Библиографическое описание:

Чиркунов И. В. Кустарный сектор Арзамаса и Арзамасского уезда. Развитие кузнечного промысла во второй половине XIX веке // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 653-656.

Вопреки тому, что село Павлово обладало мощным сталеслесарным кузнечным сектором [1], данный вид промысла свободно развивался поначалу и в других уездах Нижегородской губернии. Отмечалось, что в общей сложности в данном виде промысловой активности было задействовано население нескольких волостей Арзамасского уезда с 26 селениями (в данном случае берутся в оборот еще две волости Нижегородского уезда). Работой занималось около 3 000 дворов [2].

Что можно сказать в целом, относительно работы населения в данной сфере и производства. В основном не выпускалось каких-либо сложных изделий. Ковались только мелкие предметы, которые можно было реализовать. Самым распространенным продуктом кузнецов Арзамасского уезда были маленькие гвозди [3, c. 114–116].

Напомним еще раз, что на занятие любой промысловой деятельностью население толкал недостаток финансовых средств.

Вид промысловой активности населения, о котором сейчас идет речь, не был основным и не являлся определяющим. То есть селения с кустарями-кузнецами не были связаны с собой. Это, по нашему мнению, является отрицательным моментом, поскольку нельзя говорить о том, что 26 селений уезда выступали в роли единой экономической и промышленной единицы, которая имела общие рынки сбыта, одинаковое качество производства и так далее. Распространение данного вида промысла была весьма хаотичным и разбросанным, в его развитие в разных населенных пунктах порой не поддавалось логике. Например, в больших селениях, которые по идее обладали куда более большим экономическим потенциалом и человеческим ресурсом, кузниц для работы находилось гораздо меньше, чем на небольшой по площади селения соседней волости [2].

Как и во многих других случаях, в данном виде промысловой активности существовали два ярко выраженных направления — промыслы местный и отхожий. Забегая вперед отметим, что данные понятия еще будут встречаться нам в дальнейшем. Для полного понимания необходимо разобраться, что означали эти два понятия. Местный кузнечный промысел, как уже становится понятно из самого названия, предусматривал работу людей занятых в данной сфере в конкретном селении. Здесь могла находиться кузница и таким образом у человека имелось постоянное место работы. С понятием отхожий промысел так же нет ничего сложного. В данном случае человек уходил в соседние селения или уезды, если мы говорим о кустарных промыслах в рамках одной губернии. В кузнечном деле Арзамасского уезда наблюдались и отхожие. Их основным занятием были мелкие кузнечные работы типа точения серпов, кос и так далее. При этом, у отхожих было специальное оборудование, в сфере кузнечного дела у людей имелись так называемые «холодные кузницы», которые и помогали работать «на стороне».

Местный промысел наблюдался практически во всех селениях, что было логично, в том время как отхожий кузнечный промысел был развит хуже и сосредотачивался на территории Ивашкинской волости [4, л. 51].

На этом дальнейшая классификация не заканчивалась. Структуры местных и отхожих кузнечных промыслов делились на определенные виды. Начнем с отхожего кузнечного промысла, который имел несколько классификаций. Во-первых, езда на сторону для ведения кузнечного дела с целью дополнительного заработка. Во-вторых, наличие такой категории населения, которые ездили на сторону для реализации уже выпущенной продукции в «домашних» кузницах. Обе категории были достаточно распространены по территории Арзамасского уезда, занятых кузнечным промыслом [4, л. 54]. Может показаться, что местное промысловое занятие не имеет возможности делиться на подкатегории. Однако это суждение ошибочно. Есть возможность разделить местный промысел на определенные подкатегории в связи с видом производимой продукции. По крайней мере, это возможно сделать в Арзамасском уезде. Здесь происходило деление на кузницы кустарей, которые производили гвозди (при чем, неважно какой тип гвоздей это был), и кузницы кустарей производивших только орудия труда (в пример можно привести кустарей деревни Поляна Яблонской волости, которые были заняты на своих кузницах производством орудия труда, а именно топоров) [5, c. 58].

Ранее мы уже упоминали, что развитие было не равномерным. Стоит сказать, что хуже всего кузнечный промысел был развит в Вадской волости. Всего лишь около 20 % процентов населения местности было занято работами в сфере кузнечного промысла. Вад не был единственным населенным пунктом, обладавшим маленьким процентом занятых на кузницах людей [4, л. 38]. Населенные пункты, процент занятого населения на кузницах которого находился в промежутке от 20 % до 50 % — Крутой Майдан, Стрелка, Чегодаевка и так далее. Вторая категория населенных пунктов, где кузнечным промыслом было занято порядка 50 % — 80 % населения — Лопатино, Рохманово и другие. Третья категория населенных пунктов, где процент занятого в кузнечном деле населения был самым высоким, от 80 % до 100 % — это Ивашкино, Сосновка и так далее [2, c. 21–42].

Таким образом, мы наблюдаем несколько категорий населенных пунктов с разным процентом привлечения в сфере кузнечного промысла населения. Стоит сказать о существовании определенной зависимости. Для ряда селений, которые обладали большим количеством кузнецов, в целом кузнечный промысел имел огромное значение. Напротив, для населенных пунктов с малым количеством кузнецов данный вид промысловой активности имел скорее второстепенное значение.

Однако встает вопрос. Если, как мы указывали выше, промыслом занят большой процент населения, то как обстоят дела с традиционной работой на земле? Может показаться, что население совсем забрасывало ее, по той просто причине, что абсолютное большинство было занято в сфере кустарной промышленности, в частности в кузнечном промысле. Но это не так, в независимости от занятий, традиционный земледельческий промысл оставался важен для всех и необходимость в нем никто не отменял.

Все-таки находилась категория людей, которым кузнечный промысел приносил больше доходов, чем земледельческий. В данном случае речь шла о людях, имевших свои кузницы и средства, для того чтобы нанимать на работу крестьян [2]. Ну и нельзя не упомянуть бездомных и людей, которые не имели собственного хозяйства. Другими словами у этих групп лиц не было другого средства дохода, и для того чтобы выжить им приходилось заниматься кузнечным промыслом круглый год. Населению уездов с хорошо развитой системой кузнечных отхожих промыслов, последние приносили примерно столько же доходов, сколько и земледелие.

Однако в подавляющем большинстве случаев, население не могло опираться только на земледелие или только на кузнечный промысел. По этой причине летом занимались обработкой земли, а в зимнее, свободное, время занимались промыслом.

В историческом контексте принято считать, что кузнечный промысел зародился в следующих населенных пунктах — Елховка и Рахманово [6, л. 19]. На первую треть XIX века они продолжали считаться главными пунктами кузнечного производства. Так же стоит отметить, что, например, в Елховку данный вид промысловой деятельности был занесен из Балахнинского уезда, которой был известен как один из пунктов строительства речных судов. Для морского транспорта были необходимы различные металлические изделия, а том числе и гвозди. Возможно, производство судов послужило стимулом для развития кузнечного промысла в селениях Балахнинского уезда. Таким образом, данный вид промышленной активности не являлся местным, а был «завозным». Это означает, что его развитию в переделах Арзамасского уезда поспособствовали люди, занимающиеся отходными работами.

Е. М. Строкин был тем крестьянином-бобылем, которые ездил на заработки в Балахничнский уезд и там же обучался кузнечному делу. По приезду домой, им был открыта первая кузница, которая занималась производством гвоздей. Сначала работой занимался сам Строкин, но со временем ковать металлические изделия стали и односельчане. Именно так распространился данный вид промысла по населенному пункту Елховка [7, л. 24].

Поначалу занятие кузнечным делом приносило не плохие деньги [5, с. 69]. Это было связано, в первую очередь, с отсутствием конкуренции. К 1840 году в Елховке имелось уже пять кузниц. После 1850 года данный вид промысла перешел в другие населенные пункты, такие как — деревня Мордовское, Стрелка, Крутой Майдан, на Вад и окрестности.

Еще одним человеком, который способствовал развитию кузнечного дела, был Г. А. Алексеев. Однако ему принадлежит другая заслуга. Он являлся «изобретателем» так называемой холодной кузницы. В целом под данным понятием имелся в виду набор инструментов в виде ящика и станка, имеющего все кузнечные принадлежности. Полезность холодной кузницы для населения того времени трудно недооценить, так как именно благодаря ей человек мог отправляться на заработки в соседние области имея весь инвентарь для производства изделий при себе.

С развитием кузнечного дела, стали появляться кузницы, на которых работали не сами хозяева, а наемные крестьяне. Численность рабочих на некоторых заведениях достигала 12–15 человек [5, с. 73]. Одним из явлений, хоть и не очень характерным для Арзамасского уезда, было наличие артельных кузниц. Другими словами происходила кооперация кузнецов, например двух десятков человек, с целью на общие средства отстроить кузницу. После завершения строительства полноценного заведения, каждый из кузнецов работал на ней независимо друг от друга, то есть каждый кузнец являлся хозяином сам для себя. По этой причине был высокий заработок.

За неимением артельных объединений, кузнецы уезда были заняты своей работой в кузницах, получивших название «шиповки». Почему такое название? Здесь все просто. На кузницах уезда в основном были заняты работами по производству мелких гвоздей, которые и назывались шиповками. Отсюда и общее название для всех кузнечных заведений. На таких заведениях в среднем работало до 18 человек. Работы на кузницах велись по-разному. Все зависело от двух факторов: времени года и степенью занятости работников. Если мы говорим о времени года, то относительно данного фактора люди работали зимой, так как в лето они были заняты земледелием. Если мы говорим о степени занятости, то стоит отметить, что не все население обладало земельными наделами. По данной причине безземельные или же бобыли, работали на кузнице круглогодично.

Если вести разговор о материале, то самым ходовым естественно было железо. В Арзамасе сырье было дороже, по этой причине он покупалось в основном на ярмарках или в Нижнем Новгороде. В основном закупка материалов проходила в два этапа, которые зависели от сроков: во время Нижегородской ярмарки и зимой, у Нижегородских торговцев, которые продавали железо. Если речь идет о более богатых людях, содержавших кузницы с наемными работниками, то ими закупка материалов производилась сразу и в больших количествах.

Что касается реализации производимой продукции, то здесь необходимо уточнить несколько моментов. Сбыт обычно происходил в Арзамасе и Нижнем Новгороде [2, с. 58–68]. Однако в Арзамасе тех же гвоздей сбывалось очень мало [2]. Производители старались реализовать продукцию преимущественно в Нижнем Новгороде. Что касается сбыта продукции в зимнее время года, то она производилась по типу обмена на материалы в виде железа. Однако данный обмен был не выгоден, так как за гвозди дается меньшая цена, а за материал большая. Таким образом, производитель терял на обмене, но другого варианта реализации не было. Нередкими были случаи, при которых хозяева кузниц, не имевших средств для того чтобы поехать на ярмарку для реализации своей продукции, просили других людей, отправляющихся туда же, реализовать их продукцию. За такие услуги платились сравнительно не большие деньги в размере 20 копеек.

Кузнечный промысел хоть получил широкое распространение, но ему не суждено было занять лидирующие позиции в уезде, как это удалось сделать в селе Павлово или же в Красной Рамени [2, с. 70]. Причина достаточно простая, при небольших объемах производства и относительно не малой цене, по той причине, что производство велось в ручную, без введения дорогостоящих новшеств, продукция не могла выдерживать конкуренции в лице машинного гвоздя. Кузнечный промысел, как на местах так и отходный, продолжал свое существование, но в конце XIX- начале XX века являлся уже менее прибыльным занятием.

 

Литература:

 

1.                  Нижегородская губерния по исследованиям губернского земства. — Вып. II.. — СПб.: Типография Министерства Путей Сообщения (ВЫСОЧАЙШЕ утверждённого Товарищества И. Н. Кушнерёв и К), 1896.

2.                  Карпов, А. В. Кустарные промыслы Арзамасского уезда. — Арзамас, АГПИ, 2010.

3.                  Деньгин Д. Д., Захарова Н. В. Промыслы Нижегородской области: история и современность \\ Нижегородский краеведческий сборник. — Т.1. — Н. Новгород, 2005.

4.                  ГУ ГАНО, Ф. 2, Оп. 1, ед. хр. 74.

5.                  Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. — Вып. 7 — Спб., 1879.

6.                  ГУ ГАНО Ф.2, Оп.1, ед. хр. 203.

7.                  ГУ ГАНО Ф.2, Оп.1, ед. хр. 207.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle