Автор: Асадуллина Лилия Ильгизовна

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №11 (91) июнь-1 2015 г.

Дата публикации: 28.05.2015

Статья просмотрена: 44 раза

Библиографическое описание:

Асадуллина Л. И. К истории вопроса: способы выражения категории числа имени существительного в селькупском языке // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1555-1558.

Селькупский язык входит в группу cамодийских языков финно-угорской ветви уральской языковой семьи и известен как один из исчезающих языков. В данной статье, основываясь на анализе теоретической литературы, рассматриваются морфологические и лексические способы выражения категории числа имени существительного в диалектах селькупского языка. Категория числа представлена единственным, двойственным и множественными числами.

Ключевые слова: селькупский язык, категория числа, имя существительное.

 

Селькупский язык относится к самодийской группе уральской семьи языков. Кроме селькупского языка, в эту группу входят ненецкий, энецкий и нганасанский языки, образующие ее северную ветвь, в то время как селькупский язык и языки самодийских народов Саянского нагорья (камасинцы, карагасы, маторы и др.) составляли ее южную ветвь.

Как правило, селькупский язык принято делить на северное и южное наречие и существуют различные классификации диалектов селькупского языка той или иной степени детализации. В настоящее время ученые-лингвисты в своих исследованиях придерживаются троичного диалектного членения селькупского языка, которое передставляет из себя деление на северную, центральную и южную группы диалектов [11, с. 77–104; 8, 20–21].

Категория числа имени существительного была рассмотрена в различных исследованиях по селькупскому языку, но более подробно в следующих трудах:

1)                 на материале северных тазовских селькупов: «Селькупская (остяко-самоедская) грамматика» Г. Н. Прокофьев (1935) [10], «Очерки селькупского языка. Тазовский диалект» А. И. Кузнецова, Е. А. Хелимский, О. А. Казакевич, Е. В. Грушкина и Л. Ю. Йоффе (1980) [2].

2)                 на материале центральных и южных селькупских диалектов: «Категория падежа в селькупском языке» Э. Г. Беккер (1978) [2], «Морфология селькупского языка. Южные диалекты» Э. Г. Беккер, Л. А. Алиткина, В. В. Быконя, И. А. Ильяшенко (1995) [7], а также публикации Н. П. Максимовой (1984, 1985, 1986) [3, 4, 5, 6].

В данной работе рассматриваются грамматические (морфологические) и лексические способы выражения категории числа имени существительного (единственного, двойственного и множественного) в селькупском языке.

Единственное число

Единственное число в диалектах селькупского языка используется для обозначения единичных объектов — вещей, живых существ, явлений, понятий, парных предметов или групп однородных предметов, рассматриваемых как единое целое [7, c. 43; 2, c. 167]. Морфологическим признаком единственного числа является исходная немаркированная форма имени.

Единственное число выступает во всех диалектах в двух значениях: в значении единичности предмета либо в собирательно-обобщенном значении. Во многих случаях сама семантика слова определяет грамматическую форму единственного числа с обобщенно-собирательным значением: NuW‘трава’, pф ‘дрова, дерево’, Vobкr ‘ягода’, t7 ‘огонь’ и т. д.

Существительные, выражающие предметы, явления единственные в своем роде, имеют грамматическую форму единственного числа. К ним относятся редкие существительные, обозначающие явления природы: l2t ‘солнце’. Например: кет. teLdeTelatso\ manWambis ‘Вчера солнце-его хорошо грело’ [6, c. 96].

Существительные, называющие однородные вещества, не поддающиеся счету типа: weVi, wнVi, mцVi ‘мясо’, s2r2 ‘снег’, 7r ‘жир, масло’, kem ‘кровь’, NaN ‘хлеб’, Aчq, Aчk2 ‘соль’, kцz2, kйz2 ‘железо’ и др. употребляются обычно в форме единственного числа [6, c. 96].

Кроме этого, в диалектах селькупкого языка единичность предмета может выражаться следующими способами:

-          для обозначения части или частицы вещества в сочетании с адъективной формой используется грамматикализованная лексема laka ‘кусок, часть, отдельное’: ulqal laka ‘льдина’, qлtyryl laka ‘отрез сукна’ [2, с. 168; 5, с. 35; 7, с. 44];

-          для обозначения части или частицы вещества в сочетании c существительным вещественной семантики в форме генитива используется грамматикализованная лексема saj ‘глаз’ (кет. saj; тым. haj, aj.): 7dithaj‘капля воды (7t — ‘вода’); t7tha@ ‘искра’ (t7 ‘огонь’); h2r2tha@ ‘снежинка’ (h2r2 ‘снег’); [5, с. 36];

-          для обозначения части или частицы вещества используется уменьшительная форма имен существительных вещественной семантики, которая образуется с помощью диминутивных суффиксов kka, -ka, -lika: кет. s2r2-kka ‘снежинка’ (s2r2 ‘снег’); NuW2-kka ‘травинка’ (NuW ‘трава’); kora-lika‘песчинка’ (kora‘песок’) [5, с. 36];

-          для выражения единичности при названиях парных предметов используется сочетание адъективной формы слова pнlч\ ‘половина’ и существительного, называюшего парные предметы: pнlчL sajy ‘один глаз’, pнlчL toLcy ‘одна лыжа’ [2,с. 167; 6, c. 98; 9, с. 161].

Все категории слов единственного числа, имеющие в качестве оппозиции другие предметы однородного с ними характера, проявляют способность приобретать показатели числа — двойственного и множественного.

Двойственное число

Двойственное число выражает конкретную множественность, которая исчисляется в пределах двух однородных непарных предметов. Морфологическим показателем двойственного числа имен существительных в селькупском языке является формант -q§, -иq§: -qиq§ в тазовском диалекте [2, с. 148] и -q2 (q), реализующийся в южных диалектах в различных фонетических вариантах: — qe, -ke, -k, -g2, -gi (-g), U@-, -Ua, — Uк (U), -R2, -Ri, -Ru, (R) [7, с. 46]. Показатель двойственного числа -q2 (q) присоединяется к основе слова имени существительного: тым. korUaija-Ui ‘два медвежонка’; кет. matu\ga-g2 ‘два домика’; таз. qumo-qиq§‘два человека’.

Для обозначения совокупности однородных предметов, связанных одним общим действием, показатель двойственного числа -q2 (q) часто сопровождается частицей -sч-, квалифицируемой в лингвистической литературе как суффикс взаимной связи. В тазовском диалекте в формах с суффиксом связи -sy- используется показатель двойственного числа -qиq§ [2, с. 168]: NeNNasyqиq§ ‘две родные сестры’, imasyqиq§ ‘супруги’.

Множественное число

Основным значением формы множественного числа имен существительных является обозначение раздельного неопределенного множества однородных предметов [7,с.54]. Понятийная категория множественности выражается грамматическими и лексическими средствами. Морфологическими показателями множественного числа имени существительного в диалектах селькупского языка являются суффиксы -t, la/– ла, tV(-t),

Множественное число имени существительного в тазовском диалекте имеет два показателя: -t (в непосессивной форме) и -i (в посессивной форме) [2, с. 168]. Оба аффикса присоединяются ко второй основе имени.

Распространенным показателем дистрибутивной множественности безличных форм имен существительных в кетском диалекте и в обских говорах селькупского языка является суффикс -la/-ла [7, с. 54]: тым. k2bamar-la ‘дети’, тым. timNaa ‘братья’, кет. tuttoa ‘караси’.[1]

Для обозначения множества однородных предметов, связанных общим действием в южноселькупских диалектах, служит показатель — sat(-sa-+ -t) в различных фонетических вариантах [7, с.57]. Первый компонент этого показателя представляет собой суффикс взаимной связи, который является соответственно показателем дистрибутивной множественности: кет. со\мбыл’е инне-за-т амдат ‘Пять братьев сидят’.

В тазовском диалекте для выражения нерасчлененной собирательности множественности служит показатель –Lmy: 1jaLmy ‘детвора, ребята’; s6ryLmy ‘зверье’; pфLmy‘деревья, группа деревьев, лес, дрова, древесина’ [2, с. 170].

Итак, рассмотрев морфологические и лексические способы передачи количества именем существительным в диалектах селькупского языка можно прийти к следующим выводам:

1)                 Основным грамматическим значением формы единственного числа у считаемых существительных селькупского языка является выражение количественного понятия единичности. Единственное число имени существительного не имеет особого морфологического показателя.

2)                 Двойственное число имен существительных в селькупском языке обозначает ограниченную множественность, содержащую два непарных предмета. Морфологически оформляется суффиксами: -q§, -иq§, -qиq§, -q2 (q).

3)                 Основное значение формы множественного числа имен существительных — обозначение раздельного неопреденного множества однородных предметов. Множественное число имеет числовые показатели: -t, la/– ла, tV(-t).

 

Список сокращений диалектов:

таз. –тазовский диалект

кет.- кетский диалект

тым. –тымский диалект

 

Литература:

 

1.             Беккер Э. Г. Категория падежа в селькупском языке / Э. Г. Беккер. –Томск: Изд-во Том. ун-та, 1978. — 208 с.

2.                  Кузнецова А. И., Хелимский Е. А., Грушкина Е. В. Очерки по селькупскому языку. — М., МГУ, 1980, т. 1, вып. 8, с. 167–170; Выражение числовых отношений в диалектах селькупского языка. — В кн. Языки и топонимия. — Томск, 1981, с. 74–81;

3.                  Максимова Н. П. Морфологические способы выражения двойственности в селькупском языке. — Структура палеоазиатских и самодийских языков. Томск, 1984, с. 106–114.

4.                  Максимова Н. П. Морфологические способы выражения множественности в южных диалектах селькупского языка. — Вопросы енисейского и самодийского языкознания. — Томск, 1984, с.103–110.

5.                  Максимова Н. П. Грамматическое выражение единичности и множественности у имён существительных вещественной семантики (на материале Южно-Селькупских диалектов). — Лексика и грамматика языков Сибири. Барнаул, 1985, с. 34–41.

6.                  Максимова Н. П. Категория числа в селькупском языке. — Языки народов Севера Сибири. Новосибирск, 1986, с. 93–101.

7.                  Морфология селькупского языка. Южные диалекты / Э. Г. Беккер, Л. А. Алиткина, В. В. Быконя [и др.]; под ред. Э. Г. Беккер. — Томск: Изд-во ТГПИ, 1995. — Ч. 1. — 292 с.

8.                  Поздеева Г. П. Диалекты селькупского языка: верификация общепринятых классификаций и новый взгляд на диалектное членение // Урало-алтайские исследования. Москва: Институт языкознания Российской академии наук, 2013, № 1 (8). СС. 20–34.

9.                  Поздеева Г. П. Конструкции «существительное, обозначающее парные предметы, + глагол» в диалектах селькупского языка // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013, № 12 Ч.1 (30). Сс. 161–165.

10.              Прокофьев Г. Н. Селькупский (остяко-самоедский) язык / Г. Н. Прокофьев. — Л.: Изд-во ин-та народов Севера ЦИК СССР, 1935. — Ч. 1: Селькупская грамматика. — 131 с.

11.              Janurik T. A szolkup nyelvjarasok osztalyozasa // Nyelvtu-domanyi Kozlemenyek. — 1978. — № 1. — S. 77–104.



[1] В данных диалектах также возможно употребление суффикса мн. числа -tV(-t). Наиболее часто он встречается в среднеобском ареале за исключением диалекта шешкупов. Реже представлен указанный суффикс в кетском диалекте. В тымском диалекте встречается исключительно суффикс мн. числа -tV(-t).

Основные термины (генерируются автоматически): числа имени существительного, селькупского языка, категории числа имени, единственного числа, в диалектах селькупского языка, выражения категории числа, однородных предметов, двойственного числа, имен существительных, имени существительного в диалектах, число имени существительного, числа имен существительных, множественного числа, существительного в диалектах селькупского, показатели категории числа, форму единственного числа, множества однородных предметов, множественного числа имен, формы множественного числа, способы выражения категории.

Ключевые слова

категория числа, селькупский язык, имя существительное.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос