Библиографическое описание:

Митина С. С. Регулирование договора поставки в советском законодательстве // Молодой ученый. — 2013. — №1. — С. 269-271.

При исследовании гражданско-правовых договорных конструкций важнейшее значение имеет изучение (с использованием историко-правового метода) исторического аспекта их развития. Не является исключением в этом отношении и договор поставки.

Обращение к истории правового регулирования договора поставки в нашей стране, по нашему мнению, чрезвычайно важно при определении направлений дальнейшего совершенствования законодательного регулирования данной договорной конструкции (поскольку создание оптимальной договорной модели невозможно без учета ошибок и успехов, достижений прошлого). Российская история договора поставки имеет также и существенное практическое значение (с точки зрения выработанных на протяжении десятилетий правоприменительных наработок и подходов). Но нельзя забывать и о теоретической ценности историко-правового аспекта договора поставки. Как справедливо отмечается в современной научной литературе, ввиду довольно длительной истории договора поставки и его широкого использования, в российском правоведении детально и обстоятельно обсуждались практически все проблемы возникающих договорных связей. При этом большинство прежних разработок российских юристов в отношении договора поставки могут с успехом использоваться и сегодня [1, с. 112].

В настоящей статье мы хотим рассмотреть весьма специфический и во многом противоречивый, но при этом один из самых продолжительных этапов становления института поставки в нашей стране — советский период развития договора поставки.

В научной литературе справедливо отмечается, что в период плановой экономики в нашей стране договор поставки являлся важнейшим способом исполнения планового акта (наряда, разнарядки, плана прикрепления) [2, с. 101].

Тем не менее, следует отметить, что на протяжении советского периода применительно к регулированию договора поставки законодателем использовались принципиально различные подходы.

В послереволюционный период регулирование договора поставки испытало жесткое императивное влияние насаждавшейся Советской властью идеологии уничтожения частных предпринимательских отношений и хозяйственно-договорных связей.

В связи с этим, один из первых советских нормативных актов, посвященных специальному регулированию правоотношений по поставке, — Положение о государственных подрядах и поставках [3] — как видим уже из названия данного акта, был направлен на упорядочение и защиту именно потребностей и интересов государства (в соответствии с данным Положением, покупателем по договору поставки являлось государство в лице государственных органов и учреждений (ст. 22 Раздела III Положения), таким образом, данным Положением регулировалась именно поставка для государственных нужд).

Согласно ст. 22 Раздела III названного Положения, в силу договора поставки поставщик (продавец) обязуется доставить государству к определенному сроку известное количество движимых вещей (товаров), определенных родовыми признаками, а государство обязуется уплатить установленную цену в деньгах или натуре.

В соответствии с данным Положением, по общему правилу, заключение договора поставки («сдача поставки») производилось по результатам публичных торгов, «о дне и условиях коих заблаговременно публикуется во всеобщее сведение» (ст. 1 Раздела I Положения). Исключение было предусмотрено для договоров поставки на сумму не свыше ста тысяч рублей денежными знаками 1922 года — такие договоры допускалось заключать и без проведения торгов (Примечание 2 к ст. 1 Раздела I Положения).

Кроме того, в ст. 2 Раздела 1 Положения был закреплен специальный порядок утверждения договоров поставки: договоры на сумму от 500 000 руб. до 3 000 000 руб. образца 1922 года должны были утверждаться отделом губернского (областного) исполнительного комитета, коему подведомственно сдающее поставку учреждение или предприятие; договоры на сумму свыше 3 000 000 руб. образца 1922 года должны были утверждаться соответствующими народными комиссариатами.

Согласно ст. 22 Раздела III Положения, товаром по договору поставки могли являться только вещи, определенные родовыми признаками. То есть за рамками регулирования данного Положения оставались закупки государством индивидуально-определенных вещей (техники, оборудования и т. д.).

В обеспечение поставки поставщики (или третьи лица) должны были вносить залог в размере 10 процентов цены договора (ст. 30 Раздела V Положения).

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. [4] отдельно не выделял договор поставки ни в качестве самостоятельного вида гражданско-правового договора, ни в качестве вида (подвида) договора купли-продажи (в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. существовала общая гл. IV «Купля-продажа», без выделения отдельных видов и подвидов купли-продажи).

Однако, в литературе отмечается следующий факт: решения судов 20-х гг. 20-го столетия свидетельствуют, что практика сразу же после принятия ГК РСФСР 1922 года пошла по пути распространения норм главы о купле-продаже на отношения, возникавшие из договора поставки [5, с. 94].

Как мы отметим далее, такой подход (распространение норм гл. IV «Купля-продажа» Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. на отношения, возникавшие из договора поставки) получил и нормативное закрепление.

В числе нормативных актов первых послереволюционных лет стоит назвать и Закон 1923 г. «О государственных подрядах и поставках», также устанавливавший в целях защиты интересов государства специальные правила, регулирующие отношения по поставкам с участием в качестве заказчика государственных учреждений и государственных предприятий [6].

Более подробно, по нашему мнению, следует остановиться на Положении о государственных подрядах и поставках 1923 года [7] (отменившем Положение о государственных подрядах и поставках 1921 года).

Согласно ст. 1 Раздела I Положения, заключение договоров поставок («сдача поставок») государственными учреждениями и предприятиями, в том числе и действующими на началах коммерческого расчета, на сумму свыше десяти тысяч рублей золотом, производилось обязательно путем публичных торгов, «о дне и условиях коих заблаговременно публикуется во всеобщее сведение». Но предусматривались и исключения:

  • в случае стихийных бедствий государственные органы, сдающие поставки, для борьбы с означенными бедствиями могли заключать соответствующие договоры и без производства торгов (Примечание 1 к ст. 1 Раздела I Положения);

  • сдача поставок без публичных торгов для государственных органов, не находящихся на государственном бюджете, допускалась исключительно в тех случаях, если операция поставки входила в круг их оперативной производственной или коммерческой деятельности (Примечание 2 к ст. 1 Раздела I Положения);

  • поставки между государственными органами могли заключаться без производства торгов (Примечание 3 к ст. 1 Раздела I Положения).

По общему правилу договоры на сумму в сто тысяч рублей в золотом исчислении подлежали утверждению соответствующим народным комиссаром, а договоры, заключаемые органами, состоящими на местном бюджете, — утверждению президиумом соответствующего губернского исполнительного комитета (ст. 2 Раздела I Положения).

Именно в ст. 6 Раздела II рассматриваемого Положения было нормативно закреплено, что отношения между государственным органом, сдающим поставку, и поставщиком субсидиарно (по отношению к нормам Положения) регулируются также общими положениями Гражданского Кодекса РСФСР 1922 года, в частности соответствующими статьями главы IV «Купля-продажа».

Положением 1923 года были предусмотрены также достаточно жесткие императивные условия по отношению к поставщику:

  • неустойка в договоре поставки обязательно должна была закрепляться как штрафная (т. е. взыскиваться сверх убытков) (ст. 10 Раздела II Положения). При этом условие о неустойке как на случай просрочки, так и на случай неисполнения договора должно было включаться в договор поставки под «страхом недействительности» договора; размер неустойки за неисполнение договора не мог быть ниже десяти процентов суммы договора (ст. 15 Раздела IV Положения);

  • претензии государства, вытекающие из договоров, удовлетворялись из имущества поставщика преимущественно перед всеми его долгами, за исключением недоимок по государственным налогам и сборам и задолженности по заработной плате рабочим и служащим (ст. 14 Раздела IV Положения);

  • в обеспечение поставок, поставщики должны вносить залог в размере не менее десяти процентов цены договора; залог мог быть представлен как самим контрагентом по договору поставки, так и другими лицами (ст. 13 Раздела IV Положения).

Основные нормы Положения 1923 года утратили силу с принятием последующего Положения о государственных подрядах и поставках [8].

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 года [9] поставка регулируется отдельной главой (гл. 24). При этом, что важно отметить, договор поставки в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года закрепляется не как вид договора-купли продажи (купле-продаже посвящена гл. 21), а как полностью самостоятельная договорная конструкция.

Согласно ст. 258 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года «по договору поставки организация-поставщик обязуется передать в определенные сроки или срок организации-покупателю (заказчику) в собственность (в оперативное управление) определенную продукцию согласно обязательному для обеих организаций плановому акту распределения продукции; организация-покупатель обязуется принять продукцию и оплатить ее по установленным ценам. Договором поставки является также и заключаемый между организациями по их усмотрению договор, по которому поставщик обязуется передать покупателю продукцию, не распределяемую в плановом порядке, в срок, не совпадающий с моментом заключения договора».

Таким образом, в качестве общего правила, в ст. 258 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года делается акцент на плановый характер договора поставки. Хотя допускалось и заключение договора поставки вне планового распределения продукции.

Как и действующее законодательство, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года допускал заключение договора поставки только между специальными субъектами (на тот момент ими могли являться только советские организации) и определял срок в качестве существенного условия договора поставки.

Следует также отметить, что после принятия Гражданского кодекса РСФСР 1964 года правоотношения по поставкам регулировались (субсидиарно к положениям Гражданского кодекса РСФСР 1964 года) также и специальными положениями о поставках продукции производственно-технического назначения и о поставках товаров народного потребления, утверждаемыми Советом Министров СССР, которые достаточно часто переутверждались (в 1969, в 1981, в 1988 гг.). Последние из действовавших таких Положений о поставках продукции производственно-технического назначения и о поставках товаров народного потребления были утверждены Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. № 888 [10].

В одном из последних правовых документов советского периода — Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 1991 года [11] — договор поставки регулируется как вид договора купли-продажи. Во-первых, статьи 79–82 Основ, посвященные регулированию договора поставки, включены в общую главу 9 «Купля-продажа». Во-вторых, в п. 2 ст. 79 Основ прямо указано, что к договору поставки применяются правила о договоре купли-продажи, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором.

Согласно п. 1 ст. 79 Основ, по договору поставки поставщик, являющийся предпринимателем, обязуется в обусловленные сроки (срок) передавать в собственность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление) покупателю товар, предназначенный для предпринимательской деятельности или иных целей, не связанных с личным (семейным, домашним) потреблением, а покупатель обязуется принимать товар и платить за него определенную цену.

Как видим, в приведенной дефиниции уже не содержится оговорка о плановом характере договора поставки, что связано с наметившейся на тот момент тенденцией либерализации экономики и хозяйственных процессов.

Срок (сроки) поставки назван в Основах существенным условием договора поставки. Одним из квалифицирующих признаков договора поставки Основы определяют специальный правовой статус поставщика и покупателя.

На этом закончился советский период развития договора поставки.


Литература:

  1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: в 3 т. (постатейный). Т. 2 / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: «Юрайт-Издат», 2006.

  2. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: в 3 т. Т. 1. / Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2011.

  3. Положение о государственных подрядах и поставках (утв. Советом Народных Комиссаров 30 сентября 1921 года) // Известия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов, № 230 от 14 октября 1921 года.

  4. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года // Известия ВЦИК № 256 от 12 ноября 1922 года.

  5. Новицкая Т. Е. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. М.: ИКД «Зерцало-М», 2002.

  6. Закон 1923 г. «О государственных подрядах и поставках» // СУ РСФСР. 1923. № 88. Ст. 851.

  7. Положение о государственных подрядах и поставках 1923 года (Декрет Центрального Исполнительного Комитета СССР и Совета Народных Комиссаров СССР от 27 июля 1923 года) // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. № 3. Ст. 54.

  8. Положение о государственных подрядах и поставках от 1927 года (утв. Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 11 мая 1927 года) // СЗ СССР. 1927. № 28. Ст. 291.

  9. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года (утв. ВС РСФСР 11 июня 1964 г.) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.

  10. Постановление Совмина СССР от 25 июля 1988 г. № 888 «Об утверждении Положения о поставках продукции производственно-технического назначения, Положения о поставках товаров народного потребления и Основных условий регулирования договорных отношений при осуществлении экспортно-импортных операций» // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1988. № 11.

  11. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (утв. ВС СССР 31 мая 1991 г. № 2211–1) // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle