Библиографическое описание:

Дёмин А. В., Сидорова О. В., Волова А. А. Особенности постурального баланса у городских пожилых мужчин, занимающихся садоводством и огородничеством // Молодой ученый. — 2013. — №9. — С. 84-87.

Введение. Обеспечение высокого уровня здоровья пожилых людей, увеличение продолжительности жизни и улучшение ее качества — актуальные задачи, стоящие перед современным российским обществом [6]. Сохранение высокого уровня физической активности после прекращения трудовой деятельности и выхода на пенсию является одним из важных показателей, определяющих уровень «успешного старения» [12]. В предыдущем исследовании уже было установлено, что сохранение должного уровня физической активности на пенсии будет оказывать положительное влияние на сохранение постурального баланса и стабильности пожилых мужчин [5]. Известно, что одним из самых простых способов сохранения физической активности пенсионеров является активное вовлечение их в занятия садоводством и огородничеством [12]. Поэтому целью данной работы было выявление особенностей постурального баланса у пожилых мужчин, активно занимающихся садоводством и огородничеством.

Материалы и методы исследования. Были обследованы 78 мужчин в возрасте 61–74 года (средний возраст 66,6±4,6). В исследование не были включены лица, находящиеся на учете в психоневрологических диспансерах, имеющие в анамнезе инсульты, черепно-мозговые травмы, деменцию и сахарный диабет, а также лица, постоянно проживающие в домах престарелых. Кроме этого, в исследование не были включены лица, испытавшие хотя бы одно падение в течение 12 месяцев. В первую группу — группу исследование (ГИ) — составили неработающие городские пожилые мужчины, занимающиеся садоводством и огородничеством, в ведении которых находились приусадебные или дачные участки, и они активно, круглогодично, занимались ими. Во вторую группу — группу сравнения (ГС) — вошли неработающие городские пожилые мужчины, которые не занимались садоводством и огородничеством и вообще не имели ни приусадебных, ни дачных участков. Кроме того, в эту группу были включены неработающие городские пожилые мужчины, которые сообщили о том, что не имеют никаких постоянных увлечений на пенсии. Группы были сформированы таким образом, чтобы календарный возраст (КВ) респондентов в ГС был идентичным КВ респондентов в ГИ.

Для вычисления темпа старения (ТС) использовали формулы определения биологического и должного биологического возраста по В. П. Войтенко, 3-й вариант [7]. Кроме того, у пожилых лиц определяли субъективно-переживаемый возраст (СПВ), который определялся путем опроса респондентов, на сколько лет они себя чувствуют. Данный показатель зависит от напряженности, событийной наполненности и удовлетворенности жизнью, переживаний и воспринимаемой степени самореализации стареющего человека и его социально-экономического статуса [3, 6].

Для оценки постурального баланса использовали компьютерный стабилографический комплекс «Стабилотест СТ-01», разработанный ЗАО «ВНИИМП ВИТА». Исследования проводили в двух положениях, последовательно по 30 секунд в каждом, перерыв между исследованиями был 3 минуты: с открытыми глазами (ОГ), при этом испытуемый фокусировал взгляд на специальном маркере на расстоянии 3 метра прямо перед глазами (в таком положении ведущие афферентные каналы — зрительный, проприоцептивный и вестибулярный — работают со своими естественными приоритетами и внутренними обратными связями); с закрытыми глазами (ЗГ), что соответствует блокированию биологической обратной связи зрительной модальности и повышает нагрузки на остальные афферентные каналы. В исследовании регистрировали фронтальные и сагиттальные стабилограммы общего центра масс (ОЦМ), на основе которых вычисляли следующие показатели: средняя скорость ОЦМ (Vср, мм/с); средний радиус отклонения ОЦМ (Rср, мм); среднее смещение ОЦМ по фронтальной (Lx, мм) и сагиттальной плоскости (Ly, мм); средний полупериод колебаний ОЦМ во фронтальном (Tx, с) и сагиттальном (Ty, с) направлениях, отражающий время возвращения ОЦМ в равновесное положение.

Перед анализом статистических данных полученных результатов исследования была выполнена проверка распределения количественных признаков на подчинение закону нормального распределения. В связи c тем, что не во всех выборках обнаружено нормальное распределение показателей, параметры по группам были оценены и представлены медианой (Ме) и процентильным интервалом 25–75 (Q1–Q3). Для сравнения групп и исследования связей использовали непараметрические методы (тест Манна–Уитни — для сравнения двух независимых выборок и тест Вилкоксона — для сравнения двух зависимых выборок). Пороговый уровень статистической значимости принимался при значении критерия р < 0,05. Статистическую обработку полученных данных производили с использованием компьютерной программы «SPSS 14» [1].

Результаты исследования. Анализ ТС у обследованных лиц выявил (таблица), что показатели ТС в ГС были выше, чем у лиц в ГИ (p = 0,04). Таким образом, установлено, что пожилые мужчины в ГИ имеют более низкие показатели ТС, чем мужчины в ГС.

Таблица

Сравнительные особенности показателей компьютерной стабилометрии у городских пожилых мужчин, занимающихся (группа исследования) и не занимающихся (группа сравнения) садоводством и огородничеством

Показатель

Группа исследования Me (Q1–Q3) n=39

Группа сравнения Me (Q1–Q3) n=39

КВ, лет

66,1(62–70,7)

66(62–70,6)

р = 0,9

ТС, лет

6(5–8)

7(6–10)

p = 0,04

СПВ, лет

64(58–66,5)

65(59–68)

p = 0,05

Проба с ОГ

Vср., мм/с

18,5(16–20)

19,1(17–21)

p = 0,01

Tx, с

2(1,9–2,2)

2(1,8–2,1)

p = 0,07

Ty, с

2(1,8–2,1)

1,9(1,7–2)

p = 0,02

Lx, мм

2,1(-1…3)

3(1…5)

р = 0,05

Ly, мм

-13(-20…-11)

-12(-19…-10)

р = 0,1

Rср., мм

5,5(4,9–5,7)

5,7(5–6)

p = 0,01

Проба с ЗГ

Vср., мм/с

19,4(17–22)

p < 0,001

20,2(18–23)

p < 0,001

p = 0,007

Tx, с

1,9(1,8–2,1)

p = 0,001

1,9(1,8–2)

p = 0,001

p = 0,09

Ty, с

1,8(1,7–1,9)

p = 0,001

1,8(1,6–1,7)

p = 0,001

p = 0,05

Lx, мм

3(-2…4)

p = 0,09

4(3…7)

р = 0,01

р = 0,03

Ly, мм

-10(-18…-9)

p = 0,01

-10(-17…-8)

р = 0,02

p = 0,2

Rср., мм

5,9(5,4–6,6)

p < 0,001

6,1(5,6–6,7)

p < 0,001

p = 0,01

Примечание: p — статистическая достоверность различий: p¹ — по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе исследования; p² — по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе сравнения; p³ — между группами исследования и сравнения.

Во всех группах СПВ был меньше КВ, при этом в ГИ показатели СПВ были ниже, чем в ГС (p = 0,05). Установлено, что городские пожилые мужчины в ГИ характеризуют свое возрастное самосознание немного моложе, чем городские мужчины того же возраста в ГС.

Сравнительная оценка количественных показателей компьютерной стабилометрии (КС) у обследованных мужчин выявила, что в ГС в пробе с ОГ показатели Vср (p = 0,01), Rср (p = 0,01) и Lx (p = 0,05) были больше, а показатель Ty (p = 0,02) — меньше по сравнению с таковыми в ГИ. При анализе количественных показателей КС в пробе с ЗГ также установлено, что у лиц в ГС показатели Vср (p = 0,007), Rср (p = 0,01) и Lx (p = 0,03) были больше, а показатель Ty (p = 0,05) — меньше по сравнению с таковыми в ГИ. На основании анализа результатов количественных показателей КС можно сделать вывод, что пожилые мужчины в ГИ имеют более устойчивую вертикальную позу, чем мужчины того же возраста в ГС.

Сравнение проб с ОГ и ЗГ выявило, что во всех группах в пробе с ЗГ происходит увеличение показателей Vср, Rср (p < 0,001) и Ly (p = 0,01, р = 0,02 соответственно), а также уменьшение показателей Tх и Ty (p = 0,001). Полученные результаты еще раз доказывают важность зрительной информации в постуральном контроле при старении.

Обсуждение результатов. В результате проведенных исследований выявлено, что сохранение должного уровня физической активности, а также любая деятельность на пенсии оказывает положительное влияние на физиологические процессы старения у пожилых мужчин. В ГС увеличение показателей ТС связано в первую очередь с теми пожилыми мужчинами, которые прекратили свою трудовую деятельность и не имели никаких постоянных увлечений на пенсии. Таким образом, установлено, что прекращение трудовой деятельности, уменьшение уровня физической активности, а также отсутствие какой-либо деятельности на пенсии будет сопровождаться снижением у пожилых мужчин адаптационных и функциональных возможностей их организма. Полученные результаты еще раз доказывают необходимость, мероприятий направленных на профилактику ускоренного старения у людей пожилого и старческого возраста [2, 6].

Анализ показателей СПВ позволяет сделать вывод, что пожилые мужчины в ГИ характеризуют свое психологическое и социально-экономическое благополучие немного выше, чем мужчины того же возраста в ГС. Таким образом, занятия садоводством и огородничеством оказывают положительное влияние на психологическое и социально-экономическое благополучие пожилых мужчин. Некоторые исследователи отмечают, что снижение физической активности у пожилых людей негативно отражается на психологическом здоровье и в дальнейшем может сопровождаться развитием у них депрессии, а также повышением риска преждевременной смертности [10, 13]. Результаты исследования обосновывают важную задачу для специалистов в области медико-социальной работы с пожилыми людьми — создание таких условий работы, при которых у них сохранялся бы должный уровень физической активности, которую следует рассматривать как залог «успешного старения». Кроме того, полученные данные доказывают важность дальнейшего развития геронтопсихологии, как научно-практической отрасли, нацеленной на решение психоэмоциональных проблем, с которыми сталкиваются люди при старении. В предыдущих работах нами было отмечено, что СПВ является не только отражением состояния здоровья и удовлетворенности жизнью пожилого человека, но и коррелятом всего качества его жизни [3, 4, 6]. Таким образом, полученные результаты исследования позволяют сделать вывод, что сохранение должного уровня физической активности, а также любой деятельности на пенсии будет оказывать благоприятное воздействие на уровень и качество жизни пожилых мужчин.

Анализ показателя средней скорости ОЦМ у обследованных лиц свидетельствует о том, что снижение физической активности у пожилых мужчин негативно отражается на состоянии их постурального баланса. Результаты исследования еще раз доказывают, что сохранение должного уровня физической активности после выхода на пенсию оказывает положительное влияние на сохранение постурального баланса у пожилых мужчин [5].

Установлено, что у лиц в ГС во всех функциональных пробах происходит увеличение показателей среднего радиуса отклонения ОЦМ по сравнению с лицами того же возраста в ГИ. Данный показатель характеризует состояние функции постуральной стабильности [4, 5]. На основании полученных результатов исследования можно сделать вывод, что снижение уровня физической активности на пенсии приводит к снижению функции постуральной стабильности у городских пожилых мужчин и повышает риск падений. Некоторые исследователи отмечают, что городская среда сама по себе является серьезным и множественным экологическим фактором, повышающим риск падений для пожилых людей [11]. Можно предположить, что у городских пожилых людей с низким уровнем физической активности будет повышаться роль окружающей среды в качестве одного из факторов риска падений. Полученные данные диктуют требования к разработке комплекса мер, направленных на профилактику постуральной нестабильности и факторов риска падений у пожилых людей с низким уровнем физической активности. Занятия садоводством и огородничеством следует рассматривать как профилактическую стратегию, благоприятно оказывающую влияние на постуральный баланс и стабильность пожилых лиц.

Выявлено, что у лиц в ГС во всех функциональных пробах показатели среднего полупериода колебания ОЦМ в сагиттальной плоскости были меньше, а показатели среднего смещения ОЦМ в сагиттальном направлении — больше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. S. Clark, D. J. Rose [9] отмечают, что мышцы нижних конечностей, а также мышцы спины играют существенную роль в корректировке баланса в сагиттальной плоскости. Таким образом, сохранение должного уровня физической активности будет оказывать положительное влияние на функционирование мышечной системы пожилых мужчин. В исследовании E. C. Bryant с соавторами отмечается, что у пожилых лиц, прекращающих трудовую деятельность, наблюдается большой диапазон смещения ОЦМ [8]. Полученные результаты позволяют сделать вывод, что снижение физической активности у пожилых мужчин приводит к значительному смещению ОЦМ в сагиттальном направлении. Оценку данного показателя у пожилых людей с разным уровнем физической активности целесообразно учитывать как критерий изменения постурального баланса после прекращения трудовой деятельности и выхода на пенсию.

Заключение. Таким образом, занятия садоводством и огородничеством имеют положительное влияние на постуральный баланс и стабильность пожилых мужчин, и на их социально-экономическое благополучие и качество жизни. Полученные результаты исследования еще раз обосновывают необходимость разработки социальной программы, направленной на посттрудовую реабилитацию и социализацию пенсионеров, прекративших свою трудовую деятельность. Кроме того, необходима социально-экономическая программа, стимулирующая пожилых лиц к активной работе на своих приусадебных или дачных участках. Вовлечение пенсионеров, проживающих в домах престарелых, в занятия садоводством и огородничеством будет также полезно для сохранения у них постурального баланса и стабильности. От реализации данных программ будет зависеть здоровье пожилых людей, продолжительность и качество их жизни.

Работа выполнена при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» в рамках соглашения № 14.A18.21.1117.

Литература:

1.         Бююль А., Цефель П. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей: «Пер с нем». — Спб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. — 608 с.

2.         Голубева Е. Ю., Данилова Р. И. Характеристика темпов старения у лиц пожилого возраста на Европейском Севере // Успехи геронтологии. — 2012. — Т. 25. № 1. — С. 45–48.

3.         Дёмин А. В. Особенности качества жизни у мужчин 60–89 лет в зависимости от уровня возрастной самооценки // Медицинские науки. –2012. — № 3. — С. 14–18.

4.         Дёмин А. В. Функциональные особенности постурального контроля у мужчин пожилого и старческого возраста в зависимости от возрастной самооценки // Врач-аспирант. — 2011. — № 2.1(45). — С. 172–179.

5.         Дёмин А. В., Грибанов А. В. Особенности постурального баланса у работающих и неработающих пожилых мужчин // Врач-Аспирант. — 2013. — № 1(56). — С. 34–39.

6.         Дёмин А. В., Кривецкий В. В., Фесенко В. В. Особенности качества жизни у мужчин старших возрастных групп с разными темпами старения // Фундаментальные исследования. — 2012. — № 7–2. — С. 296–299.

7.         Маркин Л. Д. Определение биологического возраста методом по В. П. Войтенко. Учебно-методическое пособие для студентов медиков и психологов. Владивосток: Владивостокский гос. мед. ун-т, 2001. — 29 с.

8.         Bryant E. C., Trew M. E., Bruce A. M., Kuisma R. M., et al. Gender differences in balance performance at the time of retirement // Clinical biomechanics (Bristol Avon). — 2005. — Vol. 20, № 3. — P. 330–335.

9.         Clark S., Rose D. J. Evaluation of dynamic balance among community-dwelling older adult fallers: A generalizability study of the limits of stability test // Archives of physical medicine and rehabilitation. — 2001. — Vol. 82, № 4. — P. 468–474.

10.     Penninx B. W., Guralnik J. M., Ferrucci L., Simonsick E. M., et al. Depressive symptoms and physical decline in community-dwelling older persons // The Journal of the American Medical Association (JAMA). — 1998. — Vol. 279, № 21. — P. 1720–1726.

11.     Poh-Chin L., Martin W., Ming-Houng C., et al. An ecological study of physical environmental risk factors for elderly falls in an urban setting of Hong Kong // The Science of the total environment. — 2009. — Vol. 407, № 24. — P. 6157–6165.

12.     Spirduso W. W., Francis K. L., MacRae P. G. Physical Dimensions of Aging. 2nd Edition. — Champaign. Illinois. USA: Human Kinetics, 2005. — 384 p.

13.     Wang L., van Belle G., Kukull W. B., Larson E. B. Predictors of functional change: a longitudinal study of nondemented people aged 65 and older // Journal of the American Geriatrics Society. — 2002. — Vol. 50, № 9. — P. 1525–1534.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle