Библиографическое описание:

Поломошнова С. А. Проблема ценностей в социально-гуманитарном познании // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 471-476.

Фундаментом отношения человека к миру является система ценностей. Изменения, происходящие в мире в последние десятилетия, ведут за собой переоценку значимости многих фундаментальных ценностей сложившихся за предыдущие столетия. В связи с этим, актуальность изучения аксиологической проблематики с каждым годом постоянно возрастает.

Понятие «ценность» носит всеобщий, общенаучный, междисциплинарный характер и имеет большое методологическое значение для исследования психолого-педагогических проблем образования.

«Ценность» является центральным понятием в аксиологии (от греч. axia — ценность и logos — учение) — философской дисциплины, занимающейся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований человеческого бытия, задающих направленность и мотивированность человеческой жизни, деятельности и конкретным деяниям и поступкам. [22, с.25] Термин «аксиология» ввел в 1902 г. французский философ П.Лапи. Вместе с тем проблема ценностей и учение о ценностях возникло гораздо раньше [32].

Истоки первых философских суждений, имеющих аксиологический смысл, мы находим в самом начале античной философии. Первый аксиологический вопрос «Что есть благо?» — сформулировал еще Сократ в связи с кризисом афинской демократии. Проблематика ценностей в античности рассматривалась в неразрывной связи с понятием Блага и сущностью бытия, где приоритет отдавался общезначимым принципам разумности. И хотя мыслители античности еще не расчленяли онтологию и аксиологию именно в эту эпоху «возникают тенденции к становлению субъективизма и индивидуализма … в том числе и в понимании мира ценностей» [4, с.14].

В период средневековья произошла переоценка классических античных ценностей, и отождествление их с божественной сущностью. Высшее благо воплощалось в Боге, который являлся олицетворением единства Истины, Добра, Красоты и источником нравственных ценностей. Августин Блаженный выдвигал положение: познай Бога и собственную душу: Бога — через душу, душу — через Бога. Углубление в себя есть путь к Богу. Чем лучше человек познает самого себя, тем ближе он становится к Богу [2, с.31]. В оторванности от Бога, по мнению средневековых философов, ценность человека ничтожна.

Мыслители эпохи Возрождения на первый план ставили ценности гуманизма, провозглашающие личность, ее достоинства и права, необходимость создания условий для формирования всесторонне развитого, жизнерадостного, сильного духом и телом человека. Смысл философии Данте — любовь («движущая Солнце и другие светила»), Ф.Петрарки — теория личных достоинств человека. Ученый-гуманист Эрзам Роттердамский мечтал разбудить в человеке человеческое, способствовать созданию гармонического человеческого общества путем просвещения и приобщения к гуманистической этике и науке. Им были сформулированы ряд этических принципов и ценностей, актуальных и ныне, главный из которых умеренность — «ничего сверх меры». Первостепенной моральной ценностью, согласно Эрзаму, является напряженный труд, только через него могут быть реализованы врожденные способности человека.

Развитие общественных отношений и науки в Новое время дает возможность иначе взглянуть на категорию ценность. Олицетворением человеческого идеала становятся любознательный ученый, предприимчивый купец, расчетливый предприниматель. Высшей ценностью, по мнению философов, выступает человек, который по своей сути свободен и равен Богу, являясь в то же время маленьким звеном в величественном механизме природы [10, с. 186–187].

Просветители разработали концепцию нового общества, ядро которой составили универсальные общечеловеческие принципы, идеалы и ценности: свобода, равенство, справедливость, разум, прогресс и т. д.

Несмотря на многочисленные обращения мыслителей к ценностной проблематике обобщающего представления о ценности как таковой и, соответственно, о закономерностях ее проявления в философии не было. Первым в полной мере осознал своеобразие вопросов о ценностях (в их отличие от вопросов о бытии и познании) И.Кант, который впервые употребляет понятие ценности в специальном, узком смысле. Ученый противопоставляет сферу нравственности (свободы) сфере природы (необходимости). В его учении ценности не имеют самостоятельного бытия, так как они суть требования, обращенные к воле, цели, поставленные перед ней. В соответствии с субъективными и объективными целями И.Кант выделяет относительные абсолютные ценности. Он отмечает, что существование ценностей обусловлено субъектом, который составляет «понятие» о ценности, усматривая ее в реальности. Высшей же ценностью и выражением блага, по И.Канту, является свобода, утверждающая «абсолютную ценность человека» [17].

Отношение к ценности как к самостоятельной философской категории начинается с работы Г.Лотце «Микрокосм. Мысли о естественной и общественной истории человечества. Опыт антропологии». По словам Л. В. Баевой, «Лотце отрывает мир ценностей от предметного мира, в противопоставление развивающемуся в середине XIX в. позитивному и биологическому детерминизму, которые утверждали прагматическое и физиологическое обоснование духовных процессов» [4, с.22].

В ранг высшей философской категории понятие ценность возвели представители Баденской неокантианской школы В.Виндельбанд и Г.Риккерт. Ценности, в понимании В.Виндельбанда, бытием не обладают, не существуют, а только значат. Они всецело подчиняют действительность, образуя своеобразный мир оценивающей деятельности, и предполагают «необходимость долженствования», «общеобязательность», «всеобщее обязательное признание». С этим связана задача философии: постигнуть общезначимые ценности, описать и объяснить их как нормы бытия [9]. Единомышленник В.Виндельбанда и его последователь Г.Риккерт видел глубокий разрыв в современной ему нравственной культуре между «миром действительности» и «царством ценностей». Задачу философии он определяет в поиске третьего царства, посредника между бытием и ценностями — «царства смысла», которое сможет объединить обе части, до сих пор рассматриваемые раздельно. Иначе, по его мнению, философия не даст истолкования смысла жизни, т. е. мировоззрения [25].

К началу XX в. практически все философские направления обозначили свое отношение к ценностям, их специфике и роли в жизни человека и общества.

Философия жизни (В.Дильтей, Г.Зиммель, Ф.Ницше, А.Бергсон), стремилась ввести ценности обратно в бытие, постичь его само как значимое и ценное «в себе». Жизнь превыше всех ценностей уже потому, что она есть, а ценности — это всего лишь «долженствующее быть» [5, с.16].

С точки зрения представителей феноменологической философии (Э.Гуссерль, М. Шелер) ценность есть значимость предмета для человека, она связывает предмет и объект: личность — сосредоточие, «центральное ядро царства ценностей», без осознания ценностей личностью они не определяют ничего [11, с.249].

Представители экзистенциализма (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А.Камю и др.) считали, что ценности необходимо создавать самому, в акте индивидуального выбора. Согласно А. Камю, главной задачей человека становится не только прожить эту жизнь, а как можно больше пережить в ней. Ценность человеческой жизни в ежедневных, ежеминутных, ежесекундных эмоциях [16]. Схожую точку зрения развивает М. Хайдеггер, который считает, что жизненной задачей человека является не конструирование мира, а «вслушивание» в «язык бытия», стремления жить в гармонии [35].

Социологи, трактуя с различных позиций категорию «ценность», рассматривали ее относительно той или иной исторической эпохи, социальной группы, национальной культуры, отдельного индивидуума. Так Т.Парсонс рассматривал консенсус в отношении ценностей в качестве фундаментального интегративного принципа в обществе [24]; Г.Беккер видел предметные ценности как объект являющийся средством реализации потребностей и интересов [6]; для Р.Пэнта ценности являли собой систему идеологических представлений, порождаемых и обуславливаемых социальной средой. М.Вебер рассматривал ценности с позиции нормы, которая обладает некой значимостью для конкретного человека, указывая при этом на особую роль религиозных и этических ценностей [8].

В отечественной науке разработка социально-философского статуса проблемы ценностей в нашей стране связана с именем В. П. Тугаринова, опубликовавшего в 1960г. монографию «О ценностях жизни и культуры», и признавшего существование ценностей как некого специфического явления, осмысляя его с позиции марксизма. С 60-х годов XX века начались интенсивные исследования в области аксиологии, однако, единства в определении ценности и природы ценностного отношения философами достигнуто не было.

А. Г. Здравомыслов, рассматривая ценности во взаимосвязи с потребностями и интересами, говорит о том, что они «представляют собой внутренний стержень культуры, концентрированное духовное выражение потребностей и интересов социальных общностей, центры мотивации человеческого поведения» [14, С.160–165]. С. Ф. Анисимов связывает ценности со смыслом и значением. По его словам, ценности выступают как смыслообразующие факторы при организации деятельности субъекта [3]. И. С. Нарский относит к ценностям лишь высшие общественные идеалы: «Ценности — это идеалы общественной, а на этой основе и личной деятельности» [21, с.62]. В. П. Тугаринов [30] и О. Г. Дробницкий [12] рассматривают ценность как значимость и идеал одновременно.

Фундаментальное значение для рассмотрения проблем аксиологии, на наш взгляд, имеет философское и социально-психологическое обоснование понимания ценностей данное М. С. Каганом. Ученый делает акцент на принципиальном отличии ценностей от норм: норма — рациональный, формализованный регулятор поведения людей, который они получат извне. «Ценность — это внутренний, эмоционально освоенный субъектом ориентир его деятельности, и поэтому она воспринимается им как его собственная духовная интенция» [15, с.163], В понимании М. С. Кагана ценностное сознание личности имеет двухстороннюю направленность: на мир, окружающий личность — мировоззрение, и на саму личность — самосознание.

Принимая позицию М. С. Кагана, о том, что ценность, есть освоенный смысл, В. Н. Сагатовский дает свое определение ценности. Он разделяет объективную ценность — все, что существует в качестве выбираемого субъектом как предпочтительного, имеющего для него значение, и субъективную ценность, являющуюся внутренней основой выбора. По мнению философа, у человека ценность задает ранжировку предпочитаемых потребностей, подлежащих удовлетворению, и средств их удовлетворения. В базовых (главных, наиболее устойчивых) ценностях кристаллизуется фундаментальный настрой, они являются глубинной основой интерпретации информации [27].

В психологических исследованиях понятие ценность раскрывается через понятия ценностное отношение, ценностные ориентации, личностные ценности, ценностное сознание, аксиологическое Я.

В «Словаре практического психолога» рассматриваются три формы существования ценности, в одной из которых «ценности социальные, преломляясь через призму индивидуальной жизнедеятельности, входят в психологическую структуру личности как ценности личностные — один из источников мотивации ее поведения» [29, с.756].

Подобно другим гуманитарным наукам, каждая психологическая школа вкладывает свое значение в понятие «ценность» и рассматривает ценности в разнообразных аспектах.

Так, например, мы не сможем найти постановку проблемы ценностей в психоанализе З.Фрейда. Вместе с тем, «Сверх-Я» или «Супер-эго», одна из трех компонент структуры личности в психоаналитической теории, состоит из комплекса совести, моральных черт и норм поведения [34].

Американские психологи А.Маслоу и К.Роджерс, представители гуманистической психологии, включая ценностный компонент в структуру личности, подчеркивают регулятивную роль ценностей.

Центральным понятием теории А. Маслоу является самоактуализирующаяся личность, которая в процессе становления стремится к максимально реализовать свой человеческий потенциал. В структуру мотивационно-потребностной сферы личности, по А.Маслоу, входят две группы ценностей: ценности свойственные самоактуализирующимся личностям — высшие ценности и ценности, направленные на удовлетворение той или иной потребности — низшие (дефициентные) ценности. А.Маслоу сближает категории ценности и потребности, по его мнению, высшие ценности, могут быть осознаны и реально стать мотивирующими только при условии реализации дефициентных ценностей. Недостатком концепции А.Маслоу является рассмотрение развития личности в отрыве от социальной среды и исторических факторов [19].

В личностно-центрированной психологии К.Роджерса, главным понятием является «Самость» или образ «Я» — система, которая является меняющейся, непостоянной, оказывающая влияние на поведение, состояние человека, выступающая в роли некоего регулятивного и направляющего центра. В структуру «Самости» входят ценности, которые К.Роджерс подразделяет на действенные или «внутренние» (проявляющиеся в выборе реальных объектов, соответствуют внутренним потребностям, личным сиюминутным запросам) и знаемые или «внешние» (проявляющиеся в выборе символических объектов, обобщенные, абстрактные, принятые кем-то и когда-то) [26].

Характеризуя процесс присвоения личностью ценностей, К.Роджерс описывает поведение ребенка. В период младенчества ценности детерминированы потребностями, они не постоянны, а порой прямо противоположны. Постепенно, под влиянием ценностных систем родителей, а также в связи с потенциальной угрозой потери эмоционального контакта с близкими и значимыми людьми при выражении только действенных ценностей, нарушается ценностная автономность ребенка. С целью сохранения их любви и признания, он начинает изменять свое поведение, подстраиваясь под ценности родителей, и постепенно происходит процесс усвоения данных ценностей. Но ценности (знаемые), присвоенные ребенком, не освоены им самостоятельно. В результате, по словам А. Б. Орлова, «локализация ценностного процесса выносится вовне и человек приобретает базальное недоверие к собственным переживаниям и оценкам, к своему индивидуальному опыту как важнейшей детерминанте поведения. С этого момента человек перестает зависеть от себя и начинает зависеть от качества навязанных ему ценностей» [23]. Общий вывод К.Роджерса, актуальный для тематики нашего исследования, состоит в том, что человеку невозможно дать те или иные ценности, они находятся не вне человека, а в его жизненном, аутентичном опыте, в нем самом, и их обнаружение возможно только при создании условий для их полноценного развития.

Ценности по В. Франклу — «универсалии смысла, кристаллизующиеся в типичных ситуациях, с которыми сталкивается общество или даже все человечество» [33, с.288]. Создатель логотерапии, осмысляя мир, указывает на три направления, поиска смысла жизни и соответствующие им три группы ценностей: ценности творчества (что мы даем жизни); ценности переживания (что мы берем от мира); ценности отношения (позиция человека по отношению к боли, вине, смерти). Наибольшую значимость В.Франкл отдает ценностям отношения, благодаря которым «человеческое существование по сути своей никогда не может быть бессмысленным» [там же, с.173].

В.Франкл полагал, что смыслы не даются человеку произвольно, а находятся им ответственно. Руководит человеком в его поиске смысла совесть — «интуитивная способность человека находить смысл ситуации», которая является «единственным средством схватывать смысловые гештальты» [там же, с.294]. Описывая ситуацию, сложившуюся в мире В.Франкл отмечал: «…мы живем в эру разрушающихся и исчезающих традиций. Поэтому, вместо того, чтобы новые ценности создавались посредством обнаружения уникальных смыслов, происходит обратное. Универсальные ценности приходят в упадок» [там же, с.295]. И в связи с этим, ученый утверждал, что «основная задача образования состоит не в том, чтобы довольствоваться передачей традиций и знаний, а в том, чтобы совершенствовать способность, которая дает человеку находить уникальные смыслы» [там же, с.295].

В отечественной психологии Б. Г. Ананьев, Е. И. Головаха, А. И. Донцов, В. Н. Мясищев, Н. Ф. Наумова, К. К. Платонов, М. С. Яницкий и др. ученые отождествляют ценностные ориентации с направленностью, ведущей системообразующей характеристикой личности.

Д. Н. Узнадзе рассматривая ценности, преломлял их через призму «установки», которую он считал главным психическим образованием. Согласно Д. Н. Узнадзе, реакция человека на воздействия внешней среды возникают «лишь после того, как он преломил их в своем сознании, лишь после того, как он осмыслил их» [31, с.87–88].

Г. Е. Залесский рассматривает личностные ценности через категорию «убеждение», которое, по его мнению, обладает побуждающей и когнитивной функциями. Согласно Г. Е. Залесскому, «убеждение носит как бы двойной характер: принятые личностью социальные ценности «запускают» его, а будучи актуализированным, уже само убеждение вносит личностный смысл, пристрастность в реализацию усвоенной общественной ценности, участвует в актах выбора мотива, цели, поступка» [13, с.142].

В. А. Ядов рассматривает ценности через диспозиции личности — иерархические образования, закрепленные в личностной структуре и регулирующие деятельность и поведение человека. Согласно В. А. Ядову, диспозиции возникают в результате столкновения потребностей и условий, в которых соответствующие потребности могут быть удовлетворены. Теоретическая модель диспозиционной структуры представлена четырьмя уровнями. Первый (низший уровень) — элементарные фиксированные неосознаваемые установки, сформированные на основе биологических (витальных) потребностей. Второй уровень — система социальных установок или аттитюдов. Третий уровень — общая (доминирующая) направленность интересов личности в определенные сферы социальной активности. Высший уровень — система ценностных ориентаций на цели жизнедеятельности и средства их достижения. Данный диспозиционный уровень играет решающая роль в саморегуляции поведения. По мнению В. А. Ядова «формирование ценностных ориентаций отвечает высшим социальным потребностям личности в саморазвитии и самовыражении, притом в социально-конкретных, исторически обусловленных формах жизнедеятельности, характерных для образа жизни общества и социальных групп, к которым принадлежит индивид и с которыми себя идентифицирует, а следовательно — мировоззрение, идеологию и образ мыслей которых он разделяет» [36].

В ракурсе нашего исследования мы рассматриваем ценности как некие смысловые образования, определяющие отношения между целями и средствами их достижения; регулирующие и переводящие любые виды деятельности в нравственно-смысловой уровень. Мы соглашаемся с точкой зрения исследователей (К. А. Абульханова-Славская, Б. С. Братусь, Д. А. Леонтьев, А. Г. Москаленко, В. Ф. Сержантов и др.) рассматривающих ценности во взаимосвязи со смыслами.

Д. А. Леонтьев рассматривает ценности как «источники смыслообразования, подключающими индивидуальную жизнедеятельность к жизнедеятельности социума, и, в конечном счете, человечества» [18, с. 124].

По мнению К. А. Абульхановой-Славской ценностью и одновременно переживанием этой ценности «в процессе ее выработки, присвоения или осуществления» является смысл жизни, а «важнейшим делом жизни становятся определение, выбор и реализация ценностей — духовных, культурных, нравственных. Выработка этих ценностей, превращение их в принципы своей жизни, борьба за их реализацию могут составлять жизненную стратегию, основное стратегическое направление жизни» [1, с.36].

Продолжая мысль К. А. Абульхановой-Славской, Б. С. Братусь пишет: «Стать личностью — значит, во-первых, занять определенную жизненную, прежде всего межлюдскую нравственную позицию; во-вторых, в достаточной степени осознавать ее и нести за нее ответственность; в-третьих, утверждать ее своими поступками, делами, всей своей жизнью» [7, с.58]. В качестве направляющих, которые детерминируют отношения человека к основным сферам жизни — к миру, к другим людям, к самому себе Б. С. Братусь выделяет смысловые образования (в случае их осознания — личностные ценности). Личные ценности, по его словам, «осознанные и принятые человеком наиболее общие, генерализованные смыслы его жизни» [там же, с.103].

Д. А. Леонтьев выделяет шесть разновидностей смысловых образований (структур), выступающих как функционально различные элементы смысловой сферы личности: личностный смысл, смысловая установка, мотив, смысловая диспозиция, смысловой конструкт, личностные ценности. Эти смысловые структуры были отнесены Д. А. Леонтьевым к трем уровням организации: высший уровень, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур — личностные ценности, являющиеся неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования. Мотивирующее действие личностных ценностей не ограничивается конкретной деятельностью, конкретной ситуацией, они соотносятся с жизнедеятельностью человека в целом и обладают высокой степенью стабильности. Изменение в системе ценностей представляет собой чрезвычайное, кризисное событие в жизни личности. Рассматривая форму переживания и субъективной репрезентации личностных ценностей, Д. А. Леонтьев отметил, что ценности переживаются как идеалы — конечные ориентиры желательного состояния дел [18].

Согласно В. Ф. Сержантову в характеристике ценности присутствуют два свойства — личностный смысл и значение [28]. Личностный смысл взаимосвязан с потребностями, а значение представляет собой совокупность социально значимых функций, свойств предмета и идеи, благодаря которым они представляют ценность в обществе. По отношению к индивидуальному сознанию ценности отражаются в нем как значения, обладающие определенным смыслом для индивида.

В. Ф. Сержантов и А. Г. Москаленко рассматривают систему ценностных ориентаций личности понятие «аксиологического Я», которое, по их мнению, формируется на основе личностного принятия и ассимилирования доступных индивиду духовных и материальных ценностей [20].

Теоретический анализ категории «ценность» в социально-гуманитарном познании позволил проследить эволюцию взглядов мыслителей: от понимания ценности как блага, сущности бытия или божественной сущности в период античности и средневековья до современного осмысления данного понятия. В настоящее время ученые рассматривают ценность как сложное многоуровневое образование, имеющее неоднородную и неоднозначную природу и проявляющее себя в разных плоскостях освоения действительности. В литературе представлены различные подходы к пониманию ценности — как значимость, идеал, объект направленности, цель. Ученые связывают ценности с потребностями, интересами, установками, убеждениями, эмоциями, смыслами и т. д. При всем разнообразии взглядов исследователей к данной проблеме мы рассматриваем их не как взаимоисключающие, а как взаимодополняющие друг друга. В нашем понимании ценность представляет собой внутренний, эмоционально-освоенный ориентир деятельности (притягательный мотив). Мы соглашаемся с позицией ученых рассматривающих ценности как некие смысловые образования, определяющие отношения между целями и средствами их достижения; регулирующими и переводящими любые виды деятельности в нравственно-смысловой уровень.

 

Литература:

 

1.                  Абульханова-Славская, К. А. Стратегия жизни [Текст] / К. А. Абульханова-Славская. — М.: Мысль, 1991. — 299с.

2.                  Алексеев, П. В. История философии [Текст] / П. В. Алексеев. — М.: ТК Велби, Проспект, 2005. — 240с.

3.                  Анисимов, С. Ф. Духовные ценности: производство и потребление [Текст] / С. Ф. Анисимов. — М.: Мысль, 1988. — 253с.

4.                  Баева, Л. В. Ценности изменяющегося мира: экзистенциальная аксиология истории: монография / Л. В. Баева. — Астрахань, 2004. — 277с.

5.                  Барышков, В. П. Аксиология личностного бытия [Текст] / В. П. Барышков. — М.: Логос, 2005. — 192с.

6.                  Беккер, Г. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении [Текст]: пер. с англ. / Г.Беккер, А.Босков. — М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961. — 882с.

7.                  Братусь, Б. С. Аномалии личности [Текст] / Б. С. Братусь. — М.: Мысль, 1988. — 301 с.

8.                  Вебер, М. Избранные произведения [Текст]: пер. с нем. / Сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; Предисл. П. П. Гайденко. — М., 1990. — 808 с.

9.                  Виндельбанд, В. От Канта до Ницше [Текст]: пер. с нем. / Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками в 2 т. / В.Виндельбанд. — М.: Терра-Канон-Пресс-Ц, 2000. — 512с.

10.              Волкова, А. Н. История философии [Текст] / А. Н. Волкова, В. С. Горнев, Р. Н. Данильченко. — М.,1997. — 458 с.

11.              Гуссерль, Э. Избранные работы [Текст]: пер. с нем. / Э.Гуссерль. — М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005. (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского») — 464 с.

12.              Дробницкий, О. Г. Некоторые аспекты проблемы ценности [Текст] / О. Г. Дробницкий // Проблемы ценности в философии. — Москва; Ленинград, 1966. — 124 с.

13.              Залесский, Г. Е. Психология мировоззрения и убеждений личности [Текст] / Г. Е. Залесский. — М.: Издательcтво Московского университета, 1994. — 144 с.

14.              Здравомыслов, А. Г. Потребности, интересы, ценности [Текст] / А. Г. Здравомыслов. — М.: Политиздат, 1986. — 224 с.

15.              Каган, М. С. Философская теория ценностей [Текст] / М. С. Каган. — СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. — 205 с.

16.              Камю, А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство [Текст] / А.Камю. — М., 1990. — 415 с.

17.              Кант, И. Критика чистого разума [Текст]: пер. с нем. / И.Кант. — М.: Эксмо; СПб.:Мидгард, 2007. — 1120 с.

18.              Леонтьев, Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности [Текст]: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальностям психологии / Д. А. Леонтьев. — 3-е изд., доп. — М.: Смысл, 2007. — 510 с.

19.              Маслоу, А. Мотивация и личность [Текст] / А.Маслоу. — СПб.: Питер, 2009. — 352 с.

20.              Москаленко, А. Т. Смысл жизни и личность [Текст] / А. Т. Москаленко, В. Ф. Сержантов. — Новосибирск: Наука Сиб. отд-ние, 1989. — 205 с.

21.              Нарский, И. С. Ценность и полезность [Текст] / И. С. Нарский // Философские науки. — 1969. — № 3.- С.62–64.

22.              Новейший философский словарь [Текст] / Составитель и главный научный редактор А. А. Грицанов. — Минск: Книжный Дом, 2003. — 1280 с.

23.              Орлов, А. Б. Человекоцентрированный подход в психологии, психотерапии, образовании и политике (к 100-летию со дня рождения К.Роджерса) [Текст] / А. Б. Орлов // Вопросы психологии, 2002. — № 2. — с. 64–84.

24.              Парсонс, Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения [Текст]: пер. с англ. / Т.Парсонс // Американская социологическая мысль. — М. 1996. — С. 494–526.

25.              Риккерт, Г. Два пути теории познания [Текст] / Г.Риккерт // Новые идеи в философии. Сборник седьмой. Теория познания III. — СПб.: Образование, 1913. — С. 1–79.

26.              Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека [Текст]: пер. с англ. / К.Роджерс. — М.: Прогресс, Универс, 1994. — 520 с.

27.              Сагатовский, В. Н. Ценности и духовность [Текст] / В. Н. Сагатовский / Философия в духовной жизни общества (Материалы Первого Российского Философского конгресса). Т. 1. СПб. 1997. — С. 124–127.

28.              Сержантов, В. Ф. Человек, его природа и смысл бытия [Текст] / В. Ф. Сержантов. — М., 1990. — 360 с.

29.              Словарь практического психолога [Текст] / Сост. С. Ю. Головин. — Минск: Харвест, 1998. — 798 с.

30.              Тугаринов, В. П. Марксисткая философия и проблема ценности [Текст] / В. П. Тугаринов // Проблема ценности в философии / под ред. А. Г. Харчева (гл. ред), Т. Н. Горнштейн, М. А. Кисселя и В. П. Тугаринова. — М.-Л.: Наука, 1966. — с. 14–24.

31.              Узнадзе, Д. Н. Теория установки [Текст] / Д. Н. Унадзе / под редакцией Ш. А. Надирашвили и В. К. Цаава. — М.: Институт практической психологии, Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. — 448с.

32.              Философия [Текст]: Учебник / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко. — 2-е изд., испр. и доп. — M.: Юристъ. 2004. — 520 с.

33.              Франкл В. Человек в поисках смысла [Текст]: Сборник: пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л. Я. Гозмана и Д. А. Леонтьева. — М.:Прогресс,1990. — 368с.

34.              Фрейд, З. Введение в психоанализ [Текст]: пер. с нем. / З.Фрейд. — Спб.: Лениздат, Команда А, 2012–544с.

35.              Хайдеггер, М. Время и бытие: Статьи и выступления [Текст]: пер. с нем. / М.Хайдеггер. — М.: Республика, 1993. — 447 с.

36.              Ядов, В. А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности [Текст] / В. А. Ядов. — Л.: ЛГУ, 1979. — 264с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle