Библиографическое описание:

Маричева Н. Н. Междисциплинарные исследования в экономике // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 443-445.

По мере своего развития, экономическая наука неизбежно сталкивается с областью определения научного знания, ранее не включенного в круг экономических дисциплин. При этом последние годы предпочтение отдается преимущественно естественным наукам, которые в той или иной сфере проливают свет на поведение человека на рынке — пожалуй, наименее изученную область экономики, в результате чего возникают такие дисциплины, как нейроэкономика, поведенческая экономика, поведенческие финансы и прочие. Данная работа представляет собой своего рода обзор наиболее актуальных исследований переднего края экономической науки.

Долгое время поведение человека на рынке в целях упрощения моделирования рыночных механизмов представлялось как рациональное, подразумевая, что потребителю точно известна полезность, которую приносит то или иное благо. Однако в первой половине двадцатого века возникла институциональная экономика, основанная главным образом на опровержении этого допущения. Стоит отметить, что на сегодняшний день научный инструментарий значительно продвинулся в области детализации поведения человека на рынке, результатом чего стало возникновение, в частности, нейроэкономики, которая, строго говоря, не является экономической дисциплиной, однако объясняет некоторые особенности поведения, подчас необходимые для микроэкономических исследований. Собственно нейроэкономика определяется как раздел нейробиологии, который объединяет достижения экономики, психологии и других дисциплин в изучении природы принятия решений. Нейроэкономисты пытаются объяснить механизм принятия решений с помощью анализа активности нейронов, иллюстрируя свои умозаключения любопытными примерами. В частости, нейроэкономисты занимаются исследованиями феномена справедливости: двум испытуемым предлагали сыграть в «Ультиматум»: одному человеку давали 100 долларов, которые он должен был поделить со своим напарником, причём себе он мог взять 99, а коллеге отдать доллар. В свою очередь, последний испытуемый имел право отказаться от своей доли, если считал делёж несправедливым, и в этом случае деньги не доставались никому. В ходе эксперимента выяснилось, что люди склонны отказываться от «законной» доли при разделении 60 к 40. «Когда человеку предлагают несправедливую сумму, в его мозге активизируются нейроны эмоциональной области, — комментирует Василий Ключарев из Базельского Университета. — В момент отказа от денег активность в этой области невероятно высокая. По силе точно такие же эмоции человек испытывает при боли или отвращении. Видимо, в нас заложено врождённое чувство справедливости. Именно поэтому в игре “Ультиматум” люди чаще всего делили сумму пополам». Нейроэкономика, наряду с уже описанным, занимается изучением социального влияния, а именно выявлением механизмов, объясняющих то, как влияет мнение социума на поведение человека.

Феномен конформизма иллюстрируют хрестоматийные исследования Аша Соломона, в рамках которых испытуемый оказывается в группе из шести человек, каждый из которых в ответ на вопрос «какая из трёх линий идентична по длине линии X?», заведомо давал неправильный ответ. Когда очередь доходила до испытуемого, то, несмотря на очевидность их ошибки, он соглашался с ними, при этом только 26 % участников эксперимента выбирали правильный ответ. В данном случае гипотеза строится вокруг предположения о том, что в аналогичной ситуации в мозге возникает сигнал ошибки — если этот сигнал достаточно сильный, превосходящий определённый порог, то человек под влиянием большинства меняет своё мнение. Фактически это означает, что субъективные ценности и реакцию на поведение других можно задать, зная механизм работы мозга. Так, в исследовании уже упомянутого В.Ключарева была предпринята попытка сделать из испытуемых нонконформистов. Используя магнитное поле, группа исследователей искусственно подавляла в мозге испытуемого сигнал ошибки (ту область, которая вовлечена в его генерацию). Результат исследования доказал, что воздействие на данную область обеспечивает объективно правильный ответ, т. е. испытуемые стали реже менять своё мнение на мнение группы. В тех случаях, когда стимулировались другие области мозга или стимуляция как таковая отсутствовала, испытуемые продолжали менять своё мнение. Для полноты описания отметим, что, с точки зрения эволюции, тип поведения, свойственный большинству, является наиболее оптимальным, однако это не всегда верно.

Новейшие исследования доказываются также, что сила воли человека, способность его противостоять обстоятельствам, фактически задается спецификой развития головного мозга в пренатальный период, иными словами, «воспитание» силы воли есть не более чем фольклор. Более того, человек склонен думать, что решение принято им сознательно, в том время как исследования в области нейроэкономики доказывают, что решение можно предсказать по активности мозга приблизительно за восемь секунд до осознания собственно решения.

Стоит отметить, что нейробиологическим аналогом полезности является активность нейронных сетей, которая, при определенных условиях, может быть искусственно задана извне. Так, более пятидесяти лет назад один из основателей современной нейробиологии Джеймс Олдс провел весьма показательный эксперимент — он вживил электрод в центр удовольствия крысы и дал ей возможность стимулировать себя электричеством. В результате эксперимента выяснилось, что у крысы полностью отпадают потребности в пище и сне — крыса напрямую стимулирует свой нейроны до тех пор, пока не умрет от истощения.

Таким образом, можно сделать вывод, что выбор осуществляется в пользу не тех благ, которые являются ценностью во внешнем мире, а тех, которые вызывают наибольшую нейронную активность. В совокупности с пониманием того, что потребление в долгосрочной перспективе имеет количественные пределы, знание о стимуляции мозга теоретически может быть использовано в корыстных целях.

Возникновение поведенческой экономики как науки уходит корнями в 50-е годы прошлого века, когда Герберт Саймон, ее основатель, одним из первых заговорил о нереалистичности психологических предпосылок, из которых исходят стандартные неоклассические модели. Ему принадлежит авторство термина «ограниченной рациональности» для обозначения всего спектра ограничений, касающихся знаний и вычислительных способностей людей, не позволяющих им вести себя в реальном мире так, как предсказывает неоклассическая теория. Он выделял три главных задачи, на решение которых должен быть нацелен поведенческий анализ: эмпирическая проверка предположений неоклассической теории о человеческом поведении и в тех случаях, когда они оказываются неадекватными, формулирование эмпирических закономерностей, отражающих то, как оно строится в реальной жизни; выведение практических следствий для функционирования различных экономических систем, общественных институтов, политики государства; эмпирический анализ содержания фактически имеющихся у индивидов функций полезности, который позволял бы делать более точные предсказания об их экономическом поведении, чем это удается неоклассической теории. Другим основателем поведенческой экономики считается Дж. Катона, который ввел в научный оборот сам термин «поведенческая экономика»

Стоит отметить, что оба специалиста принадлежат к так называемой старой поведенческой экономике, которая вызвала значительный общественный резонанс — Г.Саймон получил Нобелевскую премию по экономике в 1978 за разработку соответствующих идей. Однако для экономической науки в целом исследования прошли практически бесследно, и на тот момент не привели к возданию самостоятельной дисциплины.

Поведенческая экономика в современном ее виде возникла на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков, будучи основанной на работах Даниэля Канемана, лауреата нобелевской премии 2002 года за «включение данных психологических исследований в экономическую науку, в особенности тех, что касаются суждений человека и принятия решения в ситуации неопределенности».

Канеман доказал, что, зачастую, поступки людей идут в разрез предсказаниям экономической теории. В статье под названием «Теория перспектив: анализ принятия решений в условиях риска», написанная в соавторстве с профессором Стэндфордского университета Амосом Тверски, Канеман утверждает, что, по результатам многолетних исследований, люди не способны рационально оценивать выгоды и потери от принимаемых ими решений. В частности, люди склонны по-разному реагировать на ситуацию, в зависимости от того теряют они или выигрывают. Так, радость получить выигрыш равный 100 рублей для человека оказывается меньшим, чем горечь потери тех же 100 рублей. Также выяснилось, что даже люди, имеющие математическое образование, люди склонны заблуждаться при оценке вероятностей тех или иных событий, принимая во внимания общепринятые стереотипы и заблуждения, а так же собственные ощущения.

Современная поведенческая экономика охватывает главным образом такие направления как

1.          Эвристика, которая изучает механизмы творческого, нелогичного мышления человека, в силу того, что зачастую решения принимаются, основываясь именно на интуитивных конструкциях.

2.          Фрейм, т. е. изучение смысловых рамок, которыми оперируют люди для понимания и действия в тех или иных событиях.

3.          Рыночная неэффективность, а именно ошибки принятия решений на рынке, которые приводят к различным рыночным аномалиям, в том числе неверной установке цен, неэффективному распределению ресурсов и прочего.

Поведенческие финансы (BF — Behavioral Finance)– это течение, в рамках которого рассматривается синтез классических теорий и новых концепций анализа, моделирования и прогнозирования динамики рынка капитала, учитывающих непредсказуемые роявления иррациональности на фондовом рынке.

Фактически являясь ответвлением поведенческой экономики, та поведенческие финансы на сегодняшний день представляют собой, прежде всего, некий набор эффектов, которые в той или иной степени описывают поведение человека на финансовом рынке.

К наиболее значимым из них можно отнести следующие:

1)        Эффект оформления, который заключается в разном восприятии экономическими субъектами ситуации, если преподносится в разных формулировках.

2)        Эффект изоляции, в соответствии с которым экономические субъекты, упрощая выбор между различными перспективами, игнорируют общие черты, сосредотачивая внимание на различиях.

3)        Иллюзия контроля — склонность к большему риску в ситуации кажущейся возможности влияния на исход операции.

4)        Эффект компетентности, который объясняет тот факт, что экономические субъекты склонны к большему риску в тех областях, где они являются более компетентными, независимо от того, может ли их осведомленность и профессионализм каким-либо образом повлиять на вероятность того или иного исхода.

5)        Эффект капкана характеризует положение, при котором экономический субъект осознает негативные изменения в перспективе развития инвестиционного проекта, в который он уже осуществил вложения, однако сознательно продолжает развивать проект дальше.

6)        Эффект определенности. Предпочтение индивидами меньшего дохода, но «наверняка», большему доходу, но с некоторой меньшей вероятностью получения.

7)        Эффект наличных денег. Большинство экономических субъектов неспособно верно оценить влияние инфляционных процессов, поскольку их восприятие основано на абсолютных величинах наличных денежных сумм.

8)        Эффект предрасположенности. Характерная для инвесторов тенденция долго держать в своих портфелях акции, которые не приносят прибыли, и слишком быстро продавать акции, которые дают прибыль.

9)        Эффект «сверхреакции» — острая реакция на новую информацию о корпоративных ценных бумагах, независимо от того, плохая она или хорошая.

В заключение автор считает нужным упомянуть, что на сегодняшний день результаты междисциплинарных исследований в экономике зачастую подтверждают, что называется, здравый смысл, однако необходимо иметь ввиду, что как таковые поведенческие исследования в экономике относятся к зарождающимся дисциплинам, исследующим наименее изученную область научного знания. Поэтому логично предположить, что значительные открытия будущего принадлежать именно этой области.

Литература:

1.         Е. А. Коваленко /Теория поведенческих финансов и ее применение к прогнозированию доходности финансовых активов // Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь

2.         В.Ключарев //статья «Иллюзия свободы» http://neweconomist.ru/articles/neyroekonomika/marina_muraveva_vasiliy_klyucharev_illyuziya_svobody/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle