Библиографическое описание:

Короткова М. Н. Охранительное и просветительское направления политики российского государства в области интернет-пространства: оценка эффективности глазами студентов // Молодой ученый. — 2014. — №13. — С. 214-216.

Автор статьи анализирует отношение студентов к охранительному направлению политики российского государства в области интернет-пространства, прежде всего, оценку степени ее эффективности.

Ключевые слова:популизм, информационные войны, информационная безопасность, интернет-политика государства, Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи в Государственной Думе РФ, кибервойска, Открытое правительство, куки, интернет-фишинг, боты.

Интернет является одним из самых значительных явлений последних двух десятилетий. Для миллионов людей он становится альтернативным, а иногда и единственным источником и средством получения информации [10]. Согласно опросу, проведенному ВЦИОМ в ноябре 2012 года, около 56 % наших соотечественников регулярно пользуются Интернетом [7], а суточная аудитория поисковой системы «Яндекс» сопоставима с аудиторией «Первого канала» [2].

В далеком 1997 году, на заре популярности Сети выдающийся польский футуролог С. Лем озвучил идею о том, что интернет-пространство вскоре станет ареной для новых битв, главным оружием которых будет информация [8, с. 469]. Его пессимистичный прогноз сегодня полностью оправдался. Мировая Сеть все чаще превращается в место для проведения махинации и информационных войн между развитыми странами [1].

В этих условиях главное задачей государств является защита своих граждан от подобных угроз. Безусловно, российское правительство на данный момент предпринимает решительные шаги по обеспечению информационной безопасности страны, в рамках которых можно выделить три направления. Первое, охранительное, базируется на создании специальных государственных органов, призванных вести мониторинг и обработку информации, а также борьбу с пиратством и другими виртуальными угрозами [1, 5, 12]. Второе, просветительское, основано на работе с разнообразными СМИ — теле- и радиовещательными компаниями и печатными изданиями [3]. Третье, популяризаторское, ориентировано на создание положительного интернет-образа государства [4].

В апреле 2014 года в Пермской государственной медицинской академии им. Е. А. Вагнера было проведено анкетирование, целью которого являлось определение степени эффективности российской государственной политики по обеспечению информационной безопасности населения страны в глазах студентов. В качестве респондентов выступили учащиеся первого курса педиатрического факультета — 74 девушки и 15 юношей в возрасте от 17 до 23 лет.

Для достижения поставленной цели необходимо было ответить на следующие вопросы:

1)      как часто и с какой целью студенты посещают Интернет;

2)      доверяют ли они информации, полученной в Мировой Сети;

3)      влияет ли эта информация на их действия и поступки, например на участие в протестных мероприятиях;

4)      имеют ли респонденты представление о том, что такое информационная война и какими средствами она ведется;

5)      ощущают ли они результаты политики государства, проводимой в интернет-пространстве, и как оценивают ее в целом.

Все участники анкетирования ответили, что посещают Интернет ежедневно. Чаще всего с целью общения в социальных сетях — 91 %; поиска информации по работе или учебе — 81 %; просмотра видео, фильмов, музыки — 64 %, последних новостей, сводок погоды, курса валют — 40 %; а также для участия в on-line играх — 8 %.

Интерес сильного пола к онлайн-играм гораздо выше, чем у слабого (27 % против 4 %). Девушки, в свою очередь, делают больший акцент на общении в социальных сетях и меньший — на просмотр новостей (91 % и 67 %, 36 % и 60 % соответственно).

Многие специалисты, выступающие на тему информационных войн в СМИ, отмечают огромное, прежде всего, негативное влияние Мировой Сети на мировоззрение, поступки и действия людей. Во-первых, они полагают, что Интернет разжигает в людях агрессию и злобу, желание самоутвердиться за чужой счет. Во-вторых, эти авторы убеждены, что Интернет, особенно социальные сети, используются развитыми государствами в качестве площадки для борьбы с другими государствами. Мировая Сеть с помощью различных технических ухищрений (создание искусственного топа новостей, привлечения внимания к определённым темам за счет создания армии ботов и т. д.) становится способом организации массовых протестов [3, 9, 11].

Как выяснилось в результате анкетирования, на заголовки новостей в информационных лентах обращает внимание почти три четверти студентов (74 %); на самые обсуждаемые темы в социальных сетях — чуть больше половины (61 %). Таким образом, повестка дня, сформированная в интернете-пространстве, в целом и с некоторыми оговорками находит своего адресата. Но доверяют ли респонденты получаемой информации?

По данным ВЦИОМ, 62 % населения России доверяют отзывам в социальных сетях [11]. Что касается данного анкетирования, безоговорочно доверяют сведениям из Интернета 53 % юношей, остальные 47 % выдвигают условия, среди которых чаще всего встречаются упоминания о «проверенной» информации с заслуживающих доверия сайтов/блогов/форумов (20 %). Ответы девушек более разнообразны по форме, но не содержанию. Также следует отметить, что они настроены более скептически, чем юноши. Полученную из Интернета информацию принимают на веру чуть более трети (34 %) представительниц слабого пола. «Не всегда», «когда как», «иногда», «частично», «периодически», «выборочно», «с осторожностью» — 45 %, авторитетным авторам и источникам — 14 %, категорически не доверяют — 7 %. В целом, подводя промежуточный итог по этому блоку вопросов, можно сказать, что информация, расположенная в Сети, ни только находит своего адресата, но, действительно, оказывает влияние на формирование повестки дня.

На вопрос, принимали ли участники анкетирования участие в различного рода протестных действиях, 12 % студентов ответили положительно. Респонденты-юноши отметили свое участие в оппозиционных митингах, шествиях, демонстрациях. Варианты, предложенные девушками, отличались большим разнообразием: 25 % — публиковали на своей страничке в социальных сетях информацию, носящую протестный характер; 12,5 % совершали призыв к совершению протестных действий; 25 % принимали участие в сборе электронных подписей в пользу оппозиционных деятелей; 25 % — в оппозиционных митингах, шествиях, демонстрациях; 12,5 % — в сборе петиций.

Почти половина тех, кто так или иначе признал свое участие в протестной деятельности (45 % — 33 % юношей и 50 % девушек), отрицали влияние на нее социальных сетей; 36 % (67 % юношей и 25 % девушек) затруднились ответить; 25 % представительниц слабого пола признали существующую взаимосвязь.

Таким образом, опасения о наличие значительной роли социальных сетей в привлечении молодежи к протестной деятельности некоторыми авторами несколько преувеличены.

Следующий блок вопросов анкеты был направлен на выявление представлений студентов об информационной войне. На открытый вопрос, что такое информационное война, 61 % респондентов (53 % юношей и 62 % девушек) ответили, что не знают. Студенты, которые сформулировали свои ответы, чаще всего воспринимали информационную войну как «искажение истины», «соперничество», «противоречие» между «достоверной» и «ложной» информацией. Многие увидели в ней «воздействие на население путем распространения определенной информации», то есть манипуляцию общественным сознанием (в качестве инициаторов обычно выступали СМИ и государство). И, если брать в качестве эталона определения информационной войны определение, данное основоположником российской IT индустрии И. Ашмановым [1], то 47 % юношей и 38 % девушек, которые пытались дать свой ответ, в целом имеют верное представление о данном явлении.

Немаловажной задачей исследования было выяснить, знают ли студенты о средствах, которыми ведется информационная война.

О существовании ботов/роботов имеют представление 76 % проанкетированных (93 % юношей и 73 % девушек). Более половины из них (65 % — 73 % юношей и 63 % девушек) уверены, что в состоянии отличить действия аккаунтов виртуальных личностей от действий аккаунтов реальных людей. Эти данные позволяют нам отметить одну из причин, по которой респонденты доверяют информации, полученной из Интернета: они уверены в своих навыках и опыте работы с ресурсами Сети.

О существовании куков знают 25 % респондентов (60 % юношей и 18 % девушек). Чуть более половины из них (59 %) оценивают эти программы положительно: отмечают ориентацию на предпочтения пользователей. Менее четверти этой группы (18 % — 11 % юношей и 23 % девушек) относятся к существованию куков отрицательно, мотивирую корыстными целями их создателей. Остальные 23 % (33 % юношей и 15 % девушек) полагают, что куки содержат в себе как отрицательные, так и положительные стороны. Таким образом, большая часть проанкетированных студентов не видит в данных программах угрозы своей информационной безопасности.

На открытый вопрос, что такое интернет-фишинг, 79 % респондентов (60 % юношей и 82 % девушек) ответили, что не знают. Остальные участники анкетирования предложили разнообразные ответы, которые условно были разделены на 4 группы. Представители первой (14 %) вполне справедливо признали в интернет-фишинге мошеннические действия, направленные на кражу логинов, паролей, персональной информации в целом; сторонники второй (4 %) — процесс поиска информации; третьей (2 %) — навязчивую рекламу; четвертой (1 %) — поиск нарушителей в интернет-пространстве. Таким образом, осведомленность молодых людей об интернет-фишинге крайне низка, а в некоторых случаях носит неправильный характер.

На вопрос, о каких мерах, предпринимаемых правительством РФ по обеспечении информационной безопасности страны в интернет-пространстве, слышали респонденты, были получены следующие ответы. Большинство участников анкетирования (90 % — 80 % юношей и 92 % девушек) назвали борьбу с пиратством, то есть с нелицензированными материалами, незаконно выложенными в открытом доступе без учета авторского права. Почти четверть студентов (22 % — 27 % юношей и 22 % девушек) отметила меры, направленные на ликвидацию информационной безграмотности населения с помощью официальных средств массовой информации, объясняющих и разоблачающих механизмы ведения информационных войн. Менее четверти учащихся (16 % — 13 % юношей и 16 % девушек) осведомлены о создание Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи в Государственной Думе РФ. Почти столько же (15 % — 33 % юношей и всего 11 % девушек) знакомы с идеей формирование «киберподразделений» в Вооруженных Силах РФ. Самой малочисленной оказалась группа студентов (12 % — 13 % юношей и 12 % девушек), которая обладает знанием о создании государственных интернет-площадок, подобных «Открытому правительству».

Самый последний вопрос анкеты должен был определить степень эффективности мер, предпринимаемых правительством РФ по обеспечению информационной безопасности страны в интернет-пространстве. Следует отметить, что только 11 % респондентов (14 % девушек и 0 % юношей) оценили ее положительно; 42 % (33 % юношей и 43 % девушек) затруднились ответить; почти половина (47 % — 67 % юношей и 43 % девушек) высказались в негативным ключе.

Подводя итоги, можно отметить следующее. Во-первых, мировая сеть занимает значительное место в жизни студентов. Во-вторых, учащиеся согласны с необходимостью введения и совершенствования (пока далекой от идеала) особой политики в области интернет-пространства.

Литература:

1.         Ашманов, И. Забил я цифрой пушку туго. Помогут ли победе в информационной войне роботы и мобилизация хакеров? / Беседовал И. Елисеев // Российская газета: [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/05/23/ashmanov.html (дата обращения: 21.01.2014).

2.         Ашманов, И. Короткая память. Как изменился Интернет в 2012 году и что ждет его в 2013? / Беседовал И. Елков // Российская газета [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/ 01/17/ashmanov.html (дата обращения: 10.11.2013).

3.         Беляев, Д. Блоговброс. Чем отличается настоящая новость от «вброса»? // Российская газета: [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2012/10/11/blog.html (дата обращения: 21.01.2014).

4.         Бирюкова, Л. Молодая гвардия «Единой России» делает ставку на агитацию в соцсетях // Ведомости: [сайт]. URL: http://www.vedomosti.ru/politics/news/9352261/ v_kontakte_s_gvardejcami (дата обращения: 10.01.2014).

5.         Благовещенский, А. В российской армии появится киберкомандование // Российская газета: [сайт]. URL: http://inosmi.ru/politic/20120311/187848018.html (дата обращения: 21.01.2014).

6.         Городова, М. Виртуальный рай. Кто и как нас продает в Сети // Российская газета: [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/07/18/gorodova.html (дата обращения: 28.07.2013).

7.         Дондурей, Д., Колесов, Г. Жизнь без «Одноклассников». Как быть тем, кто не поспевает за прогрессом? / Беседовала С. Альперина // Российская газета [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/01/17/progress.html (дата обращения: 10.11.2013).

8.         Лем, Ст. Молох. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. С. 469.

9.         Нежданов, И., Митрофанов, А. Битвы в Сети. Кто и как управляет информационными войнами / Беседовала М. Городова // Российская газета: [сайт]. URL: http:// www.rg.ru/2014/04/10/infovoiny.html (дата обращения: 21.04.2014).

10.     Нужна ли цензура в Интернете? Вопрос недели // Российская газета [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2012/10/11/internet-cenzura.html (дата обращения: 10.11.2012).

11.     Снегирев, В. Жизнь в режиме on-line-2. Продолжение записок пленника социальной сети // Российская газета: [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/11/14/bloger.html (дата обращения: 10.01.2014).

12.     Тимофеева, О. Закрытый просмотр. Стремление влиять на СМИ часто дает обратный эффект / Беседовал М. Барщевский // Российская газета: [сайт]. URL: http://www.rg.ru/ 2012/11/08/effekt.html (дата обращения: 21.01.2014).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle