Библиографическое описание:

Гончарова С. П. Нравственное падение личности как обратная сторона финансового успеха в романе Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби» // Молодой ученый. — 2014. — №6. — С. 635-638.

В истории Америки ХХ век является знаменательным периодом не только в экономическом, социальном плане, но и в культурном и духовном. В ХХ веке американская литература выходит на совершенно новый уровень с появлением такого течения как Модернизм. Литература Модернизма достигает своего пика в Америке с 1920-х до 1940-х годов. Среди самых ярких представителей данного течения мы можем отметить таких авторов как Э.Хемингуэй, У.Фолкнер и Ф. С. Фицджеральд.

Несмотря на то, что личности и творчество этих писателей сильно различаются, их объединяет отрицание войны и милитаризма, неприятие послевоенной действительности с ее духом наживы, критическое отношение к современному им обществу. Впоследствии, по меткому выражению Г.Стайн эта группа писателей послевоенного периода получила название «Потерянное поколение».

Фицджеральд стал одним из самых ярких представителей этого направления и вошел в литературу США прежде всего как первый выразитель его идей. Он же дал активно цитировавшуюся в критике афористическую характеристику поколения, обнаружившего, что «все боги умерли, все войны отгремели, всякая вера подорвана.».. [6, т. 1, с. 283].

В творчестве Ф. С. Фицджеральда тема Потерянного поколения звучит в картинах пагубной погони за богатством, которая охватила молодых людей послевоенной Америки. Ф. С. Фицджеральд, являясь символом данной эпохи, даёт ей название «Век джаза». Эстетика этого периода кардинально отличается от того к чему привыкло американское общество, от литературных, духовных, идеологических норм и представлений. «Век джаза» охватывал период американской истории, начиная с окончания Первой мировой войны и до Великой Депрессии 1930-х годов.

Характерной чертой эпохи джаза явилось особое ощущение времени, в котором каждое мгновение ощущалось как вечность. Это было время отрицания будущего, и лишь желание жить и наслаждаться сегодняшним днём, сиюминутным моментом. Говоря об этом поколении, американский критик М.Каули отмечает, что оно «принадлежало периоду перехода от ценностей уже устоявшихся к ценностям, которые еще должны были быть созданы» [цит. по 1, с. 187]. Пульсирующие, нервные ритмы этого стиля наиболее полно передавали атмосферу лихорадочного веселья, присущую этой эпохе.

Возвращаясь к судьбе Ф. С. Фицджеральда, следует отметить, что добившись успеха и открыв для общества новый век, новую эпоху, новые возможности, он смог вести жизнь, которая была для многих воплощением «американской мечты», однако это обстоятельство не сделало его счастливым. Прочувствовав на себе неоправданность собственных надежд, наблюдая результаты и последствия трудов на пути к ней, он отмечает трансформацию личности, — человек становится неспособен управлять собой в тот момент, когда им управляет Мечта.

Вся жизнь и романы автора пронизаны противоречиями, отсюда возникает сложный вопрос о принадлежности творчества автора к какому-либо литературному течению. Творчество Фицджеральда вобрало в себя черты многих литературных направлений. Принимая во внимание, что Фицджеральд является глубоким психологом человеческой души и что личность автора многообразна и оригинальна, рассмотрение его творчества с точки зрения разных литературных направлений приведет к новому видению его произведений.

Тем не менее для исследователя творчества Ф. С. Фицджеральда существует одна опасность, которой следует избегать. Многие исследователи сталкивались с тем, что использование биографического метода приводило их к подмене объективной оценки очередной «легендой». Сложно не согласиться с мнением американского критика Роберта Скляра, который настаивает на необходимости проводить четкую границу между личной жизнью и творчеством писателя. Как справедливо замечает Скляр: «Ничто так не способствовало появлению искаженной интерпретации жизни и творчества Фицджеральда, как соблазн <…> рассматривать его творчество и жизнь, словно одно может быть поставлено на место другого» [8, p. 4].

Роман «Великий Гэтсби» появился одновременно с «Американской трагедией» Т.Драйзера. Главные персонажи этих произведений жаждут реализовать «американскую мечту», для каждого она своя, но, по сути, она сводится к богатству и престижности, в конечном итоге оба терпят сокрушительное поражение. Клайд Грифитс и Джей Гэтсби, как пишет А. Н. Николюкин, это «два варианта одного и того же социального типа, молодого человека, готового идти на все ради осуществления своей мечты, прислушивающегося лишь к одному зову — «барабанным зорям своей судьбы» [3, c. 64].

Анализируя образ Гэтсби, критики отмечают ряд существенных моментов. К примеру, А.Старцев находит образ Гэтсби двойственным и делает следующий вывод: «Проблема Гэтсби, который не сумел отделить свой идеал любви от идеала богатства, сводится, в конечном счете, к моральной и эстетической капитуляции человека перед мощью денег» [4, с.271]. Я. Н. Засурский проводит параллель между Гэтсби и Клайдом Гриффитсом, причем делает важное замечание: «Если Клайд Гриффитс погубил Роберту ради стремления жениться на богатой девушке, то Гэтсби добивается богатства ради того, чтобы завоевать право на любимую им женщину, но это оказывается невозможным, и в этом его трагедия. Трагедии Гриффитса и Гэтсби совсем не похожи друг на друга, но первопричина у них одна — это американская трагедия, трагедия человека, погубленного буржуазной Америкой с её девизом: деньги все могут» [1, с.203].

В том, что Фицджеральд писал о богатых людях и их жизни почти всегда присутствовал критический и трезвый взгляд. Это отношение оттачивало его социальное видение проблемы и побуждало оценивать собственные иллюзии и заблуждения с жестокой прямотой. Как истинный художник, он всегда был исключительно честен и открыт для читателей. Его лучшие книги остались в литературе подлинным подтверждением несостоятельности мещанских идеалов, крушением «американской мечты» и трагедией людей, что следовали мнимым нравственным ориентирам. Оттого они и сейчас не теряют своей актуальности. Индивидуум всегда интересовал его только в его отношении к обществу. Значительность его достижений как художника в «Великом Гэтсби» есть не что иное, как результат тончайшего переплетения в романе личного и социального.

Пожалуй, никому из американских писателей не удалось заглянуть в такие глубины психики своих соотечественников и столь полно исследовать их, как это сделал Ф. С. Фицджеральд. В своем романе автор заглянул в глубину души каждого своего героя, показал читателям сущность человека, мотивы и побуждения его действий, то что движет им, аргументировал и наполнил логикой каждый шаг своего персонажа. Представил нам истинные ценности для каждого и то, за счет чего формируются для эти ценности. И в то же время как это было свойственно Модернизму, автор не называет положительных и отрицательных героев, он дает нам возможность оценить каждого героя самостоятельно. При этом в действиях и образе жизни каждого героя, автор заставляет нас увидеть свою логику.

Повествование в романе ведется от лица Ника Каррауэя — троюродного брата Дэйзи и однокурсника Тома Бьюкенена. Не имея близкой связи с ними, он всё же поддерживает теплые приятельские отношения. Ник представлен нам порядочным, честным молодым человеком из почтенной зажиточной семьи штата Миннесоты, который закончив Йельский университет и побывав на фронте в годы Первой Мировой войны, едет в Нью-Йорк изучать кредитное дело. Соседом Ника становится некий таинственный мистер Гэтсби, с которым Ник Каррауэй знакомится не сразу, но в результате Ник и Джей становятся приятелями. Ник оказывается первым, кому Джей Гэтсби открывает своё истинное лицо и истинную историю своей жизни. Именно Нику все герои произведения доверяют свои секреты. А ему приходится лишь безропотно, не вмешиваясь, выслушивать тайные признания. Ник совершенно не способен к осуждению людей, возможно именно поэтому мы наблюдаем историю Великого Гэтсби через призму его восприятия.

Дэйзи Бьюкенен, являясь родственницей Ника, не имеет абсолютно никакого сходства с ним. Она выросла в богатой семье, привыкла к роскоши и просто не может себе представить другую жизнь. Здесь стоит упомянуть о сходстве персонажа Дэйзи Бьюкенен с Зельдой, женой Фицджеральда, которая также «была влюблена в деньги». Однако жизнь аристократичной Дэйзи не так сладка, как нам кажется. Ее брак с Томом трудно назвать счастливым, то что связывает их вместе легче назвать взаимозависимостью, чем любовью. Более того натура Дэйзи — очень двойственна. С одной стороны это милая, терпеливая, любящая, переживающая и хранящая в себе все проблемы и невзгоды в семье, Дэйзи. Но с другой стороны она меркантильная, расчетливая, хитрая и эгоистичная, для которой деньги, достаток и роскошь куда важнее любви, чувств и духовных ценностей.

Жизненная драма Дэйзи заключается в том, что она променяла единственное в своей жизни подлинное, искреннее чувство к Гэтсби на материальный достаток, выйдя замуж за Тома. При этом нельзя сказать что она не любила Гэтсби. Фактически она пошла на поводу у общественного вкуса, объясняя свой поступок тем, что «Богатые девочки не выходят замуж за бедных мальчиков». Ангельская внешность Дэйзи так же обманчива, как и ее проникновенный голос, на самом деле она также безразлична к судьбам других людей, как и ее муж, Том. По мере развития сюжета романа Дэйзи становится косвенно виновной в смерти троих людей, но это никак не нарушает роскошного течения ее жизни.

Здесь нам опять стоит отдать должное мастерству автора, ведь несмотря на то, кем является Дэйзи, многие читатели симпатизируют ей, считая ее даже положительным, но наивным персонажем. Но Дэйзи далеко не наивна, безграничное себялюбие делает ее расчетливой и беспринципной. Почему же у читателей складывается такое впечатление? Опять же, потому что мы видим логику в каждом действии и мысли героя, настолько умело автор раскрывает нам сущность его мотивации. Дэйзи выросла в такой роскоши, привыкла к подобному уровню жизни, была окружена людьми с определенным образом мысли и впитывала в себя все, что её окружало, думала так, как те, кто её окружает. И нам становится сложно осуждать её в том, что она избалована или в том, что она лишена человеческих качеств, свойственных людям из других сословий, так как она просто не знает другой жизни. У читателя даже возникает чувство жалости к данному персонажу. Дэйзи можно пожалеть за то, что она несчастна, но ей приходиться мириться с этим, чтобы сохранить привычный уклад жизни.

Жалость возникает у нас с осознанием того, что она постоянно живет, подавляя свою личность. Прикрывшись маской наивности и незнания, она является потребителем, получая всё чего захочет и что самое страшное, растит свою дочь также «Дай только бог, чтобы она выросла дурой, потому что в нашей жизни для женщины самое лучшее быть хорошенькой дурочкой» [7, с.22]. И, наконец, это жалость к духовной нищете людей, которые считают, что все можно купить деньгами. Это чувство вседозволенности настолько овладевает ими, что лишает их человечности. Эти люди неспособны думать больше ни о ком кроме себя, утратив всякую духовность. Нельзя не восхищаться автором, который способен вызвать чувство сострадания к герою, который сам просто не способен переживать за кого-то, сочувствовать кому-то, сожалеть о чем-либо. Упомянув о влиянии общества на личность человека, мы переходим к другому женскому персонажу, Джордан Бейкер.

Интересно, что романтические отношения Джордан и Ника расстраиваются из-за их принципиально разной жизненной позиции. Ник обдумывает каждое свое действие точки зрения того, как оно отразится на окружающих. В отличие от него, Джордан глубоко безразлично как отразятся ее действия на других людях. Джордан цинична, красива и самоуверенна, по роду занятий она — профессиональный игрок в гольф, но не всегда достигает победы честным путем. Джордан не так богата, как Дэйзи, но делает все, чтобы попасть в мир богатых. При описании Джордан автор делает акцент на её патологической нечестности: «Она была неисправимо бесчестна. Ей всегда казалась невыносимой мысль, что обстоятельства могут сложиться не в ее пользу, и должно быть, она с ранних лет приучилась к неблаговидным проделкам, помогавшим ей взирать на мир с этой холодной, дерзкой усмешкой и в то же время потворствовать любой прихоти своего упругого, крепкого тела» [7, с.59].

Переходя к описанию Тома Бьюкенена, следует заметить, что этот человек отличается от всех остальных персонажей романа. Том символизирует собой полную нравственную деградацию личности, для которого удовлетворение собственных желаний стоит, зачастую, даже выше чужой жизни. Деньги и власть настолько завладели этим человеком, что он воспринимает их как должное. Том имеет уверенную жизненную позицию, стабильный доход, с которым ничего уже не случится, отсюда и чувство превосходства и вседозволенности: «даже в разговоре с приятными ему людьми в голосе у него всегда слышалась нотка презрительной отеческой снисходительности» [7, с.13].

Том прекрасно осознает свое положение в обществе, ставя себя выше остальных. Он пренебрежительно относится абсолютно ко всем, даже к приятным ему людям. Это самоуверенный, самовлюбленный, надменный, невероятно эгоистичный человек. Опять же мы видим те же качества в человеке того же общества, из той же среды. Вы видим постепенное очерствение человеческой души, разрушение человечности причиной которой являются не просто деньги, а огромное количество денег. Мы видим определенное сходство в чертах характера Дэйзи и Тома. Но даже Дэйзи не настолько испорчена как Том, а главная причина в том, что она зависима от него. Возможно, имея такой же достаток, она была бы еще хуже чем Том Бьюкенен.

В описании Тома Фицджеральд нам показывает всю серьезность этой проблемы. Он открывает читателям то, что Том не просто чёрствый человек, он дает понять, что это и есть деградация личности. Душа этого человека уничтожена. Но даже этого героя Фицджеральд не делает полностью отрицательным, наделяя его такими положительными качествами как: обаяние, сила, волевой характер, умение добиваться своего. Миртл Уилсон является одним из примеров простого объекта желаний Тома. Миртл оказалась не слишком умна, выбрав именно Тома Бьюкенена в качестве человека, который улучшит её жизнь и материальное благополучие. Она являлась лишь средством удовлетворения его потребностей. Планы Миртл заходили немного дальше. Будучи женой нищего владельца автомобильной мастерской Джорджа Уилсона, она была недовольна такой жизнью. Она надеялась, что отношения с Томом помогут ей прикоснуться к миру богатых, но это неожиданно оборачивается трагедией. В отличие от нее, Джордж Уилсон доволен своей жизнью, так как безумно любит жену, не догадываясь о её изменах. Деньги для него лишь способ сделать её счастливой.

Проанализировав описание персонажей, мы видим, что каждый из них, так или иначе, зависим от денег. Судьба каждого меняется в зависимости от материального благосостояния, в погоне за богатством. Теперь нам стоит остановиться более подробно на центральном персонаже романа, Гэтсби. Джей Гэтсби — невероятно богатый молодой человек, который известен тем, что устраивает шикарные вечеринки для незнакомых ему людей.

Сравнивая Тома и Джея Гэтсби, мы видим следующий парадокс: заработав своё состояние честным путем Том, в конечном итоге, всё же лишился своей человечности. Гэтсби, сколотив свое состояние криминальными путями, не лишился человечности, но потерял себя в погоне за «мечтой». Здесь также можно отметить параллель, которую проводит автор между собой и Гэтсби, давая читателю почву для размышления, насколько значителен аспект происхождения человека и как же этот момент влияет на его личность. Всё-таки мы видим значительную разницу между человеком, который родился и вырос в роскоши, и человеком которому пришлось всего добиваться самому.

Нам необходимо ответить на вопрос, почему же Фицджеральд в названии своего романа выбрал именно такой эпитет для Гэтсби? Но и здесь мы не найдём однозначного ответа, что, в общем то, в стиле писателя. С одной стороны можно увидеть авторскую иронию, так как в конечном итоге наш незаурядный герой, который не видит преград перед своими целями, просто растерял себя в погоне за своей мечтой — богатством. Ничтожным оказался и другой предмет его воздыхания — Дэйзи, к чьим ногам он готов был бросить всё и «всем» оказалось его собственная жизнь.

Но с другой стороны мы не можем не назвать Гэтсби великим. Ведь он и есть тот самый великий тип «американского мечтателя». Даже рассказчик, Ник Каррауэй, который презирал все черты, которыми был наделен Гэтсби: самодовольство, жизнь напоказ, безвкусная роскошь и множество других, признается себе в том, что в Гэтсби есть «нечто поистине великолепное». И причиной оказалась совсем не жизнь напоказ и не чувства влюбленного романтика, который время от времени в одиночестве разглядывает звездное небо.

Когда при издании книги редактор предложил Фицджеральду описать своего героя четче, он получил ответ автора: «Странно, но расплывчатость, присущая Гэтсби, оказалась как раз тем, что нужно» [5, с.162–163]. Из этого можно заключить, что автор намеренно создал образ своего героя многослойным и незавершенным. Очень сложно разобраться в природе такого персонажа, который вобрал в себя настолько несочетаемые качества: готовность использовать людей для своей выгоды, решимость идти против закона, но идти на всё это ради самого высокого, искреннего, неподкупного чувства. Мастерство Фицджеральда и здесь оказалось на высоте, лишь он в полной мере знает и чувствует сущность своего героя, позволяя читателю самостоятельно завершить этот образ.

Открывая читателю в своем романе бесперспективность «американской мечты» Фицджеральд, тем не менее, сожалеет о ее недостижимости. Отсюда тот свойственный его произведениям оттенок грусти и трагизма наряду с внешней беспечностью. Писателю удалось передать атмосферу непрекращающегося праздника, который вот-вот должен смениться чем-то страшным, настолько страшным, что даже герои не знают об этом. Это ощущение трезвой таинственности и напряженности владеет читателем практически на протяжении всего романа. Завершая работу над «Великим Гэтсби», Фицджеральд писал одному своему приятелю: «Мой роман — о том, как растрачиваются иллюзии, которые придают миру такую красочность, что, испытав эту магию, человек становится безразличен к понятию об истинном и ложном» [10, p.286]. Как видим, проблематика этого романа выходит далеко за пределы первоначального понимания его лишь как очередной грустной сказки об утраченных иллюзиях. В «Великом Гэтсби» выразился трагизм «Века джаза», и его особая, болезненная красота. Но на фоне этой эпохи Фицджеральд ставит общечеловеческие проблемы, актуальные в любом обществе, в любое время. Поэтому трудно переоценить тот вклад, который был внесен произведениями Фицджеральда в американскую и мировую литературу ХХ столетия.

Литература:

1.                 Засурский Я. Н., Американская литература ХХ века. М:. Изд-во Моск. Ун-та, 1984.

2.                 Лидский Ю. И., Скотт Фицджеральд. Творчество. Киев: Наукова Думка, 1982.

3.                 Николюкин А. Н. Утраченные надежды (американская литература и крушение «американской мечты»). М.: Знание, 1984.

4.                 Старцев А., От Уитмена до Хемингуэя. М.: Советский писатель, 1972.

5.                 Фицджеральд Скотт. Из писем // Вопросы литературы. 1971. — № 2.

6.                 Фицджеральд Ф. С., Избранные произведения: В 3-х т. М., 1977.

7.                 Ф. С. Фицджеральд. Великий Гэтсби. Последний Магнат. Рассказы. М.: Художественная литература, 1990.

8.                 Dyson A. E. The Great Gatsby: Thirty-six years after // Cowley M., Introduction, p. XVIII; 1961.

9.                 Sklar R. F., Scott Fitzgerald. The last Laocoon. New York, 1967.

10.             The Letters of F. Scott Fitzgerald. New York, 1963.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle