Библиографическое описание:

Греку В. П. Производство по уголовным делам при применении принудительных мер медицинского характера // Молодой ученый. — 2013. — №8. — С. 274-285.

В последнее время произошли очередные глубокие изменения в области уголовного Законодательства. Они коснулись и Принудительных мер медицинского характера. В 2012 году (29 февраля), в уголовный кодекс была внесена новая группа лиц, совершивших ООД, которым могут быть назначены принудительные меры лечения от психического расстройства — «достигшие восемнадцатилетнего возраста лица, совершившие преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, и страдающие расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости» [18, с.42] (пункт «д», ч.1, ст.97 УК). В соответствии с этим усилился ряд статей, связанных с понятием принудительного лечения и ответственности за него, а так же посягательства на половую неприкосновенность малолетних (24 изменения).

Вместе с этими изменениями в уголовном кодексе, произошли изменения в уголовно-исполнительном кодексе по исполнению наказаний в отношении указанной категории лиц, прохождение ими освидетельствования на предмет наличия или отсутствия у них «расстройства сексуального предпочтения (педофилии) и назначение мер медицинского характера, направленных для улучшения их психического состояния, предупреждения совершения новых преступлений и проведения соответствующего лечения» (часть 4, ст.18 УИК) [19, с.11].

И, наконец, несколько изменений произошли и в Уголовно-процессуальном кодексе: в нормах об обязательном назначении судебной экспертизы, о вопросах, необходимых для рассмотрения судом при исполнении приговора, о запрещении отсрочки исполнения приговора в отношении некоторых лиц, о порядке разрешения вопросов связанных с исполнением приговора.

Это делается для приведения национального законодательства в соответствии с европейскими и международными требованиями.

Вместе с тем, в международных правовых документах отмечается, что где бы и в каких условиях не находился человек, он имеет право «на признание его правосубъектности» [3], и далее «все люди равны перед Законом, потому имеют право на равную его защиту от любой дискриминации».

Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод», предусматривает, что лишение свободы может быть осуществлено не иначе как на законном основании, в частности пункт «е», части первой, статьи пятой, предусматривает «законное заключение… под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг» [7].

В Декларации «О правах умственно отсталых лиц» 1971 года (20 декабря) записано, что «умственно отсталые лица имеют в наивысшей степени осуществимости те же права, что и другие люди» [6]. Такое лицо имеет «права на материальное обеспечение и защиту, восстановление трудоспособности и возможность трудиться, обучение и покровительство». Эти лица имеют право «на защиту от различных злоупотреблений, унизительных обращений, а в случае привлечения к уголовной ответственности имеют все права на необходимое осуществление законности, в полной мере учитывающей степень их умственного развития» (пункт 6). Причём должен существовать механизм, при котором «если вследствие серьёзной особенности характера инвалидности умственно отсталого лица, оно не может должным образом реализовывать свои права либо появляется необходимость в ограничении или аннулировании таких прав, то осуществляемый порядок, применяемый в целях такого ограничения или аннулирования, должен предусматривать необходимые правовые гарантии от каких-либо злоупотреблений. Этот порядок должен иметь основание в виде оценки квалифицированных специалистов в отношении общественно полезного потенциала такого лица, и предусматривать возможность периодического пересмотра и права на апелляцию в высшие судебные инстанции» (пункт 7).

Такие требования по соблюдению законности действительны для всех, участвующих в процессе предварительного расследования и разбирательства в суде. Особенно чувствительно это для тех лиц, в отношении которых происходит разбирательство, и проводятся судебные экспертизы на предмет определения их психического расстройства.

Международным правом, выработан ряд принципов правовых стандартов, необходимых для соблюдения национальными правовыми системами в плоскости уголовно-процессуального права законности при привлечении к ответственности, предоставлении право на защиту, проведении следственных мероприятий, судебного разбирательства и так далее.

«Специфика оказания психиатрической помощи, в том числе и применения ПММХ, существенно ограничивает права и свободы граждан, затрагиваемых при этом, поэтому законодатель ставит весь комплекс правовых отношений, связанных с данной помощью, под судебный контроль и единое нормативное регулирование» [10, c.50].

В существующей теории уголовного процесса, нет пока определения психического недостатка. Говоря о том, что лица, имеющие физические или психические недостатки, имеют право на бесплатного адвоката, законодатель указывает, что эти недостатки не дают возможности осуществлять самим в полной мере предоставленное им право на защиту. Чтобы определить значение понятия психического недостатка, необходимо обратиться к личности привлекаемого к ответственности. Исходя из вышеупомянутого определения, выделяем особенности личности — «не может лично осуществлять законное право на свою защиту». Учитывая, что это право возникает у него в процессе привлечения к ответственности за преступные посягательства, надо принять то обстоятельство, что практически впервые, с таким лицом сталкивается субъект уголовного процесса — следователь. В зависимости от сложившейся ситуации, он, изучая личность подозреваемого, выносит для себя (не будучи специалистом-медиком), суждение о способности этого лица осознавать происходящее, ориентироваться во времени, событиях и в своей личности. Вместе с этим следователь (дознаватель), определяет психические возможности лица и, после этого принимает решение о форме участия защиты в уголовном деле. Сужение сознания не дают права, ограничить эту личность в осуществлении своих прав и законных интересов в деле. Но вот в чём проблема. До настоящего времени, уголовный процесс не знает такого субъекта, который совершил преступное посягательство с дефектом психики, и, поэтому у такого лица «нет прав и интересов» в уголовном судопроизводстве. Появление в 437 статье нового лица, проблему не решило, но об этом позже. С одной стороны логично, что уголовное право не признаёт такое лицо субъектом и освобождает его от наказания, с другой, лицо, которое привлекается к одному из видов уголовной ответственности, принудительной мере медицинского характера, появилось в процессе как бы ниоткуда.

Так как само производство по делу субъекта с дефектом психики (дефектным, ущербным субъектом) имеет свою совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 434 УПК), некоторые особенности процессуальных действий с личностью, изменённый круг участвующих в процессе субъектов, логично, что положение этой личности должно быть процессуально определено.

Итак, полагая, что статус лица, с момента совершения преступных действий и до назначения ему в судебном заседании ПММХ должен как-то соответствовать внутреннему состоянию и внешнему проявлению, попробуем обратиться к юридической литературе.

В. Т. Томин и И. А. Зинченко в лекции о проблемном вопросе появления нового участника уголовного процесса, в связи с производством о применении принудительных мер, признают, что данное лицо, осуществив преступное деяние в состоянии невменяемости, стало субъектом «нетипичных, специфических» уголовно-правовых отношений. «Не обладая правосубъектностью, лицо не может лично выполнять ту или иную процессуальную функцию», в конце концов, просто участвовать в процессе [15, c.707].

Тамара Дмитриевна Устинова, говоря о ПММХ подтверждает, что «принудительные меры могут быть назначены лицам, страдающим психическими расстройствами, и совершившим деяние, предусмотренное уголовным кодексом». Они, будучи неспособными осознавать происходящее и руководить своими действиями нуждаются только в лечении [16, c.250].

Не выделяя особенностей лица, в УПК РСФСР 1960 года в статье 405, говорится лишь: «Лица, совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, а так же лица, заболевшие душевной болезнью после совершения преступления» [20, c.167], нуждаются в обязательном назначении защитника с момента установления такого факта.

Рассматривая статью 437 УПК РФ, где устанавливается участие исследуемого лица в процессе, мы, наконец, сталкиваемся с определением «лица, в отношении которого ведётся производство о применении принудительных мер медицинского характера». В статье 441 такое лицо называется: «лицом, которое признано невменяемым» или «лицом, у которого наступило психическое расстройство».

При изменении или продлении принудительной меры в статье 445 такое лицо, зовётся «лицом, в отношении которого решается вопрос о прекращении, изменении и продлении принудительной меры медицинского характера» [17, c.294–298]. Именуется лицо, в отношении которого могут быть применены ПММХ по-разному. Всё зависит от момента сношения с этим лицом, конкретной ситуации в которой это лицо рассматривается при отправления правосудия. Но процессуальное положение от этого не становится более понятным.

Каким документом личность в процессе признана перечисленными эпитетами≤ Кто имеет возможность вынести такой документ≤ В каком качестве это лицо проходит по стадиям уголовного процесса≤

Учитывая присутствие заболевания у такого лица, либо в момент осуществления преступного деяния, либо после оного, необходимо, чтобы присутствовал какой-либо оттенок нарушения душевного равновесия. Вместе с тем, термин обязан отражать процессуальное положение с вытекающими из этого правами и обязанностями. Надо признать, что если лицо, каким-то образом связано с уголовным процессом, даже эпизодически (например, понятой или статист при опознании), то оно не может быть неучастником процесса. В связи с этим лицо должно быть наделено определёнными полномочиями, занимать какую-то «нишу» в процессе. Лицо, по поводу которого происходит разбирательство в уголовном процессе, не может быть вне этого процесса.

Была такая практика по Ставропольскому краю 1998–2003 гг., когда сначала предъявлялось обвинение, затем лицо переводилось в «качество обвиняемого», и только после этого назначали экспертизу (чаще при мере пресечения — содержание под стражей — 74,3 %). То же примерно, происходит в законодательстве в настоящее время. Законодатель решился на то, чтобы «примерить костюм» подозреваемого и обвиняемого указанному лицу, но без совершения для этого какого-либо процессуального действия. Это результат неопределённости правового положения лица, совершившего преступление в состоянии душевного страдания, либо, заболевшего психической болезнью после совершения преступного деяния.

В связи с этим предлагаю в статье 5 УПК сделать несколько уточнений:

-          добавить в пункт 14.2 «Лицо, страдающее синдромом психического расстройства (здесь и далее) — это лицо, хронически либо временно болеющее психическим расстройством, совершившее преступное посягательство на охраняемые уголовным законом правоотношения в состоянии невменяемости, либо заболело психическим расстройством после совершённого деяния, либо совершило такое деяние в состоянии, не исключающем вменяемости». Таким образом, признаётся, что лицо страдающее синдромом психического расстройства — лицо, относительно которого, могут быть применены судом ПММХ, вместе или вместо отбывания наказания. Очень важно: не уточнять, какой именно синдром, т. е. здесь синдром как вариант заболевания, один из предполагаемых синдромов психического расстройства: Астенический синдром (неустойчивость настроения, потеря самообладания и т. д.); навязчивости (различные переживания); аффективные синдромы (например, сопровождающиеся депрессивным состоянием); маниакальные состояния, иллюзии, галлюцинации и т. д. «Синдром со срывом психики», «с психическим срывом» — провалом, нарушением, стрессом — т. е. синдромом психического расстройства;

-          добавить пункт 29.1 «Принудительные меры медицинского характера — это меры применяемые судом в соответствии суголовным законодательством в отношении лица, совершившего преступное деяние и страдающего синдромом психического расстройства». В понятие «уголовное законодательство» укладывается всё сочетание необходимых действий регламентированных и регулирующих отношения с таким лицом со стороны уголовного права, уголовно-процессуального права и уголовно-исполнительного права.

Меры медицинско-правового характера — совокупность юридических и медицинских мер, в том числе и принудительных, обеспечивающих решение суда по применению к лицам, осуществившим преступное деяние; а так же комплекс мер для лечения и реабилитации восстановительных мероприятий.

«Лечение является принудительным, потому что проводится независимо от желания лица, от осознания им необходимости и содержания такого лечения» [14, c.15].

Признаваться таковым лицо, должно сразу после первого (удачного или неудачного) допроса. Состояние такого лица, «совершившего преступное посягательство», обеспечивает возможность поместить его между подозреваемым и обвиняемым. Когда для следователя становится очевидна причина странного поведения лица, страдающего синдромом психического расстройства, он составляет протокол о разъяснении подозреваемому его прав в соответствии со статьёй 46 УПК, после чего, в отношении лица, выносит постановление «о привлечении в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства», с которым в обязательном порядке ознакамливаются защитник и лицо, представляющее интересы, страдающего психическим расстройством подозреваемого, а именно законный представитель — родитель, попечитель, опекун, либо уполномоченный представитель, т. е. наделённый такими полномочиями доверенностью человек. Освидетельствование психического состояния должно проводиться как можно неотложнее. После получения результатов, позволяющим судить о невменяемости, выносится постановление о признании лица «страдающим синдромом психического расстройства» (приложение 1) с вытекающими отсюда правами и допускаться в процесс в соответствии со своими возможностями.

С этого момента лицо, страдающее синдромом психического расстройства, участник уголовного процесса.

Конечно, дееспособность в уголовном праве предполагает способность субъекта приобретать процессуальные права и выполнять возложенные на него Кодексом обязанности. Каждый субъект процессуального взаимоотношения выполняет определённую Кодексом, возложенную на него роль.

Елена Валерьевна Мищенко, определяет, что «любое лицо, наделённое, хотя бы одним уголовно-процессуальным правом или которое несёт хотя бы одну уголовно-процессуальную обязанность, вступает в какие-либо уголовно-процессуальные отношения и, следовательно, является участником уголовного процесса». И далее делает вывод — «… в качестве участника уголовного процесса стоит рассматривать также лицо, в отношении которого ведётся производство о применении ПММХ» [10, c.55–56].

Коль требуется установление правового статуса лица, через возможность реализации его прав, то уголовное законодательство по процессу требуется дополнить ещё положением 46.1 УПК РФ. «Права лица, страдающего синдромом психического расстройства».

«Права лица, страдающего синдромом психического расстройства должны обеспечиваться требованием их соблюдения всеми участниками процесса. Лицо имеет право:

-          знать, факт общественно опасного деяния, по которому возбуждено уголовное дело и основания привлечения в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства по этому делу;

-          получить копию постановления о привлечении в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства;

-          на оказание медицинской помощи, в случае обострения заболевания или ухудшения состояния здоровья;

-          иметь защитника с момента доставления для разбирательства либо с момента вынесения соответствующего постановления и пользоваться возможностью оставаться с ним наедине, без ограничения;

-          иметь законного представителя или уполномоченного представителя с момента вынесения соответствующего постановления, лицом ведущим расследование по делу;

-          в случае, невладения или не достаточного владения языком судопроизводства, пользоваться услугами переводчика;

-          если позволяет состояние здоровья (по медицинскому заключению), участвовать в любых стадиях уголовного процесса лично, либо через своего представителя;

-          лично, либо через лиц, представляющих его интересы возражать против привлечения к расследованию по делу, представлять доказательства, заявлять ходатайства, приносить жалобы, осуществлять отводы;

-          лично, либо через законного представителя знакомиться с постановлением о назначении СПЭ, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением экспертов;

-          приглашать для участия в следственных действиях врача-психиатра;

-          по окончанию предварительного расследования по уголовному делу, знакомиться со всеми материалами и делать выписки из любых документов, в том числе, техническими средствами;

-          обжаловать судебные решения, в том числе, о назначении, прекращении, изменении или продлении принудительных мер медицинского характера;

-          защищаться любыми незапрещёнными УПК РФ средствами и способами».

Вместе с установлением процессуального статуса данного лица, имеется необходимость указать на порядок привлечения лица в этом качестве, для чего включить в УПК РФ статью 438.2 — «Порядок привлечения в качестве лица страдающего синдромом психического расстройства:

1.                  При наличии заключения СПЭ, дающее основание считать лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, либо заболевшее после совершения преступления психическим расстройством, следователь (дознаватель), выносит постановление о привлечении в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства.

2.                  В постановлении указывается:

-          число, время и место составления постановления;

-          должностное лицо, составившее постановление;

-          данные лица, привлекаемого в этом качестве;

-          описание общественно опасных деяний, и роль привлекаемого лица в каждом из них, в соответствии с частью второй статьи 434 УПК РФ;

-          решение о привлечении в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства».

Вместе с тем, в статье 198 УПК необходимо добавить нового субъекта процесса после слова «обвиняемый», далее «лицо страдающее синдромом психического расстройства»,.

Кстати, если лицо, страдающее синдромом психического расстройства, не может участвовать в конкретном следственном действии, необходимо составить протокол, как это полагалось ранее по УПК РСФСР 1960 года (статья 404) [12, c.326], либо действовать в соответствии с частью третьей, статьи 167 УПК РФ [12, c.406], удостоверить, с указанием нормы, невозможность подписания протокола следственного действия, подписями других участников указанного действия.

В случае невозможности участия лица в уголовном процессе, необходимо вынести обоснованное Постановление с подробной мотивировкой и ссылкой на судебно-медицинскую (психиатрическую) экспертизу. Причём к этому вопросу желательно вернуться повторно в судебном разбирательстве.

В настоящем Кодексе неопределённость лица, практически выводит его за рамки Уголовно-процессуального права. Такое положение в корне неправильно, так как не всегда лицо, страдающее синдромом психического расстройства, находится в состоянии неспособном оценить происходящее, также как и не всегда, такое лицо является недееспособным. Сталкиваясь с расследованием уголовного дела или судебным разбирательством это лицо, зачастую ещё не признано судом, лишённым дееспособности. Приходится соединять из разных отраслей права кусочки допустимых урегулированных отношений, чтобы защитить права лица, страдающего расстройством психики.

В настоящее время, перед производством по уголовным делам невменяемых и лиц заболевшим расстройством психики после совершения преступного посягательства стоят особые цели, охарактеризованные своим кругом взаимодействия между субъектами участвующими в процессе, «специальным предметом доказывания», особенностями применения законодательства и вынесения итоговых процессуальных документов, принятием целевых решений.

Основанием к возбуждению уголовного дела служит факт события совершенного преступного деяния и все собранные данные о нём, как о преступлении. То есть по общему правилу статьи 140 УПК. Поводами к возбуждению являются заявление о преступном деянии, «явка с повинной», сообщение о готовящемся или совершённом преступном посягательстве, полученное из иного источника, постановлению прокурора об уголовном преследовании направленное для разбирательства. Законом отведено трое суток на проверку материалов, с возможностью определиться имеются ли все признаки состава преступления в сообщённых или обнаруженных фактах преступного посягательства. Следователь либо дознаватель может продлить проверку материалов по мотивированному ходатайству у начальника следственного органа или органа дознания соответственно до десяти суток. В исключительных случаях для следователя — начальник следственного органа, для дознавателя — прокурор, имеют возможность, когда необходима тщательная проверка материалов связанная с исследованием трупов, предметов, документов, продлевать срок до 30 суток.

Есть мнения, что «когда известно лицо, совершившее в состоянии невменяемости преступное посягательство, то не стоит возбуждать уголовного дела, если лицо не представляет большой опасности, либо возбуждать следует не уголовное дело, а производство по применению к нему принудительных мер медицинского характера». На наш взгляд, необходимо в обязательном порядке возбуждать уголовное дело, для объективного выяснения всех обстоятельств происшедшего.

После возбуждения уголовного дела собираются все возможные доказательства, подтверждающие или, наоборот, опровергающие виновность лица, страдающего расстройством психики и совершившего преступное посягательство.

Уголовное дело, если совершено преступное посягательство, даже если это совершено невменяемым лицом, должно быть возбуждено. В отношении указанных лиц предварительное следствие обязательно (ч. 1, ст. 434 УПК).

Отказать в возбуждении уголовного дела за отсутствием лица, совершившего преступление (невменяемое лицо — не субъект), нельзя. Приниматься такое решение об отказе в возбуждении уголовного дела может только если:

-          отсутствует событие, признаваемое преступлением;

-          деяние лица, совершившее «некие действия», не содержит состава преступления либо это лицо непричастно к совершению преступления.

В настоящее время, как только факт душевного расстройства у лица, совершившего преступное посягательство, подтверждается судебно-психиатрической экспертизой, дальнейшие следственные действия стараются проводить без его участия.

Е. В. Мищенко приводит статистику Р. М. Шагеевой по такой ситуации, имевшей место в 76 % изученных дел о применении ПММХ [9, c.279]. Собственный опыт автора «более скромен», из исследуемых 119 уголовных дел такой факт имел место лишь в 42 % случаев.

Этих лиц, как бы «автоматически» переводят в разряд недееспособных. Хотя, перемены к лучшему в этом направлении уже имеются. С 2010 года, «лицо (опять же не определяя его статуса — ст.437 УПК), в отношении которого производится разбирательство о назначении ПММХ, может осуществлять процессуальные права, указанные в нормах о статусе подозреваемого и обвиняемого» [17, c.41–44].

Появление нового участника уголовного процесса возможно только при вынесении соответствующего мотивированного процессуального решения — постановления вынесенное дознавателем, следователем, прокурором, судьёй, после чего это лицо должно обрести вместе с правовым статусом своё определение (название, если хотите — лицо).

Смешивая понятия подозреваемого и обвиняемого с лицом, страдающим синдромом психического расстройства, мы уходим от истинного правового положения лица. Согласен, что некоторые положения, придётся дублировать при определении правовых полномочий такого лица. Но с определением правового статуса участника судебного разбирательства, будут гарантированы его права. Учитывая, что течение заболевания может протекать циклично, стоит предусмотреть возможность «перетекания» прав от законного представителя к самому лицу, в отношении которого производится разбирательство и обратно. Кстати, это дополнительный материал для определения вменяемости комиссией врачей-специалистов и назначения меры принудительного лечения.

Перед следователем возникают несколько вопросов, решить которые он должен в связи с полученным результатом освидетельствования. Говоря о следователе, следует оговориться, что предварительное дознание проводит дознаватель — для простоты описания предлагается опустить двойное описание следователь (дознаватель) и писать только — следователь.

Итак, в процессе могут участвовать лица с различной степенью душевного расстройства и различным временем наступления такого расстройства:

-          Лица, совершившие ООД в состоянии невменяемости. Когда по обстоятельствам дела и собранным доказательствам (свидетельствам, документам), следователь может судить о неадекватности поведения привлекаемого к расследованию лица, встаёт сразу вопрос о назначении освидетельствования психического состояния. В этом случае, следователь, приглашает защитника и составляет протокол о разъяснении подозреваемому его прав в соответствии со статьёй 46 УПК. После чего, выносит постановление о привлечении к участию в уголовном деле законного представителя, а в отношении лица, выносит постановление «О производстве освидетельствования психического состояния подозреваемого». Повторюсь, что с данным постановлением ознакамливаются как само указанное лицо, так и защитник, и законный представитель. После получения результатов освидетельствования (рассматриваем случай по невменяемому лицу), следователь выносит постановление «о привлечении в качестве лица, страдающего синдромом психического расстройства» (приложение 1). Помните, данное лицо находится где-то между подозреваемым и обвиняемым≤ Всё это время по уголовному делу не прекращается работа по сбору доказательств о совершении таким лицом ООД, где в зависимости от течения болезни и её тяжести следователь принимает решение об участие или неучастии в следственных действиях привлекаемого лица. При благоприятных обстоятельствах, при которых отпадает необходимость помещать лицо под стражу, назначается ПСЭ, в соответствии со статьёй 203 УПК. При наличии общественной опасности указанного лица и тяжести совершённого деяния, выносится постановление применении меры пресечения в виде — содержания под стражей (будучи подозреваемым такая мера пресечения возможна) и о назначении экспертизы, в связи с этим лицо помещается в психиатрическое учреждение, в соответствии с положениями части 1, статьи 435 УПК. До получения результатов экспертизы, уголовное дело в отношении лица, страдающего синдромом психического расстройства, разумнее приостановить. Основания — в результатах освидетельствования. Заключение СПЭ и собранные материалы по уголовному делу позволяют сделать вывод о вынесение «постановления о направлении материалов уголовного дела в суд для применения ПММХ». Перед принятием данного решения, следователь, после возобновления предварительного расследования и проведения всех следственных действий, знакомит заинтересованных лиц с материалами расследования;

-          Лица, совершившие преступное посягательство и заболевшие после его совершения. К данным лицам могут относиться лица, заболевшие душевным расстройством сразу после преступного деяния и тогда все вышеперечисленные действия, кроме направления уголовного дела в суд, применимы к этой категории лиц. В процессе расследования выясняется насколько длительно и тяжело заболевание и, в связи с этим, делается вывод о приостановлении производства по уголовному делу, возобновлении дела (и тогда в случае выздоровления принимается решение о привлечении лица в качестве обвиняемого) либо направлении материалов уголовного дела в суд о применении ПММХ. Если же лицо заболело до вынесения приговора в суде — ту же задачу (описанную выше) придётся решать судье, к которому поступило на рассмотрение уголовное дело. Когда же лицо страдающее расстройством психики заболело после обвинительного приговора, то суду придётся дополнительно принимать решение в том порядке, как оно описано в настоящем уголовном процессе. То есть, уголовное дело может закончиться в зависимости от периода заболевания в процессе — обвинительным заключением, постановлением о применении ПММХ, либо обвинительным приговором с последующим возвращением к этому вопросу в период болезни лица;

-          Лица, страдающие душевными заболеваниями и совершившие преступление в состоянии, не исключающем вменяемости (пункты «в» и «д», части первой, статьи 97 УК). Такие лица в зависимости от их состояния привлекаются, практически в полном объёме, к предварительному расследованию, за исключением тех ситуаций, когда лица могут перейти в одну из вышеназванных категорий. На следователя ложится обязанность доказать и вину данных лиц, и выявить их способность принимать участие в следственных действиях. Алгоритм остаётся тот же, что в случае с вменяемыми лицами. Порядок остаётся тем же, так как необходимо определиться, в каком качестве будет проходить лицо по уголовному делу — в качестве обвиняемого, либо лица страдающего синдромом психического расстройства. Поэтому производство освидетельствования психического состояния в деле необходимо, как бы это не загромождало процесс и не вызывало неудовольствие судебных психиатров. СПЭ решает вопрос о привлечении, либо непривлечении лица, в качестве обвиняемого, также уточняет психическое состояние лица, его возможность участвовать в расследовании дела.

В предполагаемом Законе «О правовом статусе лиц, страдающих синдромом психического расстройства», можно внести вместе с определением принудительных мер медицинского характера, формулировки:

-          добровольного лечения, когда оно действительно добровольно, а не тогда, когда возбуждено производство в отношении этого лица по административному либо уголовному преследованию (надеюсь, что законодательство пойдёт по пути ужесточения мер с хроническими алкоголиками, токсикоманами и наркоманами);

-          недобровольного лечения, с возможностью предупреждать таких лиц о последующей жёсткости применения мер административного характера:

-          обязательного лечения, с перечислением списка лиц, подпадающих под такое лечение.

Учитывая, что Конституция РФ не приемлет любую дискриминацию (в частности гарантируется равенство всех перед судом и законом), то лицо, привлекаемое к ПММХ, так же может рассчитывать на то, чтобы стать полноправным участником уголовного процесса, со своими правами.

Что касается обязанностей, то в данном случае, приходиться признать, что вместе с потерей свободы выбора своего поведения, с которой, при привлечении к процессу расстаётся лицо страдающее синдромом психического расстройства, происходит и непризнание обязанностей перед законом (государство не может закрепить за таким лицом законодательно обязанности). Нельзя требовать от лица обязанностей, если оно не понимает ни сути, ни смысла в этих требованиях.

При расследовании уголовного дела и поэтапном его продвижении выясняются обстоятельства, подлежащие доказыванию (указаны в статьях 73 и 434 УПК):

-          «время совершения посягательства, место, способ, а также другие обстоятельства совершения преступного действия (бездействия);

-          совершено ли это преступное деяние данным лицом;

-          выяснение характера и размера причинённого вреда;

-          присутствие психического расстройства у представленного лица в анамнезе, в момент совершения преступного посягательства, наличие этого психического заболевания во время обследования;

-          опасен ли данный человек для себя и для других, способен ли принести иной существенный вред;

-          существует ли возможность исполнять назначенное наказание, за совершённое преступное посягательство».

Чтобы обобщить полученные данные, следователю, как уже говорилось, необходимо вынести промежуточный акт, с целью определения процессуального статуса субъекта, в отношении которого ведётся расследование. При расследовании непременно следователь сталкивается с трудностями по делу. Нет таких доказательств как показания лица, больного психическим расстройством, исключена по существу возможность проведения по делу следственных действий с этим лицом (не потому, что это запрещено Кодексом, а потому, что исследование таких доказательств, практически всеми игнорируется).

«На наш взгляд, назрела необходимость предусмотреть введение в уголовный процесс нормы для такого промежуточного акта — «Постановления о возбуждении производства по применению принудительных мер медицинского характера», который бы определял бы законность допущения и привлечение указанного лица в качестве участника уголовного процесса» [15, c.699].

Важным условием расследования, является скорейшее выявление признаков психического расстройства. Следователь не всегда имеет возможность «углядеть» странность поведения, а сам «подозреваемый» может об этом умалчивать. Иногда психические недостатки распознаются только в судебном разбирательстве. Это связано с медленным сбором характеризующих личность материалов, иногда, с нежеланием родственников или соседей «наговаривать». «По умолчанию» устанавливается презумпция вменяемости. Случается, что следователю «выгоднее» собрать доказательства вины, предъявить обвинение, выбрать мерой пресечение заключение под стражу и, уже после, направить лицо и материалы на СПЭ, уверенным, что лицо никуда не скроется.

Судебно-психиатрическая экспертиза (СПЭ) может дать оценку психическому состоянию лица и пом?чь судопроизводству решить проблему — кто же совершил преступление, преступник или психически нездоровое лицо. Базируется заключение СПЭ на объективности, доказательности, и независимости.

«Экспертиза — это форма применения юриспруденцией специальных знаний не относящихся к правовым, где в роли эксперта находится лицо (или лица), обладающий специальными познаниями, компетенцией, опытом, которые он может использовать в анализе произошедшего случая» [2, c.237].

Министерство Здравоохранения возложило проведение амбулаторной, либо стационарной СПЭ на психо-неврологические диспансеры и судебно-психиатрические экспертные стационары [22] (ст. 32–33 Закона ««О государственной судебно-экспертной деятельности»).

СПЭ при этом ставит своей целью:

-          расценить и выдать экспертное заключение состоянию психики лица, привлечённого к обследованию, в момент совершения ООД этим лицом;

-          оценить настоящее психическое состояние обследуемого лица;

-          выявить имеется ли у этого лица хроническое или острое заболевание и в каком состоянии (обострении или ремиссии) пребывает это психическое расстройство;

-          определить способность осознавать происходящее и возможность руководить своими действиями;

-          выявить обстоятельства, содействующие совершению преступного посягательства, влияющие на вынесение решения об ответственности лица или наоборот, освобождении от неё».

В уголовном процессе СПЭ может быть назначена только по возбуждённому уголовному делу. Она необходима, когда требуется в ходе следственно-судебного разбирательства, специальные познания в области психиатрии. Требования проведения экспертизы оформляется постановлением о производстве СПЭ следователем, либо судьёй. Основанием для назначения экспертизы служат:

-          сомнения о нормальном психическом здоровье лиц, участвующих в процессе, их неадекватное поведение, неспособность давать показания по существу дела;

-          присутствие в анамнезе хронических психических заболеваний, черепно-мозговых травм или других заболеваний влияющих на деятельность головного мозга;

-          состояние психики подозреваемого или обвиняемого, при котором возникают сомнения в способности защищать свои права в уголовном процессе самостоятельно.

Если в отношении лица, избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, то по ходатайству следователя, ведущего разбирательство, с согласия начальника следственного органа, суд переводит указанное лицо в психиатрический стационар.

Если лицо не содержится под стражей, следователь возбуждает ходатайство с согласия начальника следственного органа перед судом о помещении данного лица в психиатрический стационар для проведения СПЭ.

Срок, в который необходимо предъявить обвинение, при этом прерывается (часть 3, ст.203 УПК).

Заключение СПЭ (в письменном виде, представленные выводы исследования) должно основываться на психиатрическом обследовании испытуемого лица, сведениях уголовного дела предоставляемого вместе с постановлением, и медицинских документах (история болезни) прошлых заболеваний. Под актом заключения ставят подпись все члены комиссии.

Конкретного срока проведения экспертизы в уголовно-процессуальном кодексе не указано. Но исходя из документов прошлых времён, «производство судебно-психиатрической экспертизы в амбулаторных условиях не может превышать 20 суток, но может быть приостановлено, если эксперты заявили ходатайство о предоставлении дополнительных материалов. После получения таких материалов срок возобновляется. В случае, отсутствии материалов более 30 суток, эксперты заявляют письменно о невозможности выдать заключение» [11].

Статья 30 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», определяет срок пребывания испытываемого лица в стационаре, для СПЭ — 30 суток. В случаях крайней необходимости, срок продлевается судьёй по месту нахождения стационара ещё на 30 суток. Для этого комиссия или эксперт выносит мотивированное ходатайство. В исключительных случаях в том же порядке продлевается срок проведения СПЭ ещё раз. При этом нахождение лица в стационаре при проведении СПЭ не должно превышать 90 суток [22].

В случае возникновения сомнений в объективности, обоснованности выводов комиссии, может быть назначена повторная экспертиза (поручается другому эксперту), либо, что касается упущенных неосвещённых вопросов — дополнительная (может поручаться тому же эксперту, либо другому). Следует учесть, что повторная экспертиза не всегда приносит ясность в интересуемую область познания.

Следователь и суд должны ориентироваться на компетентность эксперта именно в конкретной области знаний.

Валентина Александровна Лазарева приводит пример, когда «по уголовному делу М. было проведено три экспертизы:

-          первая (амбулаторная) вынесла в Заключении сомнения о способности М. осознавать значение собственных действий и возможности руководить ими;

-          вторая (стационарная) пришла к мотивированному выводу о невменяемости М.;

-          третья признала М. вменяемым.

Суд, обосновал своё решение на выводах последней СПЭ, не обратив внимания на развитие и нарастание у М. посттравматического стрессового расстройства, в связи с двумя покушениями ранее на его жизнь, и отказал защите в вызове в зал судебного заседания и допросе экспертов, что послужило обстоятельством отмены приговора в Верховном Суде РФ» [8, c.295].

Говоря о психопатической личности возбудимого типа (являющейся самой большой группой из патологий личности — 45,6 %), можно выделить присущее им поведение — жестокость, крайнюю обидчивость (злопамятность), склонность к накоплению негативных чувств, угрюмость, взрывной характер.

«42 % противоправных действий, совершенных такими лицами, направлены против личности — убийства, изнасилования нанесения телесных повреждений;

35 % — корыстно-насильственные деяния;

21 % — ООД против общественного порядка (хулиганство) и только          2 % — иные преступные действия» [2, c.213].

К психопатическим личностям ещё относятся истерические психопаты (18,6 %) — лживые, склонные к демонстративности, «жажде признания», легко внушаемы. Выделяется группа психопатические личности тормозного круга (15 %), которые склонны к беспокойству, у них явно выражено ощущение постоянной опасности, настороженное поведение, внутреннего беспокойства.

Само заключение СПЭ — это объективная, подробная, независимая характеристика психического состояния лица и его психического здоровья. Что само по себе является доказательством по уголовному делу о виновном или невиновном поведении этого лица в момент совершения преступного деяния.

Если возникает необходимость в комиссионной экспертизе, то она проводится «не менее чем двумя специалистами одной специальности». Основанием её проведения являются сложные случаи из практики, либо особая значимость доказательной базы (ст.200 УПК). При назначении такой экспертизы результат более объективный. Проведённые независимо друг от друга исследования верифицируются. Причём, в состав комиссии может входить специалист «приглашённый, например, защитой» (ст.198 УПК). Сама комиссионная экспертиза проводится по одной либо по разным специальностям. В последнем случае она называется комплексной. «Суть комплексной судебной экспертизы состоит в том, что один и тот же объект исследуется специалистами-экспертами с различных точек областей науки и техники, в целях наиболее точного ответа на поставленные следователем вопросы» [1, c. 178].

В связи с таким положением дела, назрела необходимость по делам о лицах, страдающих синдромом психического расстройства, вместе с обязательным присутствием государственного обвинителя и защитника в судебном заседании, сделать обязательным присутствие эксперта-психиатра.

Хотя и тут, не следует завышать значение заключения эксперта или специалиста. «Не следует априори считать, что судьи не смогут достаточно грамотно оценить причины и характер противоречий между этими заключениями. Руководствуясь законодательством, судьи обязаны будут учесть не только уровень независимости и профессиональной компетенции, но и обоснованности высказанных суждений и выводов» [8, c.304].

Законный представитель лица, страдающего синдромом психического расстройства, как уже указывалось, приглашается к участию в уголовном процессе по мотивированному постановлению следователя или прокурора, а в стадии судебного разбирательства — судьи (ст. 437 УПК). Законным представителем может быть близкий родственник — супруг(а) больного, родители, дети и иные лица, перечисленные в пункте 4, ст. 5 УПК, либо установленный орган опеки или попечительства (ч. 1, ст. 437 УПК). В уголовное законодательство орган опеки и попечительства пришёл из Гражданского права. «Опека — это форма устройства признанных судом недееспособными лиц, при которой назначенные органом опеки и попечительства опекуны являются законными представителями указанных граждан и совершают в их интересах и от их имени все юридически значимые действия» [21]. Далее статья 2 Закона определяет «попечительство, как форму устройства признанных судом ограниченно дееспособными граждан, при которой попечители, назначенные органом опеки и попечительства, обязаны оказывать подопечным помощь в реализации установленных прав и выполнении обязанностей, охранять указанных лиц от злоупотреблений третьих лиц, а также давать согласие на совершение ими сделок (кроме мелких)». Априори не может быть законным представителем лицо, действующее в своих корыстных интересах, «вразрез» с интересами указанного лица и конечно следователь должен отказать родственнику, если тот выражает желание стать законным представителем, являясь либо пострадавшим, либо гражданским истцом по делу.

«Опекун над гражданином, признанным недееспособным, должен обеспечить постоянный медицинский контроль подопечного и в том случае, если здоровье улучшается, возбудить ходатайство перед судом о признании подопечного дееспособным» [5, c.85].

В 31-й статье Гражданского кодекса оговорено, что «опека и попечительство устанавливаются для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан» [4]. И ещё «над совершеннолетним дееспособным гражданином, который по состоянию здоровья не способен самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять свои обязанности, может быть установлен патронаж» [4]. Патронаж по существу это разновидность попечительства и может устанавливаться только с согласия подопечного лица или по его просьбе.

Попечители, в отличие от опекунов, обязанностей по уходу, лечению, содержанию лиц, признанных ограниченно дееспособными не несут. Однако, «статья 36 Гражданского кодекса их обязывает подать ходатайство в судебный орган о признании подопечного дееспособным, в том случае, если он больше не злоупотребляет алкогольными напитками или наркотиками, либо если это злоупотребление на ставит больше его семью в тяжёлое материальное положение» [5, c.86].

В суде гарантируется возможность обеспечения процессуальных прав законному представителю.

Законный представитель имеет право:

-          «знать в чём изобличается его подопечный;

-          заявлять по делу отводы и ходатайства;

-          представлять имеющиеся у него доказательства;

-          с разрешения следователя, участвовать в следственных действиях и знакомиться с их протоколами, делать по этому случаю замечания;

-          знакомиться, при окончании уголовного дела со всеми материалами, выписывать сведения из дела в любом объёме, делать копии;

-          участвовать в судебном разбирательстве любой инстанции при рассмотрении дела;

-          возражать и обжаловать действия лиц, расследующих уголовное дело (часть 2, ст. 437 УПК) и получать копии обжалуемых решений;

-          выступать с ходатайством о прекращении либо изменении ПММХ.

Если, возникнет необходимость в судебном заседании, законный представитель может быть допрошен с его согласия в качестве свидетеля.

В случае если у суда возникнут сомнения, что законный представитель действует «во благо» подопечного, он отстраняется от участия в процессе и органом опеки и попечительства назначается другое лицо, представляющее интересы подсудимого.

Что касается защитника, то, если он ранее ещё не принял участие в процессе, его участие необходимо с того, момента, когда у следователя появятся сомнения в адекватном поведении лица, в отношении которого он ведёт производство по делу. Участие защитника в суде так же обязательно. Суд не может принять отказа защитника защищать своего подзащитного.

В УПК дополнить нормой 437.1 «об участии законного представителя», где выделить участие и права законного представителя, добавить, ныне существующую часть 2 и 3 статьи 437 УПК и определить это участие с момента вынесения соответствующего постановления перед вынесением постановления «об освидетельствовании психического состояния подозреваемого». Постановление о признании и об участии законного представителя выносится повторно, в случае, если по каким-либо причинам меняется законный представитель (прежний отстранён от дела, тяжело заболел и т. д.).

При соучастии в уголовном деле психически здоровых лиц, дело в отношении страдающего расстройством психики, выделяют в отдельное производство (ст.436 УПК). При этом не исключается возможность выделения дела ранее по основаниям статьи 154 УПК. Те же основания используются при выделении материалов из уголовного дела, если у лица, наступило расстройство психики после совершения преступного посягательства.

Руководствуясь заключением СПЭ, решается вопрос о дальнейшем содержании лица, страдающего синдромом психического расстройства в психиатрическом стационаре, если в нём указывается тяжёлое психическое расстройство, вследствие чего лицо, нуждается в стационарном лечении. Это будет возможностью оказания своевременной психиатрической помощи, и возможностью «обеспечить безопасность самого больного и окружающих его лиц, пресечь возможность нанесения иного существенного вреда».

В случаях, когда привлекаемое лицо, участвует активно в процессе, но вдруг обнаруживает признаки тяжёлого расстройства и, по медицинскому заключению, это расстройство является временным, уголовное дело разумнее приостановить по части 4, статьи 208 УПК. Формально приостановление срока имеет место быть и в тех случаях, когда лицо скрылось и место его неизвестно, когда лицо установлено, но реально из места, где находится, привлечь его к расследованию нет никакой возможности.

Уголовное дело в отношении лица, страдающего синдромом психического расстройства, может быть прекращено производством, по основаниям статей 24 и 27 УПК:

-          отсутствия события, признаваемого преступлением;

-          если деяния лица, страдающего синдромом психического расстройства, не содержат состава преступления, либо оно не причастно к совершению преступления;

-          в случаях истечения сроков давности преступного деяния;

-          в случае смерти лица, страдающего синдромом психического расстройства;

-          отсутствие заявления по делам «частного обвинения»;

-          в случае акта амнистии;

-          если имеется постановление о прекращении уголовного дела по тому же факту, вынесенное следователем, прокурором, судьёй;

-          уже имеется приговор по делу, вступивший в законную силу;

-          в случаях, когда деяние и само лицо, не связано с опасностью причинить себе и другим лицам вред, либо возможностью нанесения существенного вреда.

На практике не может иметь место прекращение уголовного дела в случае примирения сторон, когда одна сторона, не обладает вменяемостью. Тут законодатель рассчитывает на обе «здоровые» стороны. Поэтому «формально» примирение достигается с законным представителем лица, совершившего противоправное деяние. Примирение с потерпевшим, как деятельное раскаяние, представляется, возможным в отношении лиц, заболевшим душевным расстройством после совершения преступного посягательства и выздоровевшим, либо лиц, совершивших это деяние в состоянии не исключающим вменяемости. Где в наличии явка с повинной, возможность оказать помощь пострадавшему, возместить ущерб, наступивший после своих действий.

Очень спорный вопрос о действии акта амнистии на лиц, страдающих синдромом психического расстройства, а в частности лиц, обозначенных пунктом «д», ч. 1, ст. 97 УК, для остальных лиц, более «жизнеспособный» способ освобождения от наказания это «в связи с болезнью» (ст. 81 УК).

«В качестве типичного признака субъекта, подлежащего освобождению по акту амнистии — инвалидность или болезнь туберкулёзом» [13, c.124].

О прекращении дела или направлении материалов уголовного дела в суд следователь извещает заинтересованных лиц.

При направлении дела в суд с вынесенным постановлением для решения вопроса о применении ПММХ, следователь практически так же, как в обвинительном заключении подробнейшим образом описывает обстоятельства подлежащие доказыванию в соответствии со статьёй 434 УПК, основание для применения ПММХ, доводы обеих сторон (защиты и обвинения) если они имеются, выносит своё суждение об опасности лица для себя и других, имеется ли опасность причинения иного существенного вреда.

Постановление сразу же с материалами уголовного дела передаётся в прокуратуру для утверждения, копия направляется в суд. Прокурор имеет право утвердить указанное постановление, возвратить дело для дополнительного расследования, прекратить дело, в случае, когда психическое расстройство лица не связано с опасностью причинить себе и другим лицам вред, либо возможностью нанесения существенного вреда.

«В силу статьи 352 УПК дела такой категории не подлежат передаче на рассмотрение суда с участием присяжных». Если в судебном заседании с участием присяжных появятся данные о невменяемости подсудимого (либо в момент совершения преступного деяния, либо после совершения преступного посягательства), на что будут указывать результаты СПЭ, председательствующий судья выносит постановление о прекращении рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей. Такое дело передаётся в суд для рассмотрения уголовного дела в соответствии с требованиями главы 51 УПК.

Очень много вопросов остаётся в связи с нарастающей деятельностью по разгрузке психиатрических стационаров и высвобождении из них лиц, для реабилитации в обществе «среди здоровых — здоровые». Мы «перенимаем» от других стран методы передовой медицины с превосходными врачами-специалистами, действующими лекарствами (не плацебо), умными психологами, высокой технологией диагностики и реабилитации «на свою грешную землю», где в настоящее время не хватает «для нас» пенсий, субсидий, дотаций; где бесплатная медицина «разорила» больных людей; где сами чиновники лечатся «за границей» зная, чем может обернуться «лечение дома». Допустить, чтобы нелеченые или не вылеченные психические больные, в угоду статистике угрожали бы безопасности общества нельзя. Есть ещё одно перспективное направление в психиатрии «там». Больной «прикрепляется» к одному постоянно его наблюдающему врачу-психиатру, практически на всю жизнь. Кто, если не такой доктор, знает лучше такого больного, протекание его болезни, «пики» обострения и «ямы» ремиссии. Называется такое направление «кейс-менеджмент» (работа со случаем). Сколько таких врачей, имеющих навыки работы с тяжёлыми больными, «больными на все случаи жизни» необходимо на Россию≤ Будут ли отечественные врачи оказывать квалифицированную помощь на достаточно высоком уровне не владельцам крупных компаний и бизнеса, а бездомным, инвалидам, бывшим заключённым, лицам без гражданства, беженцам либо вынужденным переселенцам, наконец, просто малоимущим пенсионерам≤

Возвращаясь к предварительному расследованию уголовных дел с участием лиц, страдающих психическим расстройством, можно утверждать, что такие лица, должны иметь свой юридический статус, который бы гарантировал им соблюдение прав «лица страдающего синдромом психического расстройства». Вместе с тем появиться ниоткуда этот статус не может. Им наделяется лицо, привлекаемое к ответственности за совершение преступного посягательства, в состоянии психического расстройства, либо приобрётшее такое расстройство после совершения преступления к принудительным мерам медицинского характера. Наделяется после вынесения следователем постановления «о признании лицом, страдающим синдромом психического расстройства».

Литература:

1.         Баев О. Я., Солодов Д. А. Производство следственных действий: криминалистический анализ УПК России, практика, рекомендации. Практическое пособие. М.: Эксмо. — 2010.

2.         Балабанова Л. М., Шестопалова Л. Ф., Иванова Е. Ф., Дусавицкий А. К. Судебная патопсихология: Вопросы определения нормы и отклонений. М.: Сталкер. — 1998.

3.         Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 Российская газета, № 67, 05.04.1995.

4.         Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013), (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.03.2013). Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301.

5.         Гуев А. Н. Гражданское право: Учебник в 3 т. Т. 1. М.: Экзамен. — 2006.

6.         Декларация о правах умственно отсталых лиц Принята резолюцией 2856 (XXVI) Генеральной Ассамблеи от 20 декабря 1971 года. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/retarded.shtml.

7.         Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод» (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 11 мая 1994 г.) ETS № 005. http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800–001.htm.

8.         Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе: Учебно-практическое пособие. Серия «Магистр». М.: Юрайт. — 2011.

9.         Мищенко Е. В. К вопросу о начале производства по применению принудительных мер медицинского характера. Материалы 5 Всероссийской научно-практической конференции. Выпуск 14. М.: Юридический институт МИИТа. — 2007.

10.     Мищенко Е. В. Принудительные меры медицинского характера в уголовном судопроизводстве. М.: Юрлитинформ. — 2010.

11.     Положение об амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии (утв. Минздравом СССР 05.12.1985 № 06–14/30). http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi≤req=doc;base=ESU;n=4840.

12.     Рыжаков А. П. Процессуальные документы следователя и дознавателя. Образцы. М.: Дело и Сервис. — 2012.

13.     Сотников С. А. Амнистия в уголовном праве России. Монография. М.: Проспект. — 2010.

14.     Спасенков Б. А., Спасенков С. Б. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве России: Монография. М.: Юрлитинформ. — 2012.

15.     Томин В. Т., Зинченко И. А. Уголовный процесс. Проблемные лекции. М.: Юрайт. — 2013.

16.     Уголовное право России. Части общая и особенная. Учебник для бакалавров под редакцией А. И. Рарога. М.: Проспект. — 2013.

17.     Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года № 174. Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52, ст. 4921, (с изм. на 1.02.2012). М.: Эксмо, — 2012.

18.     Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ. СЗ РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954, (ред. 30.12.2012). М.: Проспект. — 2013.

19.     Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 № 1-ФЗ. Собрание законодательства РФ, 13.01.1997, № 2, ст. 198 (ред. от 30.12.2012). М.: КноРус,, 2013.

20.     УПК РСФСР от 27 октября 1960 г. № 40, (с изм. на 1.01.1997). Санкт-Петербург: Альфа. — 1997.

21.     Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ (ред. от 01.07.2011) «Об опеке и попечительстве». Российская газета, № 94, 30.04.2008.

22.     Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 06.12.2011) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Собрание законодательства РФ, 04.06.2001, № 23. ст. 2291.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle