Библиографическое описание:

Кузьмина Т. Г. Должно ли интересовать российское правосудие установление истины? // Молодой ученый. — 2014. — №6.1. — С. 18-21.

Ключевые слова:уголовный процесс, объективная истина, принцип состязательности.

В начале текущего года в Государственную Думу Российской Федерации внесен законопроект, который предусматривает внесение изменений в уголовно-процессуальное законодательство, а именно об установлении объективной истины. Согласно этому законопроекту, УПК РФ предлагается дополнить институтом установления объективной истины. Данный законопроект на сегодняшний день является одним из самых спорных и дискуссионных. В средствах массовой информации появились масса взглядов и мнений ученых – юристов, опровергающих институт объективной истины и, напротив, в поддержку данного института.

В основном противники считают, что данный законопроект противоречит основному закону правового государства – Конституции РФ путем ограничения презумпции невиновности, принципа состязательности, а также ряд других основных принципов демократического уголовного судопроизводства и возвращение к советской системе правосудия. По их мнению, Следственный комитет, который собственно принимал активное участие в разработке законопроекта, пытается расширить свои возможности в судебном процессе. И, подчеркивают, что предложенные поправки позволят суду возвращать уголовное дело в случае неполноты предварительного расследования, тем самым следствие в случае неполноты проведенного расследования получает «второй шанс» для того, чтобы добиться осуждения обвиняемого. Также указывают, что нововведения серьезно деформируют всю структуру судебного процесса, подменив состязательность субъективизмом и произволом, таким образом, передавая суду некоторую часть обвинительной функции [5, с.1].

В связи с этим появляется острый вопрос: должно ли интересовать российское правосудие установление объективной истины?

В Российском праве нет легального определения «объективной истины», что дает сложность в изучении и рассмотрении данного вопроса. Следует подчеркнуть, что объективная истина не относится ни к идеологии, ни к философии, объективная истина трактуется и рассматривается как юридическое понятие. Существует очень много мнений и взглядов на счет понятия «объективной истины» как у ученых и юристов в сфере уголовного права, так и у представителей разных отраслей науки. Так, вышеуказанный законопроект устанавливает следующее определение «объективная истина – это соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения» [5, с.2]. В толковом словаре В. Даля, истина – это противоположность лжи; все то, что верно, подлинно, точно, справедливо [1, с.2]. Согласно словарю русского языка С.И. Ожегова понятие объективная истина – это адекватное отображение в сознании воспринимающего того, что существует объективно [3, с.2].Чичерин Б.Н. истину трактовал как правду и как воздаяние[8, с.2].

Определенную долю споров также вызывает наделение истины прилагательным «объективная». На наш взгляд было бы более корректным внедрение вместо «объективная» понятие «правовая истина». Поскольку истина, устанавливаемая правоохранительными органами в рамках закона, правовых норм, связанная с реализацией права, с установлением фактов и событий в правовых отношениях носит правовой характер. А характеристика истины как «объективная» позволяет трактовать и использовать данное понятие не только в правовых, но и в других, неправового характера, целях, что, на наш взгляд, может привести к искаженному представлению понятия истины.

Противники введения объективной истины полагают, что при ее введении российское правосудие возвратится к прежней советской системе. Возвращение института объективной истины не будет откатом к советской системе судопроизводства, поскольку в советском уголовном судопроизводстве институт установления объективной истины был в совокупности с действовавшими нормами и устоями, то есть советскими установками и принципами. Это не значит, что при введении института объективной истины в современную систему уголовного судопроизводства мы вернемся к так называемой «инквизиционной» системе. Объективная истина – это самостоятельный юридический институт, значение которого было разобрано выше. Российская Федерация – правовое, демократическое государство и в силу этого объективная истина будет действовать в совокупности с принципами гуманности, состязательности, равноправия сторон и другими принципами и положениями правового, демократического государства.

Преступление, которое подлежит исследованию, является событием прошлого и соответственно со временем информация может изменяться, искажаться, уничтожиться, в силу этого объективную истину следует рассматривать не как требование, а как цель, для достижения которой публично-правовые субъекты обязаны принять все меры и приложить все усилия. Однако российское законодательство не содержит требования о принятии всех возможных мер, направленных на ее отыскание и не способствует установлению истины. Оно все больше склоняется к англо-саксонской правовой системе права, так называемой системе чистой состязательности. Из–за этого существенной является не объективная, а формально – юридическая истина, которая определяется позицией стороны, победившей в споре, даже в том случае, когда она не соответствует действительности. Такое положение представляется чуждым к традиционному российскому уголовному процессу, а в отличие от этого романо-германская модель уголовно-процессуального доказывания, к которой традиционно относится российское уголовное судопроизводство, основывается на приоритете достоверного знания о событии преступления при принятии итогового процессуального решения по делу. Так, в законодательстве ФРГ и Франции закреплена объективная истина или же материальная истина в качестве руководящего начала уголовного судопроизводства, также следует отметить, что российское законодательство до 2002 года тоже руководствовалось при отправлении правосудия установлением истины, а в соответствии с пунктом 2.2. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 «...досудебное производство призвано служить целям полного и объективного судебного разбирательства по делу» [4, с.3].Российское правосудие не может устраниться от своих целей - защиту пострадавших от преступлений и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения.

На наш взгляд, конституционный принцип состязательности не ограничивается, а модернизируется. Согласно вышеуказанному законопроекту приговор по уголовному делу назначается с учетом действительных обстоятельств совершенного преступления. Объективная истина и состязательность не исключают друг друга. Наоборот состязательность сторон выступает как средство достижения истины. Но руководствуясь состязательностью в чистом виде, не представляется возможным назначить справедливое наказание. В состязательном процессе суд выбирает между позициями и доводами сторон наиболее аргументированную на основе которого выносит решение, а истина в таком процессе не достижима. При этом предпочтение отдается той стороне, которая победила в юридическом споре, а это субъективизм в чистом виде. При таком процессе может произойти оправдание виновного и напротив признание виновным невиновного. В связи с этим, возникает следующий вопрос, почему не квалифицированно, не полно проведенное предварительное расследование по уголовному делу должно ущемлять права жертв преступлений, права пострадавших? Ведь сущность суда заключается в том, чтобы защищать пострадавших от преступлений. Уголовно процессуальный кодекс ставит перед собой цель в первую очередь защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а уж потом защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. А ст. 2 Конституции РФ высшей ценностью признает права и свободы человека и гражданина, а обязанность защищать и соблюдать эти права государство возлагает на себя [2, с.3]. На сегодняшний день ошибки органов предварительного расследования и их не полная работа влечет оправдание подсудимого в виду недоказанности, а это в ущерб интересам и правам жертв преступлений. А. А. Тушев в своей работе указывает: «… решение суда все – таки должно базироваться на объективной истине. Иначе никакой справедливости не может быть и речи. Состязательность – это способ достижения истины» [6, с.3]. А справедливость один из основных принципов.

Сам уголовно – процессуальный кодекс РФ в своих нормах содержит немало требований о необходимости установления истины. Положения о недопустимости доказательств содержит требование о том, что показания, основанные на догадках, предположениях, слухах относятся к числу недопустимых доказательств, важнейший критерий доказательства по уголовному делу – это достоверность. Согласно ч. 2 ст. 77 УПК РФ признание своей вины обвиняемым не может быть положено в основу обвинения, если это не подтверждается совокупностью доказательств, также запрет придания доказательству заранее установленной силы. Требования о полноте, всесторонности и объективности содержатся в ч. 4 ст. 152 УПК РФ, которая определяет место проведения предварительного расследования в месте нахождения обвиняемого и большинства свидетелей для его полноты и объективности; ч. 2 ст. 154 УПК РФ устанавливает, что выделение уголовного дела в отдельное производство допускается только в том случае, если это не отразится на всесторонности и объективности, и т.д. [7, с.4]. Если проанализировать и сравнить институт российского досудебного соглашения с американским институтом, американский институт допускает путем заключения соглашения признание виновным, когда отсутствуют доказательства виновности, путем признания вины взамен на исключение из обвинения некоторых эпизодов преступной деятельности или перевода со статуса обвиняемого на статус свидетеля. Таким образом, по американской модели в ущерб истине можно по обоюдному согласию сторон вынести судебное решение по обвинению, которое не соответствует объективной действительности. А российский институт допускает заключение соглашения в том случае, если обвиняемый будет активно способствовать раскрытию и расследованию преступления, вместо этого обвиняемому не изменяют объем обвинения, а закон предусматривает снисхождение при установлении наказания. Таким образом, следует прийти к выводу о том, что российское законодательство ставит выше объективную истину. Можно говорить даже о том, что наше законодательство вдоль и поперек пропитано этой истиной.

Представляется, что такой подход направлен на обеспечение конституционных прав и свобод граждан. Поскольку справедливость и истина понятия тесно взаимосвязанные, такое положение будет гарантией справедливости правосудия. Основанный на недостоверных данных приговор суда может повлечь за собой неправильную уголовно-правовую оценку деяния, что приводит к осуждению невиновного либо напротив оправданию виновного. Исходя из этого, будет целесообразным введение института объективной истины как неотъемлемого условия правильного разрешения уголовного дела и отправления справедливого правосудия. В завершении хотелось бы напомнить принцип римского права «Fictio cedit veritan» (лат.) – фикция уступает истине, фикция не имеет силы, когда ей противостоит истина.

Литература:

1.                  Даль В. Толковый словарь. – М., 1956. – С. 469.

2.                  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Собрание законодательства РФ. 26.01.2009. N 4.

3.                  Ожегов С.И. Словарь русского языка: 14-е изд. — М., 1983. — С. 344.

4.                  Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 № 18-П.

5.                  Российская газета 03.02.2014 Проект Федерального закона о внесении изменений в уголовно – процессуальный кодекс Российской федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу».

6.                  Тушев А.А. Роль прокурора в реализации принципа состязательности в уголовном процессе // Российская юстиция 2003 № 4.– С. 34.

7.                  Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001№ 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ .21.12. 2013.

8.                  Чичерин Б.Н. Философия права. М. 2011. С. 10.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle