Библиографическое описание:

Мартынова М. А. Социальные танцы в психологической практике (на примере хастла) // Молодой ученый. — 2014. — №17. — С. 567-570.

Недостаток общения в современном обществе привел к тому, что люди начали чаще обращаться к занятиям различными танцевальными практиками, которые позволяют не только снять накопившееся эмоциональное напряжение, но и найти новых друзей и знакомых. В связи с этим увлечение социальными танцами в настоящее время становится особенно распространенным. При этом систематические занятия таким видом танцев не только восполняют потребность практикующих их людей в общении, но и способствуют их изменению в психологическом плане. Это обусловлено тем, что, подобно любой танцевальной практике, социальные танцы позволяют человеку научиться владеть собственным телом, развивают координацию движений и повышают физическую выносливость. В итоге человек становится более уверенным в себе, а также благодаря танцам приобретает опыт разрешения таких ситуаций, которые метафорически напоминают его реальные проблемные ситуации. За счет этого он получает возможность для того, чтобы пересмотреть свой взгляд на многие волнующие его вопросы. Это и составляет основу для изменений в психологическом плане. В связи с этим социальные танцы могут применяться в психологической практике для оказания помощи людям по проблемам межличностных отношений и личностного роста. Хастл принадлежит к такой категории социальных танцев, которая стремительно приобретает популярность в последнее время. Поэтому необходимо определить возможности его использования в работе практического психолога.

Само понятие «социальные танцы» является переводом с заимствованного англоязычного понятия «social dance». Если обратиться к стандартному англо-русскому словарю, то в нем английское слово «social» переводится, прежде всего, как «социальный, общественный, общительный». Получается, что социальные танцы имеют непосредственное отношение к обществу и связаны с общением [7, c. 30]. Действительно, к ним относят такие практики, в которых танец выступает, прежде всего, как повод для общения, а также возможность развития и реализации личностного потенциала [6, c. 28]. Эту разновидность танцев также называют бытовыми танцами. Они составляют категорию танцев, исполняющихся в быту — на танцевальных площадках, танцевальных вечерах. Цель бытовых танцев — исполнение их лишь для удовольствия самих танцующих [7, c. 30].

Следовательно, отличительной особенностью социальных танцев является не достижение профессиональных целей в танцевальной сфере, а, прежде всего, приятное проведение свободного от работы времени. При этом они предусматривают две формы организации досуга. С одной стороны, это проведение занятий, которые представляют собой собственно процесс обучения танцующих, с другой стороны, это специально проводимые танцевальные вечера и дискотеки, на которых танцующие имеют возможность продемонстрировать приобретенные ими на занятиях танцевальные навыки [7]. Причем в отношении большинства социальных танцев посещение дискотек является обязательным требованием к организации процесса обучения. К социальным танцам относятся аргентинское танго, хастл, сальса, мамба, буги-вуги, рок-н-ролл, чарльстон и др. [1,2].

Кроме того, социальные танцы имеют общественный характер, так как они доступны для широких масс людей независимо от их статуса и положения в обществе. На занятиях и танцевальных вечерах все социальные различия стираются. Никому не важно, чем человек занимается в рабочее время, вне хобби. Особый интерес представляет лишь личность человека, а не его социальный статус или самореализация в карьере.

Грамотно выстроенные занятия социальными танцами и организованные танцевальные вечера способствуют коммуникативному взаимодействию людей друг с другом, а также формированию общественных отношений между ними. На подобных занятиях и в рамках соответствующих форм коллективного досуга танцующие имеют возможность завести новых друзей и знакомых с целью общения. Кроме того, несмотря на разнообразие стилевых направлений социального танца приоритетным являются танцы в паре, что позволяет партнерам общаться и во время танца, и между их исполнением. Социальные танцы в данном контексте способствуют не только закреплению танцевальных навыков, но и налаживанию коммуникативного контакта между людьми, их активному общению друг с другом. Поэтому, социальные танцы — это не только и не столько танец, сколько общение, т. е. коммуникативное взаимодействие людей друг с другом.

Методика обучения парным социальным танцам и проведение танцевальных вечеров в различных странах имеют общую основу и выстроены по определенным принципам, среди которых необходимо отметить следующие. Первым таким принципом является отсутствие постоянного танцевального партнера. В студиях социальных танцев разных стран практикуется смена партнеров, что способствует активному общению танцующих с разными танцевальными партнерами и партнершами. Это расширяет круг коммуникативного взаимодействия танцующих. При этом существуют такие стили социальных танцев, исполнение которых подразумевает танец только с разными партнерами, например, руэда — групповая сальса, во время которой мужчины постоянно меняются партнершами [7].

Второй особенностью, или вторым принципом, социальных танцев является импровизация. На занятиях танцующие осваивают основные элементы того или иного танца. Владея определенным набором движений, танцующие могут сочинять свою схему их исполнения, т. е. самостоятельно создавать танец во время его исполнения. Социальные танцы не предусматривают жестко структурированной последовательности движений, что позволяет танцевать с разными партнерами и партнершами, не переживая за то, что кто-то не знает танцевальной вариации.

Поскольку танец носит импровизационный характер и исполняется двумя людьми в паре, то третьим принципом социальных танцев, способствующим взаимопониманию танцующих, является ведение партнера и следование партнерши. В импровизационных социальных танцах ведущим всегда является партнер, он должен продумывать движения, давать понятные импульсы партнерше, не забывать танцевать самому и смотреть на соседние пары, чтобы не допустить столкновения с ними. Роль партнерши, в свою очередь, заключается в том, чтобы следовать импульсам партнера и украшать танец. При этом следует отметить, что роль партнерши не менее важна в данном случае, чем роль партнера. «Слушать» партнера, его ведение и выполнять те движения, на которые он дает импульс является важной задачей партнерши для обеспечения успешного взаимодействия. Следовательно, невербальное коммуникативное взаимодействие в социальных танцах осуществляется за счет ведения партнера и следования этому ведению партнерши [7]. Необходимо отметить, что в этом принципе социальных танцев закреплено традиционное распределение ролей мужчины и женщины. Поэтому регулярная практика этого вида танцев может способствовать приобретению традиционных мужских или женских качеств, а также изменению отношения к противоположному полу.

Пытаясь определить сущность социальных танцев, П. Ринзланд в статье «Traditional social dancing» отметил следующее: «Социальный значит общий. Скорее содействующий, чем соревновательный. Значит, выражать уважение тем, с кем мы танцуем, будь то танцевальный партнер или кто-либо другой, с кем мы так же разделяем танцевальный паркет. Это значит занятие, на котором каждый хорошо проводит время без эгоизма с чьей-либо стороны. Это означает общаться, а не хвастаться. Это танец со всеми, а не только с излюбленными партнерами, и, обычно, это смена партнеров. Это означает быть вежливым в партнерстве, подождать начала мелодии, прежде чем требовать от кого-то танцевать. Это означает включающий, а не исключающий» [цит. по: 7, c. 33]. Получается, что социальные танцы сближают людей, подталкивают их навстречу друг другу, формируют чувство такта и умение следовать определенным правилам в общении, и именно это во многом определяет их терапевтический потенциал. Ведь, общаясь с другими людьми, человек получает возможность по-новому взглянуть на то, что ему уже известно, а это, в свою очередь, способствует разрешению имеющихся у него трудностей.

Социальные танцы могут быть использованы в психологической практике при работе с группой, особую эффективность они доказали в работе с семейными парами. Возможно включение в группу, практикующую социальные танцы как терапевтическое средство, человека, который до этого работал с психологом индивидуально. Люди юношеского возраста и старше составляют категорию потенциальных адресатов психологической помощи с использованием этого вида танцев. Они могут применяться для решения проблем личностного роста (развитие инициативности, креативности, приобретение традиционных мужских или женских черт и т. д.), неуверенности в себе, тревожности, агрессивности, а также проблем межличностного характера [4,5]. Эти выводы подтверждаются результатами экспериментальных исследований. В частности, И. А. Новикова и Д. А. Толстова установили, что молодые люди, практикующие латиноамериканские социальные танцы (сальсу), отличаются более гармоничным развитием общительности, уверенностью в себе и меньшей агрессивностью, а для разрешения конфликтов предпочитают использовать конструктивные стратегии (сотрудничество) [6, c. 34–35].

Танцевальный терапевт М. В. Киселева, опираясь на собственные наблюдения и личный опыт занятий социальными танцами, отмечает, что к числу достоинств использования социальных танцев в психологической практике следует отнести отсутствие необходимости анализа переживаний и умозаключений людей, занимающихся танцами, на сознательном уровне [3]. Т. е. оказание психологической помощи через занятия социальными танцами предполагает лишь погружение в этот вид танцев и его регулярную практику. После каждого занятия либо после практики социальных танцев как отдельного упражнения проводится рефлексия, но глубокий и детальный анализ процесса изменений в этом случае не проводится. По мнению М. В. Киселевой, при работе с семейными парами социальные танцы могут успешно применяться для решения таких проблем как границы в семейных отношениях, неумение брать на себя ответственность, неумение доверять другим людям, проблема реализации своего «Я» в паре, отсутствие диалога в паре, заниженная самооценка и т. д. Она подчеркивает, что если женщина научится следовать за мужчиной в танце, научится доверять ему, выполняя самые сложные поддержки, то в таком случае можно ожидать изменения характера взаимоотношений в паре. Этот факт справедлив и в отношении мужчины: если он научится брать на себя ответственность за то, каким будет следующее движение пары и рисунок танца в целом, станет опорой для женщины в танце, то и отношения между ними приобретут иной характер [3].

М. В. Киселева придерживается мысли о том, что любой из видов социальных танцев обладает терапевтическим потенциалом и может быть использован в работе психолога. При этом специфика применения каждого из видов социальных танцев в практике психолога определяется характером самого танца (музыка, стилистика, танцевальные движения) [3]. Рассмотрим более подробно использование хастла в психологической практике.

Хастл (от англ. «hustle» — 1) суматоха, толкотня, сутолока; 2) бешенная деятельность, энергия) появился в России в 90-е гг. ХХ в. и быстро приобрел широкую популярность. Этот танец может исполняться на дискотеках, вечеринках, в клубах. В США хастл стал частью системы образования: его преподают в некоторых школах, колледжах и университетах, например, в Йельском университете. В остальных странах его не выделяют в отдельный танец, а относят к свободному стилю в танцевальной практике.

Хастл занимает особое положение среди социальных танцев, поскольку вобрал в себя элементы многих из них (сальса, рок-н-ролл, буги-вуги, меренге, мамба, танго и др.). Танец приспособлен к условиям крайнего дефицита площади на дискотеках: все, что нужно для танцующей пары, — 1–2 свободных квадратных метра. Хастл танцуется под любую музыку (чаще всего под диско- или поп-музыку), в любом темпе и с любым партнером или партнершей. Он легко доступен всем, кто хоть как-то умеет двигаться под музыку, независимо от возраста. Его основные элементы неопытный человек сможет освоить за 10–15 занятий. Кроме того, в хастле нет четких правил и схем, для него однозначно определены лишь техника и принцип ведения партнерши. В связи с этим из всех социальных танцев хастл в большей степени построен на импровизации, при этом танцующие могут «на ходу» фантазировать и придумывать рисунок танца. Поэтому он может с успехом использоваться как средство самовыражения и общения. Музыкальный размер танца– 4/4, ритм — 28–30 тактов (120 ударов) в минуту [1,2].

М. В. Киселева подчеркивает, что терапевтический потенциал хастла в плане оказания психологической помощи определяет практически полное отсутствие стилистических рамок. В связи с этим у человека, практикующего хастл, появляется возможность найти, выработать и выразить свой индивидуальный способ движения [3]. Следовательно, этот вид социальных танцев может применяться для решения проблем личностного роста, формирования таких личностных качеств, которые помогают человеку добиться успеха в социальном плане. Характер музыки и танцевальных движений в хастле предполагают, что человек погружается в мир активной деятельности и начинает решительно и смело продвигаться вперед. Поэтому регулярная практика таких танцевальных движений может способствовать формированию соответствующих личностных черт. Об этом говорят полученные многими танцевальными терапевтами на практике результаты, например, подобной мысли придерживается Г. Ротт [4]. При работе с семейными парами хастл подходит для развития доверительных отношений и построения более четких границ в паре без потери слаженности движений [3]. Как и другие виды социальных танцев, хастл включается в занятия с группой, он может выступать как в качестве основного терапевтического средства, так и в качестве дополнительного. При этом необходимо, чтобы ведущий группы имел собственный опыт занятий социальными танцами.

Таким образом, социальные танцы представляют собой особую категорию танцев, которые исполняются не для достижения профессиональных успехов, а для восполнения недостатка общения и снятия эмоционального напряжения. Они предоставляют возможность найти новых друзей и знакомых, преодолеть страх и стеснение перед общением с другими людьми, научиться владеть собственным телом, а также развить отдельные личностные качества. Социальные танцы могут применяться в работе практического психолога, причем особую эффективность они доказали в решении межличностных проблем, а именно проблем во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. Хастл относится к социальным танцам и может использоваться в психологической практике для оказания помощи человеку в поиске сфер, подходящих для самовыражения, развитии инициативности и креативности, в построении доверительных отношений и более четких границ в паре без потери слаженности движений. Его терапевтические возможности определяются практически полным отсутствием стилистических рамок и ярко выраженным импровизационным характером. Это и создает условия для решения волнующих человека проблем. Ведь, как отметила в свое время Б. Эван: «Честная импровизация — это прямой путь к бессознательному» [4].

Литература:

1.    История ХАСТЛА [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://vizavidance.narod.ru/history_hustle.html (дата обращения: 5.10.2014 г.).

2.    История Хастла [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.demina-studio.ru/sitehtml/articleshl2.html (дата обращения: 5.10.2014 г.).

3.    Киселева М. В. Роль социальных танцев в семейной терапии [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://psydance.ru/?page_id=117 (дата обращения: 1.10.2014 г.).

4.    Козлов В. В., Гиршон А. Е., Веремеенко Н. И. Интегративная танцевально-двигательная терапия. — СПб.: Речь, 2010. — 286 с.

5.    Осипова А. А. Общая психокоррекция. — М.: ТЦ Сфера, 2005. — 512 с.

6.    Новикова И. А., Толстова Д. А. Психологические особенности молодых людей, увлекающихся социальными латиноамериканскими танцами // Вестник РУДН. Серия Педагогика и психология. — 2013. — № 1. — С. 28–36.

7.    Ткачук М. А. Социальный танец в системе межкультурной коммуникации // Ойкумена. — 2012. — № 2. — С. 29–35.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle