Библиографическое описание:

Устименко А. Н. Реформы Н.С. Хрущева в сельском хозяйстве в последние годы правления // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 323-325.

В начале 60-х годов стали проявляться первые отрицательные последствия проведенных реформ, которые привели к обострению продовольственного кризиса. Промышленность быстро развивалась, увеличивался рост городского населения. Рост денежных доходов населения в городах стал опережать рост аграрного производства. В 1963 году СССР впервые произвел закупку зерна за границей. Вскоре это станет почти ежегодным явлением. Страна, которая долгое время была главным экспортёром хлеба на мировой рынок, превратилась в крупного импортёра.

Наиболее трагический эпизод сельскохозяйственной и экономической политики Н. С. Хрущева начался с так называемой Рязанской катастрофы, закончившейся самоубийством первого секретаря Рязанского обкома КПСС А. Н. Ларионова.

В 1957 году в СССР еще не существовало реальных условий для быстрого развития животноводства. На животноводческих фермах в колхозах преобладал ручной труд. Только 5 % всех работ проводились с помощью машин и механизмов. В совхозах, по данным 1959 года, из 782 000 рабочих, 746 000 работали вручную и 36 000 (около 5 %) — с помощью машин и механизмов. От всех обкомов требовались решительные меры, чтобы в 1959 году резко увеличить производство мяса. В этой обстановке Первый секретарь Рязанского обкома КПСС А. Н. Ларионов дал смелое обещание. В конце 1958 года в Рязани была созвана областная партийная конференция, на которой он призвал сделать большой рывок в развитии животноводства и добиться за год увеличения производства мяса в 2,5 раза, а заготовок мяса в 2 раза. Эти предложения были приняты областной конференцией и опубликованы в местной и в центральной прессе. Такие обязательства были слишком высокими, но именно поэтому Хрущев обратил на них внимание и обещал личную помощь в их выполнении и перевыполнении. Уже через неделю после областной партийной конференции Ларионов собрал в Рязани совещание передовиков сельского хозяйства, на котором поставил еще более сложную задачу — за один год увеличить производство мяса в колхозах в 5 раз, в совхозах почти в 4 раза и перевыполнить план продажи и государственных поставок мяса в 3 раза.

Однако преумножить за год столь значительно количество ферм и поголовье скота и хорошо откормить скот для увеличения привесов было действительно невозможно. Чтобы увеличить производство мяса в области в 4–5 раз, нужно было отправить на мясокомбинаты почти всех коров и свиней с колхозных ферм — а это преступление. Десятки тысяч коров и свиней были в принудительном порядке закуплены в личных хозяйствах колхозников и у рабочих совхозов и добавлены к поставкам. При этом областные организации часто расплачивались с колхозниками не деньгами, а тем более не по рыночным ценам на скот, а долговыми расписками. Но и этих мер было недостаточно. Тогда начали скупать скот в соседних областях, вплоть до Урала. На рынках, в колхозах и совхозах за наличные деньги покупали скот, который затем в Рязанской области продавали государству по ценам в 3–4 раза меньшим. На эти операции шли деньги, выделенные на сельскохозяйственные машины, кредиты и прочие фонды. И все же пятикратного увеличения не получалось — ведь и в соседних областях положение было напряженным положение из-за повышенных обязательств. Когда практика закупок скота у соседей была раскрыта, руководители областей распорядились выставить на границах с Рязанской областью вооруженные милицейские пикеты, которые отбирали у рязанских «заготовителей» незаконно купленный скот. Некоторые из них пробирались с коровами ночью, минуя большие дороги. Тогда Рязанский обком обложил мясными налогами не только колхозы, совхозы и частные хозяйства. Задания по производству мяса были даны всем учреждениям, школам и даже отделениям милиции. Все срочно разводили кроликов. А на заводах и в различных учреждениях люди часто просто собирали деньги, шли в магазин, покупали мясо (по 1,5–2 рубля за килограмм), а потом несли на заготовительные пункты, где государство брало его по 25–30 копеек за килограмм. Эти же операции производились и с маслом. В результате во всей области мясо, масло и молоко быстро исчезли из магазинов, а поголовье скота к концу 1959 года резко сократилось. Колхозники и рабочие совхозов, у которых «временно» под расписку были взяты коровы и свиньи, отказывались выходить на работу до тех пор, пока им не дадут либо коров, либо полную денежную компенсацию по рыночным ценам, которые в 1960 году выросли в 2–3 раза. Приходилось возвращать коров, отбирая их теперь у колхозных и совхозных ферм. Денежные ресурсы колхозов были исчерпаны, и нечем было оплачивать взятые в банках кредиты. Скрыть катастрофу было уже нельзя, и в конце 1960 года в Рязанскую область прибыла специальная комиссия ЦК КПСС для проверки положения дел. Она подтвердила полный крах сельского хозяйства области. За день до намеченного пленума Рязанского обкома КПСС Герой Социалистического труда СССР А. Н. Ларионов покончил жизнь самоубийством, застрелившись в своем кабинете [2, C.250].

Применение рязанских методов нанесло большой ущерб и многим другим областям СССР. Общее производство мяса в стране уменьшилось в 1960 году по сравнению с 1959 годом на 200 000 тонн. В 1961 году оно продолжало оставаться на уровне ниже 1959 года. Только в 1962 году начался незначительный рост заготовок продуктов животноводства.

Рязанская катастрофа и ее последствия стали серьезным ударом по личному престижу Хрущева.

Спешка в проведении реформ привели к крупным неудачам и в осуществлении одной из наиболее радикальных сельскохозяйственных реформ Хрущева, начатой и практически завершенной в 1958 году. Это ликвидации в стране государственных машинно-тракторных станций и передаче всей сельскохозяйственной техники колхозам. Минусы этой реформы заключались в том, что колхозы не могли в 1959–1961 годах обеспечить ремонт, правильное хранение, а также пользоваться техникой, из-за недостатка большого числа механизаторов, которые раньше работали в МТС, из-за чего потеряли просто-напросто огромное количество техники.

Многие рабочие МТС, особенно квалифицированные механизаторы, не спешили, на работу в колхоз, предпочитая работать в городе. Из-за этого сельское хозяйство не досчиталось огромного числа механизаторов. Между рабочим МТС и колхозником существовала большая разница. Рабочий МТС имел паспорт, право на пенсию и оплачиваемый отпуск и много других прав, которых в 1958 году еще не было у колхозников. Колхозник же без паспорта не мог без разрешения местных властей покинуть свою деревню и перейти на работу в другое место. Колхозник был фактически полукрепостной в то время.

Реформа привела также к кризису огромной отрасли производства сельскохозяйственной техники. До 1958 года все заводы (тракторные, комбайновые и другие) производили машины и детали в соответствии с планом, и те по разнарядкам направлялись в МТС. Начиная с 1959 года МТС прекратили существование, и всю эту технику должны были покупать колхозы. Но у колхозов уже не было средств на покупку машин, не было людей для ее использования, как и опыта покупки техники прямо у заводов. Поэтому общие поставки техники сельскому хозяйству, особенно колхозам, резко сократились.

Таким образом, и эта кардинальная реформа Хрущева в области сельского хозяйства привела к отрицательным последствиям, во всяком случае, в период 1958–1964 годов.

Активность в реформах Н. С. Хрущева во многом способствовал Запад. Хрущев сильно завидовал сельскому хозяйству США. Почти все, что он лицезрел во время поездок в США, он в какой-то степени пытался устроить в СССР. В целом такого рода влияние было положительным и энергичные попытки Хрущева внедрить в СССР все, что можно, для развития народного хозяйства были неиссякаемы. Множество нововведений было заимствовано с Запада. Многие из этих нововведений имели весьма положительное значение и используются и развиваются до настоящего времени. По примеру Запада началось, например, так называемое «крупноблочное» строительство домов, позволившее индустриализировать и ускорить жилищное строительство. Повсюду появились американского типа столовые и кафе самообслуживания и торговые автоматы (такое питание американцев через быстрое самообслуживание в 1935 году высмеивали И. Ильф и Е. Петров в книге «Одноэтажная Америка») [2, C.253]. Была «реабилитирована» кибернетика, объявленная при Сталине «буржуазной лженаукой», и начала, хотя и с большим опозданием, развиваться компьютерная техника и использование компьютеров в индустрии, науке и экономике. В сельскохозяйственной области постепенно переходили от устаревшей системы «прицепных» сельскохозяйственных орудий к так называемым «навесным» орудиям, что позволяло трактористу проводить множество разных работ без помощи «прицепщиков». Именно промышленные и сельскохозяйственные достижения США в значительной степени определяли желание Хрущева улучшить отношения между СССР и США и окончить холодную войну. Политика «мирного соревнования», выдвинутая Хрущевым, была его главным внешнеполитическим достижением, а демократические преобразования — прежде всего реабилитация жертв сталинского террора, — создавали в США и в других странах атмосферу доверия и заставляли поверить в искренность Хрущева и его попыток наладить отношения. Достигнутый в этом направлении прогресс, несмотря на многие периодические обострения, является главной заслугой Хрущева перед всем человечеством, заслугой, которая перевешивает многие его просчеты и недостатки.

Но некоторые кардинальные реформы, с помощью которых Хрущев пытался приспособить советскую централизованную экономику к американским и европейским принципам «свободной конкуренции» и «самостоятельности» без отмены государственной монополии и партийной диктатуры привели к отрицательным результатам общесоюзного масштаба, из-за них страна оказалась в тупике. Сделать советский тип социалистической экономики «свободным» в смысле свободы хозяйственной инициативы Хрущеву не удалось, и его бесконечные лихорадочные реорганизации лишь затормозили после 1958 года развитие народного хозяйства СССР.

Были и неудачные попытки. Так например всеми известная попытка внедрить в сельское хозяйство СССР кукурузу.

Будучи с визитом в США в 1957г. Хрущев побывал на полях у американского фермера, выращивающего гибридную кукурузу. Хрущев был буквально ослеплен ею. Он пришел к выводу, что поднять мясную промышленность можно лишь решив проблему кормопроизводства, а та в свою очередь опирается в структуру посевных площадей. 22 мая 1957 года на собрании представителей колхозников Хрущев бросил ставший знаменитым лозунг: «Догнать и перегнать Америку!» [1, C. 52.]

Хрущев, выдвинув свою программу о трехкратном увеличении заготовок мяса, считал, что только кукуруза может обеспечить рост поголовья скота. Поэтому после 1957 года он с удвоенной энергией старался внедрять ее в СССР, уже не только в южных районах и в средней полосе, где иногда кукуруза дает удовлетворительные урожаи, но практически на всей территории страны. Хрущев не считался с тем, что эта культура требует много затрат труда, удобрений, которых не хватало, тепла, которое есть только на юге, хороших почв, которых не было ни в Сибири, ни в Ленинградской области. Не было еще освоено и производство необходимых машин для механизации возделывания кукурузы. Тем не менее площади под ней постоянно росли, и отнюдь не по инициативе колхозов. К 1960 году посевные площади кукурузы выросли до 28 млн гектаров, а в 1962 году — уже до 37 млн гектаров [3, С. 269.]. Эти дополнительные десятки миллионов гектаров создали большие проблемы в неприспособленных для этой культуры районах (Белоруссия, Прибалтика, Центральная нечерноземная полоса, Северо-Западные области, Урал, Сибирь и Дальний Восток).

В 1961 году было реорганизовано Министерство сельского хозяйства СССР, из которого создали консультативный орган.

В 1962 году правительство приняло решение стимулировать животноводство, в 1,5 раза повысив цены на мясо. Однако высокие цены не вызвали рост производства мяса, зато вызвали волнения в городах. Одно из них произошло в Новочеркасске и было подавлено оружием.

Осенью 1964 закончилась политическая деятельность Н. С. Хрущева, в течение одиннадцати лет возглавлявшего государство. Подводя итоги, можно сказать, что в реформах Н. С. Хрущева были как положительные, так и отрицательные моменты. Все же, несмотря на свои ошибки, Хрущева можно назвать видным реформатором. Во многом спешка в проведении реформ, желание решить глобальные проблемы в короткие сроки, а также отсутствие экономических знаний послужили итогом неудачных реформ. Не чужд ему был и волюнтаризм. Но, как известно не ошибается тот, кто ничего не делает.

Литература:

1.         Аксютин Ю. В. «Никита Сергеевич Хрущев: материалы к биографии».М.,1989

2.         Ж. Медведев, Р. Медведев «Никита Хрущев. Годы у власти» М., 2012.

3.         Народное хозяйство СССР в 1963 г. Статистический ежегодник ЦСУ. М., 1964. С. 269.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle