

В целом, можно сделать вывод о том, что морфологические показатели категории числа имени существительного в диалектах хантыйского языка, как в западных так и в восточных, представляют собой ряд суффиксов двойственного и множественного числа (см. таблица 1). В то время, как единственное число имен существительных в данных диалектах не имеет суффиксального выражения.

Таблица 1

Диалекты хантыйского языка

Единственное число

Двойственное число

Множественное число

Казымский

0

- ηдn

–(д)t

Вах-васюганский

0

kдn (-γдn)

–(д)t

 

Итак,

1)                 Единственное число существительных во всех диалектах хантыйского языка не имеет числового маркирования.

2)                 Суффиксы двойственного числа ηдn (казымский) — kдn (-γдn) (вах-васюганский) присоединяются непосредственно к основе слова. Показатель двойственного числа вах-васюганского диалекта хантыйского языка реализуется в различных фонетических вариантах (-kan/-ken /-kдn; -k,an/-k,en/ -k,дn).

3)                 Показатель множественного числа -t также присоединяется к основе слова, которая претерпевает некоторые изменения из-за гармонии гласных и ассимиляции согласных.

 

Литература:

 

1.         Могутаев М. К. Хантыйско-русский словарь (васюганский диалект), Томск, Томский госпедуниверситет, 1996. 352 с.

2.         Основы финно-угорского языкознания //Марийский, пермские и угорские языки, изд-во «Наука», Москва, 1976. 467 с.

3.         ПМА 2000 — полевые материалы автора Лемешко Е. С. по хантыйскому языку (васюганский диалект). Село Новый Васюган Александровского района Томской области (17.01–23.01.2000). Документ опубликован не был.

4.         Рукописные тома полевых записей по хантыйскому языку (васюганский диалект) архива А. П. Дульзона / составители: Калинина Л. И., № 1–3 [1956–57]. Место хранения: Томский государственный педагогический университет, кафедра языков народов Сибири. Томск, 1956–1998 г.г. Документ опубликован не был.

5.         Терешкин Н. И. Словарь восточно-хантыйских диалектов. Л.: Наука, 1981. 542 с.

6.         Хонти Л. Ваховский диалект хантыйского языка//Народы Северо-Западной Сибири. Томск: изд-во ТГУ, Вып. 2. 1995. С.3–22.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle