Библиографическое описание:

Савин А. Д. Причины отклоняющегося поведения военнослужащих и процесс повышения эффективности его педагогической профилактики // Молодой ученый. — 2012. — №9. — С. 304-307.

Профессиональная подготовка – это поведение в процессе которого субъект, потенциально пригодный к тому или иному виду профессиональной деятельности, должен овладеть необходимой системой профессиональных знаний, умений и навыков.

Военная служба – это особый род службы, требующий определённого отбора людей не только по физическим данным, но и с точки зрения способности решать узконаправленную задачу. Особенно важно это, если речь идёт о выполнении служебно-боевых задач [1, с. 50-54].

Следует отметить, что особая специфика служебно-боевой деятельности военнослужащих, например, подразделений федеральной пограничной службы, внутренних войск МВД России в современных условиях социально-политической обстановки связана с выполнением возложенных на них задач на собственной территории, среди соотечественников. Это, безусловно, оказывает существенное воздействие на психоэмоциональное состояние военнослужащих. В ходе выполнения боевых задач в районах вооруженных конфликтов на психику военнослужащих оказывает воздействие, особый фактор – опасность.

В обстановке чрезвычайных ситуаций опасность может быть воспринята как угроза для воинского подразделения, выполняющего боевую задачу и для собственной жизни, когда объективно существует возможность ранения или гибели. Неожиданность появления опасности и ее внезапность усиливает психологическое воздействие на военнослужащего. Деятельность военнослужащих в условиях чрезвычайных обстоятельств зависит также от полученных впечатлений в районе несения службы, эмоциональных потрясений. В этих условиях военнослужащие подвержены действию сильных раздражителей.

Таким образом, при подготовке военнослужащих подразделений федеральной пограничной службы, внутренних войск МВД России к выполнению служебно-боевых задач можно добиться положительных результатов лишь тогда, когда их физическая и боевая подготовка сочетаются со специально-направленной психологической подготовкой.

Важным элементом военно-педагогического воздействия на личный состав петровской армии была идея воинской чести, нашедшая отражение в уставах Воинском – 1716 года и Морском – 1720 года. «Солдат есть имя почетное. От последнего рядового в армии до первого генерала – всякий есть солдат». Солдаты и матросы при развернутом знамени давали торжественное обещание: “Служить верно, исправно и послушно, во всем так поступать, как честному, верному и послушному, храброму и расторопному солдату надлежит”. Таким образом прививалось чувство взаимовыручки в бою, высокого товарищеского долга перед сослуживцами, верного служения Отечеству [2, с. 119].

Сложные служебно-боевые задачи, которые внутренние войска выполняют в крайне экстремальных условиях оперативно-служебной обстановки, часто в условиях длительного отрыва от пунктов постоянной дислокации, усиливают воспитательную работу с военнослужащими на качественное решение войсками служебно-боевых задач, формирование, а также укрепление в их рядах здорового социально-психологического климата, своевременное разрешение различных социальных проблем, формирование высоких нравственных качеств у военнослужащих.

Специальное предназначение внутренних войск вызывает целый ряд особенностей в их деятельности по сравнению с другими войсками, предъявляет некоторые специфичные требования к личности воина этих войск. Обычно в Вооруженных Силах межличностные отношения воинов, как правило, не выходят за рамки взаимоотношений внутри воинских коллективов, т. к. основным содержанием их повседневной деятельности является отработка учебной программы, участие в учениях, в обслуживании боевой техники и т. д. Во внутренних же войсках складывается специфичная обстановка.

Охраняя порученный объект или выполняя службу по охране общественного порядка, военнослужащий войск вступает в определенные государственно-правовые отношения с гражданами, может предъявлять к ним при этом требования, предусмотренные законами и иными правовыми актами. Поэтому характер межличностных отношений воинов внутренних войск в процессе воинской деятельности расширяется: между ними складываются не только определенные взаимоотношения внутри воинской среды, но и оформляются взаимоотношения по линии: воин – гражданин, воин – сотрудник объекта.

Постоянное общение солдат, сержантов и офицеров с гражданскими лицами предъявляет повышенные требования к воинам с точки зрения их воспитанности, аккуратности, четкости в действиях, вежливости, честности и надёжности.

В повседневной профессиональной деятельности офицерского состава закономерности находят свое отражение в принципах обучения, воспитания и перевоспитания военнослужащих, под которыми понимаются руководящие положения, ведущие идеи и выработанные правила, определяющие вопросы организации, содержания и методики учебно-воспитательной работы в части, подразделении. Такими принципами в данном элементе считаются [3, с. 54-61]:

  • обеспечения единства воспитания и обучения;

  • прочности достигнутых результатов обучения и воспитания;

  • сознательности, активности и самостоятельности.

В соответствии с вышеперечисленными характеристиками деятельности по обобщению и распространению передового опыта целесообразно полагать, что методами такой работы будут являться: анализ практической деятельности; пример; критика и самокритика и др.

Формы работы: открытые занятия по различным темам и вопросам служебно-боевой деятельности; Военные советы; собрания; совещания; научно-практические конференции; практикумы по разработке методики изучения и обобщения педагогического опыта; педагогические консультации; самообразование и др.

Средствами, привлекаемыми к деятельности по обобщению и распространению передового опыта могут быть все визуальные и технические средства, используемые в интересах обучения и воспитания военнослужащих.

Процесс повышения эффективности педагогической профилактики отклоняющегося поведения, обеспечение надежности профессиональной деятельности в педагогике занимает важное место как отдельная категория и представляет собой процесс целенаправленной работы органов управления внутренних войск по систематическому анализу целевых установок, методики и результатов, обобщению и распространению передового опыта, эффективной войсковой практики военно-педагогической деятельности должностных лиц частей и подразделений, направленной на предотвращение, выявление и преодоление различных проявлений отклоняющегося поведения у военнослужащих.

Очень часто виды девиации настолько переплетены и взаимосвязаны между собой, что поиск истоков противоправного поведения того или иного военнослужащего вскрывает более глубокие причины проявления отклонений. Но, тем не менее каждый из видов отклоняющегося поведения имеет свою природу.

По мнению диссертанта, алкоголизм – в медицинском смысле хроническое заболевание, наступающее в результате частого, неумеренного потребления спиртных напитков и болезненного пристрастия к ним. Оно оказывает вредное влияние на здоровье, быт, труд и в целом на благосостояние нашего общества.

Причины алкоголизма включают в себя как минимум два фактора: с одной стороны, это предрасполагающие особенности личности (незрелые, зависимые, внушаемые, склонные к подражанию люди чаще всего становятся алкоголиками), с другой стороны - социальные причины (обычай употреблять спиртные напитки в определенном обществе, группе, среде и главным образом в семье). Большое значение имеет возраст, в котором человек начал употреблять спиртное: в молодости легче возникает привычка к выпивке и зависимость от нее.

Алкоголизм отличается от бытового пьянства четко очерченными и биологически обусловленными признаками, хотя бытовое пьянство всегда предшествует алкоголизму.

Бытовое пьянство, привычное злоупотребление алкоголем - это всегда нарушение личностью социально-этических правил. Вследствие этого в его профилактике решающее значение имеют меры административно-правового и воспитательного характера.

В отличие от пьянства алкоголизм является заболеванием, которое требует активных мер медицинского характера, комплексы лечебно-реабилитационных мероприятий.

Наркоманией и токсикоманией автор называет хронические заболевания, возникающие в результате злоупотребления психоактивными веществами, в том числе, и наркотическими.

Клиническое проявление наркомании и токсикомании, их динамика связаны, прежде всего, с тем веществом, злоупотребление которым приводит к формированию заболевания. Существуют и общие признаки, по которым объединяют различные виды этих недугов. Но главными из них являются формирование психической и физической зависимости от лекарственных и других средств, а также потребность в постоянном увеличении дозировки. Наркомания и токсикомания требуют вмешательства специалистов-медиков.

Проявление отклоняющегося поведения возможно и на почве сексуальных отклонений. Отрицать актуальность этой проблемы в армейской среде, в которой преобладают мужские коллективы, ведется достаточно “закрытый” образ жизни, было бы не разумно. В данном случае девиации могут проявляться как во взаимоотношениях военнослужащих, так и при общении с людьми вне подразделения. Сексуальные нарушения представляют собой неординарную и сложную проблему, с которой может столкнуться командир. Важно своевременно выявить отклонение, обратить на него внимание психолога части, врача психиатра и лишь после их рекомендаций принимать какое-то решение.

Не менее остро в армии стоит проблема гибели личного состава в результате самоубийства. По мнению психологов, главным образом это происходит из-за нерешенности социально-экономических и бытовых проблем военнослужащих. Данный вид отклоняющегося поведения требует более подробного и тщательного рассмотрения.

Самоубийство (суицид) находится в ряду основных причин смертности военнослужащих срочной службы в мирное время. Серьезной проблемой являются и покушения на свою жизнь, число которых значительно превышает количеству случает завершенных суицидов. Они влекут за собой необратимые нарушения здоровья военнослужащих, неспособность выполнять служебные обязанности и приводят к увольнению из Вооруженных Сил.

Существует упрощенное отношения к фактам самоубийств, стремление объяснить их исключительно влиянием психических расстройств. Между тем изучение обстоятельств суицидальных происшествий в ряде округов показало, что более 80 процентов воинов, лишивших себя жизни - это практически здоровые люди, попавшие в острые психотравмирующие ситуации [4, с. 24].

Очевидно, что вне зависимости от того, идет ли речь о самоубийстве или о незавершенной попытке, основной практический и теоретический интерес представляет период жизни и службы военнослужащего, предшествующий суицидальному акту. Этот период времени - пресуицид, характеризуется особым психическим состоянием личности, которое обуславливает повышенную вероятность суицидального действия.

Пресуицидальный период отличается исключительной эмоциональной напряженностью для суицидента. В этом периоде у воинов отмечается фиксация внимания на неодолимых трудностях в службе, на мыслях об отсутствии потенциальных возможностей решения возникших проблем.

Характерной особенностью этого периода является повышенная потребность в установлении неформального контакта, сопереживании, эмоциональной поддержке (“поиски опоры”). Практически все суициденты отмечают, что им очень хотелось найти поддержку, поделиться своими переживаниями, разделить тревогу.

При невозможности или недостаточной способности воина к установлению глубокого душевного контакта в кругу сослуживцев, а также, если военнослужащему не была своевременно оказана помощь и поддержка, происходит прогрессирующее углубление подавленного состояния. При этом возникает одно из самых болезненных и часто наблюдаемых переживаний у суицидентов - чувство одиночества, отверженности и ощущение изоляции в коллективе. На фоне подобного рода состояний появляются суицидальные мысли, а позднее и обдумывание способа ухода из жизни, “примеривание” к нему.

Суицидальный период, начало которого связано с появлением мыслей о самоубийстве, длится вплоть до покушения на свою жизнь. Само принятие решения о самоубийстве, даже в результате “обдумывания”, свидетельствует о переживаниях необычной глубины и силы [5, с. 11-13].

К характерным личностным особенностям суицидентов можно отнести: низкий или заниженный уровень самооценки, неуверенность в себе, высокую потребность в самореализации, снижение уровня оптимизма и активности в ситуации затруднений, тенденцию к преувеличению своей вины, высокий уровень тревожности и другое .

Знание характера конфликтной ситуации, которая создала предпосылки для возникновения психологического кризиса, а также личностных характеристик военнослужащего дает офицеру некоторые основания для определения суицидального потенциала личности.

Определение риска возможного суицида - задача чрезвычайно трудная. Вопросы о том, кого следует считать потенциальным суицидентом, с какого момента и при каких условиях военнослужащий может быть включен в ”группу риска”, не имеют однозначного решения.

Использование психологического подхода к определению суицидального риска позволяет установить групповые и индивидуально психологические факторы риска.

К числу групповых факторов, определяющих повышенную вероятность возникновения суициального поведения, т.е. общий суицидальный риск, относится [6, с. 29-32]:

  • социально-психологические: тяжелая морально-психологическая обстановка в воинском коллективе, обусловленная, в частности, неуставными взаимоотношениями между военнослужащими, нарушением дисциплинарной практики командирами и начальниками;

  • служебные: начальный период прохождения воинской службы; несение караульной службы и боевого дежурства (с оружием);

  • возрастные особенности военнослужащих срочной службы;

  • хронологические признаки: время года, дни недели, время суток.

На индивидуально личностном уровне факторами, определяющими общий суицидальный риск до призыва в армию, являются: условия семейного воспитания, частая смена место жительства, учебы, работы; активное употребление алкоголя и других наркотических средств; совершение суицидальных попыток.

Исследование показало, что на основе различных поведенческих проявлений можно своевременно выявить военнослужащих с высокой вероятностью реализации суицидальных действий [7, с. 25]. К числу таких признаков можно отнести открытые высказывания о желании покончить с собой (товарищам по службе, командирам, в письмах родственникам и знакомым).

Размышление на тему самоубийства могут приобретать художественное оформление: в записной книжке, тетради для занятий изображаются рисунки, иллюстрирующие депрессивное состояние (например, гробы, кресты, виселицы и т.п.).

Профилактическая работа педагога по предупреждению отклоняющегося поведения среди военнослужащих не исчерпывается сказанным. Важно, чтобы предупредительная работа была конкретной. А это значит, что ее следует строить не на механической реализации рассмотренных направлений, а на повседневном изучении причин правонарушений и преступлений. Они изменчивы. Адекватно их изменениям должна меняться и профилактическая работа. Только при осуществлении конкретных, целенаправленных и комплексных мер предупреждения преступлений можно рассчитывать на определенные успехи.


Литература:

  1. Хачатрян А. Уголовная ответственность военнослужащих за преступления против военной службы // Ориентир. 2007. - №2. - С.50- 54.

  2. Марченко М.Н. Петр Великий. Духовный элемент в военной и политической деятельности государя. – СПб. 1897.

  3. Контроль над преступностью в демократическом обществе //Государство и право. - 2006. - № 10. - С. 54-91.

  4. Профилактика самоубийств: Методическое пособие. - М.: ГУВР МО РФ, 2009.

  5. Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями /Отв. ред. Л.Я. Драпкин. - Екатеринбург, 2002.

  6. Годунко А.А. Остановить правовой беспредел //Законность. -2004.-№7.-С. 29-32.

  7. Чесноков Н. Содержание, организация и методика воспитательной работы с личным составом, требующим повышенного психолого-педагогического внимания // Ориентир. - 2005. - №. 4. – С. 10-15.

1

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle