Библиографическое описание:

Васильева Н. А., Круглов В. Н. Инновационное развитие малого бизнеса в регионе // Молодой ученый. — 2012. — №11. — С. 154-157.

Трудно переоценить роль и значение малого бизнеса в системе как национальных, так и мировых экономических связей. Именно с ним связано большинство аспектов инновационного развития, венчурное финансирование и многое другое. От того, насколько эффективны будет инструменты, которые сегодня вырабатываются в регионах для его поддержки, во многом зависит динамика роста большинства макроэкономических показателей. Особую актуальность данное направление приобретает в связи с недавним вступлением России в ВТО: лишь инновационные подходы, апробированные в малом бизнесе, могут дать отечественной продукции стабильные конкурентные преимущества. Поэтому существует целый ряд проблем, требующих своего рассмотрения и разрешения.

К примеру, одной из серьезных проблем на пути развития малого бизнеса является отсутствие в России развитой информационной инфраструктуры и сетей логистики. Для тех же фермеров зачастую существует тупиковая ситуация как с каналами поставок продукции, так и с её сбытом. Скажем, одному из сельскохозяйственных товаропроизводителей нужен силос, который существует в избытке у другого на расстоянии десятка километров. Но найти друг друга им бывает чаще всего просто нереально. Поэтому существует настоятельная потребность в формировании новых инструментов по обеспечению деятельности малого бизнес и, в частности, фермерства. И отдельные их элементы уже находятся на стадии внедрения.

Немецкий бизнесмен Бьерне Дрекслер организовал в России свою фирму Gea Farm Technologies в 2004 году. На первом этапе она начала выпускать практически все, что нужно в коровнике для производства молока: доильную и охладительную технику, системы управления стадом, оборудование для удаления и переработки навоза, средства гигиены для молочного животноводства.

Во многом благодаря вы­бранной стратегии Gea Farm Technologies хорошо пере­жила кризис, продавая расходные материалы и запча­сти и обслуживая уже установленное оборудование. Сейчас у Gea Farm два собственных производства в России: одно в Коломне, другое в Воронеже. Часть производимого оборудования имеет стопроцентную локализацию: естественно, то, что связано с металлом, выгоднее выпускать в России.

Молочный рынок в нашей стране еще не развит и сильно зависит от инвестиций. Происходит это потому, что сейчас многие стремятся диверсифицировать бизнес, а вкла­дывать в свиноводство или птицеводство бессмыслен­но: внутренний рынок насыщен, для развития остается только экспорт, подразумевающий конкуренцию с аме­риканскими производителями, а к этому российские предприятия еще явно не готовы.

Именно поэтому Дрекслер стал искать западные аналоговые варианты для продвижения бизнеса в РФ. Прообраз аграрной биржи он внедрил в Интернете в январе 2011 года [5, с.31]. Смысл проекта в том, чтобы помо­гать производителю, находить покупателя напрямую, без посредников. Пользователь может поместить свое предложение о покупке или продаже в одной из категорий сайта (всего их более 35) — «Бобовые», «Зерно», «Кормовые культуры», «Молоко», «Мясо», «Овощи», «Орехи» и т. д. Основное удобство в том, что каждое предложение имеет географическую привязку. То есть если фермер, например, из Саратовской обла­сти захочет найти ближайшего поставщика кормовых корнеплодов, ему нужно будет просто отметить свое местоположение и выбрать соответствующую катего­рию в каталоге. После этого ресурс выдаст ему карту, где будут отмечены все фермы в округе, торгующие свеклой, брюквой и турнепсом. География проекта обширна: сейчас на карте биржи есть предложе­ния почти из всех областей России и из стран СНГ.

В начале года на сайте добавилась поддержка англий­ского, испанского и немецкого языков — с расчетом на то, что российские компании смогут легче найти зарубежных партнеров для экспорта своего товара. За первый год на аграрной бирже зарегистрировалось 12 тысяч пользователей, сейчас их количество пере­валило за 17 тысяч.

Эта новация хорошо укладывается в элементарные нормы и правила развития малого бизнеса. Не только в России, но и на международном рынке нет консолидированных баз данных о производителях и покупателях. Нет сегментированного, показанного на кар­те предложения. Фермеры поль­зуются Интернетом: читают про оборудование, про корма, но для общения между собой Сеть не ис­пользуют.

К тому же в России многие побочные продукты и от­ходы сельхозпроизводства – ска­жем, силос и навоз – не ценятся и не имеют нормального рын­ка сбыта. Например, остатки после переработки картошки часто выбрасывают, хотя очист­ки можно использовать на от­корм. Из-за это­го – большие потери. В Америке и Германии практически полови­на молока производится на отхо­дах, поэтому и себестоимость его там почти в полтора раза ниже.

У среднего фермера не так много альтернатив для сбыта своей продукции: это либо посредник, требующий боль­шой скидки за опт, либо кто-то из круга знакомых.

Поэтому через аграрную биржу в основном идут продукты, ко­торые вообще не имеют никакого регламентирован­ного рынка: это свежие овощи, фрукты, мед, зерно. Покупают их в основном рестораны и переработчи­ки. Очень много предложений по силосу.

Прообраз подобной биржи вполне может стать базой для маркетинговых исследований, к которой за определенную плату можно будет допускать сторонние компании, занимающиеся аналитикой аграрного рынка. Также весьма результативным шагом могло бы стать раз­витие на Farmbook аукционной системы торговли, что незамедлительно скажется на динамике развития малого бизнеса в России.

Развитие малого бизнеса в нашей стране тормозят ещё много других причин. В их числе – неэффективное банковское обслуживание потребностей субъектов хозяйственной деятельности. Коснемся хотя бы одной из его сторон – расчётно-кассового обслуживания (РКО).

Исторически российские бан­ки не подстраивали свои тарифы на расчетно-кассовое обслужи­вание под потребности малого бизнеса. И крупный кор­поративный клиент, и индивиду­альный предприниматель обслу­живались практически по одному тарифу – с абонентской платой без учета количества совершае­мых операций по расчетному счету. По-настоящему дифференциация пакетов на РКО для малого биз­неса началась в российском бан­ковском секторе лишь совсем недавно и не получила ещё чёткого общего алгоритма.

А ведь такая дифференциация дей­ствительно необходима: все-таки разница в потребностях у различ­ных категорий клиентов весьма значительна. Крупное предприятие может делать сотни и даже тыся­чи платежных поручений в месяц. У малого бизнеса профиль совсем другой. В среднем он проводит со своего счета ежемесячно 10-15. Поэтому ему очень важно все, что связано со снятием и внесением на счет наличности. Так что предлагать малому бизнесу РКО на тех же условиях, что и кор­поративному сектору, не совсем правильно.

Возьмите банковские тарифные сборники – там, в раз­деле РКО обычно несколько стра­ниц тарифов, которые утомительно читать даже специалисту, не то, что сравнивать и выбирать — пред­принимателю. РКО как продукт должен быть понятен и настроен на потребности малого предпри­ятия.

Правда, РКО – лишь первый шаг в со­трудничестве с банком. Следующие шаги малому бизнесу даются сложнее. У него, как пра­вило, нет свободных средств, а если появляются – он скорее пустит их в оборот, чем положит на депозит­ный счет в банке. Развиваться мно­гие предпочитают «на свои», так что кредиты – несмотря на очевидный дефицит финансирования – берут очень осторожно. Дистанционное банковское обслуживание также большинству малых предпринима­телей не очень интересно: бухгал­тера в штате у них часто нет, сами же они ради нескольких платежей в месяц осваивать интерфейс си­стемы «Клиент – банк» не торопятся. Эквайринг тоже пока нельзя считать п6рспективной позицией. При низких оборотах торговой точки установка поста терминала часто нерентабельна ни для бан­ка, ни для предпринимателя, да и массовый контингент покупате­лей маленького магазинчика, как правило, не самый продвинутый в использовании банковских карт.

Во многих случаях это становится рентабельным при наличии торго­вого оборота по картам от 150 тыс. рублей в месяц [2, с.52]. Но этот объём для большей части предприятий сфер деятельности нереален.

Что касается зарплатных проектов, то при не­большом штате малых предприятий и официальном уровне зарплат они могут быть неприбыльными для банка. Получается, то для развития малого бизнеса необходимо искать новые алгоритмы, которые были бы одинаково интересны как для него самого, так и для кредитных коммерческих учреждений. К примеру, создание системы «круговой гарантии» при предоставлении кредитов внутри сферы деятельности, создания дифференцированной системы расчётно-кассового обслуживания.

Есть и ещё одна серьёзная проблема развития малого бизнеса в России: отсутствие квалифицированных, а главное, мотивированных на работу кадров. Проблемой это всё чаще становится для иностранного инвестора. Так, в 1999 году швейцарец Мартин Киндлер принял участие в президентской программе технического со­трудничества между Россией и Швейцарией. За время длительной командировки в нашу страну он должен был выстроить в Калужской области «образцово-по­казательную» ферму «Швейцарское молоко» [4, с.28]. На это у него ушло около двух лет. Параллельно с осуществлением проекта высветилась проблема нехватки кадров. С одной стороны – они были. С другой стороны – это были деклассированные элементы, неспособные к работе. Но, если даже задействованные отходы снижают себестоимость производимой продукции, то, что говорить о людях?

Во время работы над проектом «Швейцарское молоко» предприни­матель заприметил поблизости от ферм руины – полуразрушенный дом и коровник, которые стояли посреди поля. Место для строитель­ства реабилитационного центра ему показалось идеальным: вдали от ци­вилизации, даже до ближайшей деревни три километра – а значит, риск того, что у будущих подо­печных то и дело будет возникать необоримое желание двинуться в сторону местного сельпо за вы­пивкой, снижался. Мартин Киндлер купил эти два гектара (сейчас его центр владеет и арендует в общей сложности 250 га – это пастбище и угодья для сенокоса) и с помощью волонтеров начал реконструкцию зданий. Местные власти если оказывали поддержку, то исключительно на словах.

Параллельно Мартин строил ферму, которая должна была стать источником самофинансирования центра. Теперь она состоит из двух коровников на 100 голов, хранилища для сена, пекарни и огорода, с помощью которых Мартин может прокормить около 30 чело­век. Сегодня можно было бы расшириться, но практически все земли вокруг поля давно куплены спекулянтами, которые и не планировали их обрабатывать. В итоге, к сожалению, то, что еще несколько лет назад было полями, превратилось фактически в леса. Это потерянная земля, которая зарастает березняком.

В штате фермы – шесть сотрудников. Это бывшие «клиенты» центра, которые захотели продолжить свою жизнь «в чистом поле». Но, скорее всего, как это обычно происходит, через год они уедут, а вместо них будут работать новые «выпускники».

Результаты работы центра таковы: 80% людей, которые прошли реабилитацию, в итоге избавляются от пьянства. 20% - это обычно те, кто, побыв месяц-другой без запоев, начина­ют чувствовать себя героями и покидают «колонию» раньше срока.

В Калужской области такой центр – единственный. А вот в Европе подобные центры – явление массовое. На селе заработная плата объективно ниже, чем в городе. И поэтому формирование, и сохранение менталитета сельского жителя должно стать одним из приоритетов в развитии государства, а не только отдельных иностранных инвесторов. Только тогда малые формы хозяйствования в АПК могут стать действительно перспективным направлением

В стимулировании развития малого предпринимательства важным фактором является также поддержка государственных структур. В качестве позитивного примера можно привести деятельность Государственного фонда поддержки предпринимательства Калужского региона [1, с. ХХII]. Его деятельность структурирована по трём направлениям. Он обеспечивает предоставление микрозаймов предпринимателям, предоставляет поручительства по кредитам в банках и выделяет гранты начинающим бизнесменам.

В июне 2011 года Фонд впервые за прошедшие годы снизил про­центные ставки по микрозаймам, си­стематизировал подходы к залоговому обеспечению, ввел в практику индиви­дуальные графики возмещения, вошел в реестр микрофинансовых организаций России. Разработаны кредитные продукты для предпринимателей, осуществляющих различные виды экономической деятель­ности. У начинающих предпринимателей – тех, кто работал на рынке менее полугода и не имеет залогового имущества, - по­явилась возможность получения займов до 100 тысяч рублей без предоставления имущественного залога. Такой подход по­зволил в 2011 году 91 предпринимателю реализовать проекты с суммарным финансированием Фондом в объеме 71 млн. рублей.

Также в 2011 году Фондом был увеличен размер гарантийного фонда, который к началу 2012 года составил 253 млн. рублей. Дополнительно подписаны соглашения с 17 кредитными организациями, в числе которых: ОАО АК «Сбербанк России», ООО «банк Элита», ОАО «Газэнергобанк», ООО КБ «Калуга», ЗАО «Райффайзенбанк», ЗАО АКБ «ФОРА-БАНК», ЗАО «Русстройбанк», ЗАО «Транскапиталбанк», ОАО АКБ «Московский индустриальный банк», 000 «Внешпром-банк», ОАО АКБ «Национальный резервный банк», ЗАО АК ИБ «Образование», ОАО АКБ «Стратегия», ОАО АКБ «Банк Москвы», ЗАО «Промсбербанк», ОАО АКБ «Росбанк», ООО КБ «БФГ-Кредит», ОАО «Российский сельско­хозяйственный банк», ЗАО «ВТБ 24», ОАО банк «Северный морской путь», ОАО «СКБ-банк», ОАО АКБ «Инвестбанк».

В 2009-2012 годах предоставлено 77 поручи­тельств на общую сумму 306,5 млн. рублей, под которые предприниматели привлекли 664,2 млн. рублей кредитов банков.

По мероприятию финансирования стар­тующих предприятий в форме грантов Фондом с начала 2012 года поддержано 10 проектов на сум­му 2,7 млн. рублей.

С осени 2011 года Фонд кроме финан­совой поддержки приступил к информаци­онно-консалтинговому содействию деятельности малых предприятий, предполагающей продвижение своей продукции на рынки зарубежных стран.

Фондом разработан и запущен сайт, на котором каждый желающий может бес­платно поместить информацию о произ­водимой продукции и поиске партнеров. Она переводится на иностранный язык и направляется партнерам, в торговые пред­ставительства РФ. В 2012 году шесть компаний в Калужской области подписали соглаше­ния о сотрудничестве с зарубежными пар­тнерами.

Гарантийный фонд был сформирован в 2009 году, а первые средства на микрофинансирование поступили в 2011-м. За эти годы субъектами малого предпринимательства, воспользовавшимися услугами Фонда, со­хранено более 2 тыс. рабочих мест и орга­низовано дополнительно более 300 новых, фактически перечислено налогов в бюджеты всех уровней на общую сумму более 250 млн. рублей.

С 1 августа 2012 года Фонд предоставляет микрозаймы в размере до 1 млн. рублей предпринимателям, реализующим проекты в сферах обрабатывающего производства, сельского хозяйства, здравоохранения, коммунальных и социальных услуг, со ставкой 5% годовых на срок до 3 лет. Для реализации проектов в сферах строительства, транспорта, связи, оказания образовательных услуг, услуг гостиниц и ресторанов, ведения домашнего хозяйства – 8% годовых на срок до 2 лет.

Кроме оказания финансовой помощи Фонд предоставляет сопутствующие юридические, бухгалтерские, консалтинговые услуги, услуги по написанию бизнес-пла­нов и технико-экономических обоснова­ний проектов.

Клиентом Фонда может стать как индивидуальный предприниматель, так и юридическое лицо с численностью работающих до 250 человек, имеющее выручку за предшествующий год (без учета налога на добавленную стоимость) в размере до 1 млрд. рублей, а также в котором суммарная доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов либо юридических лиц, которые сами не являются субъектами малого и среднего предпринимательства, в уставном (складочном) капитале указанных юридических лиц не превышает 25%.

Фонд предоставляет услуги предприятиям, на которых соблюдается законодательство о труде, размер средней заработной платы работников не ниже среднеотраслевой заработной платы, сложившейся в регионе на малых предприятиях, и отсутствуют просроченные платежи по налогам и сборам.

Благодаря такому подходу к развитию малого бизнеса Калужский регион является лидером целого ряда рейтингов за последние годы. Так, аналитическое агентство «Смыслография» представило ком­муникационный рейтинг регионов за 2011 год [3, с. ХУ11]. Калужская область вошла в ТОП-5 рейтинга модерниза­ции регионов РФ. При построении рейтинга учитывались публикации федеральных СМИ о региональных программах модернизации, раз­витии дорожной, транспортной, энергетической, телекоммуника­ционной и иной инфраструктуры, о деятельности региона по под­держке малого и среднего бизнеса, усилиях по привлечению инвести­ций и улучшению инвестиционного климата, об инновационных про­ектах и разработках. По результатам данного рейтинга Калуж­ская область под­твердила ещё раз репутацию субъекта, относящегося к инновационному авангарду. А значит. подтвердила и эффективность выбранных инструментов для управления развитием малого бизнеса.


Литература:

  1. Опора для бизнеса. Калужский бизнес-журнал. – № 8. – 2012. – с.ХХII.

  2. Откин И. Особый расчёт. Калужский бизнес-журнал. – № 7. – 2012. – с.52-53.

  3. Рейтинг самочувствия. Калужский бизнес-журнал. – № 9. – 2012. – с. ХIVIХ.

  4. Ульянова Н. Русское поле швейцарца Мартина Киндлера. Калужский бизнес-журнал. – № 7. – 2012. – с.27-29.

  5. Якорева А. «Фейсбук для фермеров» немца Бьерне Дрекслера. Калужский бизнес-журнал. – № 7. – 2012. – с.30-32.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle