Автор: Мирошников Алексей Геннадьевич

Рубрика: 4. Художественная литература

Опубликовано в

V международная научная конференция «Современная филология» (Самара, март 2017)

Дата публикации: 02.03.2017

Статья просмотрена: 34 раза

Библиографическое описание:

Мирошников А. Г. Китобойный промысел и формальная логика: крах рационализма в романе Г. Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» [Текст] // Современная филология: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2017. — С. 18-20. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/234/11943/ (дата обращения: 19.12.2017).



Китобойный промысел иформальная логика: крах рационализма вромане Г.Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит»

Мирошников Алексей Геннадьевич, студент

Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина (г. Москва)

Целью данной статьи является анализ текста романа Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» с точки зрения отношений категорий Рационального-Иррационального, проблематики иррациональной сущности Мира, Бытия и отсутствия путей рационализации представлений о нем.

Ключевые слова: Герман Мелвилл, американский романтизм; XIX век, иррационализм

Особенности композиции и тематического наполнения романа Германа Мелвилла «Моби Дик, или Белый Кит» часто оказываются в центре внимания как исследователей, так и читателей. Особенно часто в рамках обсуждений данного романа упоминаются главы, которые мы условно определим как «энциклопедические» и «производственные». Под «энциклопедическими» мы будем понимать главы, в которых Мелвилл, ссылаясь на данные современной ему науки, приводит различные классификации видов китов, историко-культурологические исследования образов китов в искусстве и т. д. (например, глава XXXII. «Цетология» [2, с. 176). «Производственными» будем называть главы, в которых происходит пошаговое описание всех этапов, которые составляют китобойный промысел (в качестве примера приведем главу XCII. «Серая амбра» [2, с. 443]). Следует прежде всего задаться вопросом: Зачем в художественном произведении приводятся столь подробные научные сведения, а также сведения о тонкостях китобойного промысла? Нам кажется, что эти тематические пласты в сочетании с непосредственным сюжетным планом произведения необходимы Мелвиллу для выражения главной философской идеи романа — идеи краха рационального мышления Человека перед абсолютно иррациональной по своей сути Природой (шире — Миром, Бытием как таковым).

Практически все сюжетное (и внесюжетное, включая упомянутые выше главы) содержание романа можно рассмотреть как иллюстрации к понятиям о рациональных формах познания и основным категориям формальной логики как выявления и формулировки правил вывода одних знаний из других и правил определения понятий [3, с. 618]. Вспомним самое начало романа, представляющее собой так называемые «Извлечения» [2, c. 35] — выдержки из множества текстов, содержащие в себе описание или хотя бы упоминание китов. Этот сборник цитат из самых разнообразных источников, включая Библию и путевые заметки путешественников XVIII-XIX веков, представляет собой, по сути, попытку формулирования понятия (термин «понятие» мы определяем как воплощенный в словах продукт социально-исторического процесса познания, выделяющий и фиксирующий общие существенные свойства… предметов и явлений [3, c. 571]). Использование разнообразных источников служит для формулирования наиболее полного и емкого понятия, однако ни в одном из извлечений не дается конкретной дефиниции понятия «Кит». Более того, многие цитаты имеют скорее мистический, нежели научный характер: «Там плавают корабли; там Левиафан, которого Ты сотворил играть в нем» [2, c. 36]. Присутствие ссылок на подобные «темные» источники с самого начала настраивает на определенный лад: с точки зрения сюжета читатель начинает сомневаться в благополучном исходе предприятия, организованного капитаном «Пекода», а с точки зрения, при которой роман рассматривается как иллюстрация к процессу познания некоего объекта, возникают сомнения по поводу самой возможности этого познания — как будет видно из дальнейших рассуждений, небеспочвенные.

Поиск точного значения понятия «Кит» становится в каком-то роде необходим и героям романа, ведущим охоту на Моби Дика: охота на Белого Кита в рамках нашей работы может быть рассмотрена как процесс познания, сам Белый Кит — как объект этого познания; причем сразу же следует оговорить то, что объект познания в романе имеет явно иррациональную природу: Моби Дик существует скорее как персонаж рассказов моряков, он неуловим, практически бессмертен, появляется в нескольких местах одновременно — и при этом, несмотря на всю свою мифичность, наносит очевидный ущерб охотникам-китобоям.

Стоит отметить, что ввиду явного символического характера романа многие художественные образы, включенные в текст произведения, обладают огромным потенциалом с точки зрения различных возможных интерпретаций. И одним из самых сложных и многозначных символов, символов, «истинно темных в своей глубине» [1, с. 36], в романе Мелвилла является сам Белый Кит. Символическая природа романа «Моби Дик», равно как и сам образ Моби Дика — предмет для отдельного исследования, поэтому в рамках данной статьи мы выбираем наиболее широкую (и потому наиболее подходящую в рамках избранной темы) из всех возможных трактовок: по нашему мнению, образ Белого Кита необходим Мелвиллу для выражения иррациональной природы самого широкого из возможных объекта познания — то есть Бытия, Мироздания. Текст романа, таким образом, получает гносеологический характер, а упомянутые нами «энциклопедические» и «производственные» главы оказываются необходимыми для создания убедительной модели гносеологической ситуации. Теперь необходимо проследить, какие этапы предшествовали появлению изображаемой в тексте ситуации, а также описать ее характер.

Итак, после определения объекта познания, попыток формулирования понятий перед Познающим (в роли Познающего выступают условные главные герои романа — команда «Пекода») встает задача установления связей между понятиями и формулирования вывода, иначе говоря — построения суждений и умозаключений. Для выполнения этой задачи Познающему необходимо получить опыт — и здесь на помощь рационализму приходит эмпиризм — если в «научных» главах мы наблюдаем аккумуляцию теоретических обобщений и работу теоретического аппарата, то в главах «промысловых» изображаются попытки получения непосредственного опыта (в том числе и с помощью чувственного познания — не случайно столько внимания уделяется запаху амбры). Одного только рационализма для получения знания (на внешнем, сюжетном уровне текста получение знания соответствует поимке кита), однако эмпиризм не заменяет рационализм в качестве основной системы познания, но сосуществует с ним.

Как изображается работа рационалистического метода в тексте романа? Начиная с общей (впрочем, подробнейшей для своего времени, хоть и устаревшей на сегодня) классификации семейства китовых (Глава XXXII. «Цетология» [2, с. 176]), Мелвилл переходит через перечень произведений изобразительного искусства, в сюжетах которых фигурируют киты (Главы с LV по LVII [2, c. 303–312]) к сравнительному описанию частей тел различных видов китов (Главы LXXIV и LXXV [2, c. 366–370]). Здесь мы видим иллюстрацию одновременно и сравнительно-исторического метода изучения познаваемого объекта, и гораздо более общего положения теории познания — дедуктивного метода. Собственно, все движение романа можно представить как переход от общих положений к частному — от исследования океана (а в основном — убийства китов по пути к основной цели путешествия) к встрече с Белым Китом (о роли этой встречи мы еще скажем более подробно).

Еще одной составляющей познавательного процесса, как было указано выше, является эмпирический метод получения опыта на практике. Мелвилл иллюстрирует его с помощью еще одного тематического блока глав (например, Глава CXXV. «Лаг и линь» [2, c. 546], уже упомянутая нами глава XCII «Серая амбра»). Эти главы с формальной точки зрения представляют собой детальное поэтапное описание процесса поимки кита, его разделки и обработки добытого природного сырья. В нашей интерпретации, в которой Белый Кит символизирует Мир в самом широком смысле, эти описания можно определить как попытки Познающего познать Мир с помощью опыта, получаемого в том числе и на основе своего рода моделирования (китов, убитых командой судна по пути и не являющихся конечной целью путешествия, можно охарактеризовать как своеобразные «модели» Моби Дика).

И если «Извлечения», приведенные в начале текста романа, можно соотнести с установкой понятий, то «теоретические» и «промысловые» главы скорее напоминают высказывание суждений, формулирование теорий (практикой же может являться только столкновение с Белым Китом, и эта практика необходима для получения конечного Знания).

В итоге такая гносеологическая ситуация должна бы привести к получению непосредственного Знания, то есть некоему выводу, умозаключению. Однако непосредственное столкновение с Миром, с Действительностью заканчивается абсолютным крахом всей рационалистической системы Познания — три финальные главы представляют собой сюжетно насыщенное (по сравнению с предыдущими главами) повествование о полном уничтожении китобойного судна. Выстроив с помощью художественных образов оппозицию рациональных способов познания с одной стороны и иррациональной сущности Бытия с другой, Мелвилл указывает на полную беспомощность указанных методов в ситуации непосредственного столкновения с объектом познания.

С данной точки зрения не столь важно, какая из возможных трактовок образа Белого Кита окажется наиболее близкой к замыслу романиста. Моби Дика можно воспринимать как образ Бога, Природы, концентрированного Зла, некоей силы Возмездия (подобная мистическая трактовка возможна, если отталкиваться от библейской этимологии имени капитана судна) — любая их этих интерпретаций оказывается верной, так как любая из перечисленных материй является иррациональной по своей природе, в то время как методы познания (борьбы, и т. д.), которыми пользуются персонажи, совершенно рационалистичны. Получается, что ближе всего к разгадке тайны Моби Дика подошел герой-рассказчик Измаил, который в главе XLII «О белизне кита» [3, с. 230] подходит к описанию объекта познания героев романа скорее с поэтической и мистической точки зрения, мысля не столько понятиями, сколько образами.

Роман Мелвилла был создан в период расцвета американского романтизма. Романтизм же, как течение, еще на этапе развития своих прото-форм (и в первую очередь во время развития готической литературы в английском предромантизме) являлся своеобразной реакцией на рационализм и эмпиризм эпохи Просвещения. В данном смысле Мелвилл является продолжателем разработанной еще европейскими авторами традиции, но именно в центральном произведении Мелвилла полемика с Просвещением выражается столь ярко и прямолинейно. Рациональное мышление, по Мелвиллу, оказывается способным лишь к опосредованному познанию рационально преобразованной, но остающейся при этом совершенно иррациональной природы Бытия. Проблема в том, что это рациональное преобразование искажает представления Познающего о Познаваемом, не предоставляя, таким образом, возможности к получению сколько-нибудь объективного знания. Категория иррационального, которая характеризует собой в том числе и такие категории, как Природа, Мир, Бытие, Бог, совершенно недоступна для механизмов рационального познания, в чем и заключается крах рационализма, изображаемый Мелвиллом в романе «Моби Дик, или Белый Кит» с помощью художественных образов.

Литература:

  1. Иванов В. И. Лик и личины России: Эстетика и литературная теория. [Текст] — М.: Искусство, 1995. — 670 с.
  2. Мелвилл, Герман [Melville Herman]. Моби Дик, или Белый Кит. Пер. с англ. И. Бернштейн, И. Гуровой, М. Лорие, С. Сухарева. [Текст] — М.: АСТ, Neoclassic, 2016. — 740 с.
  3. Философия: учебник. // Под общ. ред. В. В. Миронова [Текст] — М.: Норма: ИНФРА-М. 2015. — 928 с.
Основные термины (генерируются автоматически): точки зрения, Моби Дика, Белый Кит», объекта познания, романа Германа Мелвилла, крах рационализма, познания героев романа, текста романа, Белого Кита, иррациональной сущности, возможных объекта познания, рациональных формах познания, социально-исторического процесса познания, определения объекта познания, помощью чувственного познания, иррациональной природы, текста романа Германа, помощью художественных образов, рациональных способов познания, основной системы познания.

Ключевые слова

Герман Мелвилл, американский романтизм; XIX век, иррационализм

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос