Библиографическое описание:

Гасеми Х. М. Исторические предпосылки и тенденции внешней политики исламской республики Иран в начале ХХI в. // Молодой ученый. — 2013. — №4. — С. 419-424.

Автор в своей статье рассматривает исторические предпосылки и тенденции внешней политики Исламской Республики Ирана в начале ХХI в. Он подробно излагает о пяти периодах после исламской революции, в которых произошли ощутимые изменения во внешней политике Исламской Республики Иран.

Ключевые слова: внешняя политика. Исламская Республика Иран, власть, национальные интересы



The author in his article examines the historical background and trends of the foreign policy of the Islamic Republic of Iran in the early twenty-first century. He recounts the five periods after the Islamic Revolution, in which there were considerable changes in the foreign policy of the Islamic Republic of Iran.

Keywords: foreign policy, Islamic Republic of Iran, power, national interests


Внешняя политика Исламской Республики Иран после победы исламской революции 1979 года прошла ряд эволюционных этапов, которые можно разделить на пять периодов: период реалистического подхода — «защиты устремлений» (1979–1982гг.); период идеалистического подхода — «расширение устремлений»(1982–1990гг.); период идеалистического подхода — «экономика устремлений»(1990–1998гг.); период идеалистического подхода — «политика устремлений»(1998–2006гг.); период реалистического подхода — «принципы устремлений» (2006 по настоящее время).

Резахан приходит к власти в 1299 г. с тем, чтобы бороться со страной Советов. Его диктаторский режим в Иране, который в своей одной десятой части внедрил политику Англии в регионе. Он взял под свое ведомство международные дела и всю внешнеполитическую политику страны, так как он не имел иного выхода, чтобы согласовывать политику страны в соответствии с изменчивыми условиями внутри страны, позиций России и Англии. Он установил нейтральную международную политику с Россией и Британией, отношения с США, но она не дала желаемых результатов [1].

После ухода Мосаддыка, основным элементом внешней политики шаха являлись большая согласованность и солидарность с западными странами с Америкой и Великобританией в их главе [2]. Положительное сальдо основывалось на трех основных принципах: 1. Он рассматривал свою националистическую политику положительной и созидательной. С точки зрения безопасности, ввиду существования советской угрозы он был связан с Западом. Так как западные страны не имели экспансионистских планов в отношении Ирана и были готовы к техническому и экономическому сотрудничеству, шах был готов объединиться с ними [3]. 2. Независимая политика: Начиная с начала 1340-х гг. и в последующем, вместо термина позитивного национализма был использован термин независимая национальная политика. С окончанием Холодной войны и началом разрядки напряженности, международные отношения Ирана были основаны на сохранение своего существования и сосуществования с мощными странами. Несмотря на политику, основанную на декларацию ООН в поддержку и сохранении мира, называемом национальной независимой политикой, тесное сотрудничество с Америкой не ослабло. Такая ситуация закончилась кризисом машрутия режима и марионеточной власти, манипулируемой США, что привело к изменению режима и свершению исламской революции [4]. В таких условиях Имам Хомейни критиковал зависимость Шаха от Америки и Израиля [5]. 3. Стратегия безопасности шаха заключалась в коллективной безопасности и региональном порядке для защиты мира. Сохранение мира, при этом, возлагалось на укрепление армии. В 1344 г. Иран взял на себя обязательство установить отношения с Советским Союзом. В 1349 г., после того как был проведен газопровод на Кавказ, взамен Советский Союз поставил в Иран легкие вооружения, построил в Исфахане металлургический завод, завод по производству строительных оборудований в Ширазе. Эти меры стали важной вехой в отношениях между сторонами подняли рыночную власть шаха в отношении Запада [6]. Шах совершил многократные визиты в СССР и в 1350-е гг.

Подписал 15-ление соглашения с СССР, продолжавшиеся до революции. В 1977 и 1357 годы политика Советского Союза в Иране была основана на терпении и надежде. С низложением Шапура Бахтияра и назначения временного правительства имамом Хомейни, Россия завершила свою выжидательную политику в отношении Ирана поддержали национальную революцию против империализма, подчеркивая политику мирного сосуществования и невмешательства во внутренние дела друг друга. Шах был уверен, что принудительным фактором его ухода из власти являлся не Советский Союз, а США [7]. Политика Пехлеви была связана с Западом, она стала объектом всеобщей поддержки. Она была направлена на сохранение интересов Запада и его контроля над Персидским Заливом. Поведенческая модель внешней политики Ирана в период правления Пехлеви II находилась под влиянием взаимоотношений и взаимодействий двух супердержав — США и СССР. В большей степени она также соответствовала с правилами и требованиями биполярной системы и Холодной войны. Свершение революции стало поводом фундаментальных трансформаций в сложившейся ситуации. Внешнеполитическая ориентация нашла новую идентичность на основе новых перспектив, приобретая геополитические и идеологические аспекты и сталкиваясь с крупными державами. Страна вышла из западного блока и предприняла политику, направленную против обоих блоков, что считалось беспрецедентным поведением в период Холодной войны. Следует заметить, что ни одна революция подобно исламской не привлекла к себе внимание средств массовой информации. Руководство страны было возложено на авторитетную личность, которая на основе руководящих подходов внедрила в области внешней политики процессы, основанных на революционном радикализме и отсутствии обязательств. Известно, что большая часть периода руководства Имама Хомейни приходилась на период кровавого ирако-иранского конфликта. Этот период характеризовался в основном идеологозированными поведениями. В связи с фактом самой революции и западного противостояния, политические линии были выборочными и неустойчивыми. Так как низвержение пехлевидского режима шло вразрез с интересами Запада, следовательно, агитировался и реализовывался любой предлог, направленный против ИРИ. Даже распространение наркотиков и коррупция выдвигались в качестве предлога для нарушения прав человека в стране. В таких условиях не осталось другого выхода, кроме как использование молодых ресурсов с тем, чтобы восполнить ограничения в экономических, политических и дипломатических отношениях Ирана [8].

Лидер революции Имам Хомейни выдвинул внешнеполитические принципы в форме «не Восток и не Запад» для ИРИ. Высшее руководство ИРИ также предложил принципы достоинства, мудрости и совета во иранском внешнеполитическом курсе, несмотря на то, что внешнеполитические принципы Ирана в течение прошедших 30 лет оставались устойчивыми, хотя позиции поведения различных государств в различных периодах были различными [9]. В предисловии Основного Закона ИРИ уделено особое внимание на внешнюю политику, так как исламское государство не исходило из классовой позиции, индивидуальной и групповой позиции, а основано на кристаллизации родственных и единых национальных политических идеалов, которых оно сформировывает в себе с тем, чтобы идейное и мировоззренческое преобразование нашло свой путь в направление конечной цели, то есть, к Аллаху. В соответствии с Основным Законом, Иран в связи с исламским содержанием иранской революции, свершившейся с целью победы всех угнетенных над угнетателями, обеспечил условия для продолжения этой революции как внутри страны, так и за ее пределами. Одиннадцатый принцип Основного Закона подчеркивает, что все мусульмане принадлежат одной умме и государство обязано построить свою общую политику на базе коалиции и союза исламских наций, последовательными усилиями реализовать политическое, экономическое и культурное единство исламского мира. Результатом явилось то, что исламские страны и многие другие государства вместо того, чтобы обладать своим независимым внешнеполитическим уставом, стали заложниками международных доктрин либерализма и капитализма. На фоне политических и правовых событий и явлений Запада, таких как национализм и национальное государство никогда не были успешными на мировой и международной арене взять на себя инициативу. В течение 32 лет, влияние этого великого движения на глобальном уровне, особенно во внешней политике исламских стран и представлении независимой международной доктрины и устава входило в круг действий Запада на мировой арене [9]. Если внешнюю политику любой страны рассматривать в качестве результата обоюдного взаимодействия и сочетания различных внутренних и внешних факторов, таких как географических и климатических условий, исторические опыты, этнический состав, сущность политической системы, экономическая и военная мощь, и наконец, сущность международной и региональной политической системы, то одним из аспектов изучения истории внешней политики является взгляд ученых, социализирующихся в этой области, в работах которых внешняя политика выступает в свете коллективной мудрости [10]. Этой теме посвящены работы 35 отечественных и зарубежных авторов, рассмотревшие ключевые вопросы внешней политики ИРИ с позиции идеалистических принципов и основ, в которых выделялись три подхода: революционный, исламский и националистический. Эти подходы, в зависимости от аспекта исследования и анализа в некоторых случаях являлись эффективными в представлении решений. Следует заметить, что эти подходы не означают игнорирование одного из них по отношению к другому, а считается акцентом на один из них по отношению к другому. Исследовательские работы, посвященные изучению внешней политики ИРИ, в основном посвящены четырем теоретическим подходам во внешней политике: реализм, идеализм, конструктивизм и диалог, проливают свет на различные пройденные этапы во внешней политике Ирана [10].

На основе исторической и временной классификации можно выделить пять очень важные периоды: 1) период умеренного паниранизма (1357–1359 гг.). Исследования, посвященные свершившим революциям, в целом, показывают, что на первой стадии после победы, те, кто пришли к власти, являлись умеренными. По мнению Карбана Бритона, умеренными являются те, кто в различных фронтах предыдущего правительства признавались состоятельными с высокими государственными чинами, которые могли получить государство от предыдущего режима. Примечательным фактом исламской революции, как и других революций, являлся приход к власти умеренных [11]. 11/11/1357 Имам Хомейни, по представлению Революционного совета назначил Мохандеса Бозаргони, секретаря Комитета Освободительного движения, выдвинул на должность премьер-министра временного правительства и определил его полномочия, в круг которых входило: организация административного управления страной, организация и проведение референдума и обращение к общественному мнению нации в отношении изменения политической системы страны на Исламскую Республику, формирование Учредительного собрания для принятия Основного закона новой системы, выбор Совета представителей по новой конституции. Ввиду того, что при назначении Бозаргона отмечалось об его не принадлежности к какой-либо партии, тем не менее, сформированный им Кабинет министров считался умеренным и нереволюционным, проникнутым либералистическими идеями, в связи с чем предусматривался конфликт их идей и руководящих принципов с революционерами. Наиболее важными причинами конфликтов являлись: 1) Они рассматривали в качестве своей внешнеполитической цели службу и совершенство в рамках националистических идеалах, и рассматривали ислам в качестве средства для услужения Ирану, 2) Экспорт революции и поддержку освободительных движений они рассматривали на основе международных принципов, основанных на невмешательстве во внутренние дела стран. Он считал, что вместо экспорта революции лучше построить образцовое общество в качестве модели, чтобы другие страны приняли его в качестве примера и подражали ему. 3) Их политический лозунг «не Восток и не Запад» являлся тем отрицательным сальдо, который не имел никакого веса против глобального высокомерия.

Принципиальным образом, политика «ни Восток, ни Запад» не рассматривала ни отрицательного и не позитивного сальдо, так как борьба с высокомерием считалась их основной целью. Внешняя политика временного государства в течение 9 месяцев, с 15-го бахмана 1357 г. до конца 1358г. можно резюмировать следующим образом: Отсутствие четкой стратегии внешней политики и четкого понимания политики ни Восток, ни Запад Имама Хомейни 2) Захват американского посольства студентами, считавшийся наиболее важной проблемой во внешней политике до начала иракской войны для Ирана, и даже для Америки. Это движение было поддержано Имамом Хомейни и населением, но было отвергнуто временным правительством [12]. 2) Тенденция к восстановлению отношений с Соединенными Штатами, инициированная премьер-министром и министром иностранных дел, которая закончилась отставкой правительства. Бозаргони рассматривал противостояние народа к США не по причине американского гнета, в связи с влиянием марксистской идеологии. Имам Хомейни считал США «большим сатаной», а Бозаргони рассматривал в качестве «большой сатаны» марксизм. 3). Он имел консервативный взгляд на все существующие проблемы, в том числе, внешнюю политику, что часто приводило к их разногласию. 4). Он не обладал поддержкой населения для продвижения международных стратегий, следовательно, в настаивании реализации внешней политики они были совершенно противоположными со внешней политикой Имама Хомейни [10]. Цель услужения Ирану Бозаргон видел посредством ислама, а Имам Хомейни рассматривал услужение исламу посредством Ирана. Тенденция к взаимосвязи с Западом, в частности с США, не позволила Бозаргону получить поддержку Имама Хомейни перед своими соперниками, что привело к отставке временного правительства и важнейшей причиной ухода умеренных из правительственной арены ИРИ и революции. Временное правительство предприняло инициативы на основе лозунга «ни Восток, ни Запад» с ратификацией Меджлиса, которые включали аннулирование Кэмп-дэвидских соглашений с Израилем, Капитуляционное соглашение со всеми вытекающими из него иммунитетов с США, с одобрением Революционного совета членство в Движение неприсоединения, расторжение колониальных соглашений 1959 г. Ирана и США, прекращение отношений с Марокканским режимом, аннулирование главах 5 и 6 договора о дружбе между Ираном и Россией (1921 г.), высылка первого секретаря посольства СССР в Иране [10]. 2). Идеалистический революционный период (1981 1989 гг.) приходился на время победы революции в конце биполярного периода, который столкнулся с мировой капиталистической системой и марксизмом. В этот период либералы посредством своего идейного влияния ориентировали внешнюю политику в направление Запада, которые были встречены противостоянием Имама Хомейни и устранены. Этот период не имел существенные различия с временным правительством, и лишь присутствие революционеров на политической арене, в особенности, в Меджлисе, а также противостояние с временным правительством и либералами стало более ожесточенным, и оказалось под влиянием трех проблем: Американские дипломаты, которые были взяты заложниками студентами, последователями линиями Имама Хомейни, что раскрыло ее антизападную и антиамериканскую направленность; вторжение Советского Союза в Афганистан и ее занятие, в результате чего Иран противостоял СССР и востоку и было отвергло любое сотрудничество с СССР; нападение Ирака в Иран, что поставило начало навязанной войне, улучшение и расширение отношений с Западной Европой. В это время не было представлено ни одного лица в Меджлис для Министерства, так как каждый имел свой собственный подход. С уходом Бани Садра вследствие линии власти Имама Хомейни во внешней политике Ирана началась новая эра. Несмотря на то, что проблема с заложниками было решена, враждебность США усилилась, и с целью изоляции Ирана и разгрома революции США навязала восьмилетнюю войну с Ираком [9, 10]. Этот период закончился низложением временного правительства и свержения Бани Садра, вследствие чего к власти пришли революционные силы, взявшие под свой контроль управление государством. Ими были выдвинуты революционные идеалы, на которые до этого уделяли мало внимания. Последующие периоды характеризовались продолжением этого периода. Если особенности первого периода заключались в стратегия неприсоединения, то характеристики этого периода можно резюмировать в принципе экспортом революции. Объединение политики отрицательного сальдо осуществлялась в отношении двух супердержав Востока и Запада, и в реализации идеологического проекта в области внешнеполитических отношений и внешней политики, маргинализация экономических соображений во внешних отношениях, всемирной революции и внешней политики представлялись авантюристическими. Несмотря на это, ИРИ в соответствии с господствующей международной системой и ее требований в своей внешней политике преследовала рассматриваемому ей порядку с ем, чтобы во взаимосвязи с нациями достичь революционные цели, которые представляли собой экспорт революции и продвижение джихада в двух аспектах — культурном и военном — для пробуждения против высокомерия, бдительности угнетенных наций и мусульман, которые были наделены религиозными и культурными общностями. Эти меры были направлены на распад их государств, что рассматривалось международными игроками в как вмешательство во внутренние дела двух государств и ставили ИРИ как разрушающую мировой порядок силу, угрожающую национальной безопасности многих региональных стран.

После установления стабильности в Персидском заливе, стимулирование национальных интересов и региональных механизмов, а также избежание стимулирования в форме политики нормализации, преобразование военной экономики на рыночную и открытую экономику страны, открытие страны, переход от идеологического кабинета министров на технократический — все вместе были достигнуты в ходе одной зарубежной поездки президента республики. Эта поездка способствовала представлению Ирана, выявлению требований, изменению отношения к США, привлечению зарубежных инвестиций, а также приобретению современных вооружений [10]. Выходу из политической изоляции, приближению Ирана к ближневосточным странам и другим странам мира в качестве политического игрока во многом способствовали запасы валютных резервов, расширение полномочий президента в Основном Законе, решения ООН и региональных организаций, не обеспечение идеалов страны, распад СССР, распад восточного и западного блоков, окончание Холодной войны, аннексия Кувейта Ираком, считавшейся важной региональной проблемой, агрессия коалиционных международных сил, трансформации международной системы, взявших свой путь к разрядке напряженности. В последующем, мало говорилось об экспорте революции Ирана, было восстановлены отношения с международными и региональными организациями, Организацией исламской конференции и Организацией исламского сотрудничества [13]. В этот период Хашеми Рафсанджани одерживает решающую победу на президентских выборах страны. В Меджлисе пост председателя Комиссии иностранных дел от радикала Садека Халхали был передан Саиду Риджаи Хорасани, считавшимся прагматиком и постоянным (бывшим) представителем ИРИ в ООН. Что касается отношений с Советским Союзом, то по сравнению с предыдущими годами они улучшились. Между ИРИ и СССР было подписано соглашение с объемом на несколько миллионов долларов, которое был подписано за два года до смерти Имама Хомейни. Рафсанджани не стал тратить много времени и дружественные знаки были отправлены им через пять дней после кончины Имама Хомейни. В своем интервью иностранным информационным агентства он выразил свою надежду на установлении нормальных отношений ИРИ с Западом, с условием, что такие отношения не будут исходить из гегемонических позиций. В августе 1989 года положение прагматиков укрепилось заметным образом [14].

Девятое государство в своем ежегодном докладе о результатах пояснило, что оно следует защите достоинства, возрождения и реализации этих идеалов своей внешней политике, когда подлинные идеалы революции были менее заметными в заявлениях и действиях исполнительных органов [15]. Ахмадинежад в ходе собрания послов и ответственных лиц Министерства иностранных дел в месяце тирмох 2007 г. открытым образом распространение справедливости одной из основ тройственных принципов, в рамках которых должны быть представлены все столпы внешней политики и дипломатическая модель ИРИ международному сообществу. Особенности определения и представления национальных целей и интересов ИРИ в фундаментальном диалоге имеет большое сходство и близость с идеальным. Фундаментализм, по сравнению с реализмом, придает большее значение и приоритет транснациональным целям и идеалам исламской революции. Среди транснациональных целей распространение справедливости и сопротивление высокомерию обладают большей значимостью и успешностью, которые преследуют укрепление и развитие идеалов исламской революции. Одним из своих внешнеполитических приоритетов и целей, девятое государство определяет и выдвигает как противодействие международным центрам и державам, сопротивление колониализму, борьба со системой мировой гегемонии и членами силы на мировом уровне; освобождение мусульманских народов от ига империализма и глобальных отношений, с опорой на исламские учения отказаться от деспотической системы гегемонии, стремление к содействию миру, безопасности и счастья всех народов [15]. Девятое государство считало существующий международный порядок и систему совершенно несправедливой, незаконной и несоответствующей, рассматривало ее неравенством, дискриминацией и гегемоническими настроениями. Этот порядок основан на системе, базирующей на государстве — наций, биполярной системе Холодной войны, порядке и системе после Холодной войны, и наконец, международной системе после сентября 2001 года, не является нерациональным и неизменяемым, а наоборот, считаются ненормальным и иррациональным, и как следствие, несправедливым и незаконным, которые должны измениться. Так как такие изменения связаны с изменением этого порядка сопротивления и борьбы с международными центрами и державами, то девятое государство определяло и выдвигало в качестве одного из своих внешнеполитических приоритетов и целей сопротивление международными центрами и державами, противодействие с колониализмом и борьбу мировой гегемонической системой, борьбу с членами держав на мировом уровне.

Националистический подход конкретизирует степень и способ следования целям и идеалам. Внешнеполитический опыт ИРИ показывает, что вместо уступок и выдвижения совершенно реалистичных проектов, таких как «теория матери деревень», следует действовать с тактом и мудростью, стремиться следовать целям с пониманием текущей ситуации. Все три подхода — революционный, исламский и националистический обладают транснациональными тенденциями, но никогда не выдвигали определенное требование и границу, а акцентировали на улучшение ситуации. Исламизм даже считался более слабым фактором разногласия Ирана со своими соседями. Опыт последних три десятилетий показывает, что в рамках своей внешней политики ИРИ является более идеалистичной, но действовала большей частью в реалистичной форме.

На основе вышесказанного можно заключить, что, после исламской революции, Иран наряду со следованием своим особым идеалам в своей внешней политике действовала в качестве государства — нации реалистичным образом во многих случаях, что способствовало сохранению страны и системы, которая имеет особую рельефность в основном принципе мышления и действия иранской внешней политики [10]. Анализ любой страны без учета национальных и международных условий является трудным делом, в частности взгляды, не находящие никаких положительных моментов в истории Ирана и ищущие успехи в европейских и американских странах, придерживаются одностороннего мнения. По мнению Сареулкалама, история преобразований Ирана в его отношении с международной средой большей частью находилась в тени конфликта или зависимости. Начиная сефевидского периода, считающегося периодом процветания и господства Запада над миром, невозможно наблюдать опыт взаимодействия и сосуществования, способствовавшего взаимовыгодному взаимодействию между Ираном и Западом.


Литература:

  1. Хушанг Махдави Абдулреза. История внешних отношений Ирана начала периода Сефевидов до конца Второй мировой войны, 5-ое изд. – Тегеран: Эмир Кабир. – С. 122

  2. Азганди Алиреза. История политических и социальных преобразований: социальные преобразования 1320-1357 гг., - 1-ое изд. – Тегеран: Самт, 1981. - С. 166.

  3. Пехлеви Мухаммадреза. Миссия для моей родины. – Тегеран: Центр исследований и публикаций политической культуры периода Пехлевидов, 1350. - С. 608,611..

  4. Аври Питер. Сборник статьей. Кембриджская история Ирана. История Ирана в период Пехлевидов от Резашаха до исламской революции. Из Кембриджской истории. Пер. Мортаза Сакифарр. – Тегеран: Изд-во Джами. - С. 143.

  5. Пизишки Мухаммад Хусейнзаде и др. Исламская революция и ее причины. Разработка Института, представляющего Макаме Муаззам Рахбари в университетах. Департамент по делам преподавателей и исламского просвещения. Изд-во Маариф, 2004.- С. 106,107.

  6. Азганди Алиреза. История политических и социальных преобразований: социальные преобразования.- Т. 2.

  7. Фоллер Грахам. Кыбла мира – геополитика Ирана. Пер. Аббас Мухбир. –Тегеран: Марказ, 1994. – С.178.

  8. Эхтишам Ануширван. Взгляд на альтернативный кризис. Пер. Ибрахим Муттаки, Пустин Чи. – Тегеран: Центр документаций исламской революции, 2006. – С. 1.

  9. Мавлана Саййед Хамид, Мухаммади Манучехр. Внешняя политика Исламской Республики Иран в правительстве Махмуда Ахмадинежада. – Тегеран: Додгустар, - Т. 3., 2009. – С.91.

  10. Журнал Института стратегических исследований. Исследование текстов внешней политики Исламской Республики Иран. – Тегеран:, 11-ый год, № 40,лето, 2009. – С 278.

  11. Бринтон Карбан. Процветание четырех революций. Пер. Мохсена Саласи. – Тегеран: Нав, 1984. - С. 136.

  12. Мухаммади Манучехр. Внешняя политика Исламской Республики Иран: Принципы и проблемы. – Тегеран: Додгустар, - 1-ое изд., 1998. – С 111.

  13. Асади Бижан. Внешняя политика: государство, реформы, успехи, провалы. – Тегеран: Центр изучения ислама и Ирана. – Тегеран: Баз. 1-ое изд., 2008. –С. 147,148.

  14. Марк Газировский, Никки Кади. Сборник статьей «Ни Восток, ни Запад». Отношения Ирана с СССР и США. Пер. Илаха Кулохии др. – Тегеран: Мизан, 2007. – С. 41..

  15. Дехкани Фирузабади, Саййед Джалал. Внешнеполитическая история Исламской Республики Иран. – Тегеран: Самт, 2009. – С. 244. Цит. по газете «Иран», 22,5.2007. – С. 1,2.


1


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle