Библиографическое описание:

Коновалова Т. А. Факторы и условия, обеспечивающие функционирование и развитие моногородов Российской Федерации // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 233-237.

В экономике России огромное значение играет развитие моногородов. Для качественного и эффективного управления таким особым типом региона как моногород, необходимо четкое представление о факторах и условиях, которые обеспечивают его функционирование, а также знание исторических предпосылок формирования.

По данным на 01.10.2012 в Российской Федерации существует 467 моногородов, в которых проживает свыше 16 млн. чел. и производится 21,2 % валового внутреннего продукта государства1.

Вместе с тем, отнесение некоторых из городов Российской Федерации к категории моногородов вызывает существенные сомнения. В частности, в г. Астрахань в 2010 г. разработан комплексный план модернизации моногорода, претендующий на федеральное финансирование [1]. Нельзя не признать, что ведущей отраслью экономики Астрахани является судостроительное производство. Вместе с тем, экономика и промышленность города достаточно диверсифицированы: в Астрахани существует относительно развитая пищевая промышленность, химическое производство, сфера торговли.

Также необходимо отметить, что по программе развития моногородов РФ в 2013 г. запланирована безвозмездная финансовая помощь из средств федерального бюджета г. Елабуга (Республика Татарстан) [2]. В Елабуге функционируют относительно эффективные металлургические, машиностроительные, пищевые производства. Более того, в городе создана особая экономическая зона (ОЭЗ) “Алабуга”, привлекающая посредством льготных финансовых режимов инвесторов из различных отраслей и регионов. Несомненно, и инвестиционная поддержка такого рода направлений развития города из федерального бюджета нужна, но включать ее в программу модернизации отечественных моногородов методически не вполне корректно.

По мнению автора, данные спорные вопросы и крайне нечеткие оценки количества моногородов России связаны с проблемой отсутствия в законодательстве РФ четкого определения категории «градообразующее предприятие», «моногород» и критериев отнесения городов к данной категории. Что же касается иных городов, пусть также испытывающих определенные социально-экономические проблемы, то для их развития целесообразны иные подходы и программы — например, программа развития ОЭЗ, отраслевые программы и т. п.

Обратимся к истории формирования моногородов на территории России. Исторически, как показано на рис. 1, моногорода России формировались преимущественно в периоды индустриального роста и промышленного освоения новых территорий. В целом, география моногородов Российской Федерации характеризуется привязкой к типам экономического развития территорий: агломерационному, сырьевому, промышленному.


Рис. 1. Основные этапы формирования моногородов Российской Федерации [8, с. 16].


В агломерационном поясе сосредоточены предприятия химической промышленности и металлургии (ОАО «Еврохим», ОАО «НЛМК», ОАО «Холдинговая компания Металлоинвест», ОАО «Северсталь»). Моногорода агломерационного пояса развития — это преимущественно города-спутники в зонах крупных агломераций. Например, Воскресенск в Московской области, Новомосковск в Тульской области, Кириши в Ленинградской области. Такие города обладают преимуществами социального развития, связанными с относительной близостью полифункциональных населенных пунктов. Монопрофильность городов компенсируется близостью к крупным центрам. В связи с этим поддержание благоприятной социальной среды в моногородах-спутниках требует меньших объемов затрат как со стороны государства, так и со стороны бизнеса.

В сырьевом поясе развития, занимающем северные и восточные территории Российской Федерации, расположена большая часть моногородов, специализация которых связана с первичной обработкой сырья: Сургут, Нижневартовск в Ханты-Мансийском автономном округе, Новый Уренгой в Ямало-Ненецком автономном округе, Усинск в Республике Коми и др. В сырьевом поясе расположены государственные и частные предприятия нефте-и газодобычи: ОАО «Газпром», НК «Роснефть», ОАО «ЛУКОЙЛ», ТНК-ВР Холдинг; предприятия металлургии и угольной промышленности: холдинг «Интеррос», холдинг «Базовый элемент» (включая ОК РУСАЛ), «Евраз Груп С.А», «УГМК-Холдинг».

Традиционными территориями размещения моногородов является промышленный пояс развития, включающий в первую очередь регионы Урала (Краснотурьинск, Каменск-Уральский, Верхняя Салда, Верхняя Пышма в Свердловской области, Миасс, Магнитогорск, Белорецк в Челябинской области) и юга Сибири (Междуреченск, Черногорск в Кемеровской области, Шелехов в Иркутской области, Саяногороск в Республике Хакасия и др.). В этом поясе расположены наименее благополучные в социальном отношении моногорода металлургии и машиностроения, часто имеющие в качестве градообразующих всего одно крупное предприятие и одновременно удаленные от полифункциональных городских центров. Монопрофильные города формируют монопрофильные районы в Свердловской и Челябинской областях, а также в Кемеровской области, поэтому социальные проблемы городов переходят на уровень социальных проблем районов. В условиях снижения стоимости экспортной продукции градообразующих предприятий моногорода промышленного пояса имеют наибольшие потребности в пересмотре социальной политики корпораций, в том числе в части перераспределения полномочий.

Таким образом, наиболее острыми проблемами взаимодействия государства и бизнеса в части поддержки социального сектора характеризуются города Урала и юга Сибири. Наиболее благополучными в социальном отношении являются города Центра Европейской территории России.

Следует отметить, что большая часть монопромышленных городов РФ образована вокруг предприятий лесной и деревообрабатывающей промышленности, машиностроения, пищевой промышленности (рис. 2).

Рис. 2. Отраслевая структура монопромышленных городов Российской Федерации по параметру объема выпуска продукции, % [8, с. 16].


Факторы функционирования и развития моногородов принято дифференцировать на внутренние и внешние. А. Н. Маслова к внешним факторам развития моногородов относит тип экономико-управленческой системы страны, ситуация в субъекте РФ, где находится данный моногород, ситуация в отрасли специализации градообразующего предприятия, размер и способы государственной поддержки моногородов, а также внешнеэкономическая рыночная конъюнктура [7, с. 10]. К важнейшим внутренним факторам развития моногородов А. Н. Масловой отнесены географические (наличие природных ресурсов, климат, территориальная удаленность от иных населенных пунктов), социальные (характеристики населения, рынка труда, уровень и качество жизни), управленческие (качество менеджмента градообразующих предприятий) и экономические факторы (объем и структура инвестиций, характеристики градообразующего комплекса) [7, с. 10].

В. А. Кожин, А. А. Преснецов, В. С. Провалов подразделяют все многообразие факторов развития моногородов на стратегические и тактические. При этом в качестве важнейшего стратегического фактора авторы рассматривают государственное регулирование [4, с. 27].

О. Г. Крюкова и Е. В. Арсенова в качестве ключевых факторов развития моногородов выделяют “развитие инженерной, экономической, социальной инфраструктуры, политику муниципалитета и региональных властей, инвестиционную привлекательность территории” [5]. Нельзя не согласиться с авторами в том, что уровень развития инфраструктуры действительно оказывает принципиальное влияние как на привлекательность моногорода для потенциальных инвесторов, так и на его удобство для проживания граждан. При этом эффективное развитие инфраструктуры в принципе невозможно без активного участия государства.

В специальной литературе существует определенное смешение понятий “факторы” и “условия” эффективного развития моногородов. По мнению автора, под факторами, оказывающими влияние на эффективность развития моногородов, целесообразно понимать экономические ресурсы, обеспечивающие их деятельность. Условиями же эффективного развития моногородов являются способы, обеспечивающие характер влияния факторов на конечные результаты развития моногорода (ВТП, темп изменения объема производства в экономике моногорода, рентабельность в экономике моногорода и т. п.).

Классическим инструментом исследования внутренних факторов, влияющих на эффективность развития экономических систем, выступает функция Кобба-Дугласа, в рамках которой представлены два основных фактора — труд и капитал. По мнению автора, фактор труда следует дифференцировать на экстенсивную (прирост занятости) и интенсивную (увеличение реальной заработной платы) составляющую, оказывающие различное влияние на производительность труда в экономике моногорода и, соответственно, эффективность его развития в целом. Кроме того, для моногородов, обладающих определенным научным потенциалом, в качестве потенциально существенного фактора повышения эффективности деятельности следует рассматривать и активность научных организаций.

Следует отметить, что выделенные наиболее значимые факторы, общие для различных типов регионов, в моногородах имеют определенную специфику. Так, для моногородов характерна более инертная структура занятости, чем для городов с диверсифицированной экономикой, что связано с большими сложностями для лиц в трудоспособном возрасте найти приемлемую работу. По оценке А. Ю. Даванкова и Е. А. Колесник в монопромышленных городах в среднем имеет место меньшая активность частных инвесторов [3], чем в иных типах регионов, что, соответственно, обуславливает большую зависимость их социально-экономического развития от трансфертов из бюджетов различного уровня.

В качестве внешних факторов развития моногородов, по мнению автора, целесообразно рассматривать процессы, происходящие на различных типах рынков — денежном, валютном, кредитном — характеризующихся, соответственно, такими агрегирующими показателями, как темп инфляции, валютный курс, ставка рефинансирования. Кроме того, следует учитывать и специфические отраслевые факторы, индивидуальные для различных групп моногородов. Так, для моногородов с АЭС такого рода существенным внешним фактором является динамика тарифов на электрическую энергию, которая устанавливается в РФ не посредством свободного рыночного ценообразования, а на основании постановлений Правительства РФ и соответствующего субъекта Федерации.

Факторы развития моногорода также можно дифференцировать на экстенсивные и интенсивные. О принципиальном значении интенсивного фактора в стимулировании экономического роста писал еще К. Маркс [6, с. 193]. В целом, нельзя не согласиться с С. П. Первушиным в том, что “интенсивный тип роста отличается более высокой эффективностью, когда результаты производства растут быстрее, чем затраты, когда при относительном снижении темпов роста вовлекаемых в производство ресурсов удается повышать количественно и качественно показатели производственной деятельности” [9, с. 61].

Разумеется, экстенсивные факторы позволяют достичь менее существенного увеличения уровня экономической эффективности экономики моногорода. Однако нельзя согласиться с абсолютным преимуществом интенсивных факторов в процессе повышения социально-экономической эффективности развития моногорода. Так, внедрение в производство предприятий моногорода новой техники, технологии — иными словами инноваций — всегда носит рисковый, вероятностный характер. Высокая эффективность при этом может быть, и не достигнута. Более того, при внедрении в производство инноваций, зачастую возникают дополнительные негативные социальные эффекты, такие, в частности, как рост безработицы в экономике региона. В этой связи в общем случае оптимальной является стратегия рационального сочетания интенсивных и экстенсивных факторов экономического роста и повышения социально-экономической эффективности развития моногорода.

В качестве наиболее существенных законодательных условий, влияющих на развитие моногородов, можно выделить:

  • наличие проработанного специального законодательства в области развития моногородов;

  • четкое разграничение полномочий между различными уровнями государственной власти, отсутствие коллизий и выраженных диспропорций между законодательством РФ и регионов РФ, а также нормативно-правовыми актами органов местного самоуправления в сфере регулирования развития моногородов;;

  • эффективная структура собственности на средства производства градообразующего предприятия моногорода.

В настоящее время имеется следующий характер реализации выделенных выше законодательных условий развития моногородов в Российской Федерации:

а) Системное законодательство в сфере регулирования экономической деятельности и комплексной государственной поддержки развития моногородов в РФ отсутствует; более того, как было показано выше, даже само понятие моногород в законодательстве четко не регламентировано; в 2009–2012 г.г. финансовая поддержка моногородов носила фрагментарный характер;

б) С 2004–2005 г.г. в РФ сложилось такое негативное институциональное условие, как диспаритет между уровнями бюджетной системы, в результате которого, в среднем, свыше 80 % полученных в моногородах налоговых доходов поступает в бюджеты более высокого уровня (субъекта федерации и РФ в целом), а потом частично возвращаются в форме целевых трансфертов в объеме, примерно не выше 30 %.. В частности, это относится, к моногородам стратегического значения с атомными электростанциями. В подобных условиях даже моногорода — доноры крайне ограничены в ресурсах, необходимых для модернизации территориальной экономики. Очевидно, что подобная диспаритетность распределения налоговых доходов между уровнями бюджетной системы должна быть преодолена.

в) В Российской Федерации действие института корпоративного управления традиционно признается крайне низкоэффективным, что приводит к высоким рискам коррупции различного уровня, неэффективным рейдерским захватам акционерной собственности и т. п. Разумеется, указанные проблемы характерны не только для моногородов, но именно в моногородах — как правило, небольших городах, где отсутствует действенный общественный контроль над властью, независимые СМИ — риски нарушения корпоративного законодательства в пользу отдельных лиц и в ущерб развитию моногорода в целом особенно велики. В частности, именно корпоративный конфликт между представителями олигархических структур — крупных акционеров градообразующего предприятия — вызвал крайне серьезный, вылившийся в остановку производства и массовые забастовки конфликт в г. Пикалево в 2008 г.

Таким образом, проанализировав мнения различных авторов о понимании факторов и условий, влияющих на развитие моногородов, автор статьи пришел к следующему выводу: В специальной литературе существует определенное смешение понятий “факторы” и “условия” эффективного развития моногородов. По мнению автора, под факторами, оказывающими влияние на эффективность развития моногородов, целесообразно понимать экономические ресурсы, обеспечивающие их деятельность. Условиями же эффективного развития моногородов являются способы, обеспечивающие характер влияния факторов на конечные результаты развития моногорода (ВТП, темп изменения объема производства в экономике моногорода, рентабельность в экономике моногорода и т. п.). Огромное значение для эффективного функционирования моногородов имеют законодательные условия, и следует констатировать, что, несмотря на наличие во многих моногородах утвержденных комплексных инвестиционных планов/программ модернизации, в настоящее время в Российской Федерации отсутствует отвечающая современным требованиям законодательная база по исследуемому вопросу. Данное положение вещей усугубляет проблему эффективного развития российских моногородов и требует законодательного решения.


Литература:

  1. Постановление Правительства Астраханской области «О комплексном инвестиционном плане модернизации моногорода Астрахани» N 540-П от 8 декабря 2010 г. // [Электронный ресурс] URL: http://base.garant.ru/9132128/ (дата обращения 10.03.2013)

  2. Афанасьев С. Елабуга получит 6 миллиардов рублей из Москвы по программе модернизации моногородов // [Электронный ресурс] URL: http://monogorod.org/pages/748.html (дата обращения 19.03.2013)

  3. Даванков А. Ю., Колесник Е. А. Диверсификация социально-экономических процессов монопромышленного города // Экономика, финансы, рынок. — 2008. — № 2.

  4. Кожин В. А., Преснецов А. А., Провалов В. С. Управление социально-экономическим развитием моногорода. — Вятка: Изд-во Вят. гос. гуманитар. ун-та, 2008. — С.27.

  5. Крюкова О. Г., Арсенова Е. В. Влияние мирового финансового кризиса на экономике моногородов // Эффективное антикризисное управление. — 2012. — № 1.

  6. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. в 9-и т. т., Т.5. — М.: Политиздат, 1987. — С.193.

  7. Маслова А. Н. Влияние внешнеэкономической деятельности градообразующих предприятий на современное развитие моногородов России: социологический анализ: Автореф. дис. к.с.н. — М., 2009. — С.10.

  8. Моногорода России: как пережить кризис? Анализ социально-экономических проблем моногородов в контексте мирового финансово-экономического кризиса, влияющего на состояние градообразующих предприятий. — М.: Институт региональной политики, 2008. — С. 16.

  9. Первушин С. П. Воспроизводство и экономический рост. — М.: Вузовская книга, 1998. — С.61.

1 Данные Федеральной службы государственной статистики

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle