Библиографическое описание:

Кемпель И. В. Организационный механизм, цели и задачи криминальной субкультуры // Молодой ученый. — 2015. — №2. — С. 377-380.

В статье с позиций системного подхода проанализирован феномен криминальной субкультуры, его влияния на общество, деструктивную роль на работу исправительных учреждениях ФСИН России. Намечены основные направления противодействия данному процессу.

Ключевые слова:криминальная субкультура, системный подход, противодействие криминальной субкультуре, ФСИН России, исправительный учреждения, дезорганизация деятельности исправительных учреждений.

 

Изучая феномен «криминальной субкультуры»[1], его определения и характеристики, данные рядом ведущих отечественных и зарубежных ученых [1] можно отметить, что обозначенные ими подходы по определению сущности «криминальной субкультуры» только частично затрагивают ее организационный механизм, цели и задачи деятельности.

Как всякая социальная система, «криминальная субкультура» (КС) обладает набором элементов, необходимых для ее существования: субъектами и объектами управления, коммуникационными каналами, иерархией управления, специфическими задачами, позволяющими КС играть роль, ради которой она возникла и, необходимо отметить, прогрессирует.

Основными субъектами КС выступают ее «закоренелые» носители, такие категории криминального мира, как воры в законе, авторитеты, смотрящие.

Функции воров в законе, как субъектов КС заключается в сборе и анализе информации о ситуации в тюремном и криминальном мире, контактах с внешним миром, пропаганде криминального образа жизни, организации «общака» (коллективного фонда денег и продуктов) и распределении его средств, организации «налогообложения» барыг и материальной помощи нуждающимся заключенным [2].

На более низких уровнях организацию коммуникационных каналов КС берут на себя авторитеты, положенцы и смотрящие, причем нижестоящий лидер подчиняется вышестоящему, что подчеркивает наличие иерархии управления.

Число этих лиц сравнительно не велико, но их отличительными чертами является идеологическое (девиантной направленности) постоянство, строгая приверженность «воровским законам», большое влияние и экономические возможности как в период отбывания наказаний, так и в криминальной среде на «воле».

Помимо них к числу субъектов криминальной субкультуры следует отнести значительное количество осужденных, отбывающих наказания, связанные с лишением свободы (а это сотни тысяч граждан РФ), попавших под влияние «криминальных авторитетов», и вольно или невольно, тоже являющихся носителями КС.

Таким образом, субъекты КС можно разделить на две категории, субъекты, генерирующие ценности криминальной субкультуры и субъекты, являющиеся ее опосредованными носителями.

Объектами воздействия КС являются несколько различных категорий — осужденные к отбытию наказаний в виде лишения свободы, сотрудники правоохранительных органов, включая сотрудников исправительных учреждений (ИУ), культурная среда государства в целом.

Как показывают исследования, объекты воздействия криминальной субкультуры испытывают различное по величине и последствиям влияние КС. Наиболее полно оно проявляется по отношению к осужденным к отбытию наказаний в виде лишения свободы. Это вызвано как высокой концентрацией субъектов КС, отбывающих наказания в исправительных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России (ФСИН России), так и самим наполнением криминальной субкультуры, задачи которой достаточно разнообразны. Ряд исследователей считает, что подобная деятельность служит облегчению отбывание наказания приверженцев и последователей КС [3].

Сотрудники правоохранительных органов испытывают давление КС в силу своих служебных обязанностей, а сотрудники ФСИН России и по причине активного противодействия представителей криминальных структур, отбывающих наказания в виде лишения свободы. На это указывают собственные исследования автора.

Государство и его культурные традиции и институты испытывает опосредованное воздействие КС, однако оно наиболее заметно, поскольку выражается проникновением в культуру, речь, поведение. Освещается в художественной литературе, фильмах, песенном творчестве [4].

По нашему мнению, организационный механизм любого процесса призван объединить и координировать направляющее воздействие субъекта, регулирование протекания процесса и его материальное обеспечение. Указанное наблюдение будет справедливо и для КС.

Например, Н. Яковлев в своей работе отмечал, что тюремная субкультура — это не только жаргон, татуировки, клички, использующиеся в том или ином коллективе (исправительном учреждении), а сложная система (все идеологические, правовые, этические и эстетические элементы криминальной субкультуры выступают в единстве и взаимосвязи), имеющая следующие структурные элементы: иерархию, поведенческие атрибуты, коммуникативные атрибуты, экономические атрибуты [9].

Следует отметить, что функционирование организационного механизма не возможно без целеполагания, которое формирует цели и задачи КС.

Можно отметить, что отдельные элементы КС возникали стихийно, как подсистемы нарождающейся системы — криминального сообщества. Это и было одной из первых целей КС, которая сохранилась и до сих пор — формирование и сохранение самоидентификации одной из социальных систем общества. Здесь же просматривается еще одна цель КС — формирование и сохранение внутренней среды указанной социальной системы.

В последующем цели КС формировались как специфические, с опорой на антагонистические отношения, складывающиеся у криминального сообщества как с обществом, так и с властью, в т. ч. правоохранительными органами. К ним можно отнести: активное отрицание как общественных ценностей, так и существующих норм права (формирование идеологии); формирование взглядов последователей, исповедующих данную идеологию (воспитательные цели); поддержание экономической базы КС; сохранение традиций, в т. ч. формирование субъектов криминальной субкультуры.

В последующем цели КС формировались как специфические, с опорой на антагонистические отношения, складывающиеся у криминального сообщества как с обществом, так и с властью, в т. ч. правоохранительными органами. К ним можно отнести: активное отрицание как общественных ценностей, так и существующих норм права (формирование идеологии); формирование взглядов последователей, исповедующих данную идеологию (воспитательные цели); поддержание экономической базы КС; сохранение традиций, в т. ч. формирование субъектов криминальной субкультуры.

Применительно к конкретному исправительному учреждению (ИУ) цели КС целями можно считать:

-     деструктивное влияние на сознание объектов (осужденных к лишению свободы в ИУ, сотрудников ФСИН, исполняющих функции по обеспечению отбывания наказания) с целью принятия идеологии КС, склонения их к совершению пенитенциарных (должностных) правонарушений и преступлений;

-     поощрение пенитенциарной преступности.

Эти проявления КС отрицательно сказываются на работе исправительных учреждений, что заставляет искать способы их предупреждения и пресечения.

По мнению ряда авторов, основные методы и пути нейтрализации негативного влияния криминальной субкультуры могут включать в себя:

-     правовую составляющую, заключающуюся в совершенствовании уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части регламентации деятельности пенитенциарных учреждений;

-     организационную составляющую, суть которой сводится к более массовому привлечению осужденных к труду;

-     педагогическую составляющую, состоящую в нейтрализации негативного влияния КС на молодежь и осужденных за незначительные преступления [10].

 

Литература:

 

1.      Олейник А. Н. Тюремная субкультура в России от повседневной жизни до государственной власти. Москва, 2001, Александров Ю. К. Очерки криминальной субкультуры. М., 2002, Лысак И. В., Черкасова Ю. Ю. Тюремная субкультура в России. Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2006, Яковлев Н. А. Тюремная (пенитенциарная) субкультура как криминогенный фактор и перспективы нейтрализации ее негативного влияния: Дис.... канд. юрид. наук. Елец, 2006

2.      Лысак И. В., Черкасова Ю. Ю. Тюремная субкультура в России. Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2006, Тулегенов В. В. Криминологическая сущность понятия «Смотрящий»// Вестник Пермского института ФСИН России. 2013. № 1. С. 15–19.

3.      Яковлев Н. А. Тюремная субкультура как феномен и ее негативное влияние на лиц, находящихся в учреждениях ФСИН России // Общество и право. 2008. № 4. С. 177–180,

4.      Тищенко Н.В. История  ГУЛАГА в современных кинотекстах // Вопросы культурологии. 2010. № 5. С. 55-60, Тищенко Н.В. Мифологизация тюремной субкультуры в Советском кинематографе: анализ двух кинотекстов // Социологический журнал. 2011. № 4. С. 54-68

5.      Осипов В. С. Криминологические аспекты тюремной субкультуры и меры по ее противодействию // Вестник Владимирского юридического института. 2012. № 2. С.43–46,

6.      Тулегенов В. В. Криминологическая сущность понятия «Смотрящий»// Вестник Пермского института ФСИН России. 2013. № 1. С. 15–19.

7.      Тищенко Н. В. История ГУЛАГА в современных кинотекстах // Вопросы культурологии. 2010. № 5. С. 55–60,

8.      Тищенко Н. В. Мифологизация тюремной субкультуры в Советском кинематографе: анализ двух кинотекстов // Социологический журнал. 2011. № 4. С. 54–68.

9.      Яковлев Н. А. Тюремная (пенитенциарная) субкультура как криминогенный фактор и перспективы нейтрализации ее негативного влияния: Дис.... канд. юрид. наук. Елец, 2006. С. 20.

10.  Шлыков В. В. Становление и развитие производства пенитенциарных учреждений // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 5, Шлыков В. В. Производственная деятельность как основа трудовой адаптации осужденных к лишению свободы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2007. № 4, Сапогов В. М. Правовое воспитание в механизме формирования правосознания и становления социально активной личности несовершеннолетних осужденных в условиях изоляции от общества // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 2, Уваров И. А. Труд, как средство исправления осужденных в местах лишения свободы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 2, Горшкова Н. А. Васильев А. А. Исправление правонарушителя как основная цель наказания в консервативной правовой доктрине России // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. № 4, Зезюлина Т. А., Михайлов А. Е. Алгоритмизация деятельности сотрудников ФСИН России при обнаружении дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2014. № 1.



[1] Под «криминальной субкультурой» автор понимает единый комплекс (систему), включающий в себя внутреннюю среду криминального сообщества, его усилия по самоидентификации, а так же его деятельность по продвижению своих воззрений и идеалов в жизнь общества

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle