Библиографическое описание:

Васильева Л. Л. Принцип языка судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела // Молодой ученый. — 2014. — №6.1. — С. 2-3.

Ключевые слова: стадия возбуждения уголовного дела, принцип языка судопроизводства, переводчик.

Возбуждение уголовного дела – это первоначальная стадия уголовного процесса, в ходе которой полномочные органы в установленные законом сроки обязаны проверить каждое сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении, чтобы принять решение о возбуждении уголовного дела. Она служит правовым основанием для всех процессуальных действий при расследовании и разрешении уголовного дела.

Стадия возбуждения уголовного дела представляет собой целый этап уголовно-процессуальной деятельности, причем ни одно уголовное дело не может миновать этот этап, возникнуть вне данного этапа.

Сущность данной стадии не может быть сведена только к тому, что связано с самим актом возбуждения уголовного дела. Если в результате проверки заявлений о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь выносят решение об отказе в возбуждении, то это не означает, что стадии возбуждения уголовного дела не было; она была, и результатом ее явилось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Следует заметить, что уголовно-процессуальная деятельность начинается не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента появления повода к его возбуждению. Получение таких заявлений обязывает выполнить действия, составляющие в своей совокупности деятельность по разрешению вопроса о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом. Непременным условием принятия законного и обоснованного решения является строгая регламентация уголовно-процессуальным законом деятельности всех лиц, участвующих на данной стадии [1, 11].

Анализ действующего законодательства и практики рассмотрения заявлений о преступлениях позволяет сделать вывод о том, что на этом этапе к участию в уголовно-процессуальной деятельности привлекается широкий круг лиц, выполняющих различные функции и отстаивающие различные интересы. В то же время правовое положение некоторых субъектов расплывчато или не определено вообще.

Существует несколько нерешенных вопросов, связанных с реализацией конституционного принципа языка судопроизводства на данном этапе уголовно-процессуальной деятельности, а также связанных с участием переводчика на этом этапе.

В процессуальной литературе встречаются различные точки зрения об участии переводчика в стадии возбуждения уголовного дела. Например, Р.Д. Рахунов писал, что «…в стадии возбуждения уголовного дела переводчик не требуется. Если необходим перевод материалов перед решением вопроса о возбуждении дела, то деятельность переводчика не будет процессуальной» [2, 269].

Действительно, анализ ч. 2 ст.18 УПК РФ показывает, что переводчик предоставляется участникам уголовного судопроизводства, тогда как до возбуждения уголовного дела участников с процессуальной точки зрения не существует.

Вместе с тем, заявления о преступлении, являющиеся поводом к возбуждению уголовного дела, могут быть изложены на любом языке. И в связи с этим возникает ряд теоретически интересных и практически существенных вопросов:

1) как быть дознавателю, следователю, или прокурору, если материалы, по закону являющиеся поводами к возбуждению уголовного дела, письменно или устно излагаются на языке, непонятном для соответствующего должностного лица?

2) как должны поступать должностные лица, уполномоченные на решение вопроса о возбуждении уголовного дела, если лица, обращающиеся с заявлениями о преступлении, не владеют или недостаточно владеют языком, на котором должно вестись производство по делу и на котором должен быть оформлен правоприменительный документ о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом?

Представляется, что в данных случаях обязательно участие переводчика, поскольку его помощь необходима. Такая обязательность не предусмотрена нормами УПК РФ, но она обусловлена общими положениями и принципами уголовного судопроизводства.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что переводчик должен приглашаться и в стадии возбуждения уголовного дела именно в своем процессуальном качестве. Но уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует правовое положение и участие в стадии возбуждения уголовного дела переводчика, а также лица, владеющего навыками сурдоперевода, так как нуждающимися в помощи переводчика могут признаваться также немые, глухие, глухонемые.

Учитывая вышеизложенное, на наш взгляд, целесообразно изложить ч.2 ст.18 УПК РФ в следующей редакции: «Лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела (в том числе и с материалами предварительной проверки заявления о преступлении), выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика на любой стадии процесса в порядке, установленным настоящим Кодексом.

Если в соответствии с настоящим Кодексом процессуальные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участвующим в уголовном судопроизводстве лицам, то указанные документы должны быть переведены на их родной язык или на язык, которым они владеют».

Следует отметить, что с принятием этого изменения, появится законное основание для привлечения переводчика при рассмотрении заявления о преступлении, к переводу истребуемых документов, выполненных на другом языке, отличающемся от языка судопроизводства.

Учет всех этих соображений требует и переработки ч.1 ст. 141 УПК РФ: «Заявление о преступлении может быть сделано в устном или письменном виде. Заявитель имеет право пользоваться родным языком либо любым другим языком, которым владеет, а также при подаче устного заявления имеет право пользоваться услугами переводчика».

Соответственно, должностные лица, уполномоченные на возбуждение уголовного дела, обязаны принимать от физических и юридических лиц материалы на любом языке, независимо от того, владеют ли сами эти лица языком, на котором излагаются соответствующие материалы. В необходимых случаях должностные лица могут вызвать переводчика и с его помощью уяснить содержание поступивших материалов или устного заявления, чтобы потом принять по этим материалам надлежащее решение.

Таким образом, в стадии возбуждения уголовного дела переводчик потребуется, в частности:

- при приеме заявления о преступлении от лица, не владеющего или недостаточно владеющего языком, на котором ведется судопроизводство;

- при получении объяснений возможных подозреваемых, потерпевших, очевидцев;

- при получении документов;

- при объявлении итоговых решений лицам, заинтересованным в исходе дела (заявителям, лицам, в отношении которых констатируется наличие в их действиях признаков преступления и их законным представителям и т.п.). В этой связи нам представляется правильным предусмотреть в законодательстве правило сообщить заявителю о принятом в стадии возбуждения уголовного дела решении на языке, которым он пользовался при подаче заявления. Также в случае отказа в возбуждении уголовного дела вручать заявителю копию соответствующего постановления в переводе на его родной язык или на любой другой язык, которым он владеет.

Изложенное позволяет сделать вывод, что применение норм о языке ведения судопроизводства необходимо начиная со стадии возбуждения уголовного дела. И в этой связи требуется детальная регламентация в уголовно-процессуальном законодательстве действия конституционного принципа языка судопроизводства на данном этапе уголовно-процессуальной деятельности.

Литература:

1.      Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. – М., 1997.

2.      Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. – М.: Юрид.лит., 1961.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle