Библиографическое описание:

Кугультинова А. С. Теккерей глазами викторианского читателя в сравнении с Диккенсом // Молодой ученый. — 2014. — №15. — С. 402-404.

Данная статья посвящена реалистичному видению жизни английского писателя Теккерея и восприятие викторианского читателя его произведений.

Ключевые слова: Теккерей, реализм, викторианский читатель, Диккенс, ирония

Переход от романтизма к реализму ознаменовался появлением на литературном поприще таких мастеров пера, как Диккенс и Теккерей. Но литературная слава бывает капризной. И судьба этих великих писателей сложилась по-разному. Слава пришла к Диккенсу рано и не покидала его до последнего часа.

Иначе сложилась творческая судьба Теккерея. В 1847 г. после выхода первых выпусков самого известного романа Теккерея «Ярмарка тщеславия», и рядовые читатели, и даже литературные критики ничего не могли сказать в пользу писателя, так как совершенно не знали его предыдущих произведений. А между тем Теккерей к тому времени уже сотрудничал с сатирическим журналом «Панч» и напечатал там несколько своих произведений, таких как «Записки юного сноба» и «Баллады о полисмене Икс».

Теккерей был незаслуженно осмеян некоторыми английскими критиками, однако его стиль жизни, характер совершенно не совпадали с их злыми и колкими высказываниями о писателе.

Классик XIX в., автор «Ярмарки Тщеславия» был открыт по-настоящему только в середине двадцатого века. Однако этому парадоксу найдется справедливое объяснение.

Теккерей не шел на поводу моды викторианской эпохи. Он не гнался за славой и не стремился потакать прихотям его читателей. Он нес благородное бремя в Англии, как это делал Достоевский в России. Он писал правду. Настоящую правду, без прикрас и лживых слез, без красноречивых, пышных и бесполезных восклицаний. Если Бекки Шарп хитрая, корыстная, беспощадная авантюристка, она будет показана автором именно в таком облике. Автор без стеснений нарекает ее эпитетами, которые ярко раскрывают настоящий образ Ребекки: «паук», «змея», «лисица», «сирена», «Клеопатра» и т. п. Но автор не наказывает Ребекку за всё зло, которое «везде и всюду несла эта женщина», ведь она не отличается от всех жителей ярмарки, так что наказывать ее не за чем. В мире героев Теккерея тщеславие — норма человеческого поведения, что противоречило правилам викторианской этики. Однако парадокс заключался в том, что в то время на деле все обстояло совсем иначе. Поэтому писатель в укор самому себе решил разоблачить английское общество XIX в. и обеспечить себе не самую лучшую репутацию, в отличие от Диккенса.

У Теккерея был свой взгляд на многие истины, представления и верования эпохи. Он не терпел вычурности, преувеличений и фальшивых восклицаний.

«Искусство романа, — писал Теккерей в письме известному критику Дэвиду Мэссону, — в том и состоит, чтобы изображать Природу, передавать с наибольшей силой ощущение реальности... Я не думаю, что Диккенс надлежащим образом изображает природу. На мой вкус, Микобер не человек, но ходячее преувеличение, как собственно и его имя — не имя, а лишь гротеск. Этот герой восхитителен, и я от души смеюсь над ним, но он не более живой человек, чем мой Панч, и именно поэтому я протестую» [4].

Викторианская публика была приучена к романтически-возвышенному облику преступника. Однако Теккерей в произведении «Барри-Линдон» показал истинное и совсем не привлекательное лицо преступника. «Замахнулся Теккерей и на самое святое в викторианской морали — на добродетель, на всех этих ангелоподобных героинь, которые были почти обязательной принадлежностью романов того времени» [4].

Приверженец права изображать людей, а не героев, Теккерей в подзаголовке к «Ярмарке тщеславия» сделал важное уточнение — «роман без героя».

Читатель, привыкший к тому, что автор должен интерпретировать каждую ситуацию, каждую главу и сцену, чувствовал себя потерянным без подсказки, без одобрений или осуждений писателя. Ему приходилось искать ответ на вопрос, кого одобряет Теккерей в своих книгах, а кого нет. Как относиться к беспощадной авантюристке Бекки Шарп, когда она помогла Доббину обрести свою любовь? Доббину, который всегда относился с отвращением к ее хитрым и коварным поступкам. Викторианский читатель в замешательстве. Образ автора совершенно не уловим.

Критики того времени называли «Ярмарку тщеславия» «желчной, злой, не возвышающей душу книгой, увидели в ней лишь жестокую сатиру на современное общество, но не заметили дидактической посылки автора» [4].

Подобно Лермонтову Теккерей был талантлив не только в литературе. Он также отлично рисовал. Но однажды, попробовав написать иллюстрации к одному из произведений Диккенса, Теккерей был безжалостно раскритикован викторианским почитателем Диккенсом. Диккенс, будучи не менее талантливым писателем, сумел распознать в рисунках Теккерея сатирические и насмешливые образы. Однако, автор «Пиквика» нуждался в добрых и по-детски смешных рисунках.

Личные и творческие взаимоотношения Диккенса и Теккерея — одна из любопытнейших страниц в истории английской литературы XIX столетия. Они были не похожи друг на друга во всем.

«Теккерей вырос в обеспеченной, интеллигентной семье. У него были прекрасные, по-настоящему дружеские отношения не только с матерью, но и с ее мужем, который принимал самое деятельное участие в судьбе пасынка» [4].

«Диккенс, человек крайне эмоциональный, весь во власти минуты и настроения, мог быть безудержно добрым и столь же неумеренно нетерпеливым даже с близкими и друзьями, безропотно сносившими капризы его поведения. Он был ярок и неумерен во всем: любовь к преувеличению, гротеску, романтическое кипение чувств» [4].

Другое дело — Теккерей. Безжалостный сатирик и смелый пародист, он был терпимым и доброжелательным человеком. Не жалуясь на свою судьбу, Теккерей воспитывал двух дочерей, «стоически» сносил болезнь. Теккерей был готов первым протянуть руку не только помощи, но и примирения, что и произошло, когда они поссорились с Диккенсом. «Скандал был глупым. Диккенс, поддавшись настроению, поддержал некоего мистера Йейтса, крайне пренебрежительно отозвавшегося в своей статье о Теккерее, в частности, об обстоятельствах его семейной жизни. Спустя несколько лет, Теккерей, увидев уже тяжко больного Диккенса, хотя Диккенс и был явно неправ во всей этой истории, окликнул его и первым в знак примирения протянул руку» [4].

«Воззрения их на искусство также были различны. Каждый утверждал Правду — но свою. Диккенс создавал гротески добра (Пиквик) и зла (Квилп, Урия Гип), его безудержное воображение вызвало к жизни дивные романтические сказки, где правда идей важнее и значительнее правды фактов («Лавка древностей», «Рождественские повести»)» [2]. Однако, Теккерей в своих произведениях «Ярмарка тщеславия», «Генри Эсмонд», «Ньюкомы», «Виргинцы» обличал несправедливость и нравственную ущербность.

«Современная Теккерею критика окрестила писателя «апостолом посредственности». Даже Шарлотта Бронте писала: «Его герои неромантичны как утро понедельника» [4].

«Сила социального и нравственного воздействия прозы Теккерея не только в обличении, но во всепроникающей иронии, обнажающей фальшь, порок, претенциозность и не жалеющей при этом даже самого себя» [4].

Честертон, понимавший эту особенность художественной манеры Теккерея, остроумно заметил, что книгу очерков об английских снобах мог бы написать и Диккенс, но только Теккерей мог сделать такую важную приписку к заглавию — «написанную одним из них».

«В своеобразии его иронии и весьма непростом понимании жизни отчасти содержатся объяснение относительно малой популярности Теккерея при жизни» [2]. Современники Теккерея ценили комизм ради комизма и потому с такой готовностью откликались на романы Диккенса, особенно ранние, «Крошка Доррит», «Жизнь и приключения Николаса Никклби», где всегда есть целый ряд забавных, веселых эпизодов. «Викторианский читатель ценил гротеск, отдавал должное сатире, был сентиментален, с радостью умилялся добродетели и скорбел о поруганной невинности» [2]. Теккереевская ирония оставляла его равнодушным и даже пугала. Слезы, которые исторгала у него смерть Крошки Нелл из «Лавки древностей» или же маленького Поля из «Домби и сына», нравственно возвышали его. «Но смех от иронических замечаний или отступлений Теккерея настораживал — в любую минуту он грозил сделать своей мишенью и самого читателя» [4].

Еще одна особенность Теккерея, которая отличает его почти от всех его современников — это чувство реальности, проникающее во все его писания, реальности, о которой он помнит даже во время самых «сумасбродных взрывов юмора». В его манере нет ничего театрального; то же самое следует сказать о его персонажах. Они все индивидуальны в правильном смысле этого слова. Теккерей пишет «с натуры», а не выдумывает, не «роется в реквизите какого-то захудалого театрика».
Есть у него еще одна особенность, за которую ему достается от критиков, а именно — что он «безжалостно раскрывает тайну, которая хранится в каждом чулане». Он являет нам иллюзии лишь для того, чтобы показать их безумие. «Насмешливый Мефистофель, он не даст вас обмануть, он смеется над вами, над всеми, над собой» [4].

Итак, Теккерей был настоящим реалистом и потому обладал реалистическим видением жизни, что доказывает его собственное высказывание: «Диккенс пытался передать мне свое восхищение поэзией Теннисона, — сказал Теккерей, — но все возвышенное, идеальное не трогает меня. Держись от него подальше! Англичанам больше по душе ростбиф!»...

Литература:

1.      Википедия, Теккерей Уильям Мейкпис [Электронный ресурс].-- https://ru.wikipedia.org/wiki/Теккерей,_Уильям_Мейкпис

2.      Гениева Е. Ю. Странная судьба Уильяма Теккерея [Электронный ресурс].-- http://www.philology.ru/literature3/genieva-89c.htm

3.      Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. — 4-е изд., М., 1997.

4.      Теккерей в воспоминаниях современников [Электронный ресурс].--http://lib.ru/INPROZ/TEKKEREJ/tekkerei_memoirs.txt

5.      Чарльз Диккенс. Первые романы [Электронный ресурс].-- http://detectivemethod.ru/english-authors/dickens-first-novels/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle